Постановление Европейского Суда по правам человека от 8 марта 2007 г. Дело "Сидоренко (Sidorenko) против Российской Федерации" (жалоба N 4459/03) (Первая Секция)

Европейский Суд по правам человека
(Первая Секция)


Дело "Сидоренко (Sidorenko) против Российской Федерации"
(Жалоба N 4459/03)


Постановление Суда


Страсбург, 8 марта 2007 г.


Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), заседая Палатой в составе:

Х.Л. Розакиса, Председателя Палаты,

Л. Лукайдеса,

Ф. Тюлькенс,

Н. Ваич,

А. Ковлера,

Э. Штейнер,

С.Э. Йебенса, судей,

а также при участии С. Нильсена, Секретаря Секции Суда,

заседая за закрытыми дверями 15 февраля 2007 г.,

вынес в тот же день следующее Постановление:


Процедура


1.  Дело было инициировано жалобой (N 4459/03), поданной 26 декабря 2002 г. в Европейский Суд против Российской Федерации гражданином Российской Федерации Владимиром Ивановичем Сидоренко в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция).

2.  Власти Российской Федерации были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П.А. Лаптевым.

3.  11 октября 2005 г. Европейский Суд решил коммуницировать властям государства-ответчика жалобу заявителя. В соответствии с пунктом 3 статьи 29 Конвенции Европейский Суд решил рассмотреть данную жалобу одновременно по вопросу о приемлемости и по существу.


Факты


4.  Заявитель, 1951 года рождения, проживает в г. Ростове-на-Дону.

5.  16 мая 1997 г. следственным отделом управления внутренних дел г. Новочеркасска Ростовской области в отношении заявителя было возбуждено уголовное дело по подозрению в самоуправстве. К заявителю была применена мера пресечения в виде подписки о невыезде.

6.  Дело было направлено в Новочеркасский городской суд Ростовской области. В ходе судебного заседания, состоявшегося 26 ноября 1997 г., было удовлетворено ходатайство заявителя об отводе председательствующего судьи и секретаря судебного заседания. 22 января 1998 г. был назначен новый председательствующий судья по делу. На первом судебном заседании 16 апреля 1998 г. Новочеркасский городской суд Ростовской области удовлетворил ходатайство заявителя о вызове дополнительных свидетелей и отложил разбирательство по делу до 15 июня 1998 г.

7.  Из семи судебных заседаний, назначенных в период с 15 июня 1998 г. по 11 января 1999 г., одно было отложено в связи с неявкой адвоката и пять - в связи с неявкой сообвиняемой заявителя, Ф., и свидетеля. 10 декабря 1998 г. Новочеркасский городской суд Ростовской области направил в отделение милиции поручение о принудительном приводе Ф.

8.  12 января 1999 г. адвокат заявителя ходатайствовал об отводе председательствующего судьи, секретаря судебного заседания и государственного обвинителя. Новочеркасский городской суд Ростовской области удовлетворил ходатайство адвоката в отношении председательствующего судьи и назначил нового судью, Б. По-видимому, первое судебное заседание было назначено на 29 апреля 1999 г.

9.  11 мая 1999 г. заявитель ходатайствовал перед Новочеркасским городским судом Ростовской области о рассмотрении его дела иным составом судей. Он утверждал, что председательствующий судья Б. являлся близким другом сотрудника милиции, который осуществлял предварительное расследование по его делу. Новочеркасский городской суд Ростовской области передал дело от судьи Б. судье М. и назначил судебное заседание на 5 июня 1999 г.

10.  Из 21 судебного заседания, назначенного в период с 5 июня 1999 г. по 25 января 2001 г., десять были отложены в связи с неявкой Ф., потерпевших и свидетелей, а одиннадцать - в связи с неявкой обвиняемых, в том числе заявителя, их адвоката и свидетелей. По утверждению властей Российской Федерации, Новочеркасский городской суд Ростовской области неоднократно выносил определения о принудительном приводе Ф. в судебные заседания.

11.  25 января 2001 г. председательствующий судья М. заявил самоотвод. Судья утверждал, что у него "сформировалось негативное отношение к обвиняемым и их адвокату" в связи с тем, что они неоднократно не являлись на слушания по делу, не известив суд о причинах отсутствия. Судья М. полагал, что данное обстоятельство может повлиять на его беспристрастность.

12.  20 февраля 2001 г. дело было передано в производство судьи З., которая назначила первое слушание по делу на 22 марта 2001 г.

13.  Из 22 судебных заседаний, назначенных в период с 22 марта 2001 г. по 16 апреля 2002 г., девять были отложены в связи с неявкой свидетелей и потерпевших и шесть - в связи с неявкой обвиняемых, потерпевших и свидетелей.

14.  Прокурор подал ходатайство о направлении дела на дополнительное расследование для устранения процессуальных нарушений, допущенных в ходе предварительного расследования. 19 августа 2002 г. Новочеркасский городской суд Ростовской области удовлетворил данное ходатайство и вернул материалы дела в прокуратуру г. Новочеркасска. 16 июня 2002 г. судебная коллегия по уголовным делам Ростовского областного суда оставила без изменения определение от 19 августа 2002 г., несмотря на возражение заявителя.

15.  Прокуратура возобновила предварительное расследование 5 сентября 2002 г. и в тот же день прекратила его в связи с истечением срока давности привлечения виновных лиц к уголовной ответственности. Мера пресечения в виде подписки о невыезде в отношении заявителя была отменена.

16.  24 декабря 2002 г. судебная коллегия по уголовным делам Ростовского областного суда, действуя в качестве суда кассационной инстанции, признала постановление от 5 сентября 2002 г. незаконным и возложила на прокурора обязанность по устранению допущенных процессуальных нарушений.

17.  Исполняющий обязанности прокурора г. Новочеркасска отменил постановление от 5 сентября 2002 г. и возобновил предварительное расследование по делу. 25 декабря 2002 г. предварительное расследование было вновь прекращено в связи отсутствием признаков состава преступления и, кроме того, истечением срока давности привлечения виновных лиц к уголовной ответственности.

18.  Постановление от 25 декабря 2002 г. было отменено прокурором Ростовской области, а дело направлено на дополнительное расследование. 26 мая 2003 г. следователь вынес постановление о прекращении уголовного дела. 17 января 2003 г. первый заместитель прокурора Ростовской области счел, что постановление от 26 мая 2003 г. было незаконным, и возобновил расследование по делу.

19.  30 июня 2003 г. следователь вынес постановление о прекращении уголовного дела в отношении заявителя и его сообвиняемой, поскольку в их действиях отсутствовали признаки состава преступления. Он разъяснил заявителю право на реабилитацию и возмещение ущерба.

20.  7 июля 2003 г. заместитель прокурора г. Новочеркасска отменил постановление от 30 июня 2003 г. в связи с тем, что "в ходе расследования были нарушены некоторые положения уголовно-процессуального законодательства РСФСР", возобновил расследование по делу и направил материалы дела в следственный отдел Управления внутренних дел г. Новочеркасска Ростовской области. По-видимому, в настоящее время разбирательство по уголовному делу в отношении заявителя продолжается.


Право


I.  Предполагаемое нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции в связи с длительностью разбирательства по уголовному делу


21.  Заявитель утверждал, что продолжительность разбирательства по уголовному делу была несовместима с требованием "разумного срока", гарантированного пунктом 1 статьи 6 Конвенции, который предусматривает следующее:


"Каждый... при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на... разбирательство дела в разумный срок... судом...".


A.  Приемлемость жалобы


22.  Власти Российской Федерации полагали, что жалоба на чрезмерную длительность разбирательства по уголовному делу является неприемлемой в соответствии с пунктом 3 статьи 35 Конвенции. Что касается периода, подлежащего рассмотрению, власти Российской Федерации утверждали, что Европейский Суд компетентен ratione temporis рассматривать период разбирательства после 5 мая 1998 г. Период, подлежащий рассмотрению, завершился 30 июня 2003 г., когда следователь прекратил уголовное дело в отношении заявителя.

23.  Заявитель оспорил утверждения властей Российской Федерации. Он утверждал, что постановление следователя от 30 июня 2003 г. было отменено в июле 2003 г. Расследование по уголовному делу было возобновлено, и до сих пор по делу не было принято никакого решения.

24.  Европейский Суд отмечает, что период, подлежащий рассмотрению, начался 5 мая 1998 г., когда Конвенция вступила в силу в отношении Российской Федерации. Тем не менее при оценке разумности срока, истекшего после указанной даты, необходимо принимать во внимание состояние разбирательства по делу в настоящее время.

25.  Европейский Суд согласен с заявителем в том, что период, подлежащий рассмотрению, еще не завершен. Заявитель направил в Европейский Суд копию постановления от 7 июля 2003 г., в соответствии с которым предварительное расследование по делу было возобновлено. Власти Российской Федерации не оспаривали подлинность данного постановления и не проинформировали Суд о каком-либо решении, определившем исход разбирательства по уголовному делу после 7 июля 2003 г. Таким образом, Европейский Суд полагает, что период, подлежащий рассмотрению, на настоящий момент составляет примерно восемь лет и восемь месяцев.

26.  Европейский Суд считает, что данная жалоба не является явно необоснованной по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции. Он также отмечает, что она не является неприемлемой по иным основаниям. Следовательно, данная жалоба должна быть объявлена приемлемой.


B.  Существо жалобы


27.  Власти Российской Федерации утверждали, что заявитель способствовал затягиванию разбирательства по уголовному делу, не являясь в судебные заседания и заявляя отводы судьям, секретарю судебного заседания и государственному обвинителю. Новочеркасский городской суд Ростовской области был вправе дать поручение органу внутренних дел о принудительном приводе заявителя в судебное заседание или даже применить к нему меру пресечения в виде заключения под стражу для того, чтобы обеспечить его явку в судебное заседание. Тем не менее городской суд проявил "гуманность" и воздержался от указанных действий. Потерпевшие, свидетели и сообвиняемая заявителя также способствовали затягиванию судебного разбирательства, не являясь в судебные заседания. Власти государства-ответчика приняли необходимые меры для принятия объективного решения по делу заявителя, что подтверждается направлением уголовного дела в апреле 2002 г. на дополнительное расследование.

28.  Заявитель утверждал, что на него не может быть возложена ответственность за неявку в 13 судебных заседаний, поскольку он не был извещен о них. Он представил в Секретариат Европейского Суда копии листов описи материалов дела, содержащие указание на повестки, направленные Новочеркасским городским судом Ростовской области и приобщенные к материалам уголовного дела. Он также отметил, что в материалах дела отсутствуют доказательства (копии повесток, конверты, уведомления о вручении) того, что повестки были действительно ему направлены, даже несмотря на то, что секретарь городского суда включил их в опись материалов дела. Заявитель также утверждал, что он был вынужден подавать ходатайства о смене состава суда, поскольку имел право на определение предъявленного ему обвинения беспристрастным судом. Тем не менее состав Новочеркасского городского суда Ростовской области был незаконным.

29.  Европейский Суд напоминает, что разумность срока разбирательства по делу должна оцениваться в свете обстоятельств дела и с учетом следующих критериев: сложность дела, поведение заявителя и компетентных органов власти (см. среди прочих Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Пелисье и Сасси против Франции" (Pelissier and Sassi v. France), жалоба N 25444/94, ECHR 1999-II, §67).

30.  Европейский Суд отмечает, что стороны не утверждали, что дело было сложным. Следовательно, он не усматривает оснований для иного вывода.

31.  Что касается поведения заявителя, власти Российской Федерации утверждали, что сам заявитель способствовал затягиванию разбирательства по уголовному делу, не явившись, по крайней мере, на 19 судебных заседаний. Заявитель утверждал, что он не был уведомлен, по крайней мере, о 13 из них. Европейский Суд отмечает, что, как следует из листов описи, содержащей указание на направленные Новочеркасским городским судом Ростовской области судебные повестки, которые прилагались к замечаниям заявителя, последний не был извещен о восьми судебных заседаниях, и, следовательно, на него не может быть возложена ответственность за задержки разбирательства в результате переноса заседаний. Тем не менее Европейский Суд подчеркивает, что в общей сложности задержка судебного разбирательства, имевшая место в связи с неявкой заявителя в судебные заседания, о которых он был надлежащим образом уведомлен, составила примерно 11 месяцев.

32.  Далее власти Российской Федерации заявили, что задержки судебного разбирательства в результате изменения состава суда имели место по вине заявителя, поскольку он обращался с соответствующими ходатайствами, которые впоследствии удовлетворялись. Учитывая выдающееся место, которое в демократическом обществе занимает право на справедливое судебное разбирательство независимым и беспристрастным судом (см., inter alia, Постановление Европейского Суда по делу "Де Куббер против Бельгии" (De Cubber v. Belgium) от 26 октября 1984 г., Series A, N 86, p. 16, §30), Европейский Суд полагает, что власти государства-ответчика должны нести ответственность за задержки разбирательства, вызванные успешным обжалованием стороной по делу состава суда. Если суд удовлетворяет ходатайство стороны об отводе суда, неизбежно это означает, что опасения стороны относительно беспристрастности и независимости суда являются обоснованными. Далее Европейский Суд напоминает, что пункт 1 статьи 6 Конвенции возлагает на Договаривающиеся Стороны обязанность организовать свою судебную систему таким образом, чтобы суды могли исполнять свою обязанность по рассмотрению дел в течение разумного срока (см. среди прочих Постановление Европейского Суда по делу "Леффлер против Австрии" (Loffler v. Austria) от 3 октября 2000 г., жалоба N 30546/96, §57). Следовательно, ответственность за задержку разбирательства по делу в результате изменения состава Новочеркасского городского суда Ростовской области, которая в общей сложности составила 12 месяцев, должна быть возложена исключительно на власти государства-ответчика (см. для сравнения Постановление Европейского Суда по делу "Марченко против Российской Федерации" (Marchenko v. Russia) от 5 октября 2006 г., жалоба N 29510/04, § 39).

33.  Далее Европейский Суд отмечает иные существенные периоды бездействия, относительно которых власти Российской Федерации не представили достаточного объяснения и которые имели место по их вине. Европейский Суд уже отметил, что, по крайней мере, восемь судебных заседаний были отложены, потому что Новочеркасский городской суд Ростовской области надлежащим образом не уведомил о них заявителя (см. выше § 31 настоящего Постановления). Европейский Суд также отмечает, что 19 апреля 2002 г. Новочеркасский городской суд Ростовской области направил дело на дополнительное расследование с целью устранения органами следствия существенных нарушений процессуального законодательства Российской Федерации. Расследование неоднократно прекращалось и возобновлялось, поскольку следственные органы никак не устраняли нарушения. Следовательно, ответственность за период разбирательства после 19 апреля 2002 г. возлагается на власти Российской Федерации. Европейский Суд также не упускает из виду тот факт, что власти Российской Федерации не представили какого-либо обоснования бездействию властей после 7 июля 2003 г., когда расследование по уголовному делу в отношении заявителя было вновь возобновлено. Европейский Суд считает особенно поразительным тот факт, что никаких действий не было предпринято после указанной даты и что заявитель уже более трех лет находится в неведении относительно развития расследования по уголовному делу в отношении него.

34.  Более того, Европейский Суд отмечает, что поведение сообвиняемой заявителя, потерпевших и свидетелей явилось одной из причин задержки разбирательства по делу. Европейский Суд напоминает, что задержка разбирательства в результате их неявки, по крайней мере, в 25 судебных заседаний и неспособности городского суда дисциплинировать их, имела место по вине властей государства-ответчика (см. Постановление Европейского Суда по делу "Кушмиерек против Польши" (Kusmierek v. Poland) от 21 сентября 2004 г., жалоба N 10675/02, § 65). Новочеркасский городской суд Ростовской области неоднократно давал поручения отделению милиции о принудительном приводе сообвиняемой заявителя в судебное заседание. Тем не менее, в материалах дела нет информации о том, что эти определения суда действительно исполнялись. Более того, Новочеркасский городской суд Ростовской области не принял мер по обеспечению явки в судебные заседания потерпевших и свидетелей.

35.  Изучив представленные материалы дела, а также учитывая общую продолжительно разбирательства по уголовному делу, Европейский Суд полагает, что в данном деле длительность судебного заседания является чрезмерной и не соответствует требованию "разумного срока". Следовательно, имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции.


II. Предполагаемое нарушение статьи 13 Конвенции


36.  Заявитель также утверждал, что в России не существует органа государственной власти, к которому можно было бы обратиться с жалобой на чрезмерную длительность судебного разбирательства. Данная жалоба подлежит рассмотрению в свете положений статьи 13 Конвенции, которая предусматривает:


"Каждый, чьи права и свободы, признанные в настоящей Конвенции, нарушены, имеет право на эффективное средство правовой защиты в государственном органе, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве".

37.  Власти Российской Федерации, не раскрывая подробности, отметили, что заявитель обращался в Новочеркасский городской суд Ростовской области, который рассматривал его ходатайства и неоднократно удовлетворял их. Более того, власти Российской Федерации утверждали, что после окончания производства по уголовному делу заявитель имел право обратиться в суд с иском о возмещении вреда, причиненного незаконным уголовным преследованием.


A.  Приемлемость жалобы


38.  Европейский Суд отмечает, что данная жалоба не является явно необоснованной по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции. Он также отмечает, что она не является неприемлемой по иным основаниям. Следовательно, она должна быть объявлена приемлемой.


B.  Существо жалобы


39.  Европейский Суд напоминает, что статья 13 Конвенции гарантирует право на эффективное средство правовой защиты в государственном органе в связи с предполагаемым нарушением требования пункта 1 статьи 6 Конвенции о рассмотрении дела в разумный срок (см. Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Кудла против Польши" (Kudla v. Poland), жалоба N 30210/96, ECHR 2000-XI, §156). Он отмечает, что власти Российской Федерации не назвали какого-либо средства правовой защиты, которое могло бы ускорить разрешение дела заявителя и предоставить ему соразмерную компенсацию в связи с имевшими место при рассмотрении дела задержками (см. Постановление Европейского Суда по делу "Кляхин против Российской Федерации" (Klyakhin v. Russia) от 30 ноября 2004 г., жалоба N 46082/99, §§ 100-101). В частности, власти Российской Федерации не объяснили, как ходатайства, поданные в Новочеркасский городской суд Ростовской области в период разбирательства по уголовному делу, могли ускорить разбирательство, или как заявитель мог получить помощь превентивного или компенсаторного характера, обратившись в суд с иском о возмещении вреда, если необходимым условием для обращения с таким иском является вступившее в законную силу постановление о прекращении производства по уголовному делу. Вплоть до настоящего времени такого постановления не было принято по делу заявителя.

40.  Следовательно, Европейский Суд полагает, что в данном деле имело нарушение статьи 13 Конвенции в связи с тем, что законодательством Российской Федерации не предусмотрено средство правовой защиты, в результате использования которого в пользу заявителя было бы вынесено решение, которым было признано его право на рассмотрение дела в пределах разумного срока, как предусмотрено пунктом 1 статьи 6 Конвенции.


III. Предполагаемое нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции в связи с несправедливостью судебного разбирательства


41.  Ссылаясь на пункты 1, 2 и подпункт "а" пункта 3 статьи 6 Конвенции, заявитель также жаловался на то, что он не понял сути обвинения, которое ему было предъявлено, поскольку оно было основано на запутанной совокупности фактов, что он должен был быть оправдан и что власти Российской Федерации допустили серьезные ошибки фактического и правового характера.

42.  Европейский Суд, тем не менее, полагает, что его задачей не является принятие решения о том, содержат ли факты, на которые ссылается заявитель, признаками нарушения названных им положений Конвенции. Европейский Суд напоминает, что он может оценивать справедливость разбирательства по уголовному делу только тогда, когда он имеет возможность рассматривать разбирательство в целом. До тех пор, пока разбирательство по делу не завершено, невозможно определить, были ли соблюдены положения статьи 6 Конвенции (см. Решение Европейской Комиссии по делу "Новойский против Польши" (Nowojski v. Poland) от 29 ноября 1995 г., жалоба N 26756/95). Разбирательство по уголовному делу в отношении заявителя до сих пор продолжается, и, следовательно, данная жалоба является преждевременной.

43.  Следовательно, данная часть жалобы является преждевременной в соответствии с пунктами 1 и 4 статьи 35 Конвенции.


IV. Предполагаемое нарушение статьи 2 Протокола N 4 к Конвенции


44.  Заявитель, ссылаясь на статью 2 Протокола N 4 к Конвенции, утверждал, что не мог свободно передвигаться в период разбирательства по уголовному делу, поскольку в отношении него была применена мера пресечения в виде подписки о невыезде.

45.  Европейский Суд напоминает, что правило об исчерпании внутригосударственных средств правовой защиты, содержащееся в пункте 1 статьи 35 Конвенции, предоставляет Договаривающимся Сторонам возможность предотвратить или устранить предполагаемые нарушения до того, как соответствующая жалоба будет направлена в Европейский Суд. Таким образом, жалоба, подлежащая направлению в Европейский Суд, должна быть сначала рассмотрена, по крайней мере по существу, надлежащим национальным судом в соответствии с формальными требованиями национального законодательства в пределах установленных сроков.

46.  Европейский Суд отмечает, что 16 мая 1997 г. следователь наложил ограничение в виде подписки о невыезде на право заявителя на свободное передвижение. 5 сентября 2002 г. мера пресечения в виде подписки о невыезде была отменена. Европейский Суд подчеркивает, что заявитель не обращался с вопросом о предполагаемом нарушении его права, гарантированного статьей 2 Протокола N 4 к Конвенции, ни в один из судов Российской Федерации. Он также не оспаривал постановление следователя о наложении ограничения и не обращался в суд с иском о возмещении вреда в связи с предположительно незаконным ограничением его свободы передвижения. Заявитель не оспаривал тот факт, что указанные средства были доступны ему. Европейский Суд также отмечает, что заявитель не утверждал о существовании особых обстоятельств, которые освободили его от обязанности исчерпать имевшиеся в его распоряжении внутригосударственные средства правовой защиты.

47.  Следовательно, Европейский Суд полагает, что данная жалоба подлежит отклонению в соответствии с пунктами 1 и 4 статьи 35 Конвенции в связи с неисчерпанием внутригосударственных средств правовой защиты.


V. Предполагаемое нарушение статьи 5 Конвенции


48.  Заявитель, наконец, жалуется, ссылаясь на положения статьи 5 Конвенции, на нарушение властями Российской Федерации его права на свободу.

49.  Европейский Суд отмечает, что заявитель не был ни арестован, ни заключен под стражу. Следовательно, данная часть жалобы является явно необоснованной по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции.


VI. Применение статьи 41 Конвенции


50.  В соответствии со статьей 41 Конвенции:


"Если Европейский Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Европейский Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".

51.  Европейский Суд отмечает, что в соответствии с правилом 60 Регламента Европейского Суда любые требования о выплате справедливой компенсации представляются в подробном перечне по пунктам с приложением соответствующих подтверждающих документов или квитанций, "в противном случае Палата вправе отказать в удовлетворении требования полностью или частично".

52.  24 января 2006 г. Европейский Суд предложил заявителю представить свои требования по справедливой компенсации. Заявитель не представил своих требований. Следовательно, Европейский Суд полагает, что нет оснований присуждать заявителю какое-либо возмещение.


На основании изложенного Суд единогласно:


1)  объявил жалобу на чрезмерную длительность разбирательства по уголовному делу и отсутствие эффективного средства правовой защиты приемлемой, а остальную часть жалобы неприемлемой;

2)  постановил, что в данном деле имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции в связи с чрезмерной длительностью разбирательства по уголовному делу;

3)  постановил, что имело место нарушение статьи 13 Конвенции;

4)  постановил, что нет оснований присуждать заявителю справедливую компенсацию.


Совершено на английском языке, уведомление о Постановлении было направлено 8 марта 2007 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Европейского Суда.


Серен Нильсен
Секретарь Секции Суда

Христос Розакис
Председатель Палаты Суда



Постановление Европейского Суда по правам человека от 8 марта 2007 г. Дело "Сидоренко (Sidorenko) против Российской Федерации" (жалоба N 4459/03) (Первая Секция)


Текст Постановления опубликован в Бюллетене Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 1/2008.


Перевод редакции Бюллетеня Европейского Суда по правам человека


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.