Решение Европейского Суда по правам человека от 5 июня 2007 г. по вопросу приемлемости жалобы N 64672/01 "Владимир Иванович Черных (Vladimir Ivanovich Chernykh) против Российской Федерации" (Пятая Секция)

Европейский Суд по правам человека
(Пятая Секция)


Решение по вопросу приемлемости
жалобы N 64672/01
"Владимир Иванович Черных (Vladimir Ivanovich Chernykh) против Российской Федерации"


Европейский Суд по правам человека (Пятая Секция), заседая 5 июня 2007 г. Палатой в составе:

П. Лоренсена, Председателя Палаты,

С. Ботучаровой,

К. Юнгвирта,

Р. Марусте,

А. Ковлера,

Х. Боррего Боррего,

М. Виллигера, судей,

а также при участии К. Вестердийк, Секретаря Секции Суда,

принимая во внимание указанную жалобу, поданную 9 октября 1999 г.,

принимая во внимание доводы властей государства-ответчика и ответные замечания, представленные заявителем,

посовещавшись, вынес следующее Решение:


Факты


Заявитель, Владимир Иванович Черных, гражданин Российской Федерации, 1957 года рождения, проживает в г. Сальске Ростовской области. Власти Российской Федерации были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П.А. Лаптевым.

Обстоятельства дела, как они представлены сторонами, можно кратко изложить следующим образом.


A. Ликвидация поселка, в котором проживал заявитель, и переезд заявителя


Заявитель вместе со своей женой и шестилетним сыном проживал в поселке золотодобытчиков Ленинградский Шмидтовского района Чукотского автономного округа (район Крайнего Севера России).

В 1998 году власти Российской Федерации приняли решение о ликвидации ряда промышленных поселков в Чукотском автономном округе, включая пос. Ленинградский. 2 февраля 1998 г. было принято Постановление Правительства Российской Федерации N 128 "О мерах социальной защиты населения ликвидируемых поселков золотодобытчиков в Чукотском автономном округе". В соответствии с программой ликвидации жители ликвидируемых поселков имели право на получение нового жилья и возмещение расходов на переезд. В качестве альтернативы они имели право обратиться за предоставлением им жилищной субсидии. Заявитель имел право на бесплатный перевоз до 5 000 кг домашних вещей.

1 октября 1998 г. в пос. Ленинградском были отключены отопление, электричество и подача воды. В то время администрация Шмидтовского района предложила заявителю переехать в пос. Мыс Шмидта, тогда как контейнеры с домашними вещами должны были быть доставлены позднее наземным транспортом после открытия сезонных зимних дорог. Заявитель отказался от этого предложения на том основании, что он не мог оставить контейнер с домашними вещами из-за страха, что он будет разворован. В качестве альтернативы заявителю было предложено направить сына в школу-интернат, находившуюся в пос. Мыс Шмидта, пока он с женой будет ждать отправки контейнера. Заявитель отказался от этого предложения также.

Заявитель с семьей остался в пос. Ленинградском еще на три месяца, в течение которых они были вынуждены жить в домах других людей, где все еще было отопление.

30 декабря 1998 г. заявитель с семьей и вещами переехал в пос. Мыс Шмидта. По утверждению властей Российской Федерации, семье заявителя было предоставлено временное жилье по адресу: ул. Набережная, д. 16, кв. 27. Заявитель отрицает тот факт, что он остался жить в данной квартире, однако корреспонденция, направленная по указанному адресу, была им получена. На письмах заявителя, направленных в соответствующий период, был указан адрес: пос. Мыс Шмидта, ул. Набережная, д. 41/5.

Впоследствии заявителю было предложено временно переехать вместе с семьей в комнату бывшего военного госпиталя, поскольку в нем лучше функционировала система отопления, однако заявитель отказался, сославшись на то, что санитарный узел там находится в общем пользовании.

8 января 1999 г. администрация Шмидтовского района проинформировала заявителя о том, что денежные средства в возмещение его расходов в связи с переездом в размере 105 259 рублей 50 копеек были депонированы на счет расчетно-кассового центра муниципального жилищно-коммунального предприятия и будут выплачены ему после переезда. Заявитель был также проинформирован о том, что он имел право потребовать досрочной выплаты указанной суммы.

9 февраля 1999 г. В.И. Черных  обратился в администрацию Шмидтовского района с заявлением о предоставлении жилья либо денежных средств на приобретение жилья в центральных районах России.

5 мая 1999 г. заявителю была предоставлена трехкомнатная квартира в г. Сальске Ростовской области, и он должен был в нее переехать, однако в результате выяснилось, что имела место ошибка и данная квартира не доступна.

27 октября 1999 г. заявителю была предоставлена двухкомнатная квартира в пос. Мыс Шмидта на ул. Школьной, д. 4, кв. 32.

17 апреля 2000 г. заявителю была предоставлена трехкомнатная квартира в г. Сальске, на что было получено его согласие. С тех пор заявитель вместе с семьей проживает в указанной квартире.


B. Судебное разбирательство


1. Судебное разбирательство в связи с переселением заявителя


19 марта 1999 г. в Шмидтовский районный суд Чукотского автономного округа поступило исковое заявление В.И. Черных к администрации Шмидтовского района. Заявитель утверждал, что был незаконно лишен жилья, и требовал предоставить ему новое жилье либо денежные средства на его приобретение, а также компенсировать моральный вред.

На подготовительной стадии судебного разбирательства заявитель ходатайствовал перед судом об истребовании ряда документов для приобщения их к материалам дела. 30 апреля 2000 г. в адрес заявителя было направлено требование Шмидтовского районного суда Чукотского автономного округа о предоставлении доказательств и установлен срок до 1 июня 2000 года. 22 августа 2000 г. районный суд направил заявителю напоминание. 9 ноября 2000 г. заявитель представил свои объяснения.

5 декабря 2000 г. Шмидтовский районный суд Чукотского автономного округа рассмотрел дело и оставил без удовлетворения требования заявителя, установив, что ему уже было предоставлено новое жилье. Что касается требования заявителя о возмещении ущерба, предположительно причиненного в период, предшествующий предоставлению жилья, районный суд пришел к выводу, что в распоряжении заявителя было временное жилое помещение в пос. Мыс Шмидта и что он не представил в обоснование своих требований никакой информации, например, дат, когда он был вообще лишен какого-либо жилья.

Заявитель не участвовал в судебном разбирательстве, поскольку на тот момент уже жил г. Сальске; судебное решение было направлено ему по почте 8 декабря 2000 г. Тем не менее в 2002 году заявитель утверждал, что не получил судебное решение, и требовал продлить срок для подачи кассационной жалобы.

18 ноября 2002 г. суд Чукотского автономного округа удовлетворил ходатайство заявителя и принял его кассационную жалобу к рассмотрению.

13 марта 2003 г. судебная коллегия по гражданским делам суда Чукотского автономного округа рассмотрела кассационную жалобу и удовлетворила ее. Судная коллегия направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

31 марта 2003 г. Шмидтовский районный суд Чукотского автономного округа вынес постановление о подготовке дела к судебному разбирательству и направил в адрес заявителя требование о предоставлении документов для приобщения к материалам дела. До получения ответа от заявителя слушания по делу не назначались. В декабре 2004 г. Шмидтовский районный суд Чукотского автономного округа пришел к выводу о том, что заявитель не представил необходимых документов, и назначил судебное заседание на 13 января 2005 г.

13 января 2005 г. Шмидтовский районный суд Чукотского автономного округа рассмотрел дело и оставил требования заявителя без удовлетворения. В части, касающейся морального вреда, предположительно причиненного заявителю несвоевременным предоставлением жилья, районный суд установил, что требования заявителя необоснованны, в частности, в связи с тем, что заявитель не назвал период, когда был лишен временного жилья.

Стороны не представили информации относительно того, была ли подана кассационная жалоба на судебное решение от 13 января 2005 г.


2. Судебное разбирательство по вопросу о взыскании заработной платы


28 января 1999 г. заявитель обратился в суд с иском к своему бывшему работодателю о взыскании задолженности по заработной плате и возмещении ущерба, причиненного задержкой ее выплаты.

12 февраля и 9 марта 1999 г. В.И. Черных  представил дополнения к своему исковому заявлению.

22 апреля 1999 г. Шмидтовский районный суд Чукотского автономного округа частично удовлетворил требования заявителя. Заявитель обжаловал это судебное решение.

15 июля 1999 г. судебная коллегия по гражданским делам суда Чукотского автономного округа отменила решение суда первой инстанции и направила дело на новое рассмотрение.

21 сентября 1999 г. Шмидтовский районный суд Чукотского автономного округа частично удовлетворил требования заявителя. Судебное решение было исполнено 28 ноября 1999 г.


3. Судебное разбирательство о возмещении ущерба по иску заявителя к расчетно-кассовому центру пос. Мыс Шмидта


27 декабря 1999 г. заявитель обратился в суд с иском к администрации расчетно-кассового центра пос. Мыс Шмидта о возмещении ущерба в связи с задержкой выплат по вине ответчика.

24 марта 2000 г. Шмидтовский районный суд Чукотского автономного округа рассмотрел требования заявителя и частично удовлетворил их.

Заявитель обратился с кассационной жалобой, однако судебное разбирательство было приостановлено до оплаты заявителем 30 января 2001 г. государственной пошлины.

29 марта 2001 г. кассационная жалоба заявителя была рассмотрена и удовлетворена. Суд направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

24 апреля 2001 г. Шмидтовский районный суд Чукотского автономного округа направил в адрес заявителя требование о представлении информации до 1 июля 2001 г. Заявитель представил необходимые объяснения и дополнил свои исковые требования 18 июля 2001 г. Заявитель согласился на замену первоначального ответчика Центральным банком Российской Федерации. Замечания ответчика были представлены 13 сентября 2001 г. Впоследствии судебные заседания по делу не назначались, сначала поскольку здание суда было закрыто в течение пяти месяцев в связи с проблемами отопительной системы города, затем потому, что судья был в отпуске длительностью пять месяцев, а после этого ввиду необходимости рассмотрения ранее назначенных дел с более ранними сроками поступления исковых заявлений.

Судебное заседание было назначено на 27 ноября 2002 г., однако ответчик ходатайствовал об отложении судебного заседания до февраля 2003 г.

21 февраля 2003 г. Шмидтовский районный суд Чукотского автономного округа рассмотрел требования заявителя и оставил их без удовлетворения. Заявитель обжаловал это судебное решение, однако судебное разбирательство было приостановлено до оплаты заявителем государственной пошлины. В связи с тем, что заявитель не оплатил государственную пошлину, 8 августа 2003 г. суд возвратил кассационную жалобу заявителю.


4. Первое судебное разбирательство по иску заявителя к подразделению судебных приставов


28 января 1999 г. судья Шмидтовского районного суда Чукотского автономного округа возложил на бывшего работодателя заявителя, муниципальное унитарное предприятие "Жилищно-коммунальное хозяйство Шмидтовского района" обязанность выплатить заявителю задолженность по заработной плате в размере 11 203 рубля 79 копеек. Судебный приказ был исполнен 12 июля 1999 г.

23 августа 1999 г. в Шмидтовский районный суд Чукотского автономного округа поступило исковое заявление В.И. Черных  к подразделению службы судебных приставов Шмидтовского района о возмещении ущерба, причиненного несвоевременным исполнением судебного решения. Решение суда первой инстанции было постановлено 27 декабря 2001 г. Копия судебного решения была направлена заявителю по почте, однако в 2003 году он утверждал, что не получил ее. По ходатайству заявителя от 7 июля 2003 г. суд продлил срок для подачи кассационной жалобы.

22 января 2004 г. судебная коллегия по гражданским делам суда Чукотского автономного округа рассмотрела кассационную жалобу и отменила решение суда первой инстанции. Дело было направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

16 июля 2004 г. Шмидтовский районный суд Чукотского автономного округа направил в адрес ответчика требование представить дополнительные замечания. Дело было назначено на 12 января 2005 г.

12 января 2005 г. Шмидтовский районный суд Чукотского автономного округа рассмотрел дело и оставил без удовлетворения требования заявителя. Стороны не представили информации о том, было ли обжаловано данное судебное решение.


5. Второе судебное разбирательство по иску заявителя к подразделению судебных приставов


2 декабря 2001 г. заявитель обратился в суд с иском к подразделению судебных приставов Шмидтовского района о взыскании ущерба, причиненного неисполнением судебного решения от 21 сентября 1999 г. в надлежащий срок по вине судебных приставов. 7 декабря 2001 г. Шмидтовский районный суд Чукотского автономного округа отказал в принятии искового заявления в связи с неподсудностью дела суду, однако в результате рассмотрения частной жалобы заявителя 25 апреля 2002 г. дело было принято к рассмотрению Шмидтовским районным судом Чукотского автономного округа. 18 июля 2002 г. районный суд направил в адрес заявителя требование о предоставлении дополнительных замечаний и доказательств по делу. 18 сентября и 2 октября 2002 г. Шмидтовский районный суд Чукотского автономного округа повторил свое требование. Он также истребовал согласие заявителя на замену ответчика.

Судебное заседание было назначено на 6 ноября 2002 г., однако оно было перенесено на 25 ноября 2002 г. в связи с неявкой ответчика, а также тем, что от В.И. Черных  поступило дополнение к своим исковым требованиям. 25 ноября 2002 г. суд отложил судебное заседание, поскольку в материалах дела не было сведений об извещении заявителя о судебном заседании.

27 января 2003 г. Шмидтовский районный суд Чукотского автономного округа рассмотрел дело и оставил требования заявителя без удовлетворения.

8 апреля 2003 г. заявитель подал кассационную жалобу, однако судебное разбирательство было приостановлено до обращения заявителя с ходатайством о продлении срока на подачу жалобы. Ходатайство заявителя поступило в районный суд 29 июля 2003 г. и было удовлетворено 4 августа 2003 г.

3 ноября 2003 г. судебная коллегия по гражданским делам суда Чукотского автономного округа начала рассмотрение кассационной жалобы. Тем не менее судебная коллегия направила дело заявителя в Шмидтовский районный суд Чукотского автономного округа для вынесения дополнительного решения по вопросу о государственной пошлине. Дополнительное судебное решение было постановлено Шмидтовским районным судом Чукотского автономного округа 27 марта 2004 г.

11 мая 2004 г. заявитель обжаловал дополнительное решение от 27 марта 2004 г., тем не менее судебное разбирательство было приостановлено, поскольку кассационная жалоба была подана с нарушением установленного срока и заявитель не ходатайствовал о его продлении.

18 июня 2004 г. заявитель обратился с соответствующим ходатайством, и 21 июля 2004 г. суд удовлетворил его и принял жалобу к рассмотрению.

21 октября 2004 г. судебная коллегия по гражданским делам суда Чукотского автономного округа оставила дополнительное судебное решение от 27 марта 2004 г. без изменений.


Суть жалобы


1. Заявитель, ссылаясь на статью 1 Протокола N 1 к Конвенции и статью 8 Конвенции, жалуется на то, что был лишен своего жилья и что власти Российской Федерации предоставили ему жилое помещение лишь спустя полтора года.

2. Заявитель жалуется в соответствии со статьей 6 Конвенции на длительность судебного разбирательства по его гражданским делам в судах Российской Федерации.

3. Ссылаясь на статью 2 Протокола N 4 к Конвенции, заявитель утверждает, что был вынужден переехать в другой субъект Российской Федерации, что нарушило его свободу на выбор места жительства.


Право


1. Заявитель утверждал, что его переселение из Чукотского автономного округа нарушило его права на уважение жилища и на беспрепятственное пользование своим имуществом. В частности, он ссылался на задержку в предоставлении ему и его семье нового жилья, а именно на тот период, в течение которого он был вообще лишен какого-либо жилья. Заявитель сослался на статью 8 Конвенции и статью 1 Протокола N 1 к Конвенции, которые предусматривают следующее:


Статья 8 Конвенции

"1. Каждый имеет право на уважение его личной и семейной жизни, его жилища и его корреспонденции.

2. Не допускается вмешательство со стороны публичных властей в осуществление этого права, за исключением случаев, когда такое вмешательство предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц".

Статья 1 Протокола N 1 к Конвенции

"Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.

Предыдущие положения не умаляют права государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других сборов или штрафов".


Власти Российской Федерации оспорили утверждения заявителя. Они отметили, что заявитель и его семья были переселены в рамках государственной программы по ликвидации ряда нежизнеспособных индустриальных населенных пунктов в Чукотском автономном округе. Следовательно, заявитель вместе с другими жителями поселка должен был покинуть свой дом, однако он имел право на получение нового жилого помещения в одном из центральных районов России. Власти Российской Федерации признали, что в данном деле имела место административная ошибка, которая привела к задержке предоставления заявителю жилого помещения в Ростовской области, однако они отметили, что между тем у заявителя было временное жилье. Сначала ему была временно предоставлена квартира в пос. Мыс Шмидта по адресу: ул. Набережная, д. 16, кв. 27, а затем другая квартира в том же поселке по адресу: ул. Школьная, д. 4, кв. 32. На определенном этапе заявителю было предложено остановиться в здании бывшего военного госпиталя, тем не менее он отказался от этого предложения. Власти Российской Федерации также утверждали, что заявитель получил возмещение расходов в связи с переездом, на которое он имел право в соответствии с установленным планом переезда.

Следовательно, власти Российской Федерации утверждали, что переселение заявителя не является нарушением его прав на уважение жилища и на беспрепятственное пользование имуществом, поскольку данная мера была применена в соответствии с законом, преследовала законную цель обеспечения общественной безопасности и социального и экономического благосостояния страны и была соразмерна преследуемой цели.

Заявитель подтвердил свою жалобу, утверждая, что он и его семья претерпевали лишения ввиду отсутствия жилья и денежных средств до тех пор, пока не переехали в Ростовскую область. Заявитель утверждал, что в период с 1 октября по 31 декабря 1998 г. в его распоряжении не было жилого помещения. Он также отметил, что в последующий период он проживал по адресу: ул. Набережная, д. 16, кв. 27, и что ему предложили лишь комнату в военном госпитале, на которую он не мог согласиться.

Европейский Суд, во-первых, отмечает, что решение властей Российской Федерации о ликвидации поселка, где проживал заявитель с семьей, представляет собой вмешательство в право заявителя на уважение жилища.

Далее Европейский Суд отмечает, что реализация общего плана ликвидации поселка и специального предписания заявителю освободить его квартиру соответствовала Постановлению Правительства Российской Федерации от 2 февраля 1998 г. N 128 "О мерах социальной защиты населения ликвидируемых поселков золотодобытчиков в Чукотском автономном округе". Более того, заявитель не утверждал, что предписание со стороны властей Российской Федерации об освобождении квартиры в пос. Ленинградском было незаконно. Стороны, а впоследствии и Европейский Суд сошлись во мнении относительно того, что ликвидация поселков, расположенных в районах Крайнего Севера и рассматривавшихся как нежизнеспособные, преследовало законную цель обеспечения общественной безопасности и экономического благосостояния страны.

Следовательно, Европейский Суд должен рассмотреть только вопрос о том, была ли данная мера принята таким образом, чтобы не нарушить справедливое равновесие между правами заявителя и общественными интересами при реализации программы переселения. В связи с этим Европейский Суд отмечает, что в процессе переселения предположительно имели место периоды, когда заявитель и его семья были оставлены без жилья и средств к существованию в экстремальных условиях Чукотского автономного округа.

Европейский Суд отмечает, что в октябре 1998 г., когда ликвидировался поселок золотодобытчиков Ленинградский, заявителю было сделано предложение переселиться в пос. Мыс Шмидта, от которого он отказался, поскольку полагал, что ему нельзя было оставлять контейнер с домашними вещами без присмотра. Между тем не было существенных оснований для опасения заявителя относительно того, что если он оставит вещи, они будут украдены. Более того, заявитель не объяснил, почему он вместе с семьей должен был остаться в пос. Ленинградский в таких условиях, о сложности которых они точно знали. Следовательно, Европейский Суд приходит к выводу, что жалобы заявителя в отношении периода до его переезда из пос. Ленинградского в пос. Мыс Шмидта (октябрь - декабрь 1998 г.) необоснованны.

После переезда заявителя в пос. Мыс Шмидта имел место период, когда он ожидал предоставления нового жилья в другом субъекте Российской Федерации. Фактические обстоятельства начала данного периода, то есть с 30 декабря 1998 г. по 27 октября 1999 г., оспариваются сторонами. В частности, власти Российской Федерации утверждали, что в распоряжении заявителя было временное жилье по адресу: ул. Набережная, д. 16. Заявитель утверждал, что информация властей об этом жилом помещении не соответствует действительности, однако не представил дальнейших объяснений относительно того, где он жил в рассматриваемый период. Как следует из копии переписки заявителя с местными органами власти, в течение 1999 года заявитель в качестве своего адреса указывал: ул. Набережную, д. 41/5 и получал по названному адресу почту. В свою очередь заявитель не упомянул данную квартиру в своих замечаниях, оставив открытым вопрос: была ли эта квартира предоставлена органами государственной власти или находилась в его пользовании по договору коммерческого найма. Тем не менее совершенно очевидно, что в тот же период заявитель отклонил предложение властей Российской Федерации переехать в комнату бывшего военного госпиталя ввиду нежелания пользоваться общим санитарным узлом. Следовательно, даже предположив, что в период с 30 декабря 1998 г. по 27 октября 1999 г. заявитель являлся нанимателем квартиры в частном порядке, таким образом, он самостоятельно сделал выбор в пользу более удобных условий для проживания, но не потому, что власти Российской Федерации не предложили какого-либо временного жилья.

Наконец, с 27 октября 1999 г. до отъезда в Ростовскую область на постоянное жительство заявитель проживал в предоставленной властями Российской Федерации квартире по адресу: пос. Мыс Шмидта, ул. Школьная, д. 4.

Следовательно, Европейский Суд не усматривает оснований для вывода о том, что в процессе смены места жительства заявитель был лишен вообще какого-либо жилья, как он утверждал. Европейский Суд не установил ничего, что свидетельствовало бы о том, что в ходе реализации программы переселения власти Российской Федерации не приняли во внимание потребности заявителя в жилье и каким-либо образом превысили свои пределы усмотрения в данном вопросе. Следовательно, Европейский Суд полагает, что жалоба заявителя не содержит признаков нарушения статьи 8 Конвенции.

Что касается жалобы заявителя на нарушение статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции, Европейский Суд полагает, что, даже предположив, что реализация программы переселения представляла собой вмешательство в право заявителя на беспрепятственное пользование имуществом, данное вмешательство было обосновано в рамках статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции причинами, указанными Европейским Судом в отношении статьи 8 Конвенции. Таким образом, Европейский Суд не усматривает нарушения статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.

Следовательно, данная часть жалобы подлежит отклонению как явно необоснованная в соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 35 Конвенции.


2. Заявитель жаловался на чрезмерную длительность судебного разбирательства по его пяти гражданским искам к разным органам власти. Заявитель ссылается на нарушение статьи 6 Конвенции, которая в части, применимой к данному делу, предусматривает:


"Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях_ имеет право на_ справедливое_ разбирательство дела в разумный срок_ судом".


1. Доводы сторон


Власти Российской Федерации представили подробное изложение обстоятельств в отношении каждого судебного разбирательства, приведенного в подразделе В, пунктах 2-6 раздела "Факты" настоящего Решения. В связи с каждым судебным разбирательством власти Российской Федерации утверждали, во-первых, что его длительность не превышала требование разумного срока по смыслу статьи 6 Конвенции. В частности, они сослались на то обстоятельство, что заявитель был вынужден принимать участие в судебном разбирательстве посредством переписки, поскольку к тому моменту он уже уехал из Чукотского автономного округа в Ростовскую области, и, следовательно, суды предоставляли сторонам достаточное время для обмена замечаниями по делу и т.д. Во-вторых, в ходе каждого судебного разбирательства заявитель обращался с ходатайством о продлении срока для подачи кассационной жалобы, ссылаясь на неполучение решений суда первой инстанции. В каждом случае суды удовлетворяли его ходатайства.

Заявитель подтвердил свои жалобы.


2. Мнение Европейского Суда


(a) Общие рассуждения


Европейский Суд сначала отмечает, что в рассматриваемый период в Шмидтовском районном суде Чукотского автономного округа было одновременно возбуждено, по крайней мере, пять судебных разбирательств по гражданско-правовом вопросам на основании исков заявителя. Далее он отмечает, что ни одно из этих судебных разбирательств не касалось особо сложного спора. Между тем в каждом случае судебное разбирательство усложнялось тем, что заявитель, который в рассматриваемый период жил в г. Сальске Ростовской области, обратился с исковыми заявлениями в суды Чукотского автономного округа, района Крайнего Севера с ограниченным доступом к нему, расположенного примерно в 7 000 км от его нового места жительства. Таким образом, большую роль в судебных разбирательствах играло почтовое сообщение между сторонами и судами.

Европейский Суд рассмотрит каждый эпизод судебного разбирательства в соответствии со своей прецедентной практикой, согласно которой длительность судебного разбирательства подлежит оценке в свете обстоятельств дела и с учетом критериев, выработанных прецедентной практикой, в частности, сложность дела, поведение заявителя и компетентных органов власти, а также важность для заявителя рассматриваемого вопроса (см. среди прочих Постановление Большой палаты Европейского Суда по делу "Фридлендер против Франции" (Frydlender v. France), жалоба N 30979/96, §43, ECHR 2000-VII).


(b) Отдельные эпизоды судебного разбирательства


(i) Судебное разбирательство в связи с переселением заявителя


Заявитель обратился в суд с иском 19 марта 1999 года. 13 января 2005 г. Шмидтовский районный суд Чукотского автономного округа постановил судебное решение.

В отсутствие какой-либо информации об обратном Европейский Суд полагает, что это было окончательное решение по делу. Следовательно, данное судебное разбирательство длилось четыре года и десять месяцев, включая два года, в течение которых дело судами не рассматривалось, то есть в общей сложности два года и четыре месяца.

В течение этого периода дело рассматривалось тремя судебными инстанциями. Первое судебное решение было постановлено судом первой инстанции спустя год и девять месяцев со дня подачи искового заявления. Почти два года после этого дело считалось завершенным, поскольку стороны не обращались с кассационными жалобами. Только по ходатайству заявителя 18 ноября 2002 г. суд Чукотского автономного округа возобновил судебное разбирательство, продлив срок для подачи кассационной жалобы. Единственная задержка судебного разбирательства после указанной даты, а именно с марта 2003 г. по декабрь 2004 г., имела место в результате предоставления заявителю времени для направления дополнительной информации и замечаний. В связи с этим обязанность судов Российской Федерации по скорейшему рассмотрению дела была "перекрыта" тем обстоятельством, что заявитель не представил требуемую информацию. В целом не установив значительных периодов бездействия органов власти государства-ответчика, Европейский Суд не считает, что длительность судебного разбирательства по данному вопросу нарушила требование "разумного срока", гарантированное пунктом 1 статьи 6 Конвенции.


(ii) Судебное разбирательство по вопросу взыскания заработной платы


Заявитель обратился с иском 28 января 1999 г., а судебное решение по данному делу вступило в силу 21 сентября 1999 г. Следовательно, судебное разбирательство длилось меньше восьми месяцев. В этот период дело было рассмотрено тремя судебными инстанциями. В результате рассмотрения было вынесено окончательное решение по делу. Европейский Суд не считает, что длительность судебного разбирательства по данному делу не соответствовала требованию "разумного срока", гарантированному пунктом 1 статьи 6 Конвенции.


(iii) Судебное разбирательство о возмещении ущерба по иску заявителя к расчетно-кассовому центру пос. Мыс Шмидта


Заявитель обратился с исковым заявлением 27 декабря 1999 года. 8 августа 2003 г. суд возвратил заявителю кассационную жалобу без рассмотрения. Таким образом, судебное разбирательство длилось три года и восемь месяцев.

В течение названного периода дело было рассмотрено судами двух инстанций; дело должно было быть передано в суд кассационной инстанции, когда оно было прекращено в связи с тем, что заявитель не оплатил государственную пошлину. В ходе судебного разбирательства суды Российской Федерации предпринимали достаточно активные действия, регулярно назначая судебные заседания с нормальными интервалами и направляя в адрес сторон требования о предоставлении необходимых документов для приобщения к материалам дела, за исключением периода с 13 сентября 2001 г. по 27 ноября 2002 г., когда в здании суда возникли технические проблемы, а именно было отключено отопление в зимний период, судьи отсутствовали, и, как следствие, скопилось большое количество дел. Данный период бездействия был достаточно продолжительным, и власти Российской Федерации должны нести в связи с этим ответственность. Тем не менее Европейский Суд принимает во внимание усердие властей Российской Федерации в другие периоды судебного разбирательства, тот факт, что последние шесть месяцев судебное разбирательство по делу было приостановлено и в результате прекращено в связи с тем, что заявитель не оплатил государственную пошлину.

Европейский Суд также отмечает, что спор касался возмещения ущерба в связи с задержкой перечисления денежных средств предположительно по вине банка и, следовательно, рассматриваемый вопрос не требовал особой срочности или особого усердия со стороны судов.

Принимая во внимание изложенное, Европейский Суд приходит к выводу, что длительность судебного разбирательства по данному делу не превысила "разумный срок", гарантированный пунктом 1 статьи 6 Конвенции.


(iv) Первое судебное разбирательство по иску заявителя к подразделению судебных приставов


Судебное разбирательство по иску заявителя было возбуждено 23 августа 1999 года. 12 января 2005 г. Шмидтовский районный суд Чукотского автономного округа постановил решение по делу. В отсутствие информации об обратном Европейский Суд полагает, что оно было окончательным решением по делу. Следовательно, данное судебное разбирательство длилось около четырех лет и пяти месяцев, включая один год и шесть месяцев, когда дело судом не рассматривалось, то есть в общей сложности два года и одиннадцать месяцев.

Решение суда первой инстанции было вынесено два года и четыре месяца спустя после подачи искового заявления. После этого около полутора лет дело считалось оконченным, поскольку ни одна из сторон не обратилась с кассационной жалобой. Только по ходатайству заявителя от 7 июля 2003 г. суд возобновил судебное разбирательство, продлив срок для подачи его кассационной жалобы. После указанной даты производство по делу в судах двух инстанции длилось полтора года, в течение которых суд предпринимал активные действия, назначая судебные слушания с нормальными интервалами и направляя в адрес сторон требования о предоставлении дополнительной информации.

При данных обстоятельствах Европейский Суд не считает, что длительность судебного разбирательства по указанному вопросу нарушила требование "разумного срока", гарантированное пунктом 1 статьи 6 Конвенции.


(v) Второе судебное разбирательство по иску заявителя к подразделению судебных приставов


Заявитель обратился в суд с исковым заявлением 2 декабря 2001 г., а судебное решение по данному делу вступило в законную силу 21 октября 2004 г. Следовательно, данное судебное разбирательство длилось два года и почти одиннадцать месяцев.

Европейский Суд отмечает, что в рассматриваемый период дело постоянно находилось в производстве судов. Требования заявителя рассматривались по существу судами двух инстанций, в результате чего было постановлено окончательное решение по делу. Более того, суд первой инстанции вынес дополнительное решение в отношении государственной пошлины. Судебные заседания назначались с нормальными интервалами; в тех случаях, когда слушания по делу переносились (6 и 25 ноября 2002 г.) или судебное разбирательство приостанавливалось (8 апреля 2003 г.), суды действовали разумно, а судебное разбирательство возобновлялось без чрезмерных задержек.

При данных обстоятельствах Европейский Суд приходит к выводу, что длительность судебного разбирательства по указанному вопросу не превысила "разумного срока", гарантированного пунктом 1 статьи 6 Конвенции.


(c) Общий вывод


Принимая во внимание приведенные выше выводы, Европейский Суд полагает, что жалобы заявителя на чрезмерную длительность судебного разбирательства по названным гражданским делам подлежат отклонению как явно необоснованные в соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 35 Конвенции.

3. Наконец, заявитель утверждает, ссылаясь на статью 2 Протокола N 4 к Конвенции, что он был вынужден переехать в другой субъект Российской Федерации, что нарушило его свободу выбора места жительства. Европейский Суд приходит к выводу, принимая во внимание имеющиеся в его распоряжении материалы дела, а также его компетенцию в отношении указанной жалобы, что она не содержит признаков нарушения прав и свобод, гарантированных Конвенцией и Протоколами к ней. Следовательно, данная часть жалобы подлежит отклонению как явно необоснованная в соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 35 Конвенции.


На основании изложенного Суд единогласно:

объявил жалобу неприемлемой для рассмотрения по существу.


Клаудиа Вестердийк
Секретарь Секции Суда

Пэр Лоренсен
Председатель Палаты Суда



Решение Европейского Суда по правам человека от 5 июня 2007 г. по вопросу приемлемости жалобы N 64672/01 "Владимир Иванович Черных (Vladimir Ivanovich Chernykh) против Российской Федерации" (Пятая Секция)


Текст решения опубликован в приложении к Бюллетеню Европейского Суда по правам человека. Специальный выпуск. N 2/2008.


Перевод редакции Бюллетеня Европейского Суда по правам человека


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.