Постановление Европейского Суда по правам человека от 21 июня 2007 г. Дело "Мельникова (Melnikova) против Российской Федерации" (жалоба N 24552/02) (Первая Секция)

Европейский Суд по правам человека
(Первая Секция)


Дело "Мельникова (Melnikova) против Российской Федерации"
(Жалоба N 24552/02)


Постановление Суда


Страсбург, 21 июня 2007 г.


Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), заседая Палатой в составе:

Х.Л. Розакиса, Председателя Палаты,

Л. Лукаидеса,

А. Ковлера,

Х. Гаджиева,

Д. Шпильманна,

С.Е. Йебенса,

Дж. Малинверни, судей,

а также при участии С. Нильсена, Секретаря Секции Суда,

заседая за закрытыми дверями 31 мая 2007 г.,

вынес в указанный день следующее Постановление:


Процедура


1. Дело было инициировано жалобой N 24552/02, поданной против властей Российской Федерации в Европейский Суд по правам человека (далее - Европейский Суд) в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция) гражданкой Российской Федерации Еленой Юрьевной Мельниковой (далее - заявительница) 20 мая 2002 г.

2. Власти Российской Федерации были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П.А. Лаптевым.

3. Заявительница утверждала, в частности, что содержание ее под стражей в рамках избранной меры пресечения было незаконным и необоснованно длительным.

4. 30 июня 2005 г. Палата признала жалобу частично приемлемой для рассмотрения по существу.

5. И заявительница, и власти Российской Федерации представили дополнительные письменные замечания по существу дела (пункт 1 правила 59 Регламента Суда). Проконсультировавшись со сторонами, Палата приняла решение, что не было необходимости в проведении устных слушаний (пункт 3 правила 59 Регламента Суда in fine* (*In fine (лат.) - в конце (прим. переводчика).)). Стороны в письменном виде ответили на замечания друг друга.


Факты


I. Обстоятельства дела


6. Заявительница родилась в 1967 году и проживает в г. Пензе.


1. Первое уголовное дело в отношении заявительницы


7. 15 октября 1996 г. заявительницу задержали и поместили под стражу по подозрению в убийстве. 6 июня 1997 г. уголовное дело было прекращено, а заявительница освобождена из-под стражи.


2. Второе уголовное дело в отношении заявительницы


8. 17 октября 2001 г. в отношении заявительницы и еще одного человека было возбуждено новое уголовное дело. На этот раз заявительницу подозревали в мошенничестве.

9. 13 декабря 2001 г. заявительницу объявили в розыск.

10. 5 января 2002 г. заявительницу задержали. Постановление о задержании было обосновано, как было в нем указано, необходимостью предотвращения дальнейшей преступной деятельности со стороны заявительницы, а также лишения заявительницы возможности скрыться и воспрепятствовать осуществлению правосудия.

11. 8 января 2002 г. следственные органы предъявили заявительнице, как основному преступнику, обвинение в мошенничестве и вынесли постановление об избрании в отношении нее меры пресечения в виде заключения под стражу, поскольку заявительница могла скрыться и воспрепятствовать отправлению правосудия, так как ранее была объявлена в розыск. Впоследствии следственные органы приняли решение о проведении психиатрического обследования заявительницы. 19 февраля 2002 г. заявительницу перевели из следственного изолятора в психиатрическую больницу. Мера пресечения в виде содержания под стражей была заменена на подписку о невыезде.

12. 22 марта 2002 г. после проведения психиатрической экспертизы заявительницу по постановлению прокурора вновь поместили под стражу на основании тяжести предъявленного ей обвинения.

13. 1 апреля 2002 г. следователь обратился к прокурору за санкцией на продление срока содержания заявительницы под стражей на том основании, что она обвинялась в совершении тяжких преступлений, не имела постоянного места жительства в г. Пензе и "не предприняла добровольно никаких мер для компенсации ущерба потерпевшим". Прокурор продлил срок содержания заявительницы под стражей до 17 апреля 2002 г.

14. 8 апреля 2002 г. заявительнице и второму обвиняемому по делу сообщили об окончании предварительного следствия. 10 апреля 2002 г. они начали знакомиться с материалами дела.

15. 17 апреля 2002 г. следователь обратился к прокурору за санкцией на продление срока содержания заявительницы под стражей до 5 мая 2002 г. на основании тяжести предъявленных ей обвинений. Прокурор продлил срок содержания заявительницы под стражей до 5 мая 2002 г.

16. 29 апреля 2002 г. следователь обратился к прокурору за санкцией на продление срока содержания заявительницы под стражей до 5 июня 2002 г., чтобы дать ей время ознакомиться с материалами уголовного дела. Следователь отметил, что заявительница должна была оставаться под стражей из-за тяжести предъявленных ей обвинений и отсутствия постоянного места жительства в г. Пензе, а также поскольку в случае освобождения она могла скрыться и оказать давление на потерпевших и свидетелей.

17. 30 апреля 2002 г. прокурор продлил срок содержания заявительницы под стражей до 5 июня 2002 г.

18. В неустановленный день заявительница подала ходатайство об освобождении из-под стражи до суда на основании, inter alia* (*Inter alia (лат.) - в числе прочего, в частности (прим. переводчика).), состояния ее здоровья и того факта, что у нее на иждивении находились два ребенка.

19. 6 мая 2002 г. Октябрьский районный суд г. Пензы отклонил указанное ходатайство. Суд установил:


"Преступление, в котором обвиняется подсудимая, относится к категории "тяжких" [преступлений]. Принимая во внимание социальную опасность правонарушения, примененная к Е.Ю. Мельниковой мера пресечения является законной и обоснованной. В настоящее время нет оснований для ее изменения".


20. Заявительница обжаловала указанное постановление.

21. 31 мая 2002 г. заявительница завершила ознакомление с материалами дела.

22. 5 июня 2002 г. материалы дела были переданы в суд.

23. В тот же день Пензенский областной суд отменил постановление от 6 мая 2002 г. и вернул дело на новое рассмотрение в тот же суд.

24. В неустановленный день заявительница подала ходатайство об освобождении из-под стражи до суда, ссылаясь на наличие у нее на иждивении двоих детей.

25. 24 июня 2002 г. Ленинский районный суд г. Пензы отклонил ходатайство. Ссылаясь на статью 261 Уголовно-процессуального кодекса 1960 года* (*Речь идет об Уголовно-процессуальном кодексе РСФСР 1960 года (прим. переводчика).), суд постановил:


"... ходатайство [об освобождении] ...следует отклонить, потому что... мера пресечения в виде содержания под стражей... была законно применена к заявителю следователем по санкции прокурора и потому что были основания предполагать, что заявитель могла скрыться от следствия.

Из материалов дела следует, что до задержания Е.Ю. Мельникова была объявлена в розыск, кроме того у нее нет постоянной регистрации в г. Пензе. Постановление следователя о применении меры пресечения было законно санкционировано прокурором, поскольку в соответствии с действовавшим законодательством мера пресечения могла применяться судом только с 1 июля 2002 г. В настоящее время нет оснований для изменения меры пресечения Е.Ю. Мельниковой".


26. 6 ноября 2002 г. в ходе судебного заседания заявительница просила признать определенные доказательства недопустимыми и снова подала ходатайство об освобождении из-под стражи.

27. В тот же день Ленинский районный суд г. Пензы, ссылаясь на статьи 235 и 271 Уголовно-процессуального кодекса 2001 года* (*Речь идет об Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации 2001 года, введенного в действие с 1 июля 2002 г. (прим. переводчика).), отказал в удовлетворении ходатайства по следующим основаниям:


"...[заявительнице] предъявлено обвинение в совершении тяжкого преступления, у нее нет ни постоянной регистрации, ни работы в г. Пензе, мера пресечения была применена в соответствии с законом, основания для ее изменения и освобождения [заявительницы] из-под стражи отсутствуют...".


28. В неустановленный день адвокат заявительницы обратился к суду с просьбой вернуть дело в органы следствия для изменения формулировки обвинения. Он также просил об освобождении заявительницы из-под стражи.

29. 28 ноября 2002 г. Ленинский районный суд г. Пензы вернул дело прокурору для внесения изменений в обвинительное заключение, но отказал в освобождении заявительницы из-под стражи. В частности, суд указал:


"... так как Е.Ю. Мельникова обвиняется в совершении тяжких преступлений... суд не усматривает оснований для изменения меры пресечения...".


30. 6 декабря 2002 г. Ленинский районный суд г. Пензы продлил срок содержания заявительницы под стражей до 10 января 2003 г., ссылаясь на тяжкий характер преступления, в совершении которого обвинялась заявительница.

31. Заявительница обжаловала судебные решения от 28 ноября и 6 декабря 2002 г., ссылаясь, inter alia* (*Inter alia (лат.) - в числе прочего, в частности (прим. переводчика).), на то, что у нее на содержании имелось двое детей и что поэтому она не могла скрыться от правосудия.

32. 18 декабря 2002 г. Пензенский областной суд отклонил жалобу. Суд установил следующее:


"[Суд] правильно отказал Е.Ю. Мельниковой в освобождении из-под стражи, потому что в ходе предварительного расследования было решено задержать ее и потому что прошло менее шести месяцев с даты передачи дела в суд и с даты вынесения постановления 28 ноября 2002 г., а также вследствие того, что [ее] обвиняли в совершении тяжких преступлений, не было причин для применения иных мер пресечения".


33. 25 декабря 2002 г. прокурор вернул дело для производства дополнительного расследования.

34. 26 декабря 2002 г. следователь принял материалы для производства дополнительного расследования. В тот же день Железнодорожный суд г. Пензы продлил срок содержания заявительницы под стражей до 28 февраля 2003 г. Заявительница обжаловала соответствующее постановление.

35. 31 декабря 2002 г. Пензенский областной суд отклонил жалобу заявительницы. Суд установил следующее:


"Е.Ю. Мельникова обвиняется в совершении тяжкого преступления и пыталась скрыться от следствия. Находясь на свободе, может скрыться и воспрепятствовать установлению истины. По делу необходимо устранить выявленные в ходе судебного разбирательства недостатки [следствия], выполнить в связи с этим следственные действия, предъявить окончательное обвинение и ознакомить обвиняемую с материалами дела. Судья обоснованно не усмотрел оснований для изменения Е.Ю. Мельниковой меры пресечения в виде заключения под стражу".


36. Как представляется, 22 февраля 2003 г. дело было передано в суд, а заявительница оставалась под стражей до постановления приговора.

37. 23 мая 2003 г. Ленинский районный суд г. Пензы признал заявительницу виновной в совершении мошенничества и приговорил ее к пяти годам лишения свободы условно.


II. Соответствующее внутригосударственное законодательство


А. Меры пресечения


1. Уголовно-процессуальный кодекс 1960 года, действовавший до 30 июня 2002 г. (Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР)


38. Соответствующие положения Уголовно-процессуального кодекса РСФСР звучат следующим образом:


Статья 11 (часть первая). Неприкосновенность личности

"Никто не может быть подвергнут аресту иначе как на основании судебного решения или с санкции прокурора".

Статья 89. Применение мер пресечения

"При наличии достаточных оснований полагать, что обвиняемый скроется от дознания, предварительного следствия или суда, или воспрепятствует установлению истины по уголовному делу, или будет заниматься преступной деятельностью, а также для обеспечения исполнения приговора лицо, производящее дознание, следователь, прокурор и суд вправе применить в отношении обвиняемого одну из следующих мер пресечения: подписку о невыезде, личное поручительство или поручительство общественных объединений, заключение под стражу...".

Статья 91. Обстоятельства, учитываемые при избрании меры пресечения

"При разрешении вопроса о необходимости применить меру пресечения, а также об избрании той или иной из них, ...учитывают... также тяжесть предъявленного обвинения, личность подозреваемого или обвиняемого, род его занятий, возраст, состояние здоровья, семейное положение и другие обстоятельства".

Статья 92. Постановление и определение о применении меры пресечения

"О применении меры пресечения лицо, производящее дознание, следователь, прокурор выносят мотивированное постановление, а суд - мотивированное определение, содержащее указание на преступление, в котором подозревается или обвиняется данное лицо, и основание для избрания примененной меры пресечения. Постановление или определение объявляется лицу, в отношении которого оно вынесено, и одновременно ему разъясняется порядок обжалования применения меры пресечения.

Копия постановления или определения о применении меры пресечения немедленно вручается лицу, в отношении которого оно вынесено".

Статья 96. Заключение под стражу

"Заключение под стражу в качестве меры пресечения применяется с соблюдением требований статьи 11 настоящего Кодекса в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, за которое законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше двух лет. В исключительных случаях указанная мера пресечения может быть применена по делам о преступлениях, за которые законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до двух лет...".

Статья 97. Сроки содержания под стражей

"Содержание под стражей при расследовании преступлений по уголовным делам не может продолжаться более двух месяцев. Этот срок может быть продлен районным или городским прокурором... в случае невозможности закончить расследование и при отсутствии оснований для изменения меры пресечения - до трех месяцев. Дальнейшее продление срока может быть осуществлено только ввиду особой сложности дела прокурором субъекта Российской Федерации... - до шести месяцев со дня заключения под стражу.

Продление срока содержания под стражей свыше шести месяцев допускается в исключительных случаях и только в отношении лиц, обвиняемых в совершении тяжких или особо тяжких преступлений. Такое продление осуществляется заместителем Генерального прокурора Российской Федерации - до одного года и Генеральным прокурором Российской Федерации - до полутора лет...".

Статья 101. Отмена или изменение меры пресечения

"Мера пресечения отменяется, когда в ней отпадает дальнейшая необходимость, или изменяется на более строгую или более мягкую, когда это вызывается обстоятельствами дела. Отмена или изменение меры пресечения производится мотивированным постановлением лица, производящего дознание, следователя или прокурора, а после передачи дела в суд - мотивированным определением суда.

Отмена или изменение лицом, производящим дознание, и следователем меры пресечения, избранной по указанию прокурора, допускается лишь с санкции прокурора".

Статья 222. Вопросы, подлежащие выяснению при назначении судебного заседания

"При разрешении судьей вопроса о назначении судебного заседания подлежит выяснению в отношении каждого из обвиняемых следующее:

...

5) подлежит ли изменению или отмене избранная обвиняемому мера пресечения;

...".

Статья 223.1. Назначение судебного заседания

"Судья... выносит постановление о назначении судебного заседания...

Вопрос о назначении судебного заседания должен быть разрешен не позднее 14 суток с момента поступления дела в суд...".

Статья 239.1. Сроки содержания подсудимого под стражей во время рассмотрения дела в суде

"Срок содержания под стражей лица, дело которого находится в производстве суда, не может превышать шесть месяцев со дня поступления дела в суд. В случаях, когда заключение под стражу в качестве меры пресечения избрано судом в порядке, предусмотренном [настоящим Кодексом], начало указанного срока исчисляется с момента заключения подсудимого под стражу.

При наличии данных, свидетельствующих о том, что освобождение подсудимого из-под стражи существенно [исследование обстоятельств дела], суд по собственной инициативе либо ходатайству прокурора вправе продлить срок содержания подсудимого под стражей... но не более чем на три месяца. Данное решение должно быть принято до истечения срока содержания подсудимого под стражей, установленного частью первой настоящей статьи.

...

На лиц, которые обвиняются в совершении особо тяжких преступлений, положения настоящей статьи не распространяются".

Статья 261. Порядок вынесения определений в судебном заседании

"По всем вопросам, которые разрешаются судом во время судебного разбирательства, суд выносит определения.

Определения об... избрании, изменении или отмене меры пресечения... выносятся судом в совещательной комнате и излагаются в виде отдельных документов, подписываемых всем составом суда.

...

Определения, вынесенные судом во время судебного разбирательства, подлежат оглашению.

...".


39. В соответствии со статьей 220.1 жалобы на применение заключения под стражу в качестве меры пресечения, а равно на продление срока содержания под стражей могли приноситься в суд лицом, содержащимся под стражей или его защитником. В соответствии со статьей 220.2 судебная проверка законности и обоснованности ареста производилась судьей в закрытом заседании по месту содержания лица под стражей не позднее трех суток со дня получения материалов, подтверждающих законность и обоснованность заключения под стражу в качестве меры пресечения.


2. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации 2001 года, введенный в действие с 1 июля 2002 г. (Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации)


40. Соответствующие положения Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации звучат следующим образом:


Статья 97. Основания для избрания меры пресечения

"1. Дознаватель, следователь, прокурор, а также суд в пределах предоставленных им полномочий вправе избрать обвиняемому... одну из мер пресечения, предусмотренных настоящим Кодексом, при наличии достаточных оснований полагать, что обвиняемый (...):

1) скроется от дознания, предварительного следствия или суда;

2) может продолжать заниматься преступной деятельностью;

3) может угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу.

2. Мера пресечения может избираться также для обеспечения исполнения приговора".

Статья 99. Обстоятельства, учитываемые при избрании меры пресечения

"При решении вопроса о необходимости избрания меры пресечения... и определения ее вида... должны учитываться также тяжесть преступления, сведения о личности подозреваемого или обвиняемого, его возраст, состояние здоровья, семейное положение, род занятий и другие обстоятельства".

Статья 101. Постановление и определение об избрании меры пресечения

"1. Об избрании меры пресечения дознаватель, следователь, прокурор или судья выносит постановление, а суд - определение, содержащее указание на преступление, в котором подозревается или обвиняется лицо, и основания для избрания этой меры пресечения.

2. Копия постановления или определения вручается лицу, в отношении которого оно вынесено, а также его защитнику или законному представителю по их просьбе.

3. Одновременно лицу, в отношении которого избрана мера пресечения, разъясняется порядок обжалования решения об избрании меры пресечения...".

Статья 108. Заключение под стражу

"1. Заключение под стражу в качестве меры пресечения применяется по судебному решению в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, за которые уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше двух лет при невозможности применения иной, более мягкой, меры пресечения. ...в постановлении судьи должны быть указаны конкретные, фактические обстоятельства, на основании которых судья принял такое решение. В исключительных случаях эта мера пресечения может быть избрана в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до двух лет, при наличии одного из следующих обстоятельств:

1) подозреваемый или обвиняемый не имеет постоянного места жительства на территории Российской Федерации;

2) его личность не установлена;

3) им нарушена ранее избранная мера пресечения;

4) он скрылся от органов предварительного расследования или от суда.

...

3. При необходимости избрания в качестве меры пресечения заключения под стражу прокурор, а также следователь и дознаватель с согласия прокурора возбуждают перед судом соответствующее ходатайство. В постановлении о возбуждении ходатайства излагаются мотивы и основания, в силу которых возникла необходимость в заключении подозреваемого или обвиняемого под стражу и невозможно избрание иной меры пресечения. К постановлению прилагаются материалы, подтверждающие обоснованность ходатайства. Если ходатайство возбуждается в отношении [задержанного] подозреваемого, то постановление и указанные материалы должны быть представлены судье не позднее чем за восемь часов до истечения срока задержания.

4. [Ходатайство] подлежит рассмотрению единолично судьей... с участием подозреваемого или обвиняемого, прокурора, защитника, если последний участвует в уголовном деле, по месту производства предварительного расследования либо месту задержания подозреваемого в течение восьми часов с момента поступления материалов в суд...

...

7. Рассмотрев ходатайство, судья выносит одно из следующих постановлений:

1) об избрании в отношении подозреваемого или обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу;

2) об отказе в удовлетворении ходатайства;

3) о продлении срока задержания. Продление срока задержания допускается при условии признания судом задержания законным и обоснованным на срок не более 72 часов с момента вынесения судебного решения по ходатайству одной из сторон для представления ею дополнительных доказательств обоснованности или необоснованности избрания меры пресечения в виде заключения под стражу. В постановлении о продлении срока задержания указываются дата и время, до которых продлевается срок задержания.

...

10. Если вопрос об избрании в отношении подсудимого в качестве меры пресечения заключения под стражу возникает в суде, то решение об этом принимает суд по ходатайству стороны или по собственной инициативе, о чем выносится определение или постановление.

11. Постановление судьи об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу или об отказе в этом может быть обжаловано в вышестоящий суд в кассационном порядке в течение трех суток со дня его вынесения...".

Статья 109. Сроки содержания под стражей

"1. Содержание под стражей при расследовании преступлений не может превышать два месяца.

2. В случае невозможности закончить предварительное следствие в срок до двух месяцев и при отсутствии оснований для изменения или отмены меры пресечения этот срок может быть продлен судьей районного суда или военного суда соответствующего уровня в порядке, установленном частью третьей статьи 108 настоящего Кодекса, на срок до шести месяцев. Дальнейшее продление срока может быть осуществлено в отношении лиц, обвиняемых в совершении тяжких и особо тяжких преступлений, только в случаях особой сложности уголовного дела и при наличии оснований для избрания этой меры пресечения судьей того же суда по ходатайству следователя, внесенному с согласия прокурора субъекта Российской Федерации или приравненного к нему военного прокурора, до 12 месяцев.

3. Срок содержания под стражей свыше 12 месяцев может быть продлен лишь в исключительных случаях в отношении лиц, обвиняемых в совершении особо тяжких преступлений, [судьей] по ходатайству следователя, внесенному с согласия Генерального прокурора Российской Федерации или его заместителя, до 18 месяцев.

4. Дальнейшее продление срока не допускается...".

Статья 110. Отмена или изменение меры пресечения

"1. Мера пресечения отменяется, когда в ней отпадает необходимость, или изменяется на более строгую или более мягкую, когда изменяются основания для избрания меры пресечения...

2. Отмена или изменение меры пресечения производится по постановлению дознавателя, следователя, прокурора или судьи либо по определению суда.

3. Мера пресечения, избранная в ходе досудебного производства прокурором, а также следователем, дознавателем по его письменному указанию, может быть отменена или изменена только с согласия прокурора".

Статья 228. Вопросы, подлежащие выяснению по поступившему в суд уголовному делу

По поступившему уголовному делу судья должен выяснить в отношении каждого из обвиняемых следующее:

...

3) подлежит ли отмене или изменению избранная мера пресечения;

...".

Статья 255. Решение вопроса о мере пресечения

"1. В ходе судебного разбирательства суд вправе избрать, изменить или отменить меру пресечения в отношении подсудимого.

2. Если заключение под стражу избрано подсудимому в качестве меры пресечения, то срок содержания его под стражей со дня поступления уголовного дела в суд и до вынесения приговора не может превышать шести месяцев, за исключением случаев, предусмотренных частью третьей настоящей статьи.

3. Суд, в производстве которого находится уголовное дело, по истечении шести месяцев со дня поступления уголовного дела в суд вправе продлить срок содержания подсудимого под стражей... только по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях и каждый раз не более чем на три месяца.

4. Решение суда о продлении срока содержания подсудимого под стражей может быть обжаловано в кассационном порядке. Обжалование не приостанавливает производство по уголовному делу".

Статья 237. Возвращение уголовного дела прокурору

"1. Судья по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом в случаях, если:

1) обвинительное заключение... составлены с нарушением требований настоящего Кодекса, что исключает возможность постановления судом приговора... на основе данного заключения...

2) копия обвинительного заключения... не была вручена обвиняемому...

3) есть необходимость составления обвинительного заключения... по уголовному делу, направленному в суд с постановлением о применении принудительной меры медицинского характера;

...

2. В случаях, предусмотренных частью первой настоящей статьи, судья обязывает прокурора в течение пяти суток обеспечить устранение допущенных нарушений.

3. При возвращении уголовного дела прокурору судья решает вопрос о мере пресечения в отношении обвиняемого.

...".


2.* Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 22 марта 2005 г. N 4-П

(*Так в тексте. Видимо, имеет место техническая ошибка, и данный подраздел должен иметь номер 3 (прим. переводчика).)


41. 22 марта 2005 г. Конституционный Суд Российской Федерации вынес постановление N 4-П по жалобе, касавшейся продления de facto* (*De facto (лат.) - фактически, на деле (прим. переводчика).) срока содержания их под стражей, после направления уголовных дел органами прокуратуры в соответствующие суды для рассмотрения по существу. Суд установил, что обжалуемые положения Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации соответствовали Конституции Российской Федерации. Однако их практическое применение судами Российской Федерации могло противоречить их конституционному смыслу. В пункте 3.2 постановления Конституционный Суд Российской Федерации указал следующее:


"Конституция Российской Федерации, ее статья 22 (часть 2), предусматривает, что... содержание под стражей допускается только по судебному решению... Соответственно, если определенный судебным решением срок содержания подозреваемого или обвиняемого под стражей истекает, суд принимает решение о продлении этого срока либо подозреваемый или обвиняемый должен быть освобожден из-под стражи.

...

Названные правила являются общими для всех этапов уголовного судопроизводства, в том числе при переходе от одной стадии процесса к другой... переход от одной процессуальной стадии к другой не влечет автоматического прекращения действия примененной на предыдущих стадиях меры пресечения.

Следовательно, при передаче прокурором уголовного дела в суд избранная в период предварительного расследования мера пресечения... может продолжать применяться до истечения того срока, на который она была установлена соответствующим судебным решением...

[Согласно статьям 227 и 228 УПК Российской Федерации] судья по поступившему в суд уголовному делу в отношении обвиняемого, содержащегося под стражей, в течение 14 суток решает вопрос о назначении по нему судебного заседания, выясняя при этом, "подлежит ли отмене или изменению избранная мера пресечения". Данная формулировка предполагает, что решение о заключении обвиняемого под стражу или о продлении срока содержания под стражей, принятое на стадии предварительного расследования, сможет сохранять свою силу после окончания дознания или предварительного следствия и направления уголовного дела в суд только в течение срока, на который данная мера пресечения была установлена.

Прокурор, в свою очередь, при утверждении обвинительного заключения и направлении уголовного дела в суд обязан проверить, не истекает ли установленный судом срок содержания обвиняемого под стражей и достаточен ли он для того, чтобы судья имел возможность принять решение [о дальнейшем содержании подсудимого под стражей]. Если к моменту направления дела в суд этот срок истекает или если он оказывается недостаточным для того, чтобы судья в стадии подготовки к судебному заседанию мог принять решение о наличии или отсутствии оснований для дальнейшего применения заключения под стражу, прокурор в соответствии со статьями 108 и 109 УПК Российской Федерации [обязан] обратиться в суд с ходатайством о продлении срока содержания обвиняемого под стражей".


В. Судебно-медицинская экспертиза


Статья 188* Помещение обвиняемого или подозреваемого в медицинское учреждение

(*Так в тексте. Видимо, речь идет о статье 188 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР (прим. переводчика).).

Если при производстве судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы возникает необходимость в стационарном наблюдении, следователь помещает обвиняемого или подозреваемого в соответствующее медицинское учреждение, о чем указывается в постановлении о назначении экспертизы.

...

Время пребывания в психиатрическом лечебном учреждении засчитывается в срок содержания под стражей".


42. Согласно части второй статьи 40 Федерального закона от 2 июля 1992 г. "О психиатрической помощи" по завершении обследования пациент может быть выписан из психиатрического стационара.


С. Подача жалоб


43. Статья 235* (*Так в тексте. Видимо, речь идет о статье 235 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (прим. переводчика).) определяет процедуру рассмотрения ходатайств об исключении доказательств.

44. Статья 271* (*Так в тексте. Видимо, речь идет о статье 271 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (прим. переводчика).) устанавливает общие нормы подачи и рассмотрения ходатайств.


Право


I. Предполагаемое нарушение пункта 1 Статьи 5 Конвенции


45. Ссылаясь на статью 5 Конвенции, заявительница утверждала, что содержание ее под стражей в рамках избранной меры пресечения являлось незаконным. Суд рассмотрит эту жалобу с позиции подпункта "с" пункта 1 статьи 5 Конвенции, который звучит следующим образом:


"1. Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Никто не может быть лишен свободы иначе как в следующих случаях и в порядке, установленном законом:

...

c) законное задержание или заключение под стражу лица, произведенное с тем, чтобы оно предстало перед компетентным органом по обоснованному подозрению в совершении правонарушения или в случае, когда имеются достаточные основания полагать, что необходимо предотвратить совершение им правонарушения или помешать ему скрыться после его совершения;

...".


1. Доводы сторон


46. Заявительница утверждала, что содержание ее под стражей являлось незаконным, поскольку не было санкционировано надлежащим органом власти в установленном законом порядке.

47. Власти Российской Федерации утверждали, что содержание заявительницы под стражей было санкционировано надлежащим органом государственной власти. В частности, относительно периода с 5 июня по 6 декабря 2002 г., 5 июня 2002 г. обвинительное заключение и материалы дела были переданы в Ленинский районный суд г. Пензы, который получил их 10 июня 2002 г. и назначил судебное заседание на 24 июня 2002 г. В день судебного заседания заявительница подала ходатайство об освобождении из-под стражи, которое было отклонено судом. 6 и 28 ноября 2002 г. Ленинский районный суд г. Пензы также отклонял ходатайства заявительницы об освобождении из-под стражи. 6 декабря 2002 г. тот же суд продлил срок содержания заявительницы под стражей до 10 января 2003 г. Жалоба заявительницы на оба судебных акта была отклонена Пензенским областным судом 18 декабря 2002 г. Относительно периода с 28 февраля по 23 мая 2003 г. власти Российской Федерации сообщили, что заявительница содержалась под стражей, поскольку ее дело находилось в суде и вопросы, связанные с содержанием заявительницы под стражей, решались в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством.

48. Власти Российской Федерации также утверждали, что определения от 24 июня, 6 и 28 ноября 2002 г. об отклонении ходатайств заявительницы об освобождении из-под стражи были в правовом смысле эквивалентны решению о продлении срока содержания заявительницы под стражей. Поэтому они являлись достаточным законным основанием для содержания заявительницы под стражей в рамках избранной меры пресечения. Кроме того, если говорить о постановлении от 28 ноября 2002 г., когда суд вернул дело прокурору для устранения недостатков в обвинительном заключении, то согласно статье 237 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации суд должен был разрешить вопрос о примененной к заявительнице мере пресечения, независимо от ходатайства заявительницы об освобождении из-под стражи. Власти Российской Федерации полагали, что содержание заявительницы под стражей соответствовало пункту 1 статьи 5 Конвенции.


2. Мнение Европейского Суда


(а) Общие принципы


49. Европейский Суд повторяет, что понятия "законный" и "в порядке, предусмотренном законом", содержащиеся в пункте 1 статьи 5 Конвенции, по сути отсылают к внутригосударственному законодательству и закрепляют обязанность соблюдать материальные и процессуальные положения этого законодательства. Однако "законность" содержания под стражей в соответствии с внутригосударственным законодательством не всегда является решающим элементом. Европейский Суд должен, кроме того, убедиться, что на протяжении рассматриваемого периода содержание под стражей соответствовало целям пункта 1 статьи 5 Конвенции, которые направлены на недопущение лишения лиц свободы в произвольном порядке.

50. Более того, Европейский Суд должен убедиться, соответствует ли само внутригосударственное право Конвенции, включая содержащиеся или подразумеваемые в ней общие принципы. Относительно последнего момента Европейский Суд подчеркивает, что если речь идет об ограничении свободы, особенно важно, чтобы соблюдался общий принцип правовой определенности. Поэтому необходимо, чтобы условия лишения свободы в соответствии с внутригосударственным правом были бы четко определены и чтобы сам закон позволял предвидеть последствия его применения, отвечая, таким образом, стандарту "законности", установленному Конвенцией, стандарту, требующему, чтобы все законы были сформулированы с достаточной четкостью, которая позволила бы лицу - с помощью совета, если это необходимо - предвидеть в степени, разумной в обстоятельствах, последствия, которые может повлечь то или иное действие (см. Постановление Европейского Суда по делу "Йечиус против Литвы" (Jecius v. Lithuania), жалоба N 34578/97, ECHR 2000-IX, §56, и Постановление Европейского Суда по делу "Барановски против Польши" (Baranowski v. Poland), жалоба N 28358/95, ECHR 2000-III, §§50-52).


(b) Содержание под стражей с 5 января по 5 июня 2002 г.


51. Европейский Суд отмечает, что заявительницу задержали 5 января 2002 г. Решение о применении к ней меры пресечения в виде заключения под стражу было принято 8 января 2002 года. 19 января 2002 г. заявительницу поместили в психиатрическую больницу, применив к ней меру пресечения в виде подписки о невыезде. Повторно заявительница была помещена под стражу 22 марта 2002 г., а в дальнейшем продление срока содержания ее под стражей санкционировалось постановлениями прокурора от 22 марта, 1, 17 и 30 апреля 2002 г. Последним постановлением срок содержания заявительницы под стражей был продлен до 5 июня 2002 г. Следовательно, на протяжении этого срока содержание заявительницы под стражей было должным образом санкционировано.

52. При таких обстоятельствах Европейский Суд полагает, что отсутствовало нарушение пункта 1 статьи 5 Конвенции в связи с содержанием заявительницы под стражей с 5 января по 5 июня 2002 г.


(с) Содержание под стражей с 5 по 24 июня 2002 г.


53. Европейский Суд отмечает, что постановлением от 30 апреля 2002 г. прокурор продлил срок содержания заявительницы под стражей до 5 июня 2002 г. В этот день дело было передано в суд. Однако не было вынесено решения относительно примененной к заявительнице меры пресечения. 24 июня 2002 г. Ленинский районный суд г. Пензы отклонил ходатайство заявительницы об освобождении из-под стражи.

54. Власти Российской Федерации настаивали, что с 5 по 24 июня 2002 г. заявительница содержалась под стражей на основании того факта, что ее уголовное дело было передано в суд, что соответствовало нормам уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации.

55. Европейский Суд отмечает, что он уже установил нарушение пункта 1 статьи 5 Конвенции в ряде дел, касающихся практики содержания подсудимых под стражей на основании одного только факта, что обвинительное заключение направлено в суд, компетентный рассматривать дело (см. Постановление Европейского Суда по делу "Худоеров против Российской Федерации" (Khudoyorov v. Russia) от 8 ноября 2005 г., жалоба N 6847/02, §§144-151, также приведенные выше Постановление Европейского Суда по делу "Барановски против Польши" (Baranowski v. Poland), §§53-58, и Постановление Европейского Суда по делу "Йечиус против Литвы" (Jecius v. Lithuania) §§60-64). Европейский Суд постановил, что практика содержания подсудимых под стражей без точных правовых оснований или четких норм, регулирующих ситуацию - что может привести к лишению свободы на неопределенный срок без санкции суда - не соответствует принципам правовой определенности и защиты от произвола, которые пронизывают Конвенцию и присущи принципу верховенства права (см. там же). Европейский Суд не усматривает причин приходить к иному выводу в настоящем деле.

56. Следовательно, имело место нарушение пункта 1 статьи 5 Конвенции в связи с содержанием заявительницы под стражей с 5 по 24 июня 2002 г.


(d) Содержание под стражей с 24 июня по 28 ноября 2002 г.


57. Европейский Суд отмечает, что в период с 24 июня по 28 ноября 2002 г. суд рассмотрел два ходатайства заявительницы об освобождении из-под стражи. В определении от 24 июня 2002 г. Ленинский районный суд г. Пензы отклонил ходатайство заявительницы об освобождении из-под стражи на том основании, что мера пресечения была применена к заявительнице следователем законно и была санкционирована прокурором, а также что имелся риск, что заявительница могла скрыться. В определении от 6 ноября 2002 г. тот же суд отклонил другое ходатайство об освобождении из-под стражи, ссылаясь на то, что заявительница обвинялась в совершении тяжких преступлений и не имела ни постоянного места жительства, ни работы в г. Пензе, а также что мера пресечения была избрана в соответствии с законом и отсут-ствовали основания для ее изменения.

58. Власти Российской Федерации утверждали, что определения от 24 июня и 6 ноября 2002 г. в правовом смысле были эквивалентны решениям о продлении срока содержания заявительницы под стражей и поэтому являлись достаточным законным основанием для содержания под стражей.

59. Однако Европейский Суд отмечает, что последний раз срок содержания заявительницы под стражей продлевался прокурором 30 апреля 2002 г. до 5 июня 2002 г. В последний указанный день дело было передано в суд, который, в свою очередь, не принял решения относительно содержания заявительницы под стражей. Европейский Суд также отмечает, что согласно статьям 222 и 223.1 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР, действовавшего до 30 июня 2002 г., при назначении судебного заседания судья в течение 14 дней после поступления дела суд был обязан разрешить вопрос о мере пресечения. Статья 228 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации закрепляет, что судья должен разрешить вопрос о мере пресечения при поступлении уголовного дела в суд.

60. Европейский Суд отмечает, что определения от 24 июня и 6 ноября 2002 г. не были вынесены ни согласно статьям 222 и 223.1 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР, но согласно статье 228 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. В определении от 24 июня 2002 г. суд сослался на статью 261 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР, а в определении от 6 ноября 2002 г. - на статьи 235 и 271 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. Кроме того, в обоих определениях имелась явная ссылка на постановление прокурора о продлении срока содержания заявительницы под стражей, хотя этот срок истек в день передачи уголовного дела в суд и заявительница находилась под стражей почти 20 дней вообще без какой бы то ни было санкции.

61. Европейский Суд полагает, что поданные заявительницей ходатайства об освобождении из-под стражи не освобождали власти Российской Федерации от обязанности санкционировать содержание заявительницы под стражей "в установленном законом порядке", используя официальное постановление о содержании под стражей, как это предписано пунктом 1 статьи 5 Конвенции. Иной вывод возложил бы на заявительницу, а не на власти государства-ответчика, бремя доказывания наличия законного основания продления срока содержания заявительницы под стражей.

62. Следовательно, Европейский Суд полагает, что имело место нарушение пункта 1 статьи 5 Конвенции в связи с содержанием заявительницы под стражей с 24 июня по 28 ноября 2002 г.


(е) Содержание под стражей с 28 ноября по 6 декабря 2002 г.


63. Европейский Суд отмечает, что 28 ноября 2002 г. Ленинский районный суд г. Пензы вернул дело прокурору для исправления ошибок в обвинительном заключении. В то же время суд отклонил ходатайство заявительницы об освобождении из-под стражи и постановил содержать ее под стражей, поскольку она обвинялась в совершении тяжких преступлений и отсутствовали основания для изменения избранной меры пресечения. Европейский Суд также отмечает, что в соответствии со статьей 237 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации при возвращении дела прокурору суд обязан разрешить вопрос о мере пресечения в отношении подсудимого. Поэтому определение от 28 ноября 2002 г. было вынесено в соответствии с указанными положениями Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. Европейский Суд отмечает, что в определении не был указан срок содержания заявительницы под стражей. Однако статья 255 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации устанавливает шестимесячный срок содержания подсудимого под стражей после передачи дела в суд, и этот срок, если иное не указано в постановлении суда, применяется автоматически. Поэтому Европейский Суд полагает, что последовавшее содержание заявительницы под стражей было должным образом санкционировано.

64. Следовательно, отсутствовало нарушение пункта 1 статьи 5 Конвенции в связи с содержанием заявительницы под стражей с 28 ноября по 6 декабря 2002 г.


(f) Содержание под стражей с 6 декабря 2002 г. по 28 февраля 2003 г.


65. Европейский Суд отмечает, что 6 декабря 2002 г. Ленинский районный суд г. Пензы продлил срок содержания заявительницы под стражей до 10 января 2003 года. 26 декабря 2002 г. тот же суд продлил срок содержания заявительницы под стражей до 28 февраля 2003 года. 22 февраля 2002 г.* (*Так в тексте. Видимо, речь идет о 22 февраля 2003 г. (прим. переводчика).)  уголовное дело заявительницы было повторно направлено в суд для рассмотрения по существу. Суд не разрешил вопрос о мере пресечения, примененной к заявительнице. Европейский Суд отмечает, что в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 22 марта 2005 г. N 4-П было указано, что "переход от одной процессуальной стадии к другой не влечет автоматического прекращения действия примененной на предыдущих стадиях меры пресечения". Следовательно, продление срока содержания заявительницы под стражей до 28 февраля 2003 г. оставалось действительным, независимо от факта передачи дела в суд для рассмотрения по существу. Таким образом, содержание заявительницы под стражей этот период было должным образом санкционировано.

66. При таких обстоятельствах Европейский Суд полагает, что отсутствовало нарушение пункта 1 статьи 5 Конвенции в связи с содержанием заявительницы под стражей с 6 декабря 2002 г. по 28 февраля 2003 г.


(g) Содержание под стражей с 28 февраля по 23 мая 2003 г.


67. Европейский Суд отмечает, что 22 февраля 2002* (*Так в тексте. Видимо, речь идет о 22 февраля 2003 г. (прим. переводчика).) г. уголовное дело заявительницы было повторно направлено в суд для рассмотрения по существу. Хотя санкционированный срок содержания заявительницы под стражей истек 28 февраля 2003 г., нет доказательств того, что было принято отдельное решение относительно содержания заявительницы под стражей. Тем не менее заявительница из-под стражи освобождена не была. В отсутствие санкции на продление срока содержания заявительницы под стражей и принимая во внимание свои выводы, изложенные выше, в §56, Европейский Суд приходит к выводу о том, что содержание заявительницы под стражей не отвечало требованиям Конвенции.

68. Следовательно, имело место нарушение подпункта "с" пункта 1 статьи 5 Конвенции в связи с содержанием заявительницы под стражей с 28 февраля по 23 мая 2003 г.


3. Обобщение выводов


69. Европейский Суд установил отсутствие нарушения пункта 1 статьи 5 Конвенции в связи с содержанием заявительницы под стражей в рамках избранной меры пресечения с 5 января по 5 июня и с 28 ноября по 6 декабря 2002 г., а также с 6 декабря 2002 г. по 28 февраля 2003 г.

70. Европейский Суд установил нарушение пункта 1 статьи 5 Конвенции в связи с содержанием заявительницы под стражей в рамках избранной меры пресечения с 5 по 24 июня и с 24 июня по 28 ноября 2002 г., а также с 28 февраля по 23 мая 2003 г.


II. Предполагаемое нарушение пункта 3 Статьи 5 Конвенции


71. Заявительница, ссылаясь на статью 5 Конвенции, утверждала, что отсутствовали разумные основания для содержания ее под стражей на протяжении такого длительного срока.

Европейский Суд рассмотрит эту жалобу в свете пункта 3 статьи 5 Конвенции, который в части, применимой к настоящему делу, звучит следующим образом:


"Каждый задержанный или заключенный под стражу в соответствии с подпунктом "c" пункта 1 настоящей статьи ... имеет право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение до суда. Освобождение может быть обусловлено предоставлением гарантий явки в суд".


1. Доводы сторон


72. Заявительница утверждала, что общий срок содержания ее под стражей, то есть почти один год и пять месяцев, был чрезмерным и неразумным. Кроме того, она утверждала, что основания для содержания ее под стражей не были достаточно четко определены. Она имела постоянное место жительства, работу, и отсутствовали доказательства того, что она намеревалась бы скрыться или воспрепятствовать следствию. Ссылка на ее сокрытие от следствия в 2001 году не имела отношения к обстоятельствам дела, поскольку она даже не была уведомлена о возбуждении в ее отношении уголовного дела и узнала о том, что ее объявили в розыск, только при ознакомлении с материалами дела. Кроме того, помещая заявительницу под стражу, власти Российской Федерации никаким образом не приняли во внимание состояние здоровья заявительницы и наличие у нее двух детей, которые остались без средств к существованию. Заявительница также утверждала, что во время пребывания в психиатрической больнице она фактически была лишена свободы, и поэтому данный период также следует рассматривать как содержание под стражей.

73. Власти Российской Федерации отметили, ссылаясь на Постановление Европейского Суда по делу "Вемхофф против Германии" (Wemhoff v. Germany) (от 27 июня 1968 г., Series A, N 7, p. 24, §10), что обоснованность продления срока содержания под стражей должна оцениваться в каждом деле согласно особым фактическим обстоятельствам дела. Власти также отметили, что согласно правоприменительной практике Европейского Суда основными основаниями для содержания лица под стражей, помимо обоснованного подозрения, являются опасность того, что обвиняемый скроется, риск сговора и необходимость пресечения дальнейшей преступной деятельности (см. Постановление Европейского Суда по делу "W. против Швейцарии" (W. v. Switzerland) от 26 января 1993 г., Series A, N 254-A, p. 14, §31). Власти Российской Федерации утверждали, что, применяя к заявительнице меру пресечения в виде заключения под стражу, органы следствия и суды Российской Федерации приняли во внимание тот факт, что в 2001 году заявительница скрывалась от следствия, что она не имела постоянного места жительства и поэтому, находясь на свободе, могла скрыться от суда. Кроме того, она обвинялась в совершении тяжкого преступления. По мнению властей Российской Федерации, органы государственной власти и суды Российской Федерации имели достаточные основания полагать, что содержание заявительницы под стражей было необходимо для пресечения ее преступной деятельности и предотвращения возможности скрыться от правосудия.

74. Власти Российской Федерации также утверждали, что согласно Федеральному закону о психиатрической помощи лицо, помещенное на обследование, не может самостоятельно покидать больницу. Однако помещение в больницу "не может считаться лишением свободы, поскольку не является наказанием". Власти также утверждали, что, в то же время, согласно статье 188 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР, действовавшего в рассматриваемый период, "время пребывания в психиатрическом лечебном учреждении засчитывалось в срок содержания под стражей, в связи с чем период нахождения [заявительницы] в психиатрическом стационаре относится к общему [сроку] предварительного заключения".


2. Мнение Европейского Суда


(а) Общие принципы


75. Согласно практике Европейского Суда лицо, которому было предъявлено обвинение в совершении преступления, всегда должно освобождаться до суда, если только органы государственной власти не представят "соответствующих и относящихся к делу" причин, обосновывающих продление срока содержания под стражей (см., например, Постановление Европейского Суда по делу "Ягчи и Саргын против Турции" (Yagci and Sagin v. Turkey) от 8 июня 1955 г., Series А, N 319-А, §52). Отказ в освобождении из-под стражи под залог должен быть оправдан риском того, что обвиняемый не явится в суд или вмешается в ход правосудия, или может продолжить преступную деятельность. Тяжесть возможного наказания, хотя и имеет значение, не является отдельным основанием и не может сама по себе оправдывать отказ в освобождении из-под стражи под залог (см. приведенное выше Постановление Европейского Суда по делу "Ягчи и Саргын против Турции" (Yagci and Sagin v. Turkey), §52).

76. Доводы за и против освобождения лица из-под стражи не могут быть "общими и абстрактными" (см. Постановление Европейского Суда по делу "Клоот против Бельгии" (Clooth v. Belgium) от 12 декабря 1991 г., Series A, N 225, §44). Если закон закрепляет презумпцию в отношении факторов, касающихся оснований продления срока содержания лица под стражей, необходимо убедительно продемонстрировать наличие конкретных фактов, перевешивающих правило об уважении свободы личности (см. Постановление Европейского Суда по делу "Илийков против Болгарии" (Ilijkov v. Bulgaria) от 26 июля 2001 г., жалоба N 33977/96, §84 in fine* (*In fine (лат.) - в конце (прим. переводчика).)).

77. Наличие обоснованного подозрения в том, что задержанное лицо совершило преступление, является обязательным условием (условием sine qua non) для законности продления срока содержания его под стражей, а после истечения определенного срока и оно перестает быть достаточным. В таких случаях Европейский Суд должен установить, оправдывали ли иные основания, на которые ссылались судебные власти, продление срока содержания лица под стражей. Если такие основания являлись "существенными" и "достаточными", Европейский Суд должен также убедиться, что компетентные национальные власти проявили "особое усердие" при проведении судебного разбирательства (см. Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Лабита против Италии" (Labita v. Italy), жалоба N 26772/95, ECHR 2000-IV, §153).


(b) Применение указанных принципов к настоящему делу


78. Европейский Суд отмечает, что заявительница была задержана 5 января 2002 г., а освобождена из-под стражи 23 мая 2003 г. С 19 февраля по 22 марта 2002 г. заявительница находилась на обследовании в психиатрической больнице, и к ней была применена мера пресечения в виде подписки о невыезде. В соответствии со статье 188 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР время, проведенное подозреваемым или обвиняемым в психиатрическом учреждении, засчитывалось в общий срок содержания под стражей. Европейский Суд не усматривает оснований отступать от внутригосударственных норм в данном отношении. Следовательно, общий срок содержания заявительницы под стражей составлял один год, четыре месяца и 18 дней.

79. Европейский Суд также отмечает, что в ряде постановлений о содержании заявительницы под стражей власти Российской Федерации ссылались на отсутствие у заявительницы постоянного места жительства в г. Пензе и объявление заявительницы в розыск. В своих замечаниях заявительница утверждала, что она имела постоянное место жительства, никогда не скрывалась от следствия и узнала о том, что ее объявляли в розыск, только в ходе ознакомления с материалами дела. Европейский Суд отмечает, что не совсем ясно, имели ли в виду власти Российской Федерации, когда ссылались на "отсутствие постоянного места жительства г. Пензе", что заявительнице, у которой на иждивении было двое детей и которого при переписке с Европейским Судом использовала адрес в г. Пензе, негде было жить в г. Пензе или что у нее не было постоянной регистрации по месту жительства в г. Пензе. Однако Европейский Суд не считает необходимым разрешать этот вопрос и в целях проведения дальнейшего анализа предположит, что заявительница действительно скрывалась от властей на начальных этапах следствия и не имела постоянного места жительства в г. Пензе.

80. Европейский Суд согласен, что задержание заявительницы 5 января 2002 г. могло быть оправдано обоснованным подозрением, что она совершила мошенничество, и тем фактом, что она была объявлена в розыск. Постановление от 8 января 2002 г. о применении к заявительнице меры пресечения в виде заключения под стражу было основано на факте объявления заявительницы в розыск и риске того, что заявительница могла скрыться и воспрепятствовать отправлению правосудия. Европейский Суд признает, что эти основания были существенными и достаточными на рассматриваемой стадии содержания заявительницы под стражей.

81. 19 февраля 2002 г. заявительницу поместили на обследование в психиатрическую больницу, а после выписки повторно поместили под стражу 22 марта 2002 г. Решение о повторном помещении заявительницы под стражу было основано исключительно на тяжести предъявленного обвинения. Кроме того, в постановлениях о продлении срока содержания заявительницы под стражей или определениях об отклонении ходатайств об освобождении заявительницы из-под стражи от 17 апреля, 6 мая, 28 ноября и 6 декабря 2002 г. прокуратура и суды также ссылались на тяжесть предъявленного обвинения в качестве основания для содержания заявительницы под стражей. Европейский Суд неоднократно указывал, что тяжесть обвинения не может сама по себе служить оправданием для длительного содержания лица под стражей в рамках избранной меры пресечения (см. Постановление Европейского Суда по делу "Панченко против Российской Федерации" (Panchenko v. Russia) от 8 февраля 2005 г., жалоба N 45100/98, §102, Постановление Европейского Суда по делу "Горал против Польши" (Goral v. Poland) от 30 октября 2003 г., жалоба N 38654/97, §68, Постановление Европейского Суда по делу "Илийков против Болгарии" (Ilijkov v. Bulgaria) от 26 июля 2001 г., жалоба N 33977/96, §81). Следовательно, причины содержания заявительницы под стражей, на которые ссылались власти Российской Федерации, не являлись достаточными.

82. Европейский Суд отмечает, что в постановлениях о продлении срока содержания заявительницы под стражей или определениях об отклонении ходатайств об освобождении заявительницы из-под стражи от 1 и 30 апреля, 24 июня, 6 ноября и 26 декабря 2002 г. прокуратура и суды сослались не только на тяжесть обвинения, но также и на отсутствие постоянного места жительства в г. Пензе или на объявление в розыск. В то время как сам факт отсутствия постоянного места жительства не означает опасность того, что лицо скроется (см. Постановление Европейского Суда по делу "Сулаойа против Эстонии" (Sulaoja v. Estonia) от 15 февраля 2005 г., жалоба N 55939/00, §64), это обстоятельство, в совокупности с фактом объявления в розыск, могло на начальных этапах следствия служить подтверждением наличия риска побега от следствия. Однако этот риск всегда уменьшается по прошествии времени, проведенного лицом под стражей (см. Постановление Европейского Суда по делу "Ноймайстер против Австрии" (Neumeister v. Austria) от 27 июня 1968 г., Series A, N 8, p. 39, §10). Европейский Суд полагает, что, хотя эти основания могут быть существенными и достаточными на начальном этапе следствия, простое повторение этих оснований на более поздних этапах без тщательного исследования вытекающих обстоятельств не может считаться достаточным для оправдания продления срока содержания заявителя под стражей (см. Постановление Европейского Суда по делу "Смирнова против Российской Федерации" (Smirnova v. Russia), жалобы NN 46133/99 и 48183/99, ECHR 2003-IX (извлечения), §§69-71). В частности, в постановлениях о содержании заявительницы под стражей власти Российской Федерации не исследовали особые основания для освобождения из-под стражи, на которые заявительница ссылалась в своих ходатайствах об освобождении из-под стражи, такие как состояние здоровья заявительницы и наличие у нее на иждивении двоих детей, а также не рассмотрели возможность применения альтернативных мер пресечения.

83. Следовательно, даже если содержание заявительницы под стражей могло быть оправданным на начальных этапах следствия, Европейский Суд полагает, что власти Российской Федерации не привели существенные и достаточные основания для оправдания содержания заявительницы под стражей на протяжении одного года, четырех месяцев и 18 дней. При таких обстоятельствах нет необходимости рассматривать, проявили ли власти Российской Федерации "особое усердие", требуемое при рассмотрении уголовных дел в отношении лиц, содержащихся под стражей.

84. Поэтому имело место нарушение пункта 3 статьи 5 Конвенции.


III. Применение Статьи 41 Конвенции


85. Статья 41 Конвенции гласит:


"Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".


А. Ущерб


86. Заявительница требовала 100 000 евро в качестве компенсации морального вреда, причиненного незаконным и необоснованно длительным содержанием под стражей.

87. По мнению властей Российской Федерации, установление факта нарушения будет являться достаточной справедливой компенсацией в данном деле.

88. Европейский Суд отмечает, что содержание заявительницы под стражей было незаконным на протяжении нескольких месяцев и что, когда оно было "законным", оно не было достаточно обоснованным. Европейский Суд полагает, что, как следствие, заявительница должна была испытывать чувство разочарования, беспомощности и несправедливости, которые не могут быть достаточным образом компенсированы одним фактом установления нарушения. Принимая решение на основании принципа справедливости, Европейский Суд присуждает заявительнице 5 000 евро в качестве компенсации морального вреда плюс любой налог, который может быть взыскан с этой суммы.

В. Судебные расходы и издержки


89. Заявительница не представила требований компенсации судебных расходов и издержек, понесенных в судах Российской Федерации и в Европейском Суде.

90. Следовательно, Европейский Суд не присуждает компенсацию по данному пункту.


C. Процентная ставка при просрочке платежей


91. Европейский Суд счел уместным, что процентная ставка при просрочке платежей должна быть установлена в размере предельной годовой процентной ставки по займам Европейского центрального банка плюс три процента.


На основании изложенного Суд единогласно:


1) постановил, что имело место нарушение пункта 1 статьи 5 Конвенции в связи с содержанием заявительницы под стражей в рамках избранной меры пресечения с 5 по 24 июня и с 24 июня по 28 ноября 2002 г., а также с 28 февраля по 23 мая 2003 г.;

2) постановил, что отсутствовало нарушение пункта 1 статьи 5 Конвенции в связи с содержанием заявительницы под стражей в рамках избранной меры пресечения с 5 января по 5 июня и с 28 ноября по 6 декабря 2002 г., а также с 6 декабря 2002 г. по 28 февраля 2003 г.;

3) постановил, что имело место нарушение пункта 3 статьи 5 Конвенции;

4) постановил:

(a) что государство-ответчик обязано в течение трех месяцев со дня вступления Постановления в законную силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции выплатить заявительнице 5 000 (пять тысяч) евро в качестве компенсации морального вреда, подлежащие переводу в российские рубли по курсу на день выплаты, включая любые налоги, которые могут быть взысканы с этой суммы;

(b) что по истечении указанного трехмесячного срока и до произведения окончательной выплаты на указанные суммы начисляется простой процент в размере предельной годовой кредитной ставки Европейского центрального банка плюс три процента;

5) отклонил оставшуюся часть требований заявительницы о справедливой компенсации.


Совершено на английском языке, и уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 21 июня 2007 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.


Серен Нильсен
Секретарь Секции Суда

Христос Розакис
Председатель Палаты Суда



Постановление Европейского Суда по правам человека от 21 июня 2007 г. Дело "Мельникова (Melnikova) против Российской Федерации" (жалоба N 24552/02) (Первая Секция)


Текст Постановления опубликован в приложении к Бюллетеню Европейского Суда по правам человека. Специальный выпуск. N 2/2008.


Перевод редакции Бюллетеня Европейского Суда по правам человека


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.