Постановление Европейского Суда по правам человека от 19 октября 2006 г. Дело "Кесьян (Kesyan) против Российской Федерации" (жалоба N 36496/02) (Первая Секция)

Европейский Суд по правам человека
(Первая Секция)


Дело "Кесьян (Kesyan) против Российской Федерации"
(Жалоба N 36496/02)


Постановление Суда


Страсбург, 19 октября 2006 г.


Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), заседая Палатой в составе:

Х.Л. Розакиса, Председателя Палаты,

Л. Лукайдеса,

Ф. Тюлькенс,

Н. Ваич,

А. Ковлера,

Д. Шпильманна,

С.Э. Йебенса, судей,

а также при участии С. Нильсена, Секретаря Секции Суда,

заседая 28 сентября 2006 г. за закрытыми дверями,

вынес следующее Постановление:


Процедура


1. Дело было инициировано жалобой N 36496/02, поданной 16 сентября 2002 г. в Европейский Суд по правам человека против Российской Федерации гражданином Российской Федерации Робертом Амбарцумовичем Кесьяном (далее - заявитель) в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

2. В Европейском Суде интересы заявителя представлял А. Кирьянов, юрист, практикующий в Таганроге. Власти Российской Федерации в Европейском Суде были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П.А. Лаптевым.

3. 30 августа 2005 г. Европейский Суд решил уведомить власти Российской Федерации о жалобе. В соответствии с пунктом 3 статьи 29 Конвенции Европейский Суд решил одновременно рассмотреть жалобу по вопросу приемлемости и по существу.


Факты


4. Заявитель родился в 1952 г. и проживает в г. Сочи Краснодарского края.


I. Обстоятельства дела


А. Гражданское судопроизводство


5. 31 июля 1998 г. заявитель подал исковое заявление к Ростовскому областному управлению Министерства финансов Российской Федерации и гражданке О. в порядке гражданского судопроизводства. Печать на экземпляре искового заявления заявителя показывает, что Куйбышевский районный суд Ростовской # получил исковое заявление в тот же день. По утверждению властей Российской Федерации Куйбышевский районный суд получил исковое заявление 5 августа 1998 г. и назначил первое судебное заседание на 22 сентября 1998 г.

6. 22 сентября 1998 г. судебное заседание было отложено, поскольку судья был в отпуске. Следующее судебное заседание 28 декабря 1998 г. не состоялось вследствие неявки ответчиков.

7. 11 февраля 1999 г. Куйбышевский районный суд Ростовской области назначил проведение экспертизы и приостановил производство по делу. Экспертное заключение было получено Куйбышевским районным судом Ростовской области в сентябре 1999 г.

8. В октябре 1999 г. представитель заявителя изменил исковые требования, а также обратился в Куйбышевский районный суд Ростовской области с заявлением о возобновлении производства по делу и допросе свидетелей. Заявитель затем вновь изменил исковые требования в ноябре 1999 г.

9. 25 ноября 1999 г. Куйбышевский районный суд Ростовской области возобновил производство по делу и вызвал в суд свидетелей.

10. С 25 ноября 1999 г. по 3 октября 2000 г. Куйбышевский районный суд Ростовской области восемь раз назначал судебные заседания, три из которых были отложены вследствие неявки ответчиков, а пять - вследствие неявки сторон по делу.

11. 3 октября 2000 г. Куйбышевский районный суд Ростовской области оставил исковое заявление без рассмотрения, так как последний, очевидно, потерял интерес к делу. Представитель заявителя обжаловал это определение, указав, что ни он, ни заявитель не были надлежащим образом уведомлены о датах судебных заседаний.

12. 12 июля 2001 г. Куйбышевский районный суд Ростовской области отменил определение от 3 октября 2000 г. и возобновил производство по делу, так как в материалах дела суд не обнаружил доказательств надлежащего уведомления заявителя и его представителя о времени и месте судебных заседаний.

13. По ходатайству заявителя 10 октября 2001 г. Куйбышевский районный суд Ростовской области приостановил разбирательство дела, так как аналогичное дело находилось на рассмотрении другого суда. Производство по делу было возобновлено 30 сентября 2002 г.

14. Между 30 сентября и 20 декабря 2002 г. три судебных заседания были отложены вследствие неявки сторон.

15. 20 декабря 2002 г. Куйбышевский районный суд Ростовской области оставил заявление заявителя без рассмотрения вследствие его неоднократной неявки в судебные заседания. Производство по делу было вновь возобновлено 23 января 2004 г., поскольку было установлено, что заявитель и его представитель не были должным образом оповещены о времени и месте судебных заседаний.

16. Из десяти судебных заседаний, назначенных между 20 февраля и 16 ноября 2004 г. - четыре были отложены вследствие неявки гражданки О., два - вследствие неявки сторон, одно - по ходатайству представителя заявителя и два - по причине отпуска председательствующего судьи.

17. 16 ноября 2004 г. Куйбышевский районный суд Ростовской области отказал в удовлетворении иска заявителя. 16 февраля 2005 г. судебная коллегия по гражданским делам Ростовского областного суда отменила судебное решение от 16 ноября 2004 г. в кассационном порядке и направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

18. Куйбышевский районный суд Ростовской области назначил первое заседание на 18 мая 2005 г. Из трех судебных заседаний, назначенных с 18 мая по 28 июня 2005 г., два были отложены по причине неявки ответчиков и одно - по ходатайству ответчиков.

19. 28 июня 2005 г. по ходатайству заявителя Куйбышевский районный суд Ростовской области назначил экспертизу и приостановил производство по делу.

20. Затем производство по делу было возобновлено, и 15 декабря 2005 г. Куйбышевский районный суд Ростовской области частично удовлетворил исковое заявление заявителя. Решение от 15 декабря 2005 г. было оставлено в силе Ростовским областным судом, рассмотревшим дело в кассационном порядке 28 февраля 2006 г.


В. Исполнительное производство


21. 8 августа 1996 г. заявитель перевозил товары в своей машине из Украины в Российскую Федерацию и пересек границу, не задекларировав товары на российской таможне. В тот же день сотрудник Управления внутренних дел Ростовской области остановил заявителя и изъял его автомобиль за нарушение таможенных правил. 16 октября 1996 г. Таганрогская городская таможня Ростовской области выдала ордер на конфискацию автомобиля и организовала его продажу в ноябре 1996 г. через частную компанию.

22. Заявитель подал в суд исковое заявление, добиваясь отмены ордера на конфискацию от 16 октября 1996 года. 29 июня 1999 г. Таганрогский городской суд Ростовской области отменил ордер на конфискацию от 16 октября 1996 г. и обязал Таганрогскую городскую таможню Ростовской области вернуть машину заявителю. Решение не вступило в силу, поскольку Таганрогская городская таможня Ростовской области его обжаловала.

23. 2 июля 1999 г. Таганрогский городской суд Ростовской области вынес определение о применении мер обеспечения по иску, наложив арест на автомобиль с тем, чтобы предотвратить его продажу, определив, что автомобиль должен быть возвращен заявителю. Определение было обязательным, исполнимым и адресованным любому нынешнему владельцу автомобиля заявителя.

24. 5 июля 1999 г. представитель заявителя направил определение от 2 июля 1999 г. в службу судебных приставов. В сопроводительном письме от 5 июля 1999 г. содержался исполнительный лист в отношении определения от 2 июля 1999 г., которое было приложено, и он был скреплен печатью Таганрогской городской службой судебных приставов.

25. В июле 1999 г. служба судебных приставов установила, что частная компания продала автомобиль гражданину Ш. в 1996 г. Однако она не конфисковала автомобиль.

26. 21 июня 2000 г. судебная коллегия по гражданским делам Ростовского областного суда отменила решение суда от 29 июня 1999 г. в кассационном порядке и возвратила дело об ордере на конфискацию от 16 октября 1999 г. на новое рассмотрение в суд первой инстанции. Определение от 2 июля 1999 г. оставлено без изменения.

27. 26 сентября 2000 г. заявитель успешно уточнил свои требования. Он отказался от своих исковых требований в отношении Таганской городской таможни Ростовской области и заявил в качестве ответчика гражданина Ш.

28. В октябре 2000 г. судебный пристав допросил Ш. о местонахождении автомобиля. Письменные показания Ш. содержат следующее:


"Я использую автомобиль для транспортировки товаров из Москвы в Ростов. Он хранится в моем доме в г. Азов по адресу: ул. Южная, д. 4, на территории МТП "Икар". Сейчас автомобиль в Москве, но вернется назад в районе понедельника..."


29. В октябре, ноябре и декабре 2000 г. службой судебных приставов были вынесены постановления в отношении гражданина Ш., обязывающие доставить автомобиль заявителя к зданию подразделения службы судебных приставов г. Таганрога. Гражданин Ш. не исполнил требование службы судебных приставов.

30. 20 ноября 2000 г. Таганрогский городской суд Ростовской области приостановил исполнительное производство по заявлению Ш. Это определение было отменено Ростовским областным судом 14 февраля 2001 г. Дело было направлено на новое рассмотрение в Таганрогский городской суд Ростовской области, а исполнительное производство было возобновлено.

31. В октябре 2001 г. Ш. попросил местное управление автоинспекции аннулировать регистрационный номер автомобиля на том основании, что он будет продан покупателю на Украине.

32. В ноябре 2001 г. Ш. проинформировал службу судебных приставов, что автомобиль продан. Служба судебных приставов, в свою очередь, сообщила заявителю, что автомобиль продан, а Ш. отказывается сообщить, кому он его продал. Они интересовались, желает ли заявитель оплатить розыск автомобиля. Заявитель согласился оплатить розыск автомобиля.

33. 10 января 2002 г. Таганрогский городской суд Ростовской области вынес решение, обязывающее гражданина Ш. вернуть автомобиль заявителю. 28 февраля 2002 г. был выдан исполнительный лист. Заявитель передал его судебным приставам и попросил посчитать примерную стоимость розыска автомобиля. 15 марта 2002 г. было возбуждено исполнительное производство, но просьба заявителя о вычислении стоимости розыска автомобиля осталась без ответа.

34. В июле 2002 г. Ш. купил новый автомобиль и попросил управление автоинспекции его зарегистрировать. В копии заявления указан домашний адрес Ш.

35. 27 декабря 2002 г. исполнительное производство по решению от 10 января 2002 г. было прекращено, поскольку судебные приставы якобы не могли установить место жительства Ш. или место нахождения автомобиля.

36. 1 апреля Таганрогский городской суд Ростовской области постановил, что служба судебных приставов должна конфисковать три автомобиля, принадлежащие гражданину Ш., в обеспечение исполнения решения суда от 10 января 2002 г. По утверждению властей Российской Федерации, судебные приставы начали розыск автомобилей 24 октября 2003 г., но так его и не завершили, поскольку заявитель отказался оплатить расходы по их розыску.

37. 29 мая 2003 г. Таганрогский городской суд Ростовской области на основании заявления заявителя обязал гражданина Ш. выплатить заявителю 462 384 рубля вместо автомобиля. Решение вступило в силу 10 июня 2003 г., а 2 июля 2003 г. было возбуждено исполнительное производство.

38. В июне 2003 г. Ш. подал заявление о получении нового паспорта. В его заявлении был указан оставшийся прежним адрес его места жительства. 16 августа 2003 г. Ш. получил паспорт.

39. В сентябре 2003 г. служба судебных приставов в рамках исполнительного производства по решению от 29 мая 2003 г. вынесла решение, в котором указывалось, что Ш. не имеет никакой собственности и что место его жительства неизвестно.

40. В январе 2004 г. заявитель получил расчет авансового платежа по розыску собственности Ш. Он составлял примерно 50 000 рублей (примерно 1 500 евро).

41. В 2005 г. заявитель обратился в прокуратуру с просьбой возбудить уголовное дело в отношении Ш. за неисполнение им вступившего в силу решения суда. В марте, июле и августе 2005 г. следователь допрашивал Ш. Уголовное дело возбуждено не было. В документах прокуратуры было указано то же место жительства Ш., что и в 2002 и 2003 годах.

42. 3 октября 2005 г. служба судебных приставов начала розыск собственности Ш. без какого-либо аванса со стороны заявителя. Очевидно, что исполнительное производство до сих пор не завершено.


С. Обжалование действий службы судебных приставов


43. Несколько раз заявитель подавал в суды жалобы на неисполнение службой судебных приставов определения суда об аресте автомобиля от 2 июля 1999 г. и решений от 10 января 2002 г. и 29 мая 2003 г.

44. 22 ноября 2001 г. Таганрогский городской суд Ростовской области отказал в удовлетворении одной из жалоб заявителя, указав, что служба судебных приставов действовала надлежащим образом, что ей было известно о покупке автомобиля гражданином Ш., однако у службы не было причин сомневаться в желании гражданина Ш. вернуть его. Суд не усмотрел вины службы судебных приставов в том, что гражданин Ш. продал автомобиль.

45. 12 февраля 2003 г. Азовский городской суд Ростовской области отказал в удовлетворении другой жалобы, указав, что постановление от 27 декабря 2002 г. (которым было прекращено исполнительное производство по решению от 10 января 2002 г.) было законным, поскольку было невозможно установить местонахождение Ш. или его собственности. Хотя 14 ноября 2001 г. заявитель согласился оплатить розыск собственности Ш., сумма расходов не была посчитана. Решение от 12 февраля 2003 г. было оставлено без изменения в кассационном порядке 9 апреля 2003 г.

46. 13 ноября 2003 г. Азовский городской суд Ростовской области отказал в удовлетворении жалобы заявителя на неисполнение службой судебных приставов решений и непредставление ему расчета стоимости розыска собственности Ш. Суд указал:


"Из жалобы заявителя на действия (бездействие) судебных приставов... не ясно, какие права или законные интересы были нарушены и был ли причинен какой-либо вред, жалоба является необоснованной и не может быть удовлетворена".


II. Применимое внутригосударственное законодательство


47. Статья 87 Федерального закона "Об исполнительном производстве"

(от 21 июля 1997 г. N 119-ФЗ) закрепляет определенные меры, которые судебный пристав может применить, когда граждане и должностные лица не выполняют законные требования, а также представляют недостоверные сведения о доходах и об имущественном положении должника, не сообщают судебному приставу об увольнении должника с работы, о новом месте работы или месте жительства должника или уклоняются от явки по вызову судебного пристава. Эти меры включают штраф до 100 минимальных размеров оплаты труда, привод к месту совершения исполнительных действий и возбуждение уголовного дела.


Право


I. Предполагаемое нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции в части чрезмерной продолжительности рассмотрения гражданского дела


48. Заявитель жаловался, что продолжительность рассмотрения судом гражданского дела не соответствовала требованию "разумного срока", закрепленному в пункте 1 статьи 6 Конвенции, который гласит следующее:


"Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях... имеет право на справедливое... разбирательство дела... судом...".


А. Приемлемость жалобы


49. Европейский Суд полагает, что рассматриваться должен период с 31 июля 1998 г., когда Куйбышевский районный суд Ростовской области получил исковое заявление заявителя, и по 28 февраля 2006 г., когда было вынесено окончательное определение Ростовского областного суда. Таким образом, этот срок составляет семь лет и семь месяцев рассмотрения дела судами двух инстанций.

50. Европейский Суд отмечает, что эта часть жалобы не является явно необоснованной по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции. Он также отмечает, что она не является неприемлемой ни по каким-либо иным основаниям. Поэтому она должна быть признана приемлемой.


В. Существо жалобы


51. Власти Российской Федерации доказывали, что задержки в рассмотрении дела произошли по вине заявителя. Он ходатайствовал о проведении двух экспертиз в 1999 и 2005 гг. Он трижды уточнял свои исковые требования, трижды просил об отложении дела и трижды не явился в судебные заседания. Процесс затягивался из-за неявки ответчиков в судебные заседания, по меньшей мере, восемь раз. Обе стороны не явились в судебные заседания, по меньшей мере, десять раз.

52. Заявитель утверждал, что его нельзя обвинять в отсутствии на судебных заседаниях, поскольку он не был надлежаще извещен об их дате и времени. Судебные заседания много раз откладывались из-за неявки ответчиков. Куйбышевский районный суд Ростовской области не предпринимал никаких шагов для выяснения причин их отсутствия или принятия мер, дисциплинирующих виновную сторону.

53. Европейский Суд повторяет, что разумность срока судебного разбирательства должна рассматриваться в свете обстоятельств дела и с учетом следующих критериев: сложности дела, поведения заявителя и соответствующих органов власти и важности рассматриваемого в рамках дела вопроса для заявителя (см., среди прочих прецедентов, Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Фридлендер против Франции" (Frydlender v. France), жалоба N 30979/96, ECHR 2000-VII, §43).

54. Стороны не доказали, что дело было особенно сложным для разрешения. В любом случае Европейский Суд придерживается той точки зрения, что общий срок рассмотрения дела более семи лет и семи месяцев не может сам по себе быть объяснен сложностью дела.

55. Что касается поведения заявителя, Европейский Суд не убежден аргументами властей Российской Федерации, что заявителю должно ставится в упрек уточнение своих требований и поиск дополнительных доказательств. Постоянным подходом Европейского Суда является то, что заявитель не может быть признан виновным в использовании всех возможностей, предоставляемых национальным законодательством, при защите своих интересов (см., mutatis mutandis, Постановление Европейского Суда по делу "Ягчи и Саргин против Турции" (Yagci and Sargin v. Turkey) от 8 июня 1995 г., Series А, N 319-А, §66).

56. Что касается аргументов властей Российской Федерации о том, что заявитель не присутствовал на нескольких судебных заседаниях, Европейский Суд отмечает, что ни заявитель, ни его представитель не были надлежащим образом извещены о дате и времени судебных заседаний в 2000 и 2002 годах (см. выше, §§10-11 и 14-15). Отсрочки вследствие отсутствия заявителя на четырех судебных заседаниях, о которых он был надлежаще извещен, были незначительны.

57. Европейский Суд, однако, отмечает общую задержку примерно на два года в результате ходатайств заявителя о проведении двух экспертиз, а также приостановление производства по делу в 2001 году (см. выше, §13). В этом отношении Европейский Суд отмечает, что хотя задержка на 12 месяцев в рассмотрении дела произошла полностью в результате действий заявителя, основная ответственность за задержку вследствие сроков проведения экспертизы лежит именно на государстве (см. Постановление Европейского Суда по делу "Капуано против Италии" (Capuano v. Italy) от 25 июня 1987 г., Series А, N 119-А, §32, а также Решение Европейского Суда по делу "Антонов против Российской Федерации"* (*Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 6/2006.) (Antonov v. Russia) от 3 ноября 2005 г., жалоба N 38020/03). Власти государства-ответчика не предприняли шагов к тому, чтобы избежать задержек, и Куйбышевский районный суд Ростовской области не осведомлялся продвижением экспертизы. Соответственно, этот период должен быть вменен государству.

58. Европейский Суд также отмечает совокупную задержку приблизительно на 30 месяцев вследствие ненадлежащего уведомления Куйбышевским районным судом Ростовской области заявителя и его представителя (см. выше, §§10-12 и 14-15). Европейский Суд также полагает, что власти государства-ответчика несут ответственность за существенную задержку в процессе по причине неявки ответчиков в судебные заседания. По мнению Европейского Суда, национальные власти не предприняли адекватные шаги для обеспечения присутствия ответчиков. Они никак не реагировали на поведение ответчиков и не принимали доступные им меры, дисциплинирующие участников процесса и обеспечивающие рассмотрение дела в разумный срок (см. Постановление Европейского Суда по делу "Соколов против Российской Федерации"* (*Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 5/2006) (Sokolov v. Russia) от 22 сентября 2005 г., жалоба N 3734/02, §40).

59. Принимая во внимание представленные материалы и прецедентное право Европейского Суда по данному вопросу, Европейский Суд полагает, что в данном деле продолжительность процесса была чрезмерной и не отвечала требованиям "разумного срока". Соответственно, имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции.


II. Предполагаемое нарушение статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции в части неисполнения определения от 2 июля 1999 г. и решений от 10 января 2002 г. и 29 мая 2003 г.


60. Заявитель жаловался, что он не мог получить обратно свой автомобиль, поскольку служба судебных приставов неэффективно осуществляла исполнительное производство. Европейский Суд полагает, что эта жалоба должна рассматриваться по пункту 1 статьи 6 Конвенции и по статье 1 Протокола N 1 к Конвенции. Статья 6 Конвенции процитирована выше, а статья 1 Протокола N 1 гласит следующее:


"Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества, иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права".


А. Приемлемость жалобы


61. Власти Российской Федерации утверждали, что эта часть жалобы преждевременна и неприемлема по пункту 1 статьи 35 Конвенции, поскольку исполнительное производство еще не завершено.

62. В соответствии с прецедентной практикой Европейского Суда, жалобы на продолжительность процедур могут быть поданы до окончания рассматриваемой процедуры (см. Постановление Европейского Суда по делу "Плаксин против Российской Федерации"* (*Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 1/2005.) (Plaksin v. Russia) от 30 апреля 2004 г., жалоба N 14949/02, §35). Поскольку исполнительное производство должно рассматриваться как составная часть судебного процесса (см. Решение Европейского Суда по делу "Иванова против Российской Федерации" (Ivanova v. Russia) от 1 апреля 2004 г., жалоба N 74705/01 и Постановление Европейского Суда по делу "Заппия против Италии" (Zappia v. Italy) от 26 сентября 1996 г., Reports 1996-IV, §20), Европейский Суд отклоняет возражение властей Российской Федерации.

63. Европейский Суд отмечает, что эта часть жалобы не является явно необоснованной по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции. Он также отмечает, что она не является неприемлемой ни по каким иным основаниям. Поэтому она должна быть признана приемлемой.


В. Существо жалобы


1. Пункт 1 статьи 6 Конвенции


(а) Общие принципы

64. Европейский Суд повторяет, что исполнение решения любого суда должно рассматриваться как составная часть "судебного разбирательства" для целей статьи 6 Конвенции (см. Постановление Европейского Суда по делу "Хорнсби против Греции" (Hornsby v. Greece) от 19 марта 1997 г., Reports of Judgments and Decisions 1997-II, рр. 510-511, §40, и Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Иммобилиаре Саффи против Италии" (Immobiliare Saffi v. Italy), жалоба N 22774/93, §63, ECHR 1999-V). Однако право на "доступ в суд" не накладывает обязанность на государство исполнять каждое решение суда по гражданским делам без учета конкретных обстоятельств дела (см. Постановление Европейского Суда по делу "Санглие против Франции" (Sanglier v. France) от 27 мая 2003 г., жалоба N 50342/99, §39). Государство имеет позитивную обязанность организовать систему исполнения судебных решений, которая бы была эффективна и в законе, и на практике и обеспечивала бы их исполнение без ненадлежащих задержек (см. Постановление Европейского Суда по делу "Фуклев против Украины" (Fuklev v. Ukraine) от 7 июня 2005 г., жалоба N 71186/01, §84). Когда власти обязаны действовать таким образом, чтобы исполнить решение суда, и не делают этого, их бездействие может нарушить обязанность государства по пункту 1 статьи 6 Конвенции (см. Постановление Европейского Суда по делу "Сколло против Италии" (Scollo v. Italy) от 28 сентября 1995 г., Series A, N 315-С, §44).

65. Европейский Суд не призван проверять, может ли внутренний правовой порядок государства гарантировать исполнение решений, вынесенных судами. Действительно, делом каждого государства является обеспечение себя правовыми инструментами, которые являются адекватными и надлежащими для обеспечения выполнения позитивных обязанностей, возложенных на государство (см. Постановление Европейского Суда по делу "Руиану против Румынии" (Ruianu v. Romania) от 17 июня 2003 г., жалоба N 34647/97, §66). Единственной задачей Европейского Суда является проверка, были ли примененные властями Российской Федерации по данному делу меры адекватными и надлежащими. В таких делах, как данное, требующих совершения определенных действий ответчиком, который является частным лицом, государство - как обладатель публичной власти - должно действовать старательно с тем, чтобы помочь кредитору в исполнении решения суда (см. Постановление Европейского Суда по делу "Фосиак против Румынии" (Fociac v. Romania) от 3 февраля 2005 г., жалоба N 2577/02, §70).


(b) Обстоятельства дела

66. На основании фактов настоящего дела Европейский Суд отмечает, что 2 июля 1999 г. заявитель получил определение суда, в соответствии с которым автомобиль должен был быть ему возвращен. Стороны не пришли к соглашению по вопросу о том, был ли исполнительный лист фактически выдан. Хотя Европейский Суд имеет в своем распоряжении материальное подтверждение утверждения заявителя, что исполнительный лист был выдан в тот же день (см. выше, §24), нет необходимость исследовать существо дела далее, поскольку, в любом случае, исполнительное производство, в конечном счете, было возбуждено и судебные приставы просили Ш. вернуть автомобиль. 10 января 2002 г. Таганрогский городской суд Ростовской области подтвердил, что автомобиль должен быть возвращен заявителю. 29 мая 2003 г. Таганрогский городской суд Ростовской области изменил способ исполнения решения и присудил заявителю денежную сумму, которую ему должен был выплатить Ш. 2 июля 2003 г. было возбуждено исполнительное производство, которое длится до сих пор.

67. Задачей Европейского Суда является определение того, какие меры судебные приставы предприняли в ходе исполнительного производства и были ли они адекватными и надлежащими. С этой точки зрения исполнительное производство полезно разделить на два периода:

а) период с июля 1999 г. по 29 мая 2003 г., в который судебные приставы должны были вернуть автомобиль заявителя, и

b) период с 29 мая 2003 г., в который судебные приставы должны были взыскать с Ш. денежную сумму.


(с) Период с июля 1999 г. по 29 мая 2003 г.

68. Власти Российской Федерации утверждали, что определение от 2 июля 1999 г. не могло быть исполнено, поскольку заявитель не обращался в Таганрогский городской суд Ростовской области за исполнительным листом. Что касается решения суда от 10 января 2002 г., то исполнительное производство было прекращено в декабре 2002 г., поскольку судебные приставы не смогли найти автомобиль Ш. Судебные приставы не начали розыск автомобиля, поскольку заявитель не внес аванс за связанные с этим расходы.

69. Заявитель отмечал, что он представил исполнительный лист 2 июля 1999 г. в Таганрогскую городскую службу судебных приставов, и что исполнительное производство было возбуждено. Он утверждал, что его нельзя винить в том, что служба судебных приставов не начала розыск Ш. и его собственности.

70. Бесспорным является то, что с июля 1999 г. судебные приставы знали, что автомобиль заявителя находится в собственности Ш. Однако они впервые допросили Ш. и потребовали вернуть автомобиль только в октябре 2000 г., то есть спустя 13 месяцев. Получив информацию, где содержится автомобиль, и что он там может быть обнаружен (см. выше, §28), судебные приставы остались пассивными, они не посетили Ш., не конфисковали автомобиль. В течение следующих трех месяцев их деятельность ограничивалась направлением предупреждений, большинство из которых была отправлена в декабре 2000 г. Примечательно, что невыполнение Ш. требований судебных приставов о возвращении автомобиля не привело ни к каким правовым мерам, примененным в его отношении. Никакие санкции, предусмотренные национальным законодательством для таких ситуаций, такие как штраф или возбуждение уголовного дела (см. выше, §47), не были применены для дисциплинирования Ш. и для того, чтобы заставить его исполнить решение суда. После декабря 2000 г. судебные приставы не предпринимали никаких действий до ноября 2001 г., когда Ш. уведомил их о продаже автомобиля.

71. Что касается продажи автомобиля, Европейский Суд отмечает, что автоинспекция не предприняла никаких действий для предотвращения свободного распоряжения должником по судебному решению имуществом, в отношении чего имелось определение о применении обеспечительных мер по иску. Из этого следует, что ни суды, ни служба судебных приставов не приложили усилий к уведомлению автоинспекции - органа власти, в полномочиях которого находится регистрация автотранспортных средств, о существовании определения о применении обеспечительных мер и не проинформировали ее об исполнительном производстве, и что Ш. не имел права продавать автомобиль.

72. Европейский Суд отмечает, что власти Российской Федерации не дали никаких объяснений того, почему судебные приставы не действовали с июля 1999 г. по ноябрь 2001 г., то есть в то время, когда они знали, где находится автомобиль, и имели возможность его конфисковать. Особенно примечательно, что существенный период бездействия после свободной продажи автомобиля завершился предложением судебных приставов заявителю оплатить розыск автомобиля. Заявитель сразу же согласился покрыть эти расходы, этот факт был признан национальным судом (см. выше, §43). Служба судебных приставов должна была подготовить расчет стоимости и договор, но заявитель так и не получил эти документы. Его запрос по данному вопросу, сделанный в феврале 2002 г., остался без ответа. Из объяснений властей Российской Федерации следует, что эти документы не были подготовлены до января 2004 г., то есть уже после того, как исполнительное производство по решению от 10 января 2002 г. было прекращено.

73. Учитывая вышеизложенное, Европейский Суд приходит к выводу, что судебные приставы не приложили адекватных усилий для обеспечения исполнения определения от 2 июля 1999 г. и решения от 10 января 2002 г. Их бездействие в течение почти двух лет позволило Ш. продать конфискованный автомобиль и вынудило заявителя инициировать новый судебный процесс в поисках иного способа исполнения ранее постановленного решения.


(d) Период после 29 мая 2003 г.

74. Власти Российской Федерации утверждали, что после 29 мая 2003 г. судебные приставы не могли найти Ш. или его имущество. Единственной доступной им возможностью было объявить розыск. Однако заявитель отказался внести аванс за соответствующие расходы. Заявитель ответил, что он несколько раз просил службы судебных приставов рассчитать размер авансового платежа, но не получил ответа.

75. Европейский Суд не убежден аргументами властей Российской Федерации. Во-первых, из представленных документов следует, что Ш. проживал по одному и тому же адресу в течение нескольких лет: он указал один и тот же адрес в заявлении о регистрации автомобиля в 2002 г., в заявлении о выдаче паспорта в 2003 г., и повестки прокурора также направлялись по этому же адресу в 2005 г. (см. выше, §§34, 38 и 41).

76. Более того, власти Российской Федерации не указали никаких мер, которые предприняли судебные приставы для розыска собственности Ш. Нет доказательств того, что судебные приставы пытались установить источники доходов Ш. или его банковский счет, либо что они запрашивали местные регистрационные и налоговые органы относительно его недвижимого имущества.

77. В свете вышеизложенного Европейский Суд придерживается той точки зрения, что судебные приставы не предприняли адекватных мер для обеспечения выполнения решения суда от 29 мая 2003 г. (см., Постановление Европейского Суда по делу "Фосиак против Румынии" (Fociac v. Romania) от 3 февраля 2005 г., жалоба N 2577/02, §§70-77). Более того, от внимания Европейского Суда не ускользнуло, что с момента возбуждения исполнительного производства в октябре 2005 г. ситуация заявителя не изменилась.

78. Таким образом, Европейский Суд находит, что, не предпринимая в течение нескольких лет адекватных и эффективных мер, необходимых для обеспечения исполнения вступившего в законную силу решения суда, национальные власти лишили положение пункта 1 статьи 6 Конвенции его практического действия. Таким образом, имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции.


2. Статья 1 Протокола N 1 к Конвенции


79. Учитывая свое прецедентное право, Европейский Суд отмечает, что уже установлены принципы в отношении предполагаемого нарушения прав заявителя на собственность из-за не обеспечения государством исполнения вступившего в законную силу решения суда против частного лица. В частности, в Постановлении Европейского Суда по делу "Фуклев против Украины" указано следующее:


"89. Европейский Суд повторяет, что в силу статьи 1 Конвенции, Высокие Договаривающиеся Стороны "обеспечивают каждому, находящемуся под их юрисдикцией, права и свободы, определенные в ... Конвенции". Обязанность обеспечить эффективное соблюдение прав, закрепленных в этом документе, может выражаться в позитивной обязанности государства. При таких обстоятельствах государство не может просто оставаться пассивным и "нет... возможности провести различия между действиями и бездействием"...


/.../


91. Что касается права, гарантированного статьей 1 Протокола N 1, эта позитивная обязанность может влечь определенные меры, необходимые для защиты права собственности даже в делах, касающихся судебных споров между частными лицами и компаниями. Это означает, в частности, что государства обязаны обеспечить, чтобы закрепленные в законодательстве процедуры исполнения вступившего в законную силу решения суда... этому соответствовали.

92. Европейский Суд полагает, что бездействие судебных приставов и не осуществление национальными судами надлежащего контроля за ситуацией, создает постоянную неуверенность в исполнении решения, вынесенного в пользу заявителя и выплате причитающегося ему долга. Следовательно, заявитель должен справляться с этой неуверенностью в течение продолжительного периода времени...

93. Учитывая вышеизложенное и свои выводы относительно пункта 1 статьи 6 Конвенции, Европейский Суд придерживается точки зрения, что характер исполнительного производства, его общая продолжительность и неуверенность, в которой находился заявитель, нарушили "благоприятный баланс", который должен соблюдаться между вопросами публичного интереса и необходимостью защищать права заявителя на свободное владение собственностью. Следовательно, государство не выполнило свою обязанность обеспечить заявителю эффективное пользование своим правом собственности, гарантированным статьей 1 Протокола N 1 (N 71186/01, 7 июня 2005 г.)."


80. Европейский Суд не видит причин отказываться от этих выводов в настоящем деле. Применяя указанные принципы и учитывая выводы, сделанные выше, в §§73, 77 и 78, Европейский Суд полагает, что из-за непринятия службой судебных приставов адекватных и надлежащих мер для обеспечения исполнения судебных решений, вынесенных в пользу заявителя, он в течение многих лет находился в ситуации неуверенности и с 1999 г. не мог пользоваться своей собственностью. Соответственно, имело место нарушение статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.


III. Предполагаемое нарушение статьи 14 Конвенции


81. Заявитель жаловался на дискриминацию в отношении него со стороны службы судебных приставов.

82. Европейский Суд находит, что утверждение заявителя о его дискриминации не подтверждено фактами по делу. В частности, тот факт, что судебные приставы не обеспечили исполнение решения суда, вынесенного в его пользу, сам по себе не составляет дискриминации, нарушающей статью 14 Конвенции (см. mutatis mutandis, Решение Европейского Суда по делу "Де Фур Вальдероде против Чешской Республики" (Des Fours Walderode v. Czech Republic), жалоба N 40057/98, ECHR 2004 -).

83. Следовательно, эта часть жалобы является явно необоснованной и должна быть отклонена в соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 35 Конвенции.


IV. Применение статьи 41 Конвенции


84. Статья 41 Конвенции предусматривает:


"Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".


А. Материальный ущерб и моральный вред


85. Заявитель требовал 8 750 евро в качестве компенсации морального вреда, понесенного в результате чрезмерной продолжительности гражданского процесса, и 13 220,87 евро в качестве компенсации морального вреда, причиненного не обеспечением службой судебных приставов исполнения определения суда от 2 июля 1999 г. и решений суда от 10 января 2002 г. и 29 мая 2003 г., постановленных в его пользу.

86. Власти Российской Федерации указывали, что требование было чрезмерным и необоснованным.

87. Европейский Суд отмечает, что заявитель не заявил никаких требований в качестве компенсации материального ущерба. Однако Европейский Суд отмечает, что невыполненная обязанность государства по обеспечению эффективного исполнения решений суда, вынесенных в пользу заявителя, не оспаривается. Соответственно, заявитель по-прежнему имеет право получить присужденную ему сумму в рамках национальных процедур. Европейский Суд повторяет, что наиболее надлежащей формой возмещения нарушений статьи 6 Конвенции является обеспечение, чтобы заявитель, насколько это возможно, был поставлен в положение, при котором уважались бы положения статьи 6 Конвенции (см. Постановление Европейского Суда по делу "Пьерсак против Бельгии" (Piersack v. Belgium) (статья 50) от 26 октября 1984 г., Series A, N 85, р. 16, §12, и, mutatis mutandis, Постановление Европейского Суда по делу "Генчел против Турции" (Genзel v. Turkey) от 23 октября 2003 г., жалоба N 53431/99, §27). Европейский Суд полагает, что в настоящем деле этот принцип также применим, учитывая установленное нарушение. Поэтому он считает, что власти Российской Федерации должны обеспечить надлежащими способами исполнение решений суда от 10 января 2002 г. и 29 мая 2003 г. о присуждении денежной суммы заявителю.

88. Что касается требований заявителя о компенсации морального вреда, Европейский Суд признает, что заявитель испытал стресс, беспокойство и неудовлетворенность, усугубленные необоснованной продолжительностью гражданского процесса и не обеспечением национальными властями исполнения определения от 2 июля 1999 г. и решений от 10 января 2002 г. и 29 мая 2003 г. Однако требуемая сумма представляется чрезмерной. Проведя собственную оценку на основе справедливости, Европейский Суд присуждает заявителю 6 000 евро в качестве компенсации морального вреда плюс сумму любых налогов, которые могут быть начислены на указанную сумму.


В. Судебные расходы и издержки


89. Заявитель не заявил никаких требований относительно судебных расходов и издержек, понесенных в связи с обращением в национальные суды и Европейский Суд.

90. Соответственно, Европейский Суд не присуждает ему каких-либо сумм в этой части.


С. Процентная ставка при просрочке платежей


91. Европейский Суд полагает, что процентная ставка при просрочке платежей должна быть установлена в размере предельной годовой процентной ставки по займам Европейского центрального банка плюс три процента.


На основании изложенного Европейский Суд единогласно:


1) объявил часть жалобы, касающуюся чрезмерной длительности гражданского процесса и неисполнения судебных решений, вынесенных в пользу заявителя, приемлемой, остальную часть жалобы - неприемлемой;

2) постановил, что имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции в связи с чрезмерной продолжительностью гражданского процесса;

3) постановил, что имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции в связи с неисполнением определения от 2 июля 1999 г. и решений от 10 января 2002 г. и 29 мая 2003 г.;

4) постановил:

(а) что государство-ответчик должно обеспечить надлежащими средствами исполнение решений, вынесенных судом Российской Федерации в пользу заявителя, а также выплатить заявителю в трехмесячный срок после вступления настоящего Постановления в силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции 6 000 (шесть тысяч) евро в качестве компенсации морального вреда, подлежащие переводу в национальную валюту государства-ответчика по курсу на день выплаты, плюс любую сумму налогов, которые могут быть начислены на указанные суммы;

(b) что по истечении указанного трехмесячного срока и до произведения окончательной выплаты на указанные суммы начисляется простой процент в размере предельной годовой кредитной ставки Европейского центрального банка плюс три процента;

5) отклонил остальные требования заявителя о справедливой компенсации.


Совершено на английском языке, и уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 19 октября 2006 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.


Серен Нильсен
Секретарь Секции Суда

Христос Розакис
Председатель Палаты Суда



Постановление Европейского Суда по правам человека от 19 октября 2006 г. Дело "Кесьян (Kesyan) против Российской Федерации" (жалоба N 36496/02) (Первая Секция)


Текст Постановления опубликован в Бюллетене Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 5/2008.


Перевод редакции Бюллетеня Европейского Суда по правам человека


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.