Постановление Европейского Суда по правам человека от 2 ноября 2006 г. Дело "Никитин (Nikitin) против Российской Федерации" (жалоба N 15969/02) (Первая Секция)

Европейский Суд по правам человека
(Первая Секция)


Дело "Никитин (Nikitin) против Российской Федерации"
(Жалоба N 15969/02)


Постановление Суда


Страсбург, 2 ноября 2006 г.


Европейский Cуд по правам человека (Первая Секция), заседая Палатой в составе:

Х.Л. Розакиса, Председателя Палаты,

Н. Ваич,

А. Ковлера,

Э. Штейнер,

Х. Гаджиева,

Д. Шпильманна,

С. Йебенса, судей,

а также при участии С. Нильсена, Секретаря Секции Суда,

заседая за закрытыми дверями 12 октября 2006 г.,

вынес следующее Постановление:


Процедура


1. Дело было инициировано жалобой N 15969/02, поданной 15 июня 2001 г. в Европейский Суд против Российской Федерации гражданином России Владимиром Григорьевичем Никитиным (далее - заявитель) в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция).

2. Власти Российской Федерации были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П.А. Лаптевым.

3. 2 сентября 2005 г. Европейский Суд принял решение коммуницировать властям Российской Федерации жалобу. В соответствии с пунктом 3 статьи 29 Конвенции Европейский Суд решил рассмотреть данную жалобу одновременно по вопросу о приемлемости и по существу.


Факты


4. Заявитель, 1936 года рождения, проживает в г. Воркута, Республика Коми.

5. 8 августа 1994 г. заявитель обратился в суд с иском к своему работодателю, горнодобывающей компании, с требованием взыскать денежное вознаграждение. Первое судебное заседание, назначенное на 25 августа 1994 г., было перенесено в связи с отсутствием заявителя. Следующие судебные заседания, назначенные на 9 декабря 1994 г. и 20 января 1995 г., также были отложены по ходатайству заявителя.

6. 22 февраля 1995 г. Воркутинский городской суд Республики Коми разрешил дело в пользу заявителя. Однако данное судебное решение было отменено 30 марта 1995 г. по кассационной жалобе, а дело было направлено на новое рассмотрение. Заявитель изменил объем своих исковых требований.

7. 11 марта 1996 г. Воркутинский городской суд Республики Коми назначил проведение экспертизы по делу. Судебное производство по данному делу было отложено до января 1997 г., вплоть до получения Воркутинским городским судом Республики Коми экспертного заключения. В апреле 1997 г. было назначено проведение новой экспертизы. Заявитель повторно изменил объем своих исковых требований.

8. 16 мая 1997 г. Воркутинский городской суд Республики Коми отказал заявителю в удовлетворении его исковых требований. Данное судебное решение было отменено 25 августа 1997 г., по кассационной жалобе. Дело было направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

9. Назначение судьи на новое рассмотрение данного дела состоялось в декабре 1997 г. Первое заседание было назначено на 13 ноября 1998 г. Однако данное заседание было перенесено в связи с неявкой сторон. Следующее заседание, назначенное на 18 октября 1999 г., было также отложено в связи с ходатайством сторон о предоставлении дополнительных доказательств.

10. 22 октября 1999 г. Воркутинский городской суд Республики Коми назначил проведение экспертизы. Судебное производство было возобновлено 15 марта 2000 г., после получения судом экспертного заключения.

11. Два судебных заседания, назначенные в период с марта по 17 ноября 2000 г., были перенесены на другой день в связи с неявкой ответчика и намерением суда вызвать для допроса эксперта.

12. 17 ноября 2000 г. Воркутинский городской суд Республики Коми назначил проведение экспертизы. Судебное производство было возобновлено спустя неделю.

13. 19 февраля 2001 г. Воркутинский городской суд Республики Коми вынес решение в пользу заявителя. 21 мая 2001 г. данное судебное решение было также отменено по кассационной жалобе. Дело вновь направлено на новое рассмотрение.

14. 22 августа 2001 г. на рассмотрение данного дела был назначен судья. В сентябре и ноябре 2001 г. председательствующий судья запросил несколько экспертных учреждений на предмет возможности проведения экспертизы. Судебное заседание было назначено на 17 января 2002 г. Однако в связи с ходатайством ответчика о предоставлении дополнительных доказательств данное судебное заседание было перенесено на 22 марта 2002 г.

15. 27 марта 2002 г. Воркутинский городской суд Республики Коми своим определением назначил комплексную экспертизу по делу заявителя. Заявитель подал на данное определение суда частную жалобу, которая была отклонена 20 мая 2002 г.

16. В мае 2002 г. Воркутинский городской суд Республики Коми направил материалы дела в экспертное учреждение. Спустя месяц эксперты запросили суд предоставить дополнительные документы по делу. В августе 2002 г. запрашиваемые документы были предоставлены экспертам. В октябре и ноябре 2002 г. эксперты попросили суд оплатить их работу.

17. В феврале 2003 г. Воркутинский городской суд Республики Коми обязал Судебный департамент возместить расходы на проведение экспертизы. Работа экспертов была оплачена в июле 2003 г.

18. В августе и октябре 2003 г. Воркутинский городской суд Республики Коми потребовал от экспертов предоставить информацию о ходе их работы. 1 апреля 2004 г. эксперты проинформировали суд о том, что экспертное заключение уже было предоставлено суду 19 сентября 2002 г.

19. В мае 2004 г. эксперты вновь направили свое заключение в Воркутинский городской суд Республики Коми. В связи с наличием в экспертном заключении процессуальных неточностей, суд обязал экспертов устранить их. В июле и сентябре 2004 г. суд направил экспертам повторный уведомление, которое осталось без ответа.

20. С 29 января по 28 апреля 2005 г. заявитель проживал на Украине.

21. 11 февраля 2005 г. Воркутинский городской суд Республики Коми получил исправленное экспертное заключение. Спустя три дня судебное производство было возобновлено, а судебное заседание назначено на 10 марта 2005 г., о чем стороны были извещены. Судебные повестки были направлены заявителю во все известные адреса его проживания, в том числе по адресу его проживания на Украине.

22. Назначенное на 10 марта 2005 г. судебное заседание было отложено в связи с неявкой заявителя. Почтовое отправление с уведомлением о вручении судебной повестки возвратилось в суд с Украины с отметкой об отказе заявителя ее принять. Следующее заседание было назначено на 4 апреля 2005 г. Воркутинский городской суд Республики Коми вновь разослал судебные повестки по всем известным адресам проживания заявителя, в том числе по адресу его проживания на Украине. Суд также безуспешно пытался известить заявителя по телефону.

23. 4 апреля 2005 г. Воркутинский городской суд Республики Коми оставил иск заявителя без рассмотрения в связи с его неявкой на два судебных заседания без объяснения причин.

24. Заявитель ходатайствовал в судебную коллегию по гражданским делам Воркутинского городского суда Республики Коми об отмене определения этого же суда от 4 апреля 2005 года. 20 октября 2005 г. судебная коллегия по гражданским делам Воркутинского городского суда Республики Коми отклонила ходатайство заявителя, установив, что он был надлежащим образом извещен о проведении судебного заседания. Более того, имелось доказательство, что заявитель отказался принять повестку на судебное заседание 10 марта 2005 г. Заявитель не обжаловал в Верховный Суд Республики Коми определение от 20 октября 2005 г. судебной коллегии по гражданским делам Воркутинского городского суда Республики Коми.


Право


I. Предполагаемое нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции в отношении чрезмерной длительности судопроизводства


25. Заявитель жаловался на то, что длительность судебного разбирательства по его делу несовместима с правом на рассмотрение дела в разумные сроки, гарантированным пунктом 1 статьи 6 Конвенции, который гласит:


"Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях... имеет право на... разбирательство дела в разумный срок... судом...".


26. Европейский Суд отмечает, что принимаемый к рассмотрению период начался только 5 мая 1998 г., когда Конвенция вступила в силу для Российской Федерации. Тем не менее оценивая обоснованность длительности судебного разбирательства после указанный даты, необходимо принять в расчет ход судебного разбирательства по данному делу на момент вступления Конвенции в силу для Российской Федерации. Судебное разбирательство по данному делу было завершено определением от 20 октября 2005 г. судебной коллегии по гражданским делам Воркутинского городского суда Республики Коми. Таким образом, Европейский Суд обладает компетенцией ratione temporis для учета периода времени, приблизительно равного семи годам и шести месяцам, в течение которых дело находилось на рассмотрении судов двух инстанций.


А. Приемлемость жалобы


27. Европейский Суд считает, что жалоба не является явно необоснованной по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции. Далее Европейский Суд отмечает, что жалоба не является неприемлемой по каким-либо иным основаниям. Таким образом, жалоба заявителя должна быть объявлена приемлемой.


В. Существо жалобы


28. Власти государства-ответчика заявили, что данное дело являлось трудноразрешимым из-за необходимости получения дополнительных доказательств, включая консультации специалистов и проведение нескольких экспертиз. Заявитель способствовал затягиванию судопроизводства, неоднократно изменяя объем исковых требований.

29. Заявитель утверждал, что на него не может быть возложена вина за изменение исковых требований, которые он был вынужден делать в ходе судебного разбирательства в связи с постоянными переменами экономической ситуации.

30. Европейский Суд отмечает, что обоснованность продолжительности судебного разбирательства должна быть оценена с учетом обстоятельств дела и по следующим критериям: сложность дела, поведение заявителя и соответствующих органов власти, а также с учетом требований, заявленных истцом в споре (см. Постановление Большой Палаты Европейского Суда "Фридлендер против Франции" (Frydlender v. France), жалоба N 30979/96, §43, ECHR 2000-VII).

31. Европейский Суд признает, что судебное разбирательство по данному делу являлось сложным, так как требовалось исследование обширной технической документации и проведение нескольких экспертиз. Однако Европейский Суд не может согласиться с тем, что сама по себе сложность данного дела является оправданием общей длительности судебного разбирательства.

32. Что касается поведения заявителя, то аргументы властей государства-ответчика не смогли убедить Европейский Суд в том, что заявитель должен нести ответственности# за изменение объема исковых требований и желание получить дополнительные доказательства. Неизменной практикой Европейского Суда является подход, при котором заявителю не может вменяться в вину намерение использовать в полном объеме для защиты своих интересов возможности, предоставленные национальным законодательством (см., mutatis mutandis, Постановление Европейского Суда по делу "Ягчи и Саргын против Турции" (Yagci and Sargin v. Turkey) от 8 июня 1995 г., Series А, N 319-А, §66). В то же время Европейский Суд полагает, что задержка приблизительно в один месяц была вызвана отказом заявителя принять повестки на судебные заседания 10 марта и 4 апреля 2005 г. (см. выше, §§ 21-22). Тем не менее приписываемый заявителю период задержки является незначительным по сравнению с общей длительностью судебного производства по данному делу.

33. Европейский Суд далее отмечает, что значительный период бездействия, за который власти государства-ответчика не предоставили каких-либо удовлетворительных объяснений, вменяется судам государства-ответчика. Им потребовался целый год, чтобы определиться с датами судебных заседаний (см. выше, §§ 9, 11 и 14). Европейский Суд также обращает внимание на то, что задержка приблизительно в два с половиной года в 2002-2005 гг. была вызвана неспособностью суда государства-ответчика получить экспертное заключение. Европейский Суд не обязан устанавливать причину задержки в подготовке экспертного заключения (неважно, имелись ли некоторые затруднения в финансировании работы экспертов или же экспертное заключение было просто утеряно в сентябре 2002 г. и проч.), поскольку пункт 1 статьи 6 Конвенции накладывает на Договаривающиеся Стороны обязанность организовать работу их судебной системы таким образом, чтобы суды могли выполнить обязательства по разрешению дел в разумный срок (см. среди прочего Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Лоффлер против Австрии" (Loffler v. Austria) от 3 октября 2000 г., жалоба N 30546/96, §57). Европейский Суд отмечает, что основная ответственность за задержку в подготовке и предоставлении экспертных заключений лежит, разумеется, на властях государства-ответчика (см. Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Капуано против Италии" (Capuano v. Italy) от 25 июня 1987 г., Series А, N 119, §32, а также Решение Европейского Суда по делу "Антонов против России"* (*Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 6/2006.) (Antonov v. Russia) от 3 ноября 2005 г., жалоба N 38020/03).

34. Изучив предоставленные материалы и принимая во внимание общую длительность судебного разбирательства, а также с учетом требований, заявленных истцом в споре, Европейский Суд считает, что длительность судебного производства по данному делу была чрезмерной и превысила требование о "разумном сроке". Следовательно, имеет место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции.


II. Предполагаемое нарушение статьи 6 Конвенции в отношении несправедливого характера судебного разбирательства


35. Заявитель в соответствии со статьей 6 Конвенции также жаловался на несправедливый характер судебного производства по делу в связи с тем, что суды государства-ответчика допустили серьезные ошибки в фактах и неверную оценку доказательств, а также на незаконность судебного определения от 20 октября 2005 г. в связи с тем, что он не был должном образом извещен о судебном заседании.

36. Европейский Суд отмечает, что заявитель не обжаловал определение первой инстанции от 20 октября 2005 г. в вышестоящий суд. Из этого следует, что жалоба в данной части должна быть отклонена в соответствии с пунктами 1 и 4 статьи 35 Конвенции в связи с тем, что не исчерпаны все внутренние средства правовой защиты.


III. Применение статьи 41 Конвенции


37. Статья 41 Конвенции гласит:


"Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".


A. Материальный ущерб и моральный вред


38. Заявитель потребовал сумму в размере 208 077 750 рублей в качестве компенсации материального ущерба, включающей в себя авторское вознаграждение, которое ему якобы должен его бывший работодатель, и проценты на указанную сумму. Он также потребовал сумму в размере 6 000 000 рублей в качестве возмещения морального вреда.

39. Власти государства-ответчика заявили об отсутствии какой-либо причинно-следственной связи между установленным нарушением и заявленным ущербом. В любом случае требования являются необоснованными и чрезмерными.

40. Европейский Суд не усмотрел какой-либо причинно-следственной связи между установленным нарушением и заявленным ущербом. Таким образом, Европейский Суд отклоняет указанные требования. С другой стороны, Европейский Суд признает, что заявитель испытывал душевные страдания в связи чрезмерной длительностью судебного производства по делу. Однако требуемая сумма представляется чрезмерной. Европейский Суд принимает в расчет общую длительность судебного производства и предмет спора по делу, в котором заявитель являлся стороной. Исходя из принципа справедливости, Европейский Суд присуждает заявителю 5 900 евро в качестве компенсации морального вреда, а также любую сумму налогов, которые могут быть наложены на данную компенсацию.


В. Судебные расходы и издержки


ГАРАНТ:

Нумерация параграфов приводится в соответствии с источником


36. Заявитель также потребовал в возмещение почтовых расходов 718 рублей 9 копеек, расходов на перевод - 5 000 рублей, а также 200 000 рублей в возмещение судебных издержек по участию в рассмотрении дела в Европейском Суде.

42. Власти государства-ответчика отметили, что требования заявителя не были подтверждены какой-либо соответствующей документацией.

43. В соответствии с прецедентным правом Европейского Суда заявителю возмещаются расходы и издержки только в том случае, если было наглядно продемонстрировано, что расходы в действительности имели место, были необходимы и носили по своей величине разумный характер. Европейский Суд отмечает, что заявителю был предоставлен отпуск для представления своих интересов в Европейском Суде и использован русский язык на судебном слушании в Страсбурге. Он также не предоставил Европейскому Суду какие-либо документы (копии договоров с адвокатами или переводчиками, чеки или платежные квитанции), подтверждающие его требования о судебных издержках и расходах на перевод. Поэтому Европейский Суд не присуждает какой-либо компенсации в отношении данных требований. Что касается требований о возмещении почтовых расходов, то Европейский Суд отмечает, что заявитель предоставил Европейскому Суду копии почтовых квитанций. Таким образом, принимая во внимание имевшуюся в распоряжении Европейского Суда информацию и на основании обозначенных выше критериев, Европейский Суд считает обоснованным присудить заявителю сумму в размере 25 евро в качестве возмещения почтовых расходов, а также любые налоги, которые могут быть взысканы с данной суммы.


С. Процентная ставка при просрочке платежей


ГАРАНТ:

Нумерация параграфов приводится в соответствии с источником


32. Европейский Суд счел, что процентная ставка при просрочке платежей должна быть установлена в размере предельной годовой процентной ставки по займам Европейского центрального банка плюс три процента.


На основании изложенного Суд единогласно:

1) объявил жалобу в части, касающейся чрезмерной длительности судебного производства, приемлемой и в остальной части неприемлемой;

2) постановил, что имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции в отношении чрезмерной длительности судопроизводства;

3) постановил:

(a) что государство-ответчик обязано в течение трех месяцев со дня вступления Постановления в законную силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции выплатить заявителю следующие суммы, подлежащие переводу в национальную валюту Российской Федерации по курсу на день произведения выплаты:

i) 5 900 (пять тысяч девятьсот) евро в качестве компенсации морального вреда;

ii) 25 (двадцать пять) евро в качестве компенсации судебных расходов и издержек;

iii) сумму налогов, которые могут быть начислены на указанные выше выплаты;

(b) что по истечении указанного трехмесячного срока и до произведения окончательной выплаты на указанные суммы начисляется простой процент в размере предельной годовой кредитной ставки Европейского центрального банка плюс три процента;

4) отклонил остальные требования заявителя о справедливой компенсации.


Совершено на английском языке, и уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 2 ноября 2006 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.


Серен Нильсен
Секретарь Секции Суда

Христос Розакис
Председатель Палаты Суда



Постановление Европейского Суда по правам человека от 2 ноября 2006 г. Дело "Никитин (Nikitin) против Российской Федерации" (жалоба N 15969/02) (Первая Секция)


Текст Постановления опубликован в Бюллетене Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 4/2008.


Перевод редакции Бюллетеня Европейского Суда по правам человека


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение