Постановление Европейского Суда по правам человека от 16 ноября 2006 г. Дело "Кондрашова (Kondrashova) против Российской Федерации" (жалоба N 75473/01) (Первая секция)

Европейский Суд по правам человека
(Первая секция)


Дело "Кондрашова (Kondrashova) против Российской Федерации"
(Жалоба N 75473/01)


Постановление Суда


Страсбург, 16 ноября 2006 г.


Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), заседая Палатой в составе:

Х.Л. Розакиса, Председателя Палаты,

Л. Лукайдеса,

Ф. Тюлькенс,

Н. Ваич,

А. Ковлера,

Э. Штейнер,

Х. Гаджиева, судей,

а также при участии С. Кесады, заместителя Секретаря Секции Суда,

заседая за закрытыми дверями 24 октября 2006 г.,

вынес в тот же день следующее Постановление:


Процедура


1. Дело было инициировано жалобой N 75473/01, поданной 31 мая 2001 г. в Европейский Суд против Российской Федерации гражданкой Российской Федерации Люцией Ивановной Кондрашовой (далее - заявительница) в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция).

2. Интересы заявительницы, которой была предоставлена бесплатная правовая помощь, были представлены Е.К. Великохатской - адвокатом, практикующей в г. Санкт-Петербурге. Власти Российской Федерации в Европейском Суде были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П.А. Лаптевым.

3. 9 декабря 2003 г. Европейский Суд решил коммуницировать властям государства-ответчика жалобу заявительницы.

4. В соответствии с пунктом 3 статьи 29 Конвенции Европейский Суд решил рассмотреть данную жалобу одновременно по вопросу о приемлемости и по существу.


Факты


I. Обстоятельства дела


5. Заявительница, 1939 года рождения, проживает в г. Петрозаводске.


1. Развитие обстоятельств дела


6. В марте и сентябре 1996 г. в пользу заявительницы были приняты два судебных решения в результате разбирательства по ее искам к своему бывшему работодателю, государственному предприятию. Указанными судебными решениями заявительнице были присуждены денежные средства.

7. Впоследствии службой судебных приставов было возбуждено исполнительное производство и одно из судебных решений было частично исполнено.

8. 14 апреля 1997 г. судебный пристав-исполнитель передал материалы исполнительного производства в ликвидационную комиссию, поскольку в отношении предприятия-должника была возбуждена процедура банкротства.

9. Государственное предприятие было объявлено банкротом в июне 1998 г., а его задолженность была признана погашенной по окончании процедуры банкротства в марте 1999 г. В связи с отсутствием денежных средств заявительнице не было произведено никаких выплат.


2. Разбирательство в суде первой инстанции


10. Неустановленного числа заявительница обратилась в суд с иском к различным органам государственной власти, требуя возместить материальный ущерб и компенсировать моральный вред, причиненный неисполнением вынесенных в ее пользу судебных решений. Она утверждала, что судебные решения не были исполнены в связи с тем, что судебный пристав-исполнитель не принял своевременно меры для обеспечения исполнения судебных решений.

11. 13 июня 2000 г. Петрозаводский городской суд Республики Карелия вынес судебное решение в пользу заявительницы. Городской суд установил, что в период, когда соответствующее исполнительное производство находилось в компетенции службы судебных приставов, то есть до 14 апреля 1997 г., предприятие-должник осуществляло хозяйственную деятельность и платило налоги. Тем не менее в течение указанного периода судебным приставом-исполнителем не было принято всех необходимых мер для обеспечения своевременного исполнения судебных решений. Заявительнице было присуждено возмещение ущерба в размере 53 655 рублей, подлежащих взысканию с Федерального казначейства. Требование заявительницы о компенсации морального вреда было оставлено без удовлетворения.


3. Производство в суде кассационной инстанции


12. 25 июля 2000 г. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Карелия оставила без изменений решение Петрозаводского городского суда Республики Карелия от 13 июня 2000 г.


4. Исполнительное производство


13. 10 августа 2000 г. служба судебных приставов возбудила исполнительное производство на основании судебного решения от 13 июня 2000 г. Служба судебных приставов предложила Министерству финансов Российской Федерации добровольно исполнить судебное решение до 16 августа 2000 г.


5. Пересмотр дела в порядке надзора


14. В 2000 году, когда исполнительное производство еще не было окончено, председатель Верховного Суда Республики Карелия принес надзорный протест на решение Петрозаводского городского суда Республики Карелия от 13 июня 2000 г. и определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Карелия от 25 июля 2000 г.

15. 6 декабря 2000 г. президиум Верховного Суда Республики Карелия отменил указанные судебные постановления на том основании, что они противоречили процессуальному и материальному праву. Дело было направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.


6. Прекращение исполнительного производства


16. Неустановленного числа после принятия постановления президиумом Верховного Суда Республики Карелия служба судебных приставов обратилась в суд, ходатайствуя о приостановлении исполнительного производства до принятия окончательного решения по существу дела.

17. 12 января 2001 г. Петрозаводский городской суд Республики Карелия определил, что при существующих обстоятельствах исполнительное производство должно быть прекращено, а не приостановлено.

18. Определением от 2 марта 2001 г. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Карелия оставила без изменений определение Петрозаводского городского суда Республики Карелия от 12 января 2001 г. и прекратила исполнительное производство.


7. Новое рассмотрение требований заявительницы судом


19. 15 марта 2001 г. Петрозаводский городской суд Республики Карелия принял новое решение по существу дела, оставив без удовлетворения требования заявительницы. Городской суд постановил, что служба судебных приставов не виновна в неисполнении судебных решений, поскольку в рассматриваемый период у предприятия-должника отсутствовали денежные средства и имущество.

20. 17 апреля 2001 г. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Карелия оставила без изменения решение суда первой инстанции.


II. Применимое национальное законодательство


21. Статья 11 Гражданского процессуального кодекса РСФСР, действовавшего в рассматриваемый период, предусматривала, что суды субъектов Российской Федерации и Верховный Суд Российской Федерации осуществляют надзор за судебной деятельностью судов нижестоящей инстанции.

22. В соответствии со статьями 319, 320 и 327 Гражданского процессуального кодекса РСФСР определенные должностные лица были вправе по заявлению лица, участвовавшего в деле, или по собственной инициативе в неограниченный срок принести надзорный протест на вступившие в законную силу судебные постановления нижестоящих судов по вопросу применения и толкования ими норм материального и процессуального права.


Право


I. Предполагаемое нарушение статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции


23. Заявительница, ссылаясь на положения статей 6 и 13 Конвенции, жалуется на несправедливость судебного разбирательства по ее делу. В частности, она утверждала, что суд надзорной инстанции незаконно отменил судебные решения, вынесенные в ее пользу, в отношении которых продолжалось исполнительное производство.

24. Данные жалобы подлежат рассмотрению в свете положений статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции, которые в части, применимой к настоящему делу, предусматривают:


Статья 6 Конвенции


"1. Каждый при определении его гражданских прав и обязанностей... имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела..."


Статья 1 Протокола N 1 к Конвенции


"Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.

Предыдущие положения не умаляют права государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других сборов или штрафов".


25. Власти Российской Федерации утверждали, что судебные решения, принятые по делу заявительницы, были ошибочны в связи с тем, что суды Российской Федерации неправильно истолковали и применили законодательство Российской Федерации и, следовательно, их отмена была обоснована. Они также отметили, что судебные решения были отменены с целью исправления судебной ошибки.

26. Заявительница оспорила утверждения властей Российской Федерации и подтвердила свои жалобы.


A. Приемлемость жалобы


27. Европейский Суд отмечает, что данная жалоба не является явно необоснованной по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции. Он также отмечает, что она не является неприемлемой по иным основаниям. Следовательно, она должна быть объявлена приемлемой.


B. Существо жалобы


28. Европейский Суд напоминает, что право на справедливое рассмотрение дела, гарантированное пунктом 1 статьи 6 Конвенции, должно толковаться в свете Преамбулы к Конвенции, которая провозглашает, среди прочего, верховенство права как часть общего наследия договаривающихся государств. Одним из основных аспектов верховенства права является принцип правовой определенности, который требует, чтобы при окончательном разрешении дела судами их постановления не вызывали сомнения (см. Постановление Большой палаты Европейского Суда по делу "Брумареску против Румынии" (Brumarescu v. Romania), жалоба N 28342/95, ECHR 1999-VII, §61).

29. Европейский Суд установил нарушение принципа правовой определенности и права на суд в деле "Рябых против Российской Федерации" (Ryabykh v. Russia), где вступившее в законную силу и обязательное для исполнения вынесенное в пользу заявительницы судебное решение было отменено вышестоящим судом в связи с неправильным толкованием права по протесту председателя областного суда, чье полномочие по принесению надзорного протеста не было ограничено каким-либо сроком, таким образом, судебное решение могло быть оспорено на протяжении неопределенного срока (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Рябых против Российской Федерации" (Ryabykh v. Russia), §§51-58).

30. Европейский Суд далее напоминает, что задолженность по судебному решению может рассматриваться как "имущество" в целях статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции (см. среди прочих Постановление Европейского Суда по делу "Бурдов против России" (Burdov v. Russia), жалоба N 59498/00, §40, ECHR 2002-III). Отмена такого судебного решения после того, как оно вступает в законную силу и не подлежит обжалованию в рамках обычной процедуры, представляет собой вмешательство в право лица, в пользу которого было вынесено судебное решение, на беспрепятственное пользование этим имуществом (см. упоминавшееся выше Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Брумареску против Румынии", §74). В деле "Трегубенко против Украины" ((Tregubenko v. Ukraine) от 2 ноября 2004 г., жалоба N 61333/00) Европейский Суд установил нарушение статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции в связи с тем, что отмена судебного решения, в соответствии с которым заявителю было присуждено благо материального характера, явилась несоразмерным вмешательством в его право на беспрепятственное пользование своим имуществом. Европейский Суд отклонил довод властей государства-ответчика относительно того, что отмена судебного решения была обоснована необходимостью исправления судебной ошибки, допущенной судом нижестоящей инстанции (§§54-55).

31. Что касается обстоятельств данного дела, Европейский Суд отмечает, что, удовлетворив протест председателя, Верховный Суд Республики Карелия пренебрег всем судебным разбирательством, завершившимся окончательным и обязательным для исполнения судебным решением от 25 июля 2000 г. и, следовательно, являвшимся res judicata* (*Res judicata (лат.) - вступившее в законную силу судебное решение, судебный прецедент (прим. переводчика).). Европейский Суд не усматривает оснований для того, чтобы отклониться от обоснования, приведенного в упоминавшемся Постановлении по делу "Рябых против Российской Федерации". Суд приходит к выводу, что отмена в порядке надзора указанного судебного решения ради исправления предполагаемой судебной ошибки нарушила принцип правовой определенности, гарантированный пунктом 1 статьи 6 Конвенции, и представляет собой вмешательство в имущественное право заявительницы, предусмотренное статьей 1 Протокола N 1 к Конвенции.

32. Следовательно, имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.


II. Применение статьи 41 Конвенции


33. В соответствии со статьей 41 Конвенции:


"Если Европейский Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Европейский Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".


A. Материальный ущерб и моральный вред


34. Заявительница требовала 92 286 рублей 60 копеек в возмещение материального ущерба, из них 53 655 рублей представляют собой долг по судебному решению, который заявительница не смогла получить в связи с отменой этого судебного решения в порядке надзора, и 38 631 рубль 60 копеек - проценты за пользование чужими денежными средствами с учетом ставки рефинансирования. В качестве компенсации морального вреда заявительница требовала 800 000 евро.

35. Власти Российской Федерации отметили, что сама констатация нарушения будет являться достаточной компенсацией любого вреда.

36. Европейский Суд присуждает заявительнице 53 655 рублей в возмещение тех денежных средств, которые она не смогла получить в связи с пересмотром дела в порядке надзора. Суд также принимает во внимание требование заявительницы о возмещении материального ущерба в части, касающейся процентов за пользование чужими денежными средствами, и присуждает ей 38 631 рубль 60 копеек в связи с этим, а также сумму любых налогов, подлежащих взысканию с задолженности по судебному решению, и процентов на них.

37. Что касается требования о компенсации морального вреда, Европейский Суд приходит к выводу, что заявительнице был причинен некоторый моральный вред в результате установленных нарушений, который не может быть компенсирован самим фактом признания нарушения. Тем не менее требуемая сумма является чрезмерной. Учитывая принцип справедливости, как того требует статья 41 Конвенции, Европейский Суд присуждает заявительнице 500 евро в качестве компенсации морального вреда, а также сумму любых налогов, подлежащих взысканию с указанных денежных средств.


B. Судебные расходы и издержки


38. Заявительница также требовала 15 000 рублей в возмещение судебных расходов и издержек, понесенных ею в связи с разбирательством по делу в Европейском Суде.

39. Власти Российской Федерации отметили, что требуемая сумма является разумной и потраченной в действительности.

40. Учитывая информацию, имеющуюся в его распоряжении, и замечания властей Российской Федерации, Европейский Суд полагает необходимым присудить заявительнице 15 000 рублей в возмещение судебных расходов и издержек за вычетом 398 евро, которые были выплачены адвокату заявительницы в качестве правовой помощи.

41. Сумма любых налогов, подлежащих взысканию с указанных денежных средств, должна быть также выплачена.


C. Процентная ставка при просрочке платежей


42. Европейский Суд счел, что процентная ставка при просрочке платежей должна быть установлена в размере предельной годовой процентной ставки по займам Европейского центрального банка плюс три процента.


На основании изложенного Суд единогласно:


1) объявил жалобу приемлемой;

2) постановил, что имело место нарушение статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции;

3) постановил,

(a) что власти Российской Федерации должны выплатить заявительнице в течение трех месяцев со дня вступления Постановления в силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции следующие суммы:

(i) 92 286 рублей 60 копеек (девяносто две тысячи двести восемьдесят шесть рублей шестьдесят копеек) в возмещение материального ущерба;

(ii) 500 (пятьсот) евро в качестве компенсации морального вреда, подлежащие выплате в валюте Российской Федерации по курсу, который будет установлен на день выплаты;

(iii) 15 000 (пятнадцать тысяч рублей) в возмещение судебных расходов и издержек за вычетом 398 (трехсот девяноста восьми) евро, которые уже были выплачены Е.К. Великохатской в качестве правовой помощи;

(iv) сумму любых налогов, подлежащих взысканию с присужденных денежных средств;

(b) что с даты истечения вышеуказанного трехмесячного срока и до момента выплаты простые проценты должны начисляться на эти суммы в размере предельной годовой ставки по займам Европейского центрального банка плюс три процента;

ГАРАНТ:

Нумерация пунктов приводится в соответствии с источником


6) отклонил остальные требования заявительницы по справедливой компенсации.


Совершено на английском языке, и уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 16 ноября 2006 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.


Сантьяго Кесада
Секретарь Секции Суда

Христос Розакис
Председатель Палаты



Постановление Европейского Суда по правам человека от 16 ноября 2006 г. Дело "Кондрашова (Kondrashova) против Российской Федерации" (жалоба N 75473/01) (Первая секция)


Текст Постановления опубликован в Бюллетене Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 2/2008.


Перевод редакции Бюллетеня Европейского Суда по правам человека


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.