Решение Европейского Суда по правам человека от 20 февраля 2007 г. по вопросу приемлемости жалобы N 15846/03 "Тамара Владимировна Алексеева и другие (Tamara Vladimirovna Alekseyeva and Others) против Российской Федерации" (Первая Секция)

Европейский Суд по правам человека
(Первая Секция)


Решение по вопросу приемлемости
жалобы N 15846/03
"Тамара Владимировна Алексеева и другие (Tamara Vladimirovna Alekseyeva and Others) против Российской Федерации"


Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), заседая 20 февраля 2007 г. Палатой в составе:

Х.Л. Розакиса, Председателя Палаты,

Л. Лукаидеса,

Н. Ваич,

А. Ковлера,

Э. Штейнер,

Х. Гаджиева

Д. Шпильманна, судей,

а также при участии С. Нильсена, Секретаря Секции Суда,

принимая во внимание указанную жалобу, поданную 17 февраля 2003 г.,

посовещавшись, вынес следующее Решение:


Факты


Заявители, Тамара Владимировна Алексеева, Валентина Владиленовна Симбирцева, Дарья Вадимовна Боброва и Мария Вадимовна Боброва, граждане Российской Федерации, 1948, 1989 и 1991 годов рождения соответственно, проживают в Калининградской области.


А. Обстоятельства дела


Обстоятельства дела, как они представлены заявителями, можно кратко изложить следующим образом.

Первый заявитель приходится бабушкой и является опекуном трех несовершеннолетних девочек, родители которых лишены родительских прав. Отчество двух младших девочек, Дарьи и Марии, "Вадимовна"* (*В соответствии с российской традицией отчество является производным от имени отца "Вадим" путем добавления окончания женского рода "-овна".), они носят фамилию своего отца "Боброва". Отчество их сводной сестры Валентины "Владиленовна", она носит фамилию матери троих девочек "Симбирцева".

Первый заявитель, действуя от лица двух младших девочек, которые являются соответственно третьим и четвертым заявителями, подала ходатайство об изменении в судебном порядке их отчества и фамилии, с тем чтобы у девочек была одна фамилия с их матерью и старшей сестрой - "Симбирцева" и у трех сестер было одно отчество - "Александровна", которое является, по ее мнению, более благозвучным и не напоминает больше имя их отца. Таким образом, целью указанного ходатайства являлось установление единства семьи, с тем чтобы не было необходимости объяснять различие в фамилиях и отчествах трех сестер.

8 октября 2003 г. в Гусевском городском суде состоялось открытое судебное заседание, на котором было вынесено решение оставить ходатайство заявителя без удовлетворения по следующим основаниям.

Прежде всего, по вопросу об изменении фамилии заявитель не обратилась в орган опеки и попечительства, как правило, обладающий полномочиями разрешать изменение фамилии несовершеннолетних. В этой связи суд, отметив позицию администрации, заявил:


"Действуя в интересах несовершеннолетнего, орган местного самоуправления в области социальной защиты населения, занимающийся вопросами опеки и попечительства, разрешил изменить его фамилию. С этой целью заинтересованное лицо должно обратиться в указанный орган по месту жительства, где оно зарегистрировано, т.е. г. Нестеров".


Во вторую очередь, суд посчитал, что при любых обстоятельствах дела, даже если первый критерий был выполнен, ходатайство было отклонено по следующим основаниям:


"В соответствии со статьей 59 Семейного кодекса Российской Федерации и пунктом 4 статьи 58 Федерального закона "Об актах гражданского состояния", имя и фамилия ребенка могут быть изменены по достижении им возраста 14 лет. Вместе с тем вышеупомянутый закон не разрешает изменять отчество ребенка до достижения им этого возраста.

[Гусевский городской суд] не разделяет позицию заявителя, в соответствии с которой понятие "имя" по смыслу закона включает в себя фамилию, имя и отчество. В случае, когда законы предусматривают фамилию, имя и (или) отчество, в них особо оговаривается [каждое понятие].

Для лица, не достигшего возраста 14 лет, закон предусматривает возможность изменения только имени и фамилии.

В соответствии с пунктом 2 статьи 58 упомянутого закона перемена имени производится органом записи актов гражданского состояния по месту жительства или по месту государственной регистрации рождения лица".


Это решение было обжаловано в кассации. Определением от 12 ноября 2003 г. Калининградский областной суд оставил кассационную жалобу без удовлетворения на нижеизложенных основаниях.


"При вынесении обжалуемого решения суд пришел к верному выводу, в соответствии с которым опекун не может требовать перемены имени, поскольку несовершеннолетние Бобровы Мария и Дарья в настоящее время достигли возраста 12 лет. В соответствии со статьей 59 Семейного кодекса Российской Федерации и статьей 58 Федерального закона "Об актах гражданского состояния", орган опеки и попечительства вправе разрешить ребенку, не достигшему возраста 14 лет, изменить свои имя и фамилию, перемена имени и фамилии ребенка [подлежит] государственной регистрации в органах записи актов гражданского состояния. В то же время закон не разрешает ребенку, не достигшему возраста 14 лет, изменить отчество.

Принимая во внимание, что Боброва Мария и Боброва Дарья не достигли возраста 14 лет, их опекун не вправе требовать разрешения на перемену отчества несовершеннолетних.

В соответствии со статьей 58 вышеупомянутого закона, перемена имени и фамилии ребенка [подлежит] государственной регистрации в органах записи актов гражданского состояния по месту жительства или по месту государственной регистрации рождения лица.

В данном случае несовершеннолетние Дарья и Мария Бобровы проживают в г. Нестеров... Местом регистрации их рождения является мэрия г. Калининграда.

Таким образом, опекун Алексеева должна была подать свое ходатайство об изменении фамилии несовершеннолетних в орган опеки и попечительства г. Нестеров [или в мэрию г. Калиниграда]".


В. Соответствующее внутригосударственное законодательство


Семейный кодекс от 29 декабря 1995 г. предусматривает следующее:


Статья 54. Право ребенка жить и воспитываться в семье


"(...)

2. Каждый ребенок имеет право жить и воспитываться в семье, насколько это возможно, право знать своих родителей, право на их заботу, право на совместное с ними проживание, за исключением случаев, когда это противоречит его интересам.

(...)

При отсутствии родителей, при лишении их родительских прав и в других случаях утраты родительского попечения право ребенка на воспитание в семье обеспечивается органом опеки и попечительства в порядке, установленном главой 18 настоящего Кодекса".


Статья 59. Изменение имени и фамилии ребенка


"1. По совместной просьбе родителей до достижения ребенком возраста четырнадцати лет орган опеки и попечительства исходя из интересов ребенка вправе разрешить изменить имя ребенку, а также изменить присвоенную ему фамилию на фамилию другого родителя.

2. Если родители проживают раздельно и родитель, с которым проживает ребенок, желает присвоить ему свою фамилию, орган опеки и попечительства разрешает этот вопрос в зависимости от интересов ребенка и с учетом мнения другого родителя. Учет мнения родителя не обязателен при (_) лишении его родительских прав (_)

(...)

4. Изменение имени и/или фамилии ребенка, достигшего возраста десяти лет, может быть произведено только с его согласия".


Соответствующие положения Гражданского кодекса от 30 ноября 1994 г. предусматривают:


Статья 19. Имя [гражданина]


"1. [Гражданин] приобретает и осуществляет права и обязанности под своим именем, включающим фамилию и собственно имя, а также отчество, если иное не вытекает из закона или национального обычая.

(...)

2. Гражданин вправе переменить свое имя в порядке, установленном законом. (_)

3. Имя, полученное гражданином при рождении, а также перемена имени подлежат регистрации в порядке, установленном для регистрации актов гражданского состояния.

(...)"


Федеральный закон от 15 ноября 1997 г. "Об актах гражданского состояния" предусматривает:


Статья 58. Перемена имени


"1. Лицо, достигшее возраста четырнадцати лет, вправе переменить свое имя, включающее в себя фамилию, собственно имя и (или) отчество.

2. Перемена имени производится органом записи актов гражданского состояния по месту жительства или по месту государственной регистрации рождения лица, желающего переменить фамилию, собственно имя и (или) отчество.

3. Перемена имени лицом, не достигшим совершеннолетия, производится при наличии согласия (_) попечителя (_)

4. Перемена имени лицу, не достигшему возраста четырнадцати лет, а также изменение присвоенной ему фамилии на фамилию другого родителя производится на основании решения органа опеки и попечительства в порядке, установленном статьей 59 Семейного кодекса Российской Федерации.

5. Перемена имени подлежит государственной регистрации в органах записи актов гражданского состояния".


Существо жалобы


1. Ссылаясь на статью 8 Конвенции, заявители жаловались на то, что отказ российских органов опеки и попечительства изменить отчество двух несовершеннолетних сестер, Дарьи и Марии Бобровых, является нарушением их права на уважение частной и семейной жизни.

2. Под углом статьи 8 Конвенции Валентина Симбирцева жалуется на отказ изменить ее отчество.

3. Кроме того, под углом статьи 8 Конвенции Дарья и Мария Боброва жалуются на отказ присвоить одну общую фамилию всем членам семьи.

4. В связи с положениями статьи 14, в сочетании со статьей 8 Конвенции, заявители считают, что дети, находящиеся под опекой, являются жертвами дискриминационного обращения по отношению к детям, чьи родители не были лишены родительских прав.

5. Под углом статьи 6 Конвенции заявители сформулировали следующие жалобы:

- отсутствие беспристрастности судов, которые рассматривали их дело об изменении отчеств и фамилий;

- проведение открытого судебного заседания, на котором рассматривалась частная жизнь несовершеннолетних, противоречит национальному законодательству;

- отказ суда обеспечить присутствие второго заявителя, Валентины Симбирцевой, на судебном заседании 27 января 2004 г., является нарушением ее права на справедливое разбирательство;

- второй заявитель жаловалась на невозможность выразить свое мнение в связи с непроведением судебного заседания;

- ненадлежащее применение национального законодательства в рамках разбирательства, окончившегося вынесением постановления от 21 апреля 2004 г.

6. Ссылаясь на статью 1 Протокола N 1 к Конвенции, первый заявитель утверждает о нарушении своего права на уважение собственности в виде социальных пособий, на которые, как она считает, имеет право, и в присуждении которых ей было отказано национальным судом.

7. Первый заявитель жалуется на то, что отказ органов местного самоуправления включить ее в федеральный список в качестве собственника дома нарушает "свободу пользования собственностью" по смыслу статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.

8. Наконец, не ссылаясь на какую-либо статью Конвенции, заявители просят возбудить уголовное расследование в отношении судей, которые, по их мнению, вынесли неправомерные решения.


Право


1. Два заявителя, Дарья и Мария Бобровы, жалуются на отказ российских органов опеки и попечительства изменить их отчество. Они рассматривают этот отказ как нарушение их права на уважение частной и семейной жизни, гарантированного статьей 8 Конвенции, в которой указано следующее:


"1. Каждый имеет право на уважение его личной и семейной жизни, его жилища и его корреспонденции.

2. Не допускается вмешательство со стороны публичных властей в осуществление этого права, за исключением случаев, когда такое вмешательство предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц".


А. О применении статьи 8 Конвенции


Европейский Суд напоминает, что споры относительно имен и фамилий физических лиц относятся к области применения статьи 8 Конвенции. Действительно, даже если статья 8 не содержит определенно выраженного предписания относительно фамилии в качестве средства для идентификации личности и воссоединения семьи, имя и фамилия лица в не меньшей степени касаются его частной и семейной жизни (Постановления Европейского Суда по делу "Бургхартц против Швеции" (Burghartz v. Switzerland) от 22 февраля 1994 г., Series A, N 280-B, p. 28, § 24; по делу "Щерна против Финляндии" (Stjerna v. Finland) от 25 ноября 1994 г., Series A, N 299-B, p. 60, § 37 ; по делу "Гийо против Франции" (Guillot v. France) от 24 октября 1996 г., ECHR 1996-V, pp. 1602-1603, § 21; по делу "Знаменская против России" (Znamenskaya v. Russia) от 2 июня 2005 г., § 23).

В данном случае заявители касаются особого аспекта русских имен. Действительно, по национальной традиции, кроме имени и фамилии лицо идентифицируется отчеством. Для лиц женского пола отчество образуется от имени отца с окончанием "-овна". Если в отношении детей отчество почти не используется, то в отношении совершеннолетних оно стало обязательным средством идентификации личности и частью полного имени лица.

Следовательно, жалоба попадает в сферу применения статьи 8 Конвенции.


В. О соблюдении требований статьи 8 Конвенции


Европейский Суд напоминает, что отказ соответствующих государственных органов разрешить лицу изменить фамилию не обязательно приводит к вмешательству в осуществление их права на уважение частной и семейной жизни, как это было бы, например, с обязательством изменить их отчество (см., a contrario, Решение Европейского Суда по делу "Ментзен против Латвии" (Mentzen v. Latvia) от 7 декабря 2004 г., жалоба N 71074/01). Однако Европейский Суд уже заявлял, что статья 8 Конвенции может также порождать позитивные обязательства Высокой Договаривающейся Стороны, неотделимые от эффективного уважения частной жизни (Постановление Европейского Суда по упомянутому делу "Щерна против Финляндии" (Stjerna v. Finland), § 38).

Граница между позитивными и негативными обязательствами не поддается точному определению. Тем не менее применяемые принципы могут быть сравнимы. В обоих случаях следует принимать во внимание сохранение справедливого баланса между интересами отдельного лица и общества в целом (Постановление Европейского Суда по упомянутому делу "Щерна против Финляндии" (Stjerna v. Finland), § 39, Решение Европейского Суда по делу "Соколочи-Силлаба и Палффи де Эрдоэд Соколочи-Силлаба против Швейцарии" (Szokoloczy-Syllaba and Palffy de Erdoed Szokoloczy-Syllaba v. Switzerland) от 29 июня 1999 г., жалоба N 41843/98).

Допускается, что возможно существование объективных причин, приведших человека к желанию изменить имя; тем не менее законные ограничения подобной возможности оправдываются общим интересом, например, для того, чтобы обеспечить точную перепись населения или сохранить средства идентификации личности и присоединить к семье лицо, обладающее данной фамилией (Постановление Европейского Суда по упомянутому делу "Щерна против Финляндии" (Stjerna v. Finland), p. 61, § 39).

В данном случае Европейский Суд констатирует, что решение национальных судов соответствует действующему национальному законодательству и его обоснование является правомерным.

Европейский Суд отмечает, что интерес заявителей признать родство сестер был удовлетворен в той степени, что заявителям было разрешено носить их общую фамилию и имена, основные средства идентификации личности в этом возрасте. Действительно, в отличие от имени и фамилии, отчество почти не используется в отношении несовершеннолетних, что составляет незаметное различие.

Что касается интереса заявителей в изменении отчества для того, чтобы были учтены новые социальные реальности, в частности, лишение их родителей родительских прав и усыновление, Европейский Суд отмечает, что для принятие решения в пользу принадлежности к биологическим или социальным родителям требуется достичь определенного уровня зрелости, в соответствии с национальным семейным кодексом, примененным национальным судом в данном деле, возраста 14 лет. В любом случае, в настоящее время заявители достигли требуемого возраста для того, чтобы могло быть удовлетворено их желание изменить отчество.

В отношении довода заявителей, в соответствии с которым перенос изменений документов, удостоверяющих личность, на более поздний период может причинить возможные затруднения, связанные с административными формальностями, Европейский Суд считает, что эти трудности являются относительно незначительными и обычными для тех, кто ходатайствует об изменениях в актах гражданского состояния (например, в связи с замужеством, рождением, разводом и т.д.). Они не являются чрезмерными, и их не достаточно для того, чтобы в этом возрасте было предоставлено право изменить отчество.

Принимая во внимание вышеизложенное, Европейский Суд считает, что отказ соответствующих национальных органов удовлетворить ходатайство заявителей об изменении отчеств, не является нарушением уважения их частной и семейной жизни по смыслу пункта 1 статьи 8 Конвенции.

Следовательно, данная часть жалобы является явно необоснованной и должна быть отклонена в соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 35 Конвенции.

2. В отношении других жалоб, изучив материалы дела и в той степени, где указанные области относятся к его компетенции, Европейский Суд считает, что эти жалобы не раскрывают нарушений прав, предусмотренных Конвенцией и протоколами к ней.

Следовательно, данная часть жалобы является явно необоснованной и должна быть отклонена в соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 35 Конвенции.


На основании изложенного Суд единогласно:


объявил жалобу неприемлемой для рассмотрения по существу.


Серен Нильсен
Секретарь Секции Суда

Христос Розакис
Председатель Палаты Суда



Решение Европейского Суда по правам человека от 20 февраля 2007 г. по вопросу приемлемости жалобы N 15846/03 "Тамара Владимировна Алексеева и другие (Tamara Vladimirovna Alekseyeva and Others) против Российской Федерации" (Первая Секция)


Текст решения опубликован в Бюллетене Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 1/2008.


Перевод редакции Бюллетеня Европейского Суда по правам человека


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.