Постановление Европейского Суда по правам человека от 13 июля 2006 г. Дело "Григорьева (Grigoryeva) против Российской Федерации" (жалоба N 21419/04) (Пятая Секция)

Европейский Суд по правам человека
(Пятая Секция)


Дело "Григорьева (Grigoryeva) против Российской Федерации"
(Жалоба N 21419/04)


Постановление Суда


Страсбург, 13 июля 2006 г.


Европейский Cуд по правам человека (Пятая Секция), заседая Палатой в составе:

П. Лоренсена, Председателя Палаты,

К. Юнгвирта,

В. Буткевича,

М. Цацы-Николовской,

А. Ковлера,

Х. Боррего Боррего,

Р. Йегер, судей,

а также при участии К. Вестердийк, Секретаря Секции Суда,

заседая 19 июня 2006 г. за закрытыми дверями,

в указанный день принял следующее Постановление:


Процедура


1. Дело было инициировано жалобой N 21419/04, поданной 6 марта 2001 г. В Европейский Суд против Российской Федерации гражданкой России Евдокией Ивановной Григорьевой (далее - заявительница) в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Заявительница умерла после того, как подала жалобу в Европейский Суд. Однако ее дочь Анна Васильевна Сорокина выразила желание продолжать рассмотрение жалобы.

2. Интересы заявителя в Европейском Суде представляла С. Познахирина, юрист из г. Нововоронежа. Власти Российской Федерации были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П.А. Лаптевым.

3. 9 июля 2004 г. Европейский Суд решил коммуницировать жалобу заявительницы властям Российской Федерации. В соответствии с пунктом 3 статьи 29 Конвенции Европейский Суд решил рассмотреть данную жалобу одновременно по вопросу приемлемости и по существу.


Факты


4. Заявительница родилась в 1915 году и проживала в г. Нововоронеже Воронежской области.

5. 20 ноября 2000 г. Нововоронежский городской суд Воронежской области удовлетворил иск заявительницы к Комитету социальной защиты населения г. Нововоронежа Воронежской области и присудил ей 10 543 рубля 59 копеек в качестве компенсации задолженности по выплатам пенсии.

6. Данное судебное решение не было обжаловано, и оно вступило в силу. 30 ноября 2000 г. на основании судебного решения был выдан исполнительный лист.

7. Судебное решение было исполнено 2 марта 2005 г.


Право


I. Locus Standi*


(*Locus Standi (лат.) - право на обращение в суд, процессуальная правосубъектность (прим. переводчика).)


8. Прежде всего, Европейский Суд отметил факт смерти заявительницы и желание ее дочери продолжить рассмотрение жалобы, поданной заявительницей.

9. Европейский Суд напомнил, что если заявитель умер во время рассмотрения его дела, его ближайшие наследники могут, как правило, продолжать поддерживать жалобу от его имени (см. Постановление Европейского Суда по делу "Йечюс против Литвы" (Jecius v. Lithuania), жалоба N 34578/97, § 41, ECHR 2000-IX). Европейский Суд счел, что дочь заявительницы обладает законным интересом в рассмотрении жалобы заявителя вместо нее самой.


II. Предварительные возражения властей Российской Федерации об исключении жалобы из списка рассматриваемых им дел в соответствии со статьей 37 Конвенции


10. Письмом от 16 мая 2005 г. власти Российской Федерации проинформировали Европейский Суд о том, что они достигли мирового соглашения с дочерью заявительницы. Они приложили копию мирового соглашения, подписанного дочерью заявительницы. 28 апреля 2005 г. представитель заявительницы сообщила, что дочь заявительницы поставила свою подпись под мировым соглашением с властями Российской Федерации под психологическим давлением, оказанным на нее органами власти. Она не намеревалась отзывать свою жалобу, находящуюся на рассмотрении в Европейском Суде, и настаивала на продолжении рассмотрения ее жалобы. Письмом от 2 сентября 2005 г. власти Российской Федерации предложили Европейскому Суду исключить жалобу из списка рассматриваемых им дел в соответствии со статьей 37 Конвенции, ссылаясь на подписанное заявительницей мировое соглашение.

11. Европейскому Суду нет необходимости определять, действительно ли дочь заявительницы подписала мировое соглашение под психологическим давлением, предположительно оказанным на нее органами власти, по следующим причинам. Соглашение, представленное властями Российской Федерации, было заключено вне рамок переговоров по вопросу заключения мирового соглашения при рассмотрении дела Европейским Судом. Дочь заявительницы не только не подтвердила Европейскому Суду свою волю разрешить дело заключением мирового соглашения с властями Российской Федерации, но, напротив, она оспаривала действительность мирового соглашения и прямо выразила желание продолжить рассмотрение ее жалобы Европейским Судом. В данных обстоятельствах Европейский Суд установил, что стороны не достигли мирового соглашения на основе уважения прав человека, определенных в Конвенции и Протоколах к ней (пункт 1 in fine статьи 37 Конвенции и пункт 3 правила 62 Регламента Суда).

12. Европейский Суд напомнил, что при определенных обстоятельствах жалоба действительно может быть исключена из списка рассматриваемых дел в соответствии с подпунктом "с" пункта 1 статьи 37 Конвенции на основании одностороннего заявления государства-ответчика, даже несмотря на то, что заявитель хотел бы продолжения рассмотрения жалобы (см. Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Тахсин Аджар против Турции" (Tahsin Acar v. Turkey) (предварительные вопросы), жалоба N 26307/95, §76, ECHR 2003-VI). Однако Европейский Суд отметил, что данная процедура является исключительной и как таковая не направлена на устранение нежелания заявителя заключить мировое соглашение.

13. Более того, Европейский Суд отметил, что должно быть проведено различие между, с одной стороны, заявлениями, делаемыми в контексте строго конфиденциальной процедуры заключения мирового соглашения (пункт 2 статьи 38 Конвенции и пункт 2 правила 62 Регламента Суда), и, с другой стороны, односторонними заявлениями, делаемыми открыто государствами-ответчиками в рамках состязательного производства в Европейском Суде (см. Постановление Европейского Суда по делу "Андросов против Российской Федерации"* (*Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 12/2006), (Androsov v. Russia) от 6 октября 2005 г., жалоба N 63973/00, § 45).

14. Возвращаясь к настоящему делу, Европейский Суд установил, что власти Российской Федерации не представили в Европейский Суд формальное заявление, которое бы подпадало под последнюю категорию и представляло бы собой достаточное основание полагать, что интересы защиты прав человека, определенных в Конвенции, не требуют продолжения рассмотрения дела.

15. В связи с этим Европейский Суд отклонил предварительные возражения властей Российской Федерации об исключении жалобы из списка рассматриваемых дел в соответствии с пунктом 1 статьи 37 Конвенции и, соответственно, продолжил рассмотрение жалобы по вопросу ее приемлемости и по существу.


III. Предполагаемое нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции


16. Заявительница жаловалась, ссылаясь на статью 6 Конвенции и статью 1 Протокола N 1 к Конвенции, на длительное неисполнение судебного решения, вынесенного в ее пользу. Статья 6 Конвенции в части, применимой в настоящем деле, гласит:


"Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях... имеет право на справедливое... разбирательство дела... судом...".


Статья 1 Протокола N 1 к Конвенции гласит:


"Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.

Предыдущие положения не умаляют права государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других сборов или штрафов".


17. В своих доводах от 15 декабря 2004 г. по вопросу приемлемости и по существу жалобы власти Российской Федерации указывали, что вопрос исполнения судебного решения находится на рассмотрении в Пенсионном фонде Российской Федерации.

18. Дочь заявительницы утверждала, что несвоевременное исполнение судебного решения нарушило положения статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.


А. Приемлемость жалобы


19. Европейский Суд отметил, что данная часть жалобы не является явно необоснованной по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции. Далее Европейский Суд отметил, что не является она неприемлемой и по иным основаниям. Таким образом, она должна быть объявлена приемлемой для рассмотрения по существу.


В. Существо жалобы


20. 9 марта 2005 г. власти Российской Федерации проинформировали Европейский Суд о том, что судебное решение, вынесенное в пользу заявительницы, исполнено 2 марта 2005 г.

21. Дочь заявительницы настаивала на том, что длительное неисполнение судебного решения нарушило положения статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.

22. Европейский Суд неоднократно устанавливал нарушения пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции по делам, поднимающим вопросы, схожие с затрагиваемыми в настоящем деле (см., среди прочих прецедентов, Постановление Европейского Суда по делу "Бурдов против России" (Burdov v. Russia), жалоба N 59498/00, ECHR 2002-III; упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Андросов против Российской Федерации"; Постановление Европейского Суда по делу "Горохов и Русяев против Российской Федерации"* (*Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 9/2006) (Gorokhov and Rusyayev v. Russia) от 17 марта 2005 г., жалоба N 38305/02).

23. Рассмотрев представленные ему материалы дела, Европейский Суд отметил, что власти Российской Федерации не привели каких-либо фактов или доводов, которые дали бы возможность придти к другому выводу в настоящем деле. Принимая во внимание свою прецедентную практику по данному вопросу, Европейский Суд пришел к выводу, что, не исполняя в течение нескольких лет судебное решение, вынесенное в пользу заявительницы, власти государства-ответчика лишили положения пункта 1 статьи 6 Конвенции его полезного воздействия и воспрепятствовали заявительнице в получении денежных средств, которые она разумно ожидала получить.

24. Соответственно, имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.


IV. Применение статьи 41 Конвенции


25. Статья 41 Конвенции гласит:


"Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".


А. Материальный ущерб и моральный вред


26. Дочь заявительницы потребовала присудить ей 17 890 рублей 13 копеек в качестве компенсации материального ущерба, состоящие из суммы основного долга в соответствии с судебным решением в размере 10 543 рублей 59 копеек и суммы процентов, рассчитанных на основании ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации, в размере 7 346 рублей 54 копеек. Она также потребовала 20 000 евро в качестве компенсации морального вреда.

27. Власти Российской Федерации утверждали, что если Европейский Суд установит нарушение Конвенции, сам факт установления нарушения будет представлять собой достаточную справедливую компенсацию. Однако если Европейский Суд сочтет необходимым присудить компенсацию ущерба, то размер такой суммы должен быть рассчитан с учетом конкретных обстоятельств дела и прецедентной практики Европейского Суда, например дела "Бурдов против России", упоминавшегося выше.

28. Европейский Суд отметил, что после того как дочь заявительницы представила свои требования о справедливой компенсации, судебное решение, вынесенное в ее пользу, было исполнено. Принимая во внимание представленную ему информацию, Европейский Суд присудил сумму в размере 7 346 рублей 54 копеек в качестве компенсации материального ущерба.

29. Европейский Суд счел, что заявительница испытывала душевные страдания и разочарования в связи с неисполнением государством судебного решения, вынесенного в ее пользу и вступившего в силу, что не может быть компенсировано одним лишь фактом установления нарушения. Однако сумма, затребованная заявительницей, представляется чрезмерной. Европейский Суд принял во внимание денежные суммы, присужденные по делу "Бурдов против России" (упоминавшемуся выше), сущность сумм, присужденных по судебному решению в настоящем деле, длительность исполнения и иные соответствующие аспекты. Исходя из принципа справедливости, Европейский Суд присудил 2 700 евро в качестве компенсации морального вреда плюс сумму налогов, которые могут быть начислены на указанную сумму.


В. Судебные расходы и издержки


30. Дочь заявительницы не требовала компенсации судебных расходов и издержек, понесенных в органах власти Российской Федерации и Европейском Суде.

31. Соответственно, Европейский Суд не присудил компенсации в связи с этим.


С. Процентная ставка при просрочке платежей


32. Европейский Суд счел, что процентная ставка при просрочке платежей должна быть установлена в размере предельной годовой процентной ставки по займам Европейского центрального банка плюс три процента.


На основании изложенного Суд единогласно:


1) постановил, что дочь заявительницы Анна Васильевна Сорокина имеет право продолжить поддерживать жалобу заявителя вместо нее;

2) объявил жалобу приемлемой;

3) постановил, что имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции;

4) постановил, что имело место нарушение статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции;

5) постановил:

(a) что государство-ответчик обязано в течение трех месяцев со дня вступления Постановления в законную силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции выплатить дочери заявительницы (Анне Васильевне Сорокиной) 7 346 (семь тысяч триста сорок шесть) рублей 54 (пятьдесят четыре) копейки в качестве компенсации материального ущерба и 2 700 (две тысячи семьсот) евро в качестве компенсации морального вреда, подлежащие переводу в национальную валюту Российской Федерации по курсу на день произведения выплаты, плюс сумму налогов, которые могут быть начислены на указанные выше суммы;

(b) что по истечении указанного трехмесячного срока и до произведения окончательной выплаты на указанные суммы начисляется простой процент в размере предельной годовой кредитной ставки Европейского центрального банка плюс три процента;

6) отклонил остальные требования о справедливой компенсации.


Совершено на английском языке, и уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 13 июля 2006 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.


Клаудиа Вестердийк
Секретарь Секции Суда

Пэр Лоренсен
Председатель Палаты Суда



Постановление Европейского Суда по правам человека от 13 июля 2006 г. Дело "Григорьева (Grigoryeva) против Российской Федерации" (жалоба N 21419/04) (Пятая Секция)


Текст Постановления опубликован в Бюллетене Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 4/2008.


Перевод редакции Бюллетеня Европейского Суда по правам человека


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.