Решение Европейского Суда по правам человека от 31 мая 2007 г. по вопросу приемлемости жалобы N 25867/02 "Сергей Данилович Анохин (Sergey Danilovich Anokhin) против Российской Федерации" (Первая секция)

Европейский Суд по правам человека
(Первая секция)


Решение по вопросу приемлемости
жалобы N 25867/02
"Сергей Данилович Анохин (Sergey Danilovich Anokhin) против Российской Федерации"


Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), заседая 31 мая 2007 г. Палатой в составе:

Х.Л. Розакиса, Председателя Палаты,

Л. Лукаидеса,

А. Ковлера,

Х. Гаджиева,

Д. Шпильманна,

С.Е. Йебенса,

Дж. Малинверни, судей,

а также при участии С. Нильсена, Секретаря Секции Суда,

принимая во внимание указанную жалобу, поданную 10 июня 2002 г.,

принимая во внимание Решение о применении к данному делу положений пункта 3 статьи 29 Конвенции и рассмотрении данной жалобы одновременно по вопросу приемлемости и по существу,

принимая во внимание доводы властей государства-ответчика и ответные замечания, представленные заявителем,

посовещавшись, вынес следующее Решение:


Факты


Заявитель, Сергей Данилович Анохин, гражданин Российской Федерации, 1949 года рождения, проживает в г. Красный Сулин Ростовской области. Власти Российской Федерации были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П.А. Лаптевым.


А. Обстоятельства дела


Обстоятельства дела, как они представлены сторонами, можно кратко изложить следующим образом.


1. Предыстория вопроса


Заявитель является бывшим работником различных угольных шахт ОАО "Ростовуголь" - акционерного общества с ограниченной ответственностью* (*Так в тексте. В законодательстве Российской Федерации такая организационно-правовая форма юридического лица отсутствует. Исходя из аббревиатуры "ОАО", речь, видимо, идет об открытом акционерном обществе (прим. переводчика).).

Общество было создано в результате реорганизации в начале 1990-х годов одного из основных предприятий - производителей угля в Советском Союзе.

В 1993 году несколько предприятий были объединены в соответствии с нормами частного права в акционерное общество с ограниченной ответственностью* (*Далее по тексту - компания (прим. переводчика).). Как сообщают власти Российской Федерации, федеральным органам государственной власти и органам государственной власти субъекта* (*Так в тексте. Речь идет о властях Ростовской области (прим. переводчика).) Российской Федерации принадлежало 66,9 и 20 процентов акций компании, соответственно. По-видимому, оставшаяся часть акций принадлежала частным лицам, включая работников компании.

Вероятно, в конце 1990-х годов у компании начались неприятности, и впоследствии она столкнулась с трудностями по погашению своих обязательств, бульшую часть которых составляла заработная плата многочисленным работникам компании.

В 2001-2002 годах, столкнувшись с социальной напряженностью в соответствующей области, федеральные органы государственной власти вмешались, приняв специальную программу, согласно которой ОАО* (*Так в тексте (прим. переводчика).) подлежало ликвидации, его активы должны были быть распроданы, а долг компании частично профинансирован властями.

В 2001-2002 годах, сразу после увольнения, заявитель подал в пять судов иски против своего бывшего работодателя, требуя выплаты заработной платы и невыплаченных социальных пособий.


2. Первое судебное разбирательство и соответствующее исполнительное производство


Решением от 17 сентября 2001 г. мировой судья судебного участка N 4 г. Новошахтинска Ростовской области взыскал с компании-ответчика в пользу заявителя задолженность по заработной плате в сумме 10 513 рублей за период с июля по декабрь 2000 г. и январь 2001 г. Судебное решение вступило в силу 28 сентября 2001 г.

По информации властей Российской Федерации, причитающиеся заявителю денежные средства были полностью перечислены на его банковский счет 30 января 2002 г., то есть чуть более чем через четыре месяца после вынесения судебного решения от 17 сентября 2001 г.


3. Второе судебное разбирательство и соответствующее исполнительное производство


19 сентября 2001 г. Красносулинский городской суд Ростовской области* (*Так в тексте. Исходя из характера спора и информации об аналогичном иске, изложенной выше, в разделе 2, речь, видимо, идет о судебном решении мирового судьи, а не городского суда (прим. переводчика).) взыскал с компании-ответчика в пользу заявителя пособие по профессиональному заболеванию в сумме 30 627 рублей 96 копеек. Судебное решение вступило в силу 28 сентября 2001 г.

Власти Российской Федерации утверждали, что рассматриваемое судебное решение было полностью исполнено банковским переводом от 22 декабря 2003 г., то есть через два года, два месяца и 24 дня после вступления в силу судебного решения от 19 сентября 2001 г.


4. Третье судебное разбирательство и соответствующее исполнительное производство


12 ноября 2001 г. Новошахтинский городской суд Ростовской области обязал компанию-ответчика выплатить заявителю сумму в размере 5 000 рублей в качестве компенсации морального вреда за задержки по выплате заработной платы. Это судебное решение вступило в силу 14 февраля 2002 г.

По информации властей Российской Федерации, судебное решение было полностью исполнено банковским переводом на счет заявителя от 20 декабря 2002 г. Перевод был осуществлен через десять месяцев и пять дней после вступления указанного судебного решения в законную силу.


5. Четвертое судебное разбирательство и соответствующее исполнительное производство


Решением от 18 апреля 2002 г. мировой судья судебного участка N 4 г. Новошахтинска Ростовской области обязал ответчика выплатить заявителю индексацию за несвоевременно выплаченную заработную плату за 2000-2001 годы в сумме 2 838 рублей 51 копейка. Решение вступило в законную силу 29 апреля 2002 г.

Власти Российской Федерации утверждали, что исполнительный лист, выданный во исполнение судебного решения от 18 апреля 2002 г., был принят ликвидационной комиссией компании и включен в реестр кредиторов второй очереди. Он будет исполнен после дополнительной реализации имущества и удовлетворения требований всех кредиторов первой очереди.


6. Пятое судебное разбирательство и соответствующее исполнительное производство


31 мая 2002 г. мировой судья участка N 1 г. Новошахтинска Ростовской области присудил заявителю компенсацию за невыплату ему заработной платы в период с августа по сентябрь 1999 г. и постановил взыскать с компании-ответчика 29 850 рублей 98 копеек. Судебное решение вступило в законную силу 11 июня 2002 г.

Власти Российской Федерации утверждали, что заявитель получил копию исполнительного листа, выданного во исполнение указанного судебного решения, в канцелярии суда первой инстанции 14 июня 2002 г., но не отправлял ее в компанию на протяжении трех лет. В итоге исполнительный лист поступил в компанию 5 мая 2005 г. Ликвидационная комиссия все еще ожидает от заявителя вторую копию исполнительного листа и копию судебного решения от 31 мая 2002 г. После получения указанных документов требования заявителя будут включены в список требований кредиторов компании второй очереди.


7. Исполнительное производство в отношении компании-ответчика


6 декабря 2001 г. пристав-исполнитель г. Шахты наложил арест на активы ОАО "Ростовуголь", оценочная стоимость которых составила 709 миллионов рублей.

В письмах от 18 марта и 24 апреля 2002 г. заместитель главы администрации Ростовской области по вопросам топлива, энергетики и природных ресурсов сообщил заявителю, что: ОАО "Ростовуголь" было признано неплатежеспособной компанией, вопрос о реструктуризации компании давно обсуждался властями различных уровней, 31 января 2002 г. Федеральная межведомственная комиссия по социально-экономическим проблемам угледобывающей промышленности утвердила план ликвидации компании, 12 марта 2002 г. собрание акционеров ОАО "Ростовуголь" одобрило указанное решение, что долги ОАО "Ростовуголь" будут оплачены из суммы, полученной от реализации имущества компании, а также при финансовой поддержке властей, и долги по заработной плате будут выплачены в течение 2002 года.

Письмом от 13 мая 2002 г. государственное учреждение "Соцуголь", созданное с целью разрешения проблем, возникающих в процессе реструктуризации предприятий угледобывающей промышленности, проинформировало заявителя о том, что его ранее поданные жалобы на длительное неисполнение судебных решений были направлены в ОАО "Ростовуголь" и что председателю ликвидационной комиссии дано указание о выплате задолженности в кратчайшие сроки.


В. Соответствующее внутригосударственное законодательство


1. Ограниченная ответственность акционеров


В статье 2 Федерального закона от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ "Об акционерных обществах" закреплено, среди прочего, что акционерное общество является коммерческой организацией, чей капитал разделен на определенное число акций, удостоверяющих права и обязанности участников (акционеров) по отношению к компании. Акционеры не отвечают по обязательствам компании и несут риск ущерба, связанного с деятельностью компании, только в размере суммы принадлежащих им акций.


2. Права кредиторов в рамках процедуры ликвидации в связи с несостоятельностью компании


В соответствии с Федеральным законом от 6 октября 2002 г. N 27-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" конкурсными кредиторами являются кредиторы по денежным обязательствам, за исключением уполномоченных органов, граждан, перед которыми должник несет ответственность за причинение вреда жизни или здоровью, морального вреда, имеет обязательства по выплате вознаграждения по авторским договорам, а также учредителей должника по обязательствам, вытекающим из такого участия. Они являются участниками процедуры банкротства и могут обжаловать в суд действие или бездействие, нарушающее их права.


3. Постановление Правительства Российской Федерации от 20 декабря 2002 г. N 1810-П


В силу указанного постановления Министерство энергетики Российской Федерации* (*Указом Президента Российской Федерации от 9 марта 2004 г. N 314 "О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти" Министерство энергетики Российской Федерации упразднено, а вместо него образовано Министерство промышленности и энергетики Российской Федерации (прим. переводчика).) было обязано профинансировать долг ОАО "Ростовуголь" в части, касающейся долгов по заработной плате и соответствующим социальным выплатам до принятия решения о ликвидации компании.


4. Государственное учреждение "Соцуголь"


Государственное учреждение "Соцуголь" было учреждено Постановлением Правительства Российской Федерации от 20 ноября 1997 г. в качестве главного координатора программ регионального развития, введенных для разрешения социальных проблем, вытекающих из реструктуризации угледобывающей промышленности.


Суть жалобы


Заявитель обжаловал тот факт, что он не мог получить денежные средства, присужденные ему судами Российской Федерации.


Право


Заявитель обжаловал неспособность властей Российской Федерации выплатить присужденные ему денежные суммы. Эти жалобы попадают под действие статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции, которые в части, касающейся настоящего дела, звучат следующим образом:


Пункт 1 статьи 6 Конвенции

"Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях... имеет право на справедливое... разбирательство дела... судом...".


Статья 1 Протокола N 1 к Конвенции

"Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.

Предыдущие положения не умаляют права государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других сборов или штрафов."


А. Доводы сторон


Власти Российской Федерации утверждали, что Российская Федерация как главный акционер ОАО "Ростовуголь" не отвечала по долгам компании. В любом случае государство предприняло некоторые шаги, направленные на разрешение проблем ОАО "Ростовуголь", включая финансовую помощь. Власти также утверждали, что бульшая часть присужденных заявителю денежных средств была выплачена полностью и в разумный срок и что задержки были оправданы необходимостью продажи активов компании-ответчика для погашения ее долгов.

Заявитель не согласился с доводами властей Российской Федерации и сослался на письмо государственного учреждения "Соцуголь" от 13 мая 2002 г., утверждая, что письмо доказывало, что государство приняло на себя ответственность по платежам. Он также утверждал, что государство не осуществляло должным образом контроль за управлением компанией и поэтому должно нести ответственность за долги компании.


В. Мнение Европейского Суда


В начале Европейский Суд отмечает, что в случае, когда заявитель обжалует неспособность исполнить решение суда, вынесенное в пользу заявителя, степень ответственности государства в рамках статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции различается в зависимости оттого, является ли должником Высокая Договаривающаяся Сторона по смыслу статьи 34 Конвенции или частное лицо. В первом случае правоприменительная практика Европейского Суда исходит из того, что государство должно выполнить соответствующее судебное решение полностью и в срок (см., например, Постановление Европейского Суда по делу "Бурдов против Российской Федерации" (Burdov v. Russia), жалоба N 59498/00, ECHR 2002-III, §§ 33-42). Если должником является частное лицо, положение иное, поскольку государство обычно не несет напрямую ответственность по долгам частных лиц и его обязательства по указанным конвенционным положениям сводятся к обеспечению необходимой помощи кредитору при исполнении соответствующих судебных решений о присуждении денежных средств, например через службу судебных приставов-исполнителей или процедуру банкротства (см.: Решение Европейского Суда по делу "Шестаков против Российской Федерации" (Shestakov v. Russia) от 18 июня 2002 г., жалоба N 48757/99, Решение Европейского Суда по делу "Кривоногова против Российской Федерации" (Krivonogova v. Russia) от 1 апреля 2004 г., жалоба N 74694/01, и Постановление Европейского Суда по делу "Кесьян против Российской Федерации" (Kesyan v. Russia) от 19 октября 2006 г., жалоба N 36496/02). Таким образом, если власти обязаны действовать, чтобы исполнить судебное решение и не выполнили своего обязательства, их бездействие может при определенных обстоятельствах повлечь ответственность государства на основании пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции (см. Постановление Европейского Суда по делу "Сколло против Италии" (Scollo v. Italy) от 28 сентября 1995 г., Series A, N 315-C, §44, и Постановление Европейского Суда по делу "Фуклев против Украины" (Fuklev v. Ukraine) от 7 июня 2005 г., жалоба N 71186/01, §84). Задачей Европейского Суда в таких случаях является рассмотреть, были ли осуществленные властями меры надлежащими и достаточными и действовали ли власти с усердием при оказании должнику помощи в исполнении судебного решения (см. Постановление Европейского Суда по делу "Фочиак против Румынии" (Fociac v. Romania) от 3 февраля 2005 г., жалоба N 2577/02, §70, и упомянутое выше Постановление Европейского Суда по делу "Фуклев против Украины" (Fuklev v. Ukraine), §84).

Поскольку заявитель утверждал, что власти Российской Федерации должны были нести прямую ответственность по долгам компании-ответчика - частного юридического лица, контролируемого властями Российской Федерации и частично принадлежащего федеральным органам государственной власти и органам государственной власти субъекта Российской Федерации в виде 66,9 и 20 процентов акций соответственно, - первым вопросом, подлежащим рассмотрению, является вопрос о том, являются ли долги компании-ответчика долгами властей Российской Федерации как Высокой Договаривающейся Стороны по смыслу статьи 34 Конвенции.

В этом отношении Европейский Суд отмечает, что в соответствии с законодательством Российской Федерации компания-ответчик образована в качестве акционерного общества с ограниченной ответственностью - отдельного юридического лица, располагает возможностью иметь имущество, которые отличаются от имущества акционеров, и управляется уполномоченными лицами.

Таким образом, государство, как любой другой акционер, отвечает по долгам компании только в размере суммы, инвестированной в акции компании, и Европейский Суд полагает, что ничто в данном деле или в доводах заявителя не заставляет предположить, как минимум в отношении периода после 5 мая 1998 г. - даты вступления Конвенции в силу для Российской Федерации, - что Российская Федерация прямо несла ответственность за финансовые затруднения компании, использовала корпоративные фонды в ущерб интересам компании и ее акционеров, не смогла поддерживать конкурентные* (*Отношения между независимыми участниками (в противовес отношениям между, например, основной компанией и филиалом) (прим. переводчика).) отношения с компанией или иным образом нарушила корпоративную форму (см. для сравнения Постановление Европейского Суда по делу "Шаренок и другие против Украины" (Sharenok and Others v. Ukraine) от 22 февраля 2005 г., жалоба N 35087/02, Постановление Европейского Суда по делу "Михайленки и другие против Украины" (Mykhaylenky and Others v. Ukraine) от 30 ноября 2004 г., жалобы N 35091/02 и последующие, и Постановление Европейского Суда по делу "Лисянский против Украины" (Lisyanskiy v. Ukraine) от 4 апреля 2006 г., жалоба N 17899/02). Европейский Суд также полагает, что утверждение заявителя о том, что власти Российской Федерации не осуществляли контроль за деятельностью компании, является общим и неточным, поскольку нет никаких указаний на то, что финансовые затруднения компании были вызваны плохим руководством, а не общими последствиями неблагоприятных условий в угледобывающей промышленности и на рынке.

В том, что касается ссылки заявителя на письмо государственного учреждения "Соцуголь" от 13 мая 2002 г., и, в более общем смысле, на попытки властей оказать ликвидационной комиссии помощь в управлении долгами компании, Европейский Суд полагает, что ничто в Конвенции не запрещает государству принимать на себя ответственность по долгам частной компании полностью или частично или предоставлять иную финансовую, социальную или административную помощь. Однако в материалах дела ничто не указывает на то, что власти Российской Федерации обещали выплатить долг компании полностью или частично, а затем не выполнили обязательство или что способ, которым власти помогали компании, был несправедливым или явно неразумным.

Как следует из Постановления Правительства Российской Федерации от 20 декабря 2002 г. N 1810-П, на которое ссылались власти Российской Федерации, государство взяло на себя обязательство предоставить финансовую помощь ОАО "Ростовуголь" только в том, что касалось задолженности по заработной плате и социальных выплат до момента принятия решения о ликвидации компании.

Европейский Суд отмечает, что суды Российской Федерации вынесли пять судебных решений в пользу заявителя о взыскании денежных средств с ОАО "Ростовуголь". Три из них - судебные решения от 17 и 19 сентября и 12 ноября 2001 г. - касались заработной платы и сопутствующих платежей, а оставшиеся два - от 18 апреля и 31 мая 2002 г. - касались присуждения процентов за просрочку выплаты заработной платы. Европейский Суд отмечает, что Постановлением от 20 декабря 2002 г. Правительство Российской Федерации приняло на себя ответственность по долгам компании-ответчика в части, касающейся первых трех судебных решений. Европейский Суд отмечает, что судебное решение от 17 сентября 2001 г. было исполнено должником в течение четырех месяцев, а судебное решение от 12 ноября 2001 г. - в течение десяти месяцев и пяти дней. Поскольку судебные решения были исполнены полностью и задержки не были существенно длительными, Европейский Суд полагает, что отсутствует нарушение Конвенции в связи с указанными присужденными денежными средствами. В том, что касается судебного решения от 19 сентября 2001 г., власти Российской Федерации приняли на себя ответственность по его исполнению 20 декабря 2002 г., и судебное решение было полностью исполнено 22 декабря 2003 г. - через один год и два дня. Европейский Суд отмечает, что государство изначально не несло ответственность по долгам компании, что оно добровольно предприняло определенные шаги, направленные на оказание финансовой поддержки ОАО "Ростовуголь", и что надлежащее оказание этой помощи требовало от властей дополнительных административных усилий и мер материально-технического характера.

Ввиду изложенного и принимая во внимание правоприменительную практику Европейского Суда (см., например, Решение Европейского Суда по делу "Грищенко против Российской Федерации" (Grishchenko v. Russia) от 8 июля 2004 г., жалоба N 75907/01, Решение Европейского Суда по делу "Пресняков против Российской Федерации" (Presnyakov v. Russia) от 10 ноября 2005 г., жалоба N 41145/02, и Решение Европейского Суда по делу "Колотков против Российской Федерации" (Kolotkov v. Russia) от 9 марта 2006 г., жалоба N 41146/02), Европейский Суд приходит к выводу, что нельзя сказать, что задержка в один год и два дня повлияла на права заявителя способом, не совместимым с требованиями статьи 6 Конвенции или статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. В том что касается оставшихся двух судебных решений от 18 апреля и 31 мая 2002 г., соответственно, Европейский Суд полагает, что они представляли собой долги компании-ответчика, за которые государство не несло напрямую ответственность, и пределы ответственности государства по Конвенции были ограничены оказанием заявителю помощи в получении присужденных ему денежных средств.

Следующий вопрос, который подлежит рассмотрению, заключается в том, были ли, исходя из материалов дела, меры, предпринятые властями в отношении указанных двух судебных решений, надлежащими и достаточными, и действовали ли власти с усердием при оказании кредитору помощи в исполнении судебного решения (см. приведенные выше Постановление Европейского Суда по делу "Фочиак против Румынии" (Fociac v. Romania) и Постановление Европейского Суда по делу "Фуклев против Украины" (Fuklev v. Ukraine). Европейский Суд отмечает, что заявитель не обжалует какие-либо конкретные действия ликвидационной комиссии или суда, а, скорее, в целом не удовлетворен задержками и отсутствием платежа. Не утверждается, что комиссия, суд или служба судебных приставов-исполнителей путем действия или бездействия попытались скрыть или занизить размер денежных фондов и активов компании в ущерб правам кредиторов, что государство вмешалось бы в процедуру исполнения (см. для сравнения приведенные выше Решение Европейского Суда по делу "Шестаков против Российской Федерации" (Shestakov v. Russia) и Постановление Европейского Суда по делу "Лисянский против Украины" (Lisyanskiy v. Ukraine) или что финансовая помощь государства была бы использована ненадлежащим или незаконным образом. Кроме того, Европейский Суд отмечает, что заявитель все еще не выполнил просьбу ликвидационной комиссии о предоставлении второй копии исполнительного листа и копии судебного решения от 31 мая 2002 г. В заключение заявитель не инициировал какого-либо разбирательства в отношении ликвидационной комиссии или суда в связи со своими жалобами. В данных обстоятельствах Европейский Суд не делает вывод о том, что власти Российской Федерации не выполнили какую-либо из своих обязанностей в отношении исполнения указанных судебных решений.

Следовательно, жалоба является явно необоснованной и должна быть отклонена в соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 35 Конвенции.


На основании изложенного Суд единогласно:


решил прекратить применение пункта 3 статьи 29 Конвенции к настоящей жалобе;

объявил жалобу неприемлемой для рассмотрения по существу.


Серен Нильсен
Секретарь Секции Суда

Христос Розакис
Председатель Палаты Суда



Решение Европейского Суда по правам человека от 31 мая 2007 г. по вопросу приемлемости жалобы N 25867/02 "Сергей Данилович Анохин (Sergey Danilovich Anokhin) против Российской Федерации" (Первая секция)


Текст решения опубликован в Бюллетене Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 3/2008.


Перевод редакции Бюллетеня Европейского Суда по правам человека


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.