Постановление Европейского Суда по правам человека от 21 сентября 2006 г. Дело "Борщевский (Borshchevskiy) против Российской Федерации" (жалоба N 14853/03) (Первая секция)

Европейский Суд по правам человека
(Первая секция)


Дело "Борщевский (Borshchevskiy) против Российской Федерации"
(Жалоба N 14853/03)


Постановление Суда


Страсбург, 21 сентября 2006 г.


Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), заседая Палатой в составе:

Х.Л. Розакиса, Председателя Палаты,

Л. Лукаидеса,

Ф. Тюлькенс,

Н. Ваич,

А. Ковлера,

Э. Штейнер,

Х. Гаджиева, судей,

а также при участии C. Нильсена, Секретаря Секции Суда,

заседая за закрытыми дверями 31 августа 2006 г.,

вынес в указанный день следующее Постановление:


Процедура


1. Дело было инициировано жалобой N 14853/03, поданной 21 марта 2003 г. в Европейский Суд по правам человека (далее - Европейский Суд) против властей Российской Федерации гражданином Российской Федерации Александром Павловичем Борщевским (далее - заявитель) в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция).

2. Власти Российской Федерации были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П.А. Лаптевым.

3. 30 октября 2003 г. Европейский Суд принял решение коммуницировать властям Российской Федерации жалобу. В соответствии с пунктом 3 статьи 29 Конвенции Европейский Суд решил рассмотреть одновременно данную жалобу по вопросу приемлемости и по существу. 13 декабря 2004 г. Европейский Суд поставил сторонам дополнительные вопросы.


Факты


I. Обстоятельства дела


4. Заявитель, 1941 года рождения, проживает в Московской области.


А. Вводная информация


5. В 1987 году работодатель заявителя, государственное строительно-промышленное предприятие "Мосэнергострой", командировало его для участия в работах по ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС. Вследствие воздействия на него радиоактивного излучения 15 сентября 1989 г. он был признан инвалидом II группы.

6. До марта 1996 г. бывший работодатель заявителя ежемесячно выплачивал ему компенсацию за причиненный здоровью вред. В ноябре 1994 г. государственное предприятие было приватизировано и реорганизовано в открытое акционерное общество "СПК Мосэнергострой".

7. Со 2 марта 1996 г. по 1 февраля 2002 г. компенсация выплачивалась заявителю управлением Пенсионного фонда Российской Федерации по Ступинскому району [Московской области] (в настоящее время - Управление N 25 Пенсионного фонда Российской Федерации, далее - "УПФР по Ступинскому району").

8. С 1 февраля 2002 г. компенсация выплачивается Комитетом социального обеспечения Ступинского районного совета Московской области.


В. Судебное разбирательство


9. В 1997 году заявитель предъявил гражданский иск своему бывшему работодателю, предприятию "Мосэнергострой", утверждая, что в период с 1989 года по 2 марта 1996 г. размер компенсации был рассчитан неправильно.

10. 15 апреля 1997 г. Кореновский районный суд Краснодарского края частично удовлетворил иск.

11. 7 июля 1997 г. судебная коллегия по гражданским делам Краснодарского краевого суда отменила решение районного суда от 15 апреля 1997 г. и направила дело на новое рассмотрение на том основании, что обязанность по выплате компенсации за вред, причиненный здоровью, была передана органам социального обеспечения.

12. 8 сентября 1997 г. Кореновский районный суд привлек к участию в деле УПФР по Ступинскому району в качестве соответчика.

13. 18 декабря 1997 г. Кореновский районный суд Краснодарского края удовлетворил требования заявителя к бывшему работодателю и постановил, что заявитель имел право на получение ежемесячной компенсации в размере 15 035 рублей. С УПФР по Ступинскому району не было взыскано никаких сумм, так как заявитель по-видимому возражал против привлечения его в качестве соответчика. Определением суда от 9 декабря 2000 г. была исправлена арифметическая ошибка в вышеуказанном решении.

14. В 2002 году заявитель потребовал, чтобы Кореновский районный суд включил в резолютивную часть решения от 18 декабря 1997 г. ссылку на тот факт, что со 2 марта 1996 г. УПФР по Ступинскому району должно считаться правопреемником бывшего работодателя заявителя по выплате компенсации за причиненный здоровью вред. УПФР по Ступинскому району возразило против требования заявителя, отметив, что оно было подано по истечении установленного срока, а также что в случае удовлетворения данного требования был бы затронут вопрос, который не охватывал решение от 18 декабря 1997 г., а именно вопрос о правопреемстве Управлением ПФР по Ступинскому району обязательств бывшего работодателя заявителя.

15. Решением от 5 апреля 2002 г. Кореновский районный суд изменил свое решение от 18 декабря 1997 г. Суд постановил, что со 2 марта 1996 г. УПФР по Ступинскому району должно выплачивать заявителю компенсацию вместо бывшего работодателя заявителя в том же размере (15 035 рублей), корректируемом при повышении минимального размера оплаты труда. Решение от 5 апреля 2002 г. не было обжаловано.


С. Исполнительное производство


16. По-видимому, УПФР по Ступинскому району продолжало выплачивать заявителю сумму не в полном размере. Заявитель обратился в Кореновский районный суд с ходатайством о разъяснении процедуры исполнения решения от 5 апреля 2002 г. и выдать ему исполнительный лист.

17. 14 октября 2002 г. Кореновский районный суд, указав на то, что ответчик был предупрежден о судебном заседании в установленном порядке, но не явился, признал, что УПФР по Ступинскому району не исполнило судебное решение от 5 апреля 2002 г. и продолжало выплачивать заявителю существенно меньшую сумму компенсации. В тот же день суд вынес определение, обязывающее УПФР по Ступинскому району выплатить заявителю из государственной казны неуплаченные суммы за период со 2 марта 1996 г. по 1 июля 2002 г. в размере 5 412 251 рубля 81 копейки, и выдал заявителю исполнительный лист. Решение от 14 октября 2002 г. не было обжаловано.

18. Заявитель передал исполнительный лист в Министерство финансов Российской Федерации.

19. 5 февраля 2003 г. Министерство финансов Российской Федерации направило исполнительный лист в Министерство труда и социального развития Российской Федерации, которое в свою очередь перенаправило его в Московский областной комитет социального обеспечения.

20. 13 февраля 2003 г. Московский областной комитет социального обеспечения сообщил заявителю, что его исполнительный лист был принят к исполнению. Однако исполнение было возможно "лишь в пределах имевшихся средств и с учетом бюджетных ограничений" и "в хронологическом порядке поступления [исполнительных листов], выданных судами".

21. 9 июня 2003 г. судебный пристав-исполнитель Московской областной службы судебных приставов возбудил исполнительное производство против УПФР по Ступинскому району и предложил тому выполнить судебное решение в течение пяти дней.

22. 13 августа 2003 г. Кореновский районный суд рассмотрел ходатайство УПФР по Ступинскому району об изменении процедуры исполнения судебного решения от 5 апреля 2002 г. и постановил следующее:


"Учитывая сложную социальную ситуацию в Российской Федерации в текущем году... суд счел необходимым разделить сумму компенсации, присужденной [заявителю] в размере 5 412 251 рубля 81 копейки, на 20 частей, ежемесячно выплачиваемых Федеральным казначейством Российской Федерации... с учетом инфляции...".


23. 1 сентября 2003 г. Кореновский районный суд разъяснил свое решение от 13 августа 2003 г., указав, что размер ежемесячных платежей должен быть одинаковым и что решение вступило в силу в момент его вынесения.

24. Власти Российской Федерации сообщили, что 28 октября 2003 г. судебная коллегия по гражданским делам Краснодарского краевого суда отменила решение от 13 августа 2003 г. и вернула дело на новое рассмотрение. 10 декабря 2003 г. Кореновский районный суд отклонил ходатайство УПФР по Ступинскому району о замене должника и прекращении исполнительного производства. Копии данных решений не были предоставлены Европейскому Суду, и их точное содержание неизвестно.

25. 2 февраля 2004 г. УПФР по Ступинскому району обратилось с требованием в Управление Пенсионного фонда Российской Федерации по г. Москве о выделении средств, необходимых для выплаты задолженности заявителю. 5 февраля 2004 г., в ответ на запрос судебного пристава-исполнителя о ходе выполнения вышеуказанного требования, Управление Пенсионного фонда Российской Федерации по г. Москве сообщило, что они просили Министерство труда и социального развития Российской Федерации выделить необходимую сумму (5 412 251 рубль 81 копейку).

26. 6 февраля 2004 г. Верховный Суд Российской Федерации рассмотрел "ходатайство Управления Пенсионного фонда Российской Федерации N 25 о пересмотре в порядке надзора решения Кореновского районного суда от 5 апреля 2002 г... которое содержит требование о прекращении исполнительного производства". В соответствии подпунктом 1 пункта 2 и пунктом 4 статьи 381 Гражданско-процессуального кодекса Верховный Суд Российской Федерации запросил материалы дела и приостановил исполнительное производство.

27. 20 февраля 2004 г. судебные приставы-исполнители получили решение Верховного Суда Российской Федерации и приостановили исполнительное производство.


D. Отмена судебного решения в порядке надзора


28. 21 мая 2004 г. Верховный Суд Российской Федерации рассмотрел "ходатайство начальника Управления Пенсионного фонда Российской Федерации N 25 г-жи Л.* (* Так в тексте (прим. переводчика).) о пересмотре дела в порядке надзора". Верховный Суд Российской Федерации признал заслуживающим внимания довод Л. о том, что Кореновский районный суд не имел компетенции выносить решение от 5 апреля 2002 г. В соответствии со статьей 384 Гражданско-процессуального кодекса Российской Федерации Верховный Суд Российской Федерации направил дело на рассмотрение по существу в президиум Краснодарского краевого суда.

29. 22 июля 2004 г. президиум Краснодарского краевого суда отменил в порядке надзора решение от 5 апреля 2002 г. и направил требование заявителя о дополнении резолютивной части решения от 18 декабря 1997 г. в Кореновский районный суд на новое рассмотрение.

30. 13 сентября 2004 г. Кореновский районный суд определил, что, вынося Решение от 5 апреля 2002 г., вышел за пределы своей юрисдикции, так как Гражданско-процессуальный кодекс не предусматривал вынесения решений в подобных случаях.


II. Применимое национальное законодательство и правоприменительная практика


А. Гражданский процессуальный кодекс РСФСР (действовал до 1 февраля 2003 г.)


31. Судебное решение вступает в законную силу по истечении срока на кассационное обжалование, если оно не было обжаловано (статья 208). Кассационная жалоба может быть подана в течение десяти дней (статья 284).

32. Решение приводится в исполнение после вступления его в законную силу, кроме случаев немедленного исполнения (статья 209).


В. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации


33. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации (новый кодекс) был принят 14 ноября 2002 г. и заменил собой ГПК РСФСР (старый кодекс) с 1 февраля 2003 г.


Статья 362. Основания для отмены или изменения решения суда в кассационном порядке

"1. Основаниями для отмены или изменения решения суда в кассационном порядке являются:

(...)

4) нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права".


Статья 376. Право на обращение в суд надзорной инстанции

"1. Вступившие в законную силу судебные Постановления, за исключением судебных постановлений Президиума Верховного Суда Российской Федерации, могут быть обжалованы в порядке, установленном настоящей главой, в суд надзорной инстанции лицами, участвующими в деле, и другими лицами, если их права и законные интересы нарушены судебными Постановлениями.

2. Судебные Постановления могут быть обжалованы в суд надзорной инстанции в течение года со дня их вступления в законную силу...".


Статья 381. Рассмотрение надзорной жалобы или представления прокурора

"...2. По результатам рассмотрения надзорной жалобы или представления прокурора судья выносит определение об:

1) истребовании дела, если имеются сомнения в законности судебного Постановления...

4. В случае истребования дела судья вправе приостановить исполнение решения суда до окончания производства в суде надзорной инстанции при наличии об этом просьбы, содержащейся в жалобе, представлении или ином ходатайстве...".


Статья 384. Определение суда о передаче дела для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции

"1. Определение суда о передаче дела для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции должно содержать:

(...)

7) мотивированное изложение оснований для передачи дела в целях рассмотрения по существу...".


Статья 387. Основания для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора

"Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений нижестоящих судов в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права".


Статья 390. Полномочия суда надзорной инстанции

"1. Суд, рассмотрев дело в порядке надзора, вправе:

(...)

2) отменить судебное Постановление суда первой, второй или надзорной инстанции полностью либо в части и направить дело на новое рассмотрение;

(...)

5) отменить либо изменить судебное Постановление суда первой, второй или надзорной инстанции и принять новое судебное Постановление, не передавая дело для нового рассмотрения, если допущена ошибка в применении и толковании норм материального права".


С. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации


34. В Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 2 от 20 января 2003 г. "О некоторых вопросах, возникших в связи с принятием и введением в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации" установлено, что:


"22. ... срок подачи надзорной жалобы или представления прокурора на судебные Постановления [один год], вступившие в законную силу до 1 февраля 2003 г., необходимо исчислять с 1 февраля 2003 г.".


D. Обзор судебной практики по гражданским делам за второй квартал 2004 года Верховным Судом Российской Федерации (Постановление от 6 октября 2004 г.)


35. В ответ на вопрос N 4, касающийся исчисления срока подачи надзорной жалобы на судебные Постановления, вступившие в законную силу до 1 февраля 2003 г., Президиум Верховного Суда Российской Федерации разъяснил, что окончательной датой подачи такой жалобы или представления должно считаться 2 февраля 2004 г.


Е. Закон об исполнительном производстве (Закон от 21 июля 1997 г.)


36. Исполнительные действия должны быть совершены и требования, содержащиеся в исполнительном документе, исполнены судебным приставом-исполнителем в двухмесячный срок со дня поступления к нему исполнительного документа (статья 13).


Право


I. Предполагаемое нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции вследствие отмены судебных решений


37. Европейский Суд, прежде всего, должен рассмотреть жалобы заявителя, касающиеся отмены судебного решения от 5 апреля 2002 г. в порядке надзора. Заявитель жаловался, что отмена решения нарушила его "право на судебное разбирательство", гарантированное пунктом 1 статьи 6 Конвенции, и его право на уважение его собственности, гарантированное статьей 1 Протокола N 1 к Конвенции. Эти нормы в части, относящейся к настоящему делу, гласят:


Пункт 1 статьи 6 Конвенции

"Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях... имеет право на справедливое... разбирательство дела в разумный срок... судом...".


Статья 1 Протокола N 1 к Конвенции

"Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества, иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права...".


А. Приемлемость жалобы


38. Европейский Суд полагает, что данная жалоба не может быть признана явно необоснованной по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции. Других оснований для признания жалобы неприемлемой представлено не было. Следовательно, данная жалоба должна быть признана приемлемой.


В. Существо жалобы


1. Доводы сторон


39. Власти Российской Федерации утверждали, что Президиум Краснодарского краевого суда отменил решение от 5 апреля 2002 г. с целью исправить "судебную ошибку", допущенную районным судом. Президиум Краснодарского краевого суда не выносил нового решения, а просто вернул дело на новое рассмотрение. Власти Российской Федерации обратили особое внимание на тот факт, что в отличие от дела "Рябых против Российской Федерации" ((Ryabykh v. Russia), жалоба N 52854/99, § 54, ECHR 2003-IX), в данном случае надзорное производство было инициировано одной из сторон, а именно Управлением ПФР N 25 по г. Москве и Московской области (бывшее "Управление Пенсионного фонда Российской Федерации по Ступинскому району"). Власти Российской Федерации заключили, что права заявителя, гарантированные пунктом 1 статьи 6 Конвенции и статьей 1 Протокола N 1 к Конвенции, не были нарушены.

40. Заявитель ответил, что решение от 5 апреля 2002 г. было отменено через два года после вступления в законную силу. Ни в решении президиума Краснодарского краевого суда, ни в каком-либо другом судебном решении ничего не сказано о "судебной ошибке", якобы допущенной районным судом в его первом решении. Заявитель считал, что отмена данного решения непоправимо нарушила принцип правовой определенности и его право на уважение собственности.


2. Мнение Европейского Суда


(а) Статья 6 Конвенции

41. Европейский Суд напомнил, что право на справедливое рассмотрение дела судом, гарантированное пунктом 1 статьи 6 Конвенции, должно толковаться в свете Преамбулы к Конвенции, в которой говорится, в частности, о том, что верховенство права является общим наследием договаривающихся государств. Одним из фундаментальных аспектов верховенства права является принцип правовой определенности, который требует, среди прочего, чтобы в случае, когда суды окончательно рассмотрели какое-либо дело, их решение не ставилось под сомнение (см. Постановление Европейского Суда по делу "Брумареску против Румынии" (Brumarescu v. Romania) от 28 октября 1999 г., Reports of Judgments and Decisions 1999-VII, § 61).

42. Данный принцип требует, чтобы ни одна из сторон не имела права просить возобновления производства по делу с одной лишь целью заново рассмотреть его и вынести новое решение. Вышестоящие суды должны использовать свои полномочия по отмене и изменению окончательного решения, принятого к исполнению, только с целью исправления фундаментальных нарушений. Наличие двух мнений по какому-либо вопросу не может служить основанием для пересмотра. Отступления от этого принципа оправданы только в случае, когда этого требуют существенные и непреодолимые обстоятельства (см., mutatis mutandis, Постановление Европейского Суда по делу "Рябых против Российской Федерации" (Ryabykh v. Russia), жалоба N 52854/99, § 52, ECHR 2003-X; и Постановление Европейского Суда по делу "Праведная против Российской Федерации" (Pravednaya v. Russia) от 18 ноября 2004 г., жалоба N 69529/01, § 25).

43. Европейский Суд напомнил, что пункт 1 статьи 6 Конвенции гарантирует каждому право на рассмотрение его спора о гражданских правах и обязанностях судом. Тем самым в данной норме закрепляется "право на судебное разбирательство", одним из аспектов которого является право доступа, то есть право на обращение в суд по гражданским делам. Однако данное право было бы иллюзорным, если бы в правовой системе договаривающегося государства вышестоящему суду позволялось отменять окончательное и общеобязательное судебное решение по ходатайству государственного служащего, полномочия которого на обжалование не ограничены никаким сроком, вследствие чего судебные решения могут быть обжалованы когда угодно (см. вышеуказанное дело "Рябых против Российской Федерации", §§ 54-56).

44. Европейский Суд устанавливал нарушение права заявителя на судебное разбирательство, гарантированное пунктом 1 статьи 6 Конвенции, во многих делах, в которых судебное решение, вступившее в силу и ставшее общеобязательным, впоследствии было отменено вышестоящим судом по ходатайству государственного служащего, полномочия которого на вмешательство не ограничены никаким сроком (см. Постановление Европейского Суда по делу "Росэлтранс против Российской Федерации" (Roseltrans v. Russia) от 21 июля 2005 г., жалоба N 60974/00, §§ 27-28; Постановление Европейского Суда по делу "Волкова против Российской Федерации" (Volkova v. Russia) от 5 апреля 2005 г., жалоба N 48758/99, §§ 34-36; вышеупомянутое дело "Рябых против Российской Федерации", §§ 51-56).

45. В настоящем деле решение от 5 апреля 2002 г., вынесенное в пользу заявителя, было отменено в порядке надзора на том основании, что дело заявителя было неподсудно районному суду. Европейский Суд должен выяснить, было ли право на пересмотр дела в порядке надзора реализовано государственными органами с соблюдением (насколько это возможно) справедливого баланса между интересами частного лица и необходимостью обеспечения надлежащего отправления правосудия (см., mutatis mutandis, Постановление Европейского Суда по делу "Никитин против Российской Федерации" (Nikitin v. Russia), жалоба N 50178/99, §§ 57 и 59, ECHR 2004-...).

46. Власти Российской Федерации отграничили настоящее дело от вышеупомянутых дел на том основании, что надзорное производство было инициировано УПФР по Ступинскому району, то есть стороной по делу, а не государственным служащим. Однако Европейский Суд не уверен, что подобное разграничение имеет решающее значение для анализа.

47. Прежде всего Европейский Суд отметил чрезвычайно долгий период времени (более двух лет и трех месяцев), прошедший со дня вступления в законную силу судебного решения в пользу заявителя до начала надзорного производства. Европейский Суд заметил, что ГПК РСФСР не устанавливал срока для подачи надзорной жалобы или представления прокурора, позволяя обжаловать окончательное судебное решение когда угодно (см. выше упомянутое дело "Рябых против Российской Федерации"). В настоящем деле надзорное производство было инициировано в соответствии с новым Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации, который ограничил этот срок одним годом (пункт 2 статьи 376 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, см. выше, § 33). Тем не менее переходные положения, определяющие порядок вступление в силу нового Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, разъяснение которых дал Пленум Верховного Суда Российской Федерации, предусмотрели возможность подачи надзорной жалобы или представления прокурора на судебные постановления, вступившие в законную силу до 1 февраля 2003 г. (см. выше, §§ 34 и 35). В настоящем деле УПФР по Ступинскому району воспользовался этой возможностью обжаловать судебное решение, вынесенное в пользу заявителя, которое вступило в силу 25 месяцами ранее.

48. Европейский Суд подчеркнул, что общеобязательное и принятое к исполнению судебное решение может быть отменено в исключительных случаях, к которым не относится отмена с целью добиться противоположного решения по делу (см. судебную практику, указанную в § 42 выше). В российской правовой системе основания отмены или изменения решений судом кассационной инстанции большей частью совпадают с основаниями отмены или изменения решений в порядке надзора (сравни подпункт 4 пункта 1 статьи 362 и статью 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). Таким образом, ситуации, когда оспорены вступившие в силу судебные решения, вынесенные в пользу заявителя, можно было избежать, если бы УПФР по Ступинскому району подало обычную кассационную жалобу. Однако следует заметить, что оба Гражданских процессуальных кодекса, Российской Федерации и РСФСР, позволяли любой стороне подавать ходатайство о пересмотре дела в порядке надзора, даже если ранее не была исчерпана возможность подачи кассационной жалобы. В настоящем деле УПФР по Ступинскому району не использовало свое право на подачу кассационной жалобы, по крайней мере, два раза и дважды позволяло истечь десятидневному сроку, не обжаловав ни решение от 5 апреля 2002 г., ни решение от 14 октября 2002 г., касавшееся того же вопроса. В действительности представитель УПФР по Ступинскому району не явился на судебное заседание 14 октября 2002 г., хотя, как отметил районный суд, УПФР по Ступинскому району Московской области было должным образом уведомлено о заседании. Власти Российской Федерации не указали никаких чрезвычайных обстоятельств, мешавших УПФР по Ступинскому району Московской области представить свои доводы в районный суд или своевременно подать кассационную жалобу.

49. Наконец, Европейский Суд отметил, что власти Российской Федерации не представили копию ходатайства УПФР по Ступинскому району Московской области о пересмотре судебного решения в порядке надзора. Тем не менее, судя по всему, было подано два отдельных ходатайства. Первое ходатайство было подано УПФР по Ступинскому району Московской области и содержало требование о прекращении исполнительного производства (см. выше, § 26), а второе ходатайство было подано начальником УПФР по Ступинскому району Московской области и содержало некоторые доводы по существу дела (см. выше, § 28). В любом случае ни об одном из ходатайств не было сообщено заявителю с целью получения его комментариев, так как новый Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации не предусматривает уведомления другой стороны об этих документах.

50. Учитывая все вышесказанное, Европейский Суд счел, что, удовлетворив просьбу УПФР по Ступинскому району Московской области об отмене судебного решения от 5 апреля 2002 г., президиум Краснодарского краевого суда нарушил принцип правовой определенности и право заявителя на судебное разбирательство, гарантированное пунктом 1 статьи 6 Конвенции. Соответственно, имело место нарушение этой статьи.


(b) Статья 1 Протокола N 1 к Конвенции

51. Европейский Суд напоминает, что наличие долга, подтвержденного окончательным и принятым к исполнению судебным решением, наделяет лицо, в пользу которого вынесено это решение, "правомерным ожиданием" того, что этот долг будет выплачен и является "собственностью" лица по смыслу статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. Отмена такого решения является вмешательством в его право на беспрепятственное пользование имуществом (см., среди прочих источников, вышеупомянутое Постановление по делу "Брумареску против Румынии", § 74; Постановление Европейского Суда по делу "Андросов против Российской Федерации" (Androsov v. Russia) от 6 октября 2005 г., жалоба N 63973/00, § 69).

52. Власти Российской Федерации отрицали, что статья 1 Протокола N 1 к Конвенции была нарушена вследствие отмены вступившего в силу судебного решения, вынесенного в пользу заявителя. Они подчеркнули, что заявитель продолжал получать ежемесячно определенную сумму компенсации за причиненный его здоровью вред.

53. Так как не было доказано, что были нарушены положения гражданско-процессуального законодательства, регулирующие отмену судебных решений, Европейский Суд предположил, что вмешательство было правомерным. Не было необходимости выяснять, преследовало ли вмешательство законную цель, поскольку в любом случае было несоразмерно любой цели по следующим причинам.

54. Европейский Суд заметил, что судебное разбирательство касалось компенсации за вред, причиненный здоровью заявителя во время участия в работах по ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС. Значительная сумма, представляющая собой недоплаченное вознаграждение и проценты, была взыскана судом с государственного пенсионного органа. Отмена вступившего в силу законного решения лишило заявителя возможности ссылаться на окончательное судебное решение и получить деньги, которые он правомерно рассчитывал получить (см. выше, § 30). При данных обстоятельствах Европейский Суд счел, что отмена судебного решения от 5 апреля 2002 г. в порядке надзора привела к возложению на заявителя чрезмерного бремени и, соответственно, не соответствовала статье 1 Протокола N 1 к Конвенции. Следовательно, имело место нарушение данной статьи.


II. Предполагаемое нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции вследствие длительного неисполнения судебных решений


55. Кроме того, заявитель жаловался на неисполнение судебных решений от 5 апреля и 14 октября 2002 г. Он сослался на статью 6 Конвенции и статью 1 Протокола N 1 к Конвенции.


А. Приемлемость жалобы


56. Относительно возобновления производства в порядке надзора (см. выше, § 26 и далее) власти Российской Федерации отметили, что "не представлялось возможным делать вывод о соблюдении положений Конвенции", потому что жалобы заявителя могли быть рассмотрены Европейским Судом только после того, как будет вынесено окончательное судебное решение по делу.

57. Европейский Суд заметил, что следовало рассмотреть вопрос о том, были ли судебные решения, вынесенные в пользу заявителя, исполнены в "разумный срок". Соответственно, необходимо было установить, что рассматриваемые судебные решения "могли быть выполнены". В настоящем деле в связи с тем, что судебные решения от 5 апреля и 14 октября 2000 г. не были обжалованы, в соответствии с действовавшим в то время ГПК РСФСР, данные решения вступили в законную силу и могли быть исполнены через десять дней после их вынесения (см. выше, §§ 31 и 32). С этого момента должник, государственное учреждение, обязан выполнить данные решения. 14 октября 2002 г. районный суд выдал заявителю исполнительный лист, а затем судебный пристав-исполнитель возбудил исполнительное производство. Решение Верховного Суда от 6 февраля 2004 г. приостановило исполнительное производство, но не затронуло действительности судебных решений, которые не были исполнены до этих пор (см. выше, § 26). Начало надзорного производства само по себе не снимало с должника обязанности соблюдать вступившее в законную силу судебное решение, которая лежала на нем, по меньшей мере, до 22 июля 2004 г., когда Краснодарский краевой суд отменил постановление от 5 апреля 2002 г.

58. Следовательно, по крайней мере, с 5 апреля 2002 г. по 22 июля 2004 г. судебные решения, вынесенные в пользу заявителя, "могли быть исполнены", и государственное учреждение было обязано им подчиниться. В любом случае Европейский Суд напомнил, что отмена судебного решения способом, признанным несоответствующим принципу правовой определенности и праву заявителя на судебное разбирательство, не может служить оправданием неисполнения этого решения (см. Постановление Европейского Суда по делу "Сухобоков против Российской Федерации" (Sukhobokov v. Russia) от 13 апреля 2006 г., жалоба N 75470/01, § 26). Следовательно, возражение властей Российской Федерации подлежит отклонению.

59. Европейский Суд отмечает, что данная жалоба не может быть признана явно необоснованной по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции. Других оснований для признания жалобы неприемлемой представлено не было. Следовательно, Европейский Суд объявил данную жалобу приемлемой.


В. Существо жалобы


60. Власти Российской Федерации оспорили правовые основания, на которых базировалось судебное решение от 5 апреля 2002 г. Власти Российской Федерации не дали никаких комментариев по существу жалобы на неисполнение судебных решений.

61. Заявитель поддержал свои требования.

62. Обращаясь к настоящему делу, Европейский Суд отмечает, что власти Российской Федерации не оспаривали ответственность государства за долги УПФР по Ступинскому району, возложенные на него судебными решениями, вынесенными в пользу заявителя (см., для сравнения, Решение Европейского Суда по делу "Герасимова против Российской Федерации" (Gerasimova v. Russia) от 16 сентября 2004 г., жалоба N 24669/02). Как отмечено выше, решение от 5 апреля 2002 г. вступило в законную силу через десять дней после вынесения, то есть 15 апреля 2002 г. С этого момента и, по крайней мере, до 6 февраля 2004 г., когда исполнение было официально приостановлено Верховным Судом Российской Федерации, государственное учреждение было обязано исполнять решение. Однако Европейский Суд заметил, что решение от 5 апреля 2002 г. осталось неисполненным, несмотря на вынесение 14 октября 2002 г. решения, предписавшего должнику выполнить первое решение.

63. Европейский Суд часто устанавливал нарушения пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 в делах, касавшихся вопросов, аналогичных затронутым в настоящем деле (см., например, Постановление Европейского Суда по делу "Бурдов против Российской Федерации" (Burdov v. Russia), жалоба N 59498/00, ECHR 2002-III; Постановление Европейского Суда по делу "Познахирина против Российской Федерации" (Poznakhirina v. Russia) от 24 февраля 2005 г., жалоба N 25964/02; Постановление Европейского Суда по делу "Вассерман против Российской Федерации (N 1)" (Wasserman v. Russia) (N 1) от 18 ноября 2004 г., жалоба N 15021/02; вышеупомянутое Постановление Европейского Суда по делу "Сухобоков против Российской Федерации").

64. Рассмотрев представленные материалы, Европейский Суд отметил, что власти Российской Федерации не привели никаких фактов или доводов, способных убедить прийти к противоположному выводу в настоящем деле. Власти Российской Федерации не представили никаких объяснений подобной задержке при исполнении судебных решений. Учитывая свою судебную практику по данному вопросу, Европейский Суд постановил, что, не выполняя столь долго вступившие в законную силу судебные решения, вынесенные в пользу заявителя, государственные органы нарушили право заявителя на судебное разбирательство и не позволили ему получить деньги, на которые он имел право рассчитывать.

65. Соответственно, Европейский Суд признал, что имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции вследствие неисполнения судебных решений, вынесенных в пользу заявителя.


III. Применение статьи 41 Конвенции


66. Статья 41 Конвенции гласит:


"Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".


А. Материальный ущерб и моральный вред


67. Заявитель требовал 160 600 евро в возмещении материального вреда, что представляло собой сумму, которая должна была ему быть выплачена в соответствии с судебными решениями от 5 апреля и 14 октября 2002 г., включая проценты. Он также требовал 3 000 евро в возмещение морального вреда.

68. Власти Российской Федерации посчитали, что материальный вред не подлежал возмещению, так как судебные решения были отменены. Что касается требования о возмещении морального вреда, заявитель не представил никаких доказательств того, что действиями государственных органов ему были причинены страдания.

69. Европейский Суд напомнил, что в настоящем деле он установил нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции вследствие того, что судебные решения, вынесенные в пользу заявителя, оставались неисполненными столь долгое время, а затем были отменены. Тем самым заявителю не позволили получить деньги, получения которых он правомерно ожидал. Поэтому между установленными нарушениями и требованием заявителя о возмещении материального вреда была причинно-следственная связь. В то время, когда выносились судебные решения в пользу заявителя, присужденная сумма составляла примерно 154 000 евро по официальному курсу обмена валют (см. выше, § 17). Кроме того, дополнительный материальный вред, наверняка, был причинен в период, прошедший с момента вступления в силу судебного решения до вынесения настоящего Постановления Европейским Судом (см. Постановление Европейского Суда по делу "Гринберг против Российской Федерации" (Grinberg v. Russia) от 21 июля 2005 г., жалоба N 23472/03, § 39). Представленная заявителем оценка этого вреда в размере 6 100 евро не кажется чрезмерной или неразумной. В любом случае власти Российской Федерации не предлагали иного метода для расчета процентов. Соответственно, Европейский Суд присудил заявителю 160 000 евро в возмещение материального вреда плюс любые налоги, которые могут быть взысканы с этой суммы.

70. Кроме того, Европейский Суд счел, что заявителю был причинен моральный вред вследствие неисполнения государственными органами судебных решений, вынесенных в его пользу, и последующей отмены этих решений. Европейский Суд принял во внимание размер и характер компенсации в настоящем деле, то есть компенсации за инвалидность, связанную с выполнявшейся работой, и период бездействия властей. Исходя из принципа справедливости, Европейский Суд присудил заявителю полную сумму его требования о возмещении морального вреда, а именно 3 000 евро, плюс любые налоги, которые могут быть взысканы с данной суммы.


В. Судебные расходы и издержки


71. Заявитель не заявлял никаких требований по данному основанию, и, следовательно, Европейский Суд не присуждает никаких компенсаций в отношении судебных расходов и издержек.


С. Процентная ставка при просрочке платежей


72. Европейский Суд счел, что процентная ставка при просрочке платежей должна быть установлена в размере предельной годовой процентной ставки по займам Европейского центрального банка плюс три процента.


На основании изложенного Суд единогласно:


1) признал жалобу приемлемой;

2) постановил, что имело место нарушение статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции вследствие отмены судебного решения от 5 апреля 2002 г. в порядке надзора;

3) постановил, что имело место нарушение статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции вследствие длительного неисполнения судебных решений от 5 апреля и 14 октября 2002 г.;

4) постановил:

(а) что государство-ответчик обязано в течение трех месяцев со дня вступления Постановления в законную силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции выплатить заявителю следующие суммы, переведенные в российские рубли по курсу, установленному на день выплаты:

(i) в возмещение материального вреда 160 600 (сто шестьдесят тысяч шестьсот) евро;

(ii) в возмещение морального вреда 3 000 (три тысячи) евро;

(iii) любые налоги, которые могут быть взысканы с данных сумм;

(b) что по истечении указанного трехмесячного срока и до произведения окончательной выплаты на указанные суммы начисляется простой процент в размере предельной годовой кредитной ставки Европейского центрального банка плюс три процента.


Совершено на английском языке, и уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 21 сентября 2006 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.


Серен Нильсен
Секретарь Секции Суда

Христос Розакис
Председатель Палаты Суда



Постановление Европейского Суда по правам человека от 21 сентября 2006 г. Дело "Борщевский (Borshchevskiy) против Российской Федерации" (жалоба N 14853/03) (Первая секция)


Текст Постановления опубликован в Бюллетене Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 3/2008.


Перевод редакции Бюллетеня Европейского Суда по правам человека


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.