Решение Европейского Суда по правам человека от 2 мая 2007 г. по вопросу приемлемости жалобы N 66058/01 "Ложкин (Lozhkin) против Российской Федерации" (Пятая секция)

Европейский Суд по правам человека
(Пятая секция)


Решение Суда по вопросу приемлемости
жалобы N 66058/01
Дело "Ложкин (Lozhkin) против Российской Федерации"


Европейский Суд по правам человека (Пятая Секция), заседая 2 мая 2007 г. Палатой в составе:

П. Лоренсена, Председателя Палаты,

С. Ботучаровой,

К. Юнгвирта,

В. Буткевича,

Р. Марусте,

А. Ковлера,

М. Виллигера, судей,

а также при участии К. Вестердийк, Секретаря Секции Суда,

принимая во внимание указанную жалобу, поданную 14 октября 2000 г.,

принимая во внимание доводы властей государства-ответчика и ответные замечания, представленные заявителем,

проведя совещание, вынес следующее Решение:


Факты


Заявитель, Константин Владимирович Ложкин, гражданин Российской Федерации, 1971 года рождения, проживает в г. Кандалакше Мурманской области. Интересы заявителя в Европейском Суде представлял А. Ковалев - юрист, работающий в г. Мурманске. Власти Российской Федерации были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П.А. Лаптевым.


A. Обстоятельства дела


1. Ввоз автомобиля заявителя на территорию Российской Федерации из Республики Беларусь


В 1998 году заявитель решил приобрести автомобиль в Республике Беларусь. По утверждению заявителя, он обратился в Кандалакшскую таможню за информацией о применимых таможенных нормах и платежах. Заявитель был проинформирован о том, что таможенная граница между двумя государствами прекратила существование, таможенные ограничения были отменены и, следовательно, таможенные органы Российской Федерации более не взимают пошлину за ввоз в Российскую Федерацию автомобилей из Республики Беларусь.

26 октября 1998 г. заявитель приобрел подержанный немецкий автомобиль в Республике Беларусь.

2 ноября 1998 г. заявитель перевез автомобиль в Россию и прошел таможенный контроль в Кандалакшской таможне. При этом ему не предъявлялось требование об уплате какой-либо таможенной пошлины. Таможенный инспектор проставил на справке-счете на автомобиль штамп о том, что таможенный контроль завершен, и таможенное оформление не требовалось.

16 января 1999 г. автомобиль заявителя был зарегистрирован в Государственной инспекции безопасности дорожного движения Российской Федерации.


2. Административное производство в связи с предполагаемым отказом заявителя уплатить таможенные платежи и иные сборы


27 октября 1999 г. Кандалакшская таможня проинформировала заявителя о том, что он не прошел таможенное оформление при ввозе транспортного средства на территорию России, а также что он должен представить свой автомобиль Кандалакшской таможне для таможенного оформления до 30 ноября 1999 г.

Письмом от 30 ноября 1999 г. Кандалакшская таможня уведомила заявителя о том, что он своевременно не уплатил таможенную пошлину и иные сборы в общей сумме 27 111 рублей 46 копеек (примерно 1 000 евро). В том же письме содержалось требование об уплате пеней за каждый день просрочки уплаты указанной суммы, начиная со дня ввоза автомобиля на территорию Российской Федерации. Общий размер штрафных санкций составил 16 339 рублей 17 копеек (примерно 600 евро) и продолжал увеличиваться. Указанные суммы должны быть выплачены до 20 декабря 1999 г.

Заявитель отказался выполнять требование таможенных органов и обратился с жалобой к начальнику Кандалакшской таможни.

Письмом от 16 декабря 1999 г. один из заместителей начальника Кандалакшской таможни проинформировал заявителя о том, что было инициировано расследование в связи с отказом неустановленного лица представить таможенную декларацию о транспортном средстве, ввезенном в Российскую Федерацию из Республики Беларусь и постановленном на учет Государственной инспекцией безопасности дорожного движения Российской Федерации 16 января 1999 г. В ходе следствия было установлено, что это транспортное средство было приобретено заявителем, который обратился за постановкой его на учет. Заявитель, предположительно, неоднократно вызывался в качестве свидетеля, однако не являлся по вызову.

В письме также отмечалось:


"В документах на ввезенное Вами транспортное средство действительно стоят отметки Кандалакшской таможни - штамп "Таможенные контроль завершен. Таможенное оформление не требуется", заверенный личной номерной печатью N 107 и подписью сотрудника таможни от 02.11.98 г., но в журнале регистрации автомобиль не зарегистрирован, таможенный контроль на самом деле не проведен. В соответствии с требованиями указания ГТК РФ от 28.11.96 г. ... для завершения таможенного контроля необходимо было подтверждение о перечислении причитающихся к уплате при выпуске для свободного обращения сумм таможенных пошлин и налогов, внесенных на территории Респ. Беларусь, в федеральный бюджет Российской Федерации. Такой запрос в компетентные органы Респ. Беларусь сотрудником таможни не направлялся, и подтверждения, естественно, нет.

Таким образом, сотрудник таможни, ставивший Вам таможенные отметки, ввел Вас в заблуждение... несет дисциплинарную, административную, уголовную или материальную ответственность... в зависимости от совершенного им правонарушения... Вы при этом... не освобождаетесь от обязанностей уплаты таможенных платежей, причитающихся при обязательном оформлении ввезенного Вами транспортного средства.

Так как Вы... в установленный срок не представили транспортное средство и не произвели таможенное оформление в Кандалакшской таможне в соответствии с требованиями от 19.10.99 г. и от 27.10.99 г., в отношении Вас составлен протокол о НТП [нарушении таможенных правил]...".


Заявитель утверждал, что он не получил требование от 19 октября 1999 г. и что он один раз после получения первого уведомления приезжал в Кандалакшскую таможню.


3. Первое судебное разбирательство


Заявитель оспорил решение Кандалакшской таможни о взыскании с него таможенных платежей и пеней в судебном порядке.

14 февраля 2000 г. Кандалакшский городской суд Мурманской области вынес судебное решение в пользу заявителя.

Суд установил, что автомобиль заявителя принадлежал к категории товаров, имеющих происхождение в третьей стране, которые были выпущены в свободное обращение на территории Республики Беларусь. Далее суд сослался на Указ Президента Российской Федерации от 25 мая 1995 г. N 525, Постановление Правительства Российской Федерации от 23 июня 1995 г. N 585, Указание Государственного таможенного комитета Российской Федерации от 28 ноября 1996 г. N 01-14/1310 и иные применимые нормативные правовые акты (см. раздел "Применимое национальное законодательство") и постановил, что названные акты отменяют таможенный контроль и таможенное оформление названной категории товаров.

Суд отклонил довод ответчика о том, что требование о взыскании таможенных платежей основано в данном деле на том факте, что создание таможенного союза двух государств еще не завершено. В отношении довода ответчика о том, что заявитель не представил необходимых документов при прохождении таможенного контроля, как того требует указание Государственного таможенного комитета Российской Федерации от 28 ноября 1996 г., суд отметил, что данное указание является нечетким и что Кандалакшская таможня неправильно его истолковала.

Кандалакшский городской суд Мурманской области пришел к выводу, что заявитель освобождается от уплаты таможенных платежей и иных сборов и что решение таможенного органа является незаконным.

6 сентября 2000 г., рассмотрев кассационную жалобу Кандалакшской таможни, судебная коллегия по гражданским делам Мурманского областного суда отменила решение от 14 февраля 2000 г. и постановила новое решение по делу.

Судебная коллегия согласилась с выводом суда первой инстанции о том, что автомобиль заявителя имел происхождение в третьей стране и был выпущен в свободное обращение на территории Республики Беларусь, что заявитель задекларировал ее надлежащим образом и прошел таможенный контроль в России. Тем не менее судебная коллегия пришла к выводу, что городской суд ошибся, постановив, что категория товаров, к которой принадлежал автомобиль заявителя, освобождалась в безусловном порядке от таможенного оформления. Суд кассационной инстанции сослался на незавершенность процесса создания таможенного союза и непредставление заявителем документов, предусмотренных указанием Государственного таможенного комитета Российской Федерации, и постановил, что требования Кандалакшской таможни были обоснованны. Таким образом, судебная коллегия оставила без удовлетворения жалобу заявителя.


4. Второе судебное разбирательство


Неустановленного числа Кандалакшская таможня обратилась в суд с требованием к заявителю о взыскании таможенных платежей и штрафных санкций.

25 декабря 2000 г. Кандалакшский городской суд Мурманской области частично удовлетворил требования таможни. Суд отметил, что определение судебной коллегии по гражданским делам Мурманского областного суда от 6 сентября 2000 г. имеет преюдициальную силу в деле заявителя и, следовательно, заявитель обязан выплатить Кандалакшской таможне таможенные платежи в размере 26 724 рублей 29 копеек (примерно 760 евро). Тем не менее суд освободил заявителя от уплаты штрафных санкций, отметив, что заявитель не уплатил своевременно таможенные платежи в связи общей неопределенностью и двусмысленностью норм, регулирующих ввоз товаров из Белоруссии в Россию.

11 апреля 2001 г. судебная коллегия по гражданским делам Мурманского областного суда оставила без изменений решение суда первой инстанции.

По утверждению заявителя, в связи с размером взысканных с него средств он вынужден был выплачивать сумму частями. Свое обязательство он выполнил в полном объеме в ноябре 2003 г.


B. Соответствующие международные нормы и внутригосударственное законодательство


1. Соглашение "О Таможенном союзе между Российской Федерацией и Республикой Беларусь" от 6 января 1995 г. (далее - Соглашение)


Пункт 1 статьи 4 Соглашения предусматривает:


"Суммы ввозных таможенных пошлин, налогов и сборов, имеющих эквивалентное действие, на товары, происходящие с территории третьей страны, вносятся в бюджет государства той Договаривающейся Стороны, которая является страной назначения товара".


Пункт 2 статьи 6 Соглашения в части, применимой к данному делу, предусматривает:


"...Договаривающиеся Стороны... отменяют таможенный контроль на общей границе при безусловном обеспечении надежного таможенного контроля на своих внешних границах".


2. Национальное законодательство


В соответствии с Соглашением 25 мая 1995 г. Президент Российской Федерации издал Указ N 525 об отмене таможенного контроля на границе между Российской Федерацией и Республикой Беларусь.

23 июня 1995 г. Правительство Российской Федерации издало Постановление N 583 о мерах по реализации упомянутого указа. В частности Государственному таможенному комитету Российской Федерации поручалось отменить таможенный контроль и таможенное оформление перемещаемых через границу Российской Федерации с Республикой Беларусь, inter alia, товаров, происходящих с территории Республики Беларусь или выпущенных в свободное обращение на территории Республики Беларусь.

28 ноября 1996 г. Государственный таможенный комитет Российской Федерации издал указание N 01-14/1310, в соответствии с которым от обложения таможенными пошлинами в Российской Федерации освобождались товары, имеющие происхождение в третьей стране и должным образом выпущенные в свободное обращение на территории Республики Беларусь. Для получения такого освобождения необходимо было представить документ, который свидетельствовал бы о том, что ввозные пошлины, уплаченные таможенным органам Республики Беларусь, были перечислены в бюджет Российской Федерации. Непредставление такого документа приводило к необходимости проводить таможенное оформление указанной категории ввозимых товаров в Российской Федерации.


Суть жалобы


Заявитель жалуется на то, что возложение на него обязанности уплатить таможенные платежи и пени было незаконным. В частности, он утверждает, что закон должен быть четким и его применение должно быть предсказуемым для тех, кто подпадает под его действие, чтобы они могли вести себя в соответствии с ним. Заявитель утверждает, что ему было предоставлено освобождение от уплаты таможенных платежей, как только сотрудник таможни сделал необходимые отметки на его документах. Таким образом, он мог обоснованно полагать, что имел право на такое освобождение от платежей. При таких обстоятельствах требование уплатить и суммы таможенных платежей, и пени на них, которое было предъявлено впоследствии, было неожиданным. Заявитель утверждает, что указанные платежи возложили на него чрезмерное бремя. Он ссылается на статью 6 Конвенции в связи с указанными жалобами.


Право


1. Заявитель утверждал, что возложение на него обязательства по уплате таможенных платежей и пеней спустя год после ввоза им автомобиля и предоставления ему освобождения от уплаты таможенных платежей было непредсказуемым и возложило на него чрезмерное бремя. Данная жалоба подлежит рассмотрению в свете положений статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции, которая предусматривает следующее:


"Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.

Предыдущие положения не умаляют права государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других сборов или штрафов".


(a) Власти Российской Федерации

Власти Российской Федерации утверждали, что в соответствии с применимым законодательством Российской Федерации заявитель был обязан осуществить таможенное оформление ввезенного им транспортного средства с уплатой таможенных платежей. По мнению властей Российской Федерации, штамп "Таможенный контроль завершен. Таможенное оформление не требуется" на справке-счете на автомобиль явился уведомлением о ввозе транспортного средства на территорию Российской Федерации, а не свидетельством завершения его таможенного оформления. В связи с этим власти Российской Федерации утверждали, что заявитель неправильно истолковал положения национального законодательства и соответствующего соглашения между Россией и Белоруссией и ошибочно предположил, что у этих двух государств существует единое таможенное пространство.

Власти Российской Федерации также отметили, что применимое в рассматриваемый период законодательство предоставляло таможенным органам полномочие осуществлять в любое время контроль за предметами, в том числе транспортными средствами, при наличии достаточных оснований полагать, что имело место нарушение таможенных норм. Поскольку был установлен факт отказа заявителя от таможенного оформления ввезенного им транспортного средства, органы власти уведомили его об обязанности уплатить таможенные платежи. Власти Российской Федерации указали, что, поскольку заявитель не выполнил свою обязанность по уплате таможенных платежей в течение установленного законом срока, равного 15 дням со дня ввоза автомобиля на территорию России, требования национальных властей об уплате пеней были обоснованы.


(b) Заявитель

Заявитель не согласился с доводами властей Российской Федерации и повторил свои жалобы. Он утверждал, что тот факт, что ввезенный им автомобиль был зарегистрирован Государственной инспекцией безопасности дорожного движения Российской Федерации, подтверждает то, что таможенное оформление было завешено. Заявитель также оспаривал довод властей об отсутствии таможенного союза между Россией и Белоруссией. Он также отметил противоречия между правовым регулированием данного вопроса таможенными органами Российской Федерации и таможенными органами Республики Беларусь и, в частности, отсутствие соглашения по вопросу о последующем перечислении таможенных платежей, взысканных в Республике Беларусь, в бюджет Российской Федерации в ситуациях, аналогичных ситуации заявителя. Заявитель утверждал, что в данной ситуации у него не было практической возможности выполнить указание Государственного таможенного комитета Российской Федерации от 28 ноября 1996 г. и представить подтверждение о перечислении таможенных платежей в бюджет Российской Федерации, как установлено властями Российской Федерации. Наконец, заявитель утверждал, что незаконность взыскания с него штрафных платежей была подтверждена судами Российской Федерации.


(c) Мнение Европейского Суда

Европейский Суд не считает необходимым рассматривать доводы сторон, поскольку данная жалоба является в любом случае неприемлемой по следующим причинам.

Европейский Суд отмечает, что сначала заявитель ввез свой автомобиль на территорию Российской Федерации и получил освобождение от уплаты таможенных платежей 2 ноября 1998 г. Год спустя органы власти уведомили его о том, что решение об освобождении его от уплаты таможенных платежей было ошибочным и что оно могло быть принято только в том случае, если бы заявитель выполнил требования, содержавшиеся в соответствующем указании Государственного таможенного комитета Российской Федерации от 28 ноября 1996 г., относительно представления определенных документов. Заявитель жаловался на то, что власти Российской Федерации признали недействительным первоначальное решение, обязали его уплатить таможенные платежи и возложили на него существенные финансовые санкции.


i. Таможенные платежи


Во-первых, необходимо установить, имел ли заявитель существенный интерес, охраняемый статьей 1 Протокола N 1 к Конвенции. В связи с этим Европейский Суд напоминает, что в соответствии с установленной прецедентной практикой условное требование, которое теряет силу в результате невыполнения условия, не может рассматриваться как "имущество" по смыслу статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции (см. среди прочих Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Копецкий против Словакии" (Kopeckнy v. Slovakia), жалоба N 44912/98, §35, ECHR 2004-IX).

Европейский Суд отмечает, что в данном деле, обязав заявителя уплатить таможенные платежи, национальные власти сослались на указание Государственного таможенного комитета Российской Федерации от 28 ноября 1996 г., которое предусматривало условия предоставления освобождения от уплаты таких платежей и действовало на момент ввоза заявителем автомобиля. Заявитель не выполнил данных требований, проходя таможенный контроль. Следовательно, очевидно, что решение о предоставлении ему освобождения было явно ошибочным.

Более того, даже предположив, что заявитель не знал об указании от 28 ноября 1996 г. в то время, он не принял никаких мер для того, чтобы выполнить необходимые условия и представить недостающие документы по получении от таможенных органов уведомления о том, что решение об освобождении от таможенных платежей было ошибочным, или в ходе разбирательства дела в судах Российской Федерации.

Принимая во внимание изложенное, Европейский Суд не убежден в том, что заявитель мог иметь "законное ожидание" в отношении его освобождения от уплаты таможенных платежей или что первоначальное решение об освобождении его от уплаты таможенных платежей представляло собой его "имущество" по смыслу статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.

В дополнение к этому Европейский Суд отмечает, что он не может принять во внимание довод заявителя о предсказуемости примененной меры, поскольку указание от 28 ноября 1996 г. четко предусматривало условия для освобождения от уплаты таможенных платежей, и оно было доступно для заявителя на день ввоза им автомобиля. В целом, принимая во внимание, что первоначальное решение об освобождении заявителя от уплаты таможенных платежей было явно ошибочным (см., например, Решение Европейского Суда по делу "Синодальный колледж Евангелической реформистской церкви Литвы против Литвы" (The Synod College of the Evangelical Reformed Church of Lithuania v. Lithuania) от 5 декабря 2002 г., жалоба N 44548/98, в данном деле национальные суды ошибочно присудили заявителю имущество, а затем исправили ошибку, отобрав его), а также то, что государство пользуется большой долей усмотрения в области налогообложения и установления иных обязательных сборов, Европейский Суд полагает, что в любом случае предполагаемое вмешательство в имущественные права заявителя было оправданным по смыслу статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.

Следовательно, данная часть жалоба является явно необоснованной и подлежит отклонению в соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 35 Конвенции.


ii. Пени


В своей первоначальной жалобе заявитель утверждал, что на него была возложена существенная финансовая санкция в связи с его предполагаемым отказом уплатить таможенные платежи, от которых он был первоначально освобожден. Тем не менее в своих возражениях на меморандум властей Российской Федерации заявитель указал, что решением от 25 декабря 2000 г., оставленным без изменений 11 апреля 2001 г., суды Российской Федерации освободили его от уплаты пени.

При данных обстоятельствах заявитель не может утверждать, что является жертвой предполагаемого нарушения его имущественных прав. Следовательно, данная часть жалобы является необоснованной и подлежит отклонению в соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 35 Конвенции.


2. Заявитель без дополнительного объяснения ссылался на статью 6 Конвенции в связи с его жалобами.


В отсутствие признаков нарушения прав заявителя, гарантированных названной статьей Конвенции, данная часть жалобы является необоснованной и подлежит отклонению в соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 35 Конвенции.


На основании изложенного Суд единогласно:


объявил жалобу неприемлемой для рассмотрения по существу.


Клаудия Вестердийк
Секретарь Секции Суда

Пэр Лоренсен
Председатель Палаты Суда



Решение Европейского Суда по правам человека от 2 мая 2007 г. по вопросу приемлемости жалобы N 66058/01 "Ложкин (Lozhkin) против Российской Федерации" (Пятая секция)


Текст решения опубликован в Бюллетене Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 2/2008.


Перевод редакции Бюллетеня Европейского Суда по правам человека


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.