Постановление Европейского Суда по правам человека от 27 сентября 2007 г. Дело "Зементова (Zementova) против Российской Федерации" (жалоба N 942/02) (Первая Секция)

Европейский Суд по правам человека
(Первая Секция)


Дело "Зементова (Zementova)
против Российской Федерации"
(Жалоба N 942/02)


Постановление Суда


Страсбург, 27 сентября 2007 г.


Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), заседая Палатой в составе:

Х.Л. Розакиса, Председателя Палаты,

Н. Ваич,

А. Ковлера,

Э. Штейнер,

Х. Гаджиева,

Д. Шпильманна,

С.Э. Йебенса, судей,

а также при участии С. Нильсена, Секретаря Секции Суда,

заседая за закрытыми дверями 6 сентября 2007 г.,

вынес в указанный день следующее Постановление:


Процедура


1. Дело было инициировано жалобой N 942/02, поданной против Российской Федерации в Европейский Суд по правам человека (далее - Европейский Суд) в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция) гражданкой Российской Федерации Татьяной Николаевной Зементовой (далее - заявительница) 7 июня 2001 г. Интересы заявительницы представлял В. Евдокимов - юрист, работающий в г. Лондоне.

2. Власти Российской Федерации были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П.А. Лаптевым.

3. 5 сентября 2005 г. Европейский Суд официально уведомил власти Российской Федерации о рассмотрении жалобы заявительницы на длительность производства по уголовному делу. Согласно положениям пункта 3 статьи 29 Конвенции Европейский Суд принял решение рассмотреть жалобу по существу одновременно с принятием решения по вопросу о ее приемлемости.


Факты


I. Обстоятельства дела


4. Заявительница, 1952 года рождения, проживает в пос. Лопатинском Московской области.


A. Возбуждение уголовного дела органами прокуратуры


5. Из материалов дела следует, что заявительница являлась инспектором в Воскресенском отделе Государственной инспекции труда в Московской области.

6. 29 декабря 1999 г. по жалобе третьего лица на вымогательство со стороны заявительницы у него взятки правоохранительными органами была проведена операция, в результате которой заявительница была задержана и помещена под стражу.

7. В постановлении от того же числа следователь Воскресенской городской прокуратуры Московской области сослался на материалы, полученные от органов внутренних дел, и возбудил в отношении заявительницы и ее коллеги уголовное дело по признакам взяточничества.

8. 31 декабря 1999 г. заявительница была освобождена из-под стражи. Из материалов дела не следует, что заявительница обжаловала в судебном порядке свое задержание и помещение под стражу.

9. 29 июня 2000 г. предварительное следствие по делу было продлено до 29 сентября 2000 г.

10. Постановлением от 14 сентября 2000 г. следователь Воскресенской городской прокуратуры Московской области приостановил следствие по делу в связи с нахождением заявительницы в больнице. 25 октября 2000 г. производство по уголовному делу было возобновлено. Заявительница утверждает, что она не знала о принятии указанных постановлений, несмотря на то, что ее уведомлению ничто не препятствовало.

11. 31 октября 2000 г. заявительнице было предъявлено обвинение в получении взятки и злоупотреблении должностными полномочиями государственного служащего; в отношении заявительницы была избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде.

12. Из материалов дела следует, что 27 апреля 2001 г. обвинительное заключение вместе с материалами уголовного дела было направлено в Воскресенский городской суд Московской области.


B. Первое судебное разбирательство


13. Власти Российской Федерации утверждали, что материалы уголовного дела поступили в суд 23 мая 2001 г.

14. 17 мая 2001 г. прокурор Воскресенской городской прокуратуры Московской области вынес постановление о наложении ареста на имущество заявительницы. Из материалов дела не следует, что заявительница обжаловала указанное постановление в судебном порядке.

15. В постановлении от 5 июня 2001 г. Воскресенский городской суд Московской области указал несколько нарушений, допущенных в ходе расследования, и вернул дело в прокуратуру для производства дополнительного расследования.

16. 25 июля 2001 г. судебная коллегия по уголовным делам Московского областного суда отменила по частному протесту прокурора Воскресенской городской прокуратуры постановление суда от 5 июня 2001 г. и направила дело в суд первой инстанции.

17. Материалы дела поступили в Воскресенский городской суд Московской области 23 августа 2001 г.

18. Городской суд назначил судебное заседание на 24 октября 2001 г. Поскольку большинство свидетелей не явилось в судебное заседание, суд отложил разбирательство до 1 ноября 2001 г. и вынес постановление о принудительном приводе свидетелей.

19. 5 ноября 2001 г. Воскресенский городской суд Московской области вновь вернул уголовное дело в Воскресенскую городскую прокуратуру Московской области для производства дополнительного расследования.

20. Данное определение суда было оставлено без изменений судом кассационной инстанции 19 февраля 2002 г.

21. 5 июня 2002 г. заявительница была ознакомлена с новым обвинительным заключением, и с 10 июня по 3 июля 2002 г. она вместе со своим адвокатом знакомились с материалами дела.

22. 22 июня 2002 г. материалы дела были возвращены для рассмотрения по существу в суд первой инстанции.

23. Материалы дела поступили в Воскресенский городской суд Московской области 25 июля 2002 г.

24. 29 июля 2002 г. суд назначил первое заседание на 12 августа 2002 г. Поскольку органы следствия не вручили своевременно обвинительное заключение сообвиняемому заявительницы, судебное заседание, назначенное на 12 августа 2002 г., было перенесено на 2 сентября 2002 г.

25. Определением от 2 сентября 2002 г. городской суд назначил судебное заседание на 21 октября 2002 г. По-видимому, заявительница не явилась в тот день в судебное заседание, и оно было перенесено.

26. 26 октября 2002 г. судебное заседание не состоялось в связи с проведением экспертизы. Разбирательство по уголовному делу было отложено до 20 февраля 2003 г.

27. Слушания по делу, назначенные на 20 февраля и 27 марта 2003 г., не состоялись ввиду неявки защитника, потерпевшего и в связи с необходимостью вызова дополнительных свидетелей.

28. В период с 17 по 28 апреля 2003 г. суд рассмотрел уголовное дело, возбужденное в отношении заявительницы, и 28 апреля 2003 г. был постановлен 50-страничный приговор, в соответствии с которым заявительница была признана виновной по шести эпизодам злоупотребления должностными полномочиями и в получении взятки. Суд приговорил ее к трем годам и девяти месяцам лишения свободы с лишением права занимать административно-распорядительные и контрольно-надзорные должности. В соответствии с тем же приговором сообвиняемый заявительницы был признан виновным по 19 эпизодам злоупотребления должностными полномочиями. Суд сослался на показания примерно 45 свидетелей и потерпевшего, протоколы очных ставок и значительное количество документальных доказательств, таких как платежные поручения, счета-фактуры, заключения аудиторов и иные.

29. В соответствии с указанным приговором был снят арест с имущества заявительницы.

30. Заявительница была взята под стражу в зале суда.

31. Приговор Воскресенского городского суда Московской области от 28 апреля 2003 г. был обжалован стороной обвинения и заявительницей.

32. 1 июля 2003 г. судебная коллегия по уголовным делам Московского областного суда отменила приговор суда первой инстанции и направила дело на новое рассмотрение. Суд кассационной инстанции также отменил в отношении заявительницы меру пресечения в виде заключения под стражу.

33. Заявительница была освобождена из-под стражи 4 июля 2003 г.


C. Второе судебное разбирательство


34. В период с сентября 2003 г. по ноябрь 2004 г. рассмотрение уголовного дела в Воскресенском городском суде Московской области откладывалось по различным основаниям, таким как, например, неявка свидетелей, болезнь заявительницы, неявка обвиняемого и защитника, а также удовлетворение ходатайства стороны защиты об отводе прокурора.

35. 8 ноября 2004 г. Воскресенский городской суд Московской области назначил следующее слушание по делу на 11 ноября 2004 г. Судебное заседание не состоялось в связи с неявкой прокурора.

36. Назначенное на 12 ноября 2004 г. судебное заседание было перенесено в связи с ненадлежащим уведомлением прокурора.

37. По утверждению властей Российской Федерации, в период с 15 ноября 2004 г. по 15 марта 2005 г. суд рассматривал дело.

38. 15 марта 2005 г. Воскресенский городской суд Московской области пришел к выводу, что обвинительное заключение было составлено с некоторыми нарушениями, явившимися основанием для направления дела на дополнительное расследование. Суд направил материалы дела в прокуратуру для исправления допущенных нарушений в течение пяти дней.

39. 18 мая 2005 г. материалы уголовного дела были возвращены в суд.

40. Суд назначил предварительное слушание по делу на 13 июня 2005 г.

41. По-видимому, сообвиняемый заявительницы назначил нового защитника. В связи с этим судебное разбирательство было отложено до 11 июля 2005 г., а впоследствии до 29 августа 2005 г. Слушание по делу не состоялось 29 августа 2005 г. в связи с неявкой адвоката. Разбирательство по делу было отложено до 7 сентября 2005 г.

42. Постановлением от 9 сентября 2005 г. Воскресенский городской суд Московской области уголовное дело по обвинению заявительницы по нескольким эпизодам было прекращено за истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности.

43. Затем разбирательство по уголовному делу было отложено "в связи с предоставлением государственному обвинителю времени для ознакомления с материалами дела".

44. 26 октября 2005 г. заявительница не явилась по причине болезни. В результате слушание дела было отложено до 5 декабря 2005 г.

45. Приговором от 27 декабря 2005 г. Воскресенский городской суд Московской области оправдал заявительницу по всем эпизодам. Кроме того, в приговоре городской суд указал, что заявительница в соответствии со статьей 134 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации имеет право на реабилитацию в связи с незаконным уголовным преследованием.

46. Приговор суда первой инстанции был оставлен без изменений 9 марта 2006 г. судебной коллегией по уголовным делам Московского областного суда. В тот же день в отношении длительности разбирательства по уголовному делу суд кассационной инстанции вынес частное определение, которым признал нарушение права заявительницы на рассмотрение дела в разумные сроки. В соответствии с указанным частным определением председателю Московского областного суда надлежало принять соответствующие меры в отношении судьи, виновного в нарушении прав заявительницы.

47. Более того, 4 апреля 2006 г. председатель Московского областного суда обратился в квалификационную коллегию судей Московской области с заявлением о привлечении судьи Воскресенского городского суда Московской области, виновного в нарушении сроков разбирательства по уголовному делу, к дисциплинарной ответственности.


D. Судебное разбирательство по иску заявительницы о возмещении ущерба в связи с незаконным уголовным преследованием


48. Неустановленного числа заявительница обратилась в суд с иском о компенсации морального вреда в связи с незаконным уголовным преследованием. Она также требовала, чтобы суд обязал Воскресенскую городскую прокуратуру Московской области принести ей извинения.

49. Решением от 24 июля 2006 г. Воскресенский городской суд Московской области отказал в удовлетворении требований заявительницы о компенсации морального вреда, причиненного в связи с незаконным уголовным преследованием. Суд отметил, что уголовное дело по обвинению заявительницы по нескольким эпизодам было прекращено 9 сентября 2005 г. за истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности. В связи с тем, что истечение срока давности привлечения к уголовной ответственности не является "реабилитирующим" основанием прекращения уголовного преследования, нельзя сказать, что заявительница была оправдана по всем эпизодам предъявленного ей обвинения. Городской суд отметил, что в соответствии с законодательством Российской Федерации с требованием о возмещении вреда в связи с незаконным уголовным преследованием в соответствии со статьей 134 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации имеют право обращаться только те лица, которые были оправданы по всем эпизодам предъявленного им обвинения в совокупности, и, следовательно, оставил требования заявительницы о компенсации вреда без удовлетворения.

50. Решение Воскресенского городского суда Московской области от 24 июля 2006 г. было оставлено без изменений судом кассационной инстанции 4 октября 2006 г.

51. Решением от 21 августа 2006 г. Воскресенский городской суд Московской области удовлетворил требование заявительницы относительно извинений и обязал прокурора Воскресенской городской прокуратуры Московской области принести заявительнице извинения от лица Российской Федерации в связи с теми эпизодами обвинения, по которым она была оправдана. Суд подчеркнул, что извинения должны быть принесены только в отношении тех эпизодов обвинения, по которым заявительница была оправдана судом, и они не должны касаться обвинений, производство по которым было прекращено в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности. Данное судебное решение не было обжаловано сторонами и вступило в законную силу 1 сентября 2006 г.

52. В письме от 14 сентября 2006 г. прокурор Воскресенской городской прокуратуры Московской области принес заявительнице извинения и, таким образом, исполнил решение Воскресенского городского суда Московской области от 21 августа 2006 г.

53. Решением от 16 октября 2006 г. Воскресенский городской суд Московской области отказал в удовлетворении требований заявительницы о возмещении имущественного ущерба, сославшись на то, что они являются необоснованными. Городской суд отметил, что заявительница не обосновала свои требования.

54. Заявительница обжаловала судебное решение от 16 октября 2006 г., однако исход данного судебного разбирательства не известен.


E. Попытки заявительницы привлечь сотрудников органов внутренних дел к уголовной ответственности


55. 9 июня 2004 г. заявительница обратилась в Воскресенскую городскую прокуратуру Московской области с жалобой на то, что сотрудники органов внутренних дел, принимавшие участие в предварительном расследовании уголовного дела, возбужденного в отношении нее, действовали незаконно. Она требовала привлечь их к уголовной ответственности.

56. Письмом от 4 июня 2004 г. заявительница была информирована о том, что производство по уголовному делу, возбужденному в отношении нее, продолжается, и что прокуратура не уполномочена вмешиваться в ход следствия.

57. 9 сентября 2004 г. Московский городской суд подтвердил, что прокуратура не уполномочена вмешиваться в ход следствия по делу.


Право


I. Предполагаемое нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции


58. Заявительница утверждала, что длительность производства по уголовному делу, возбужденному в отношении нее, несовместима с требованием "разумного срока", предусмотренного пунктом 1 статьи 6 Конвенции, в соответствии с которым:

"Каждый при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на разбирательство дела в разумный срок судом ...".

59. Власти Российской Федерации признали, что период разбирательства по соответствующему уголовному делу был чрезмерным. Они также отметили, что суды Российской Федерации признали нарушение статьи 6 Конвенции в связи с чрезмерно длительным разбирательством по уголовному делу в отношении заявительницы, что заявительница была оправдана и что она имела право на возмещение вреда вследствие незаконного уголовного преследования, что в конечном счете явится достаточной компенсацией в связи с ее жалобой на длительное разбирательство по уголовному делу. Власти Российской Федерации также сослались на право заявительницы на реабилитацию в соответствии с положениями Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. Наконец, они отметили, что если бы заявительница обратилась в национальный суд с требованием о выплате соответствующей компенсации, данное дело было бы урегулировано на внутригосударственном уровне.

60. Заявительница поддержала свою жалобу.


A. Приемлемость жалобы


61. Европейский Суд отметил, что власти Российской Федерации, по-видимому, затронули вопрос о неисчерпании заявительницей внутригосударственных средств правовой защиты. В частности, они подчеркнули, что суды Российской Федерации признали необоснованными задержки в рамках производства по уголовному делу, возбужденному в отношении заявительницы, а также то, что, поскольку заявительница была оправдана, ей следовало обратиться в национальный суд с иском о возмещении вреда вследствие незаконного уголовного преследования. Европейский Суд приходит к выводу, что нет необходимости решать вопрос о том, представляет ли собой при данных обстоятельствах дела та процедура, на которую сослались власти Российской Федерации, средство правовой защиты, которое необходимо исчерпать в целях пункта 1 статьи 35 Конвенции, поскольку из материалов дела явно следует, что заявительница воспользовалась этой процедурой и в результате ее требования были оставлены без удовлетворения (см. §§ 49-50 и §§ 53-54). Соответственно Европейский Суд отклоняет этот довод властей Российской Федерации.

62. Далее Европейский Суд напоминает, что оправданное лицо более не может считать себя жертвой нарушений Конвенции, предположительно имевших место в период разбирательства по уголовному делу (см. Решения Европейской Комиссии по делу "Икс против Австрии" (X. v. Austria) от 8 июля 1975 г., жалоба N 5575/72, Decisions and Reports (DR) 1, p. 44, и по делу "Икс против Соединенного Королевства" (X. v. United Kingdom) от 13 марта 1980 г., жалоба N 8083/77, DR 19, p. 223). Тем не менее данный вывод может быть сделан только с учетом того обстоятельства, что заявитель более не испытывает никаких последствий той неблагоприятной ситуации, от которой он был освобожден (см. Постановление Европейского Суда по делу "Джон Кристинссон против Исландии" (Jon Kristinsson v. Iceland) от 1 марта 1990 г., Series A, N 171-B, opinion of the Commission, p. 48, § 36; и Решение Европейского Суда по делу "Коррейя де Матос против Португалии" (Correia de Matos v. Portugal) от 15 ноября 2001 г., жалоба N 48188/99).

63. В деле заявительницы национальные власти и суды, признавая тот факт, что разбирательство по уголовному делу было чрезмерно длительным (см. выше, § 46 настоящего Постановления), и принеся извинения за незаконное уголовное преследование по ряду обвинений (см. выше, § 51 настоящего Постановления), отказали в удовлетворении ее требований о возмещении вреда по указанному основанию, частично поскольку требования были необоснованными и частично поскольку заявительница не была оправдана по всем эпизодам предъявленного ей обвинения. Следовательно, нельзя утверждать, что заявительница была полностью освобождена от последствий возбуждения в отношении нее уголовного дела, что ставит ее в неблагоприятное положение. Следовательно, Европейский Суд приходит к выводу, что заявительница до сих пор может утверждать, что является жертвой нарушения статьи 6 Конвенции в связи с чрезмерной длительностью разбирательства по уголовному делу.

64. Европейский Суд отмечает, что данная жалоба не является явно необоснованной по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции. Он также отмечает, что она не является явно неприемлемой по иным основаниям. Следовательно, данная жалоба должна быть объявлена приемлемой.


B. Существо жалобы


65. Европейский Суд, во-первых, отмечает, что период, подлежащий рассмотрению, начался 29 декабря 1999 г., когда заявительнице было предъявлено обвинение (см. среди прочих Постановление Европейского Суда по делу "Калашников против Российской Федерации"* (* Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 3/2003.) (Kalashnikov v. Russia), жалоба N 47095/99, § 124, ECHR 2002-VI), и завершился 9 марта 2006 г. принятием кассационного определения Московского областного суда.

66. Таким образом, рассматриваемый период составляет шесть лет два месяца и одиннадцать дней.

67. Европейский Суд напоминает, что разумность периода разбирательства по делу должна оцениваться в свете обстоятельств дела и с учетом следующих критериев: сложность дела, поведение заявителя и соответствующих органов государственной власти (см. среди прочих Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Пелисье и Сасси против Франции" (Pelissier and Sassi v. France), жалоба N 25444/94, § 67, ECHR 1999-II, и Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Фридлендер против Франции" (Frydlender v. France), жалоба N 30979/96, § 43, ECHR 2000-VII).

68. Европейский Суд отмечает, что данное дело представляло определенную сложность, поскольку оно касалось обвинений в получении взятки и злоупотреблении должностными полномочиями, совершенных группой лиц, в том числе и заявительницей. Тем не менее, по мнению Европейского Суда, сама по себе сложность данного дела не является достаточным основанием длительного разбирательства.

69. Более того, из обстоятельств дела также не следует, что поведение заявительницы значительным образом повлияло на длительность разбирательства по уголовному делу или что на всем протяжении разбирательства по уголовному делу она выходила за пределы осуществления разумной защиты и обращалась к следователю или суду с малозначительными жалобами или необоснованными ходатайствами. В любом случае Европейский Суд напоминает, что статья 6 Конвенции не требует от лица, которому предъявлено уголовное обвинение, активно содействовать органам, осуществляющим производство по уголовному делу. В частности, заявителям не может вменяться в вину то, что в целях своей защиты они воспользовались в полном объеме средствами правовой защиты, предусмотренными национальным законодательством (см. Постановление Европейского Суда по делу "Ягчи и Саргын против Турции" (Yagcy and Sargyn v. Turkey) от 8 июня 1995 г., Series A, N 319-A, § 66).

70. С другой стороны, Европейский Суд приходит к выводу, что многие задержки в разбирательстве по уголовному делу в отношении заявительницы были вызваны действиями национальных властей или, скорее, их бездействием. В связи с этим он напоминает, что значительная задержка длительностью один год и почти два месяца в период с 27 апреля 2001 г. по 22 июня 2002 г. имела место в результате ошибок, допущенных органами предварительного расследования на начальной стадии разбирательства по делу. Более того, очевидно, что в течение трех недель - с 12 августа по 2 сентября 2002 г. - разбирательство по делу не могло продолжиться, поскольку национальные органы власти не вручили копию обвинительного заключения сообвиняемому заявительницы. Кроме того, Европейский Суд отмечает, что поведение стороны защиты и свидетелей по делу стало основной причиной задержки разбирательства по делу длительностью один год и два месяца в период с сентября 2003 г. по ноябрь 2004 г. В связи с этим Европейский Суд не усматривает ни в материалах дела, ни в замечаниях властей Российской Федерации подтверждения того, что национальные власти приняли меры, предусмотренные законодательством Российской Федерации, для того, чтобы дисциплинировать участников разбирательства и обеспечить рассмотрение дела в течение разумного срока (см., mutatis mutandis, Постановление Европейского Суда по делу "Кушмиерек против Польши" (Kusmierek v. Poland) от 21 сентября 2004 г., жалоба N 10675/02, § 65). Следовательно, он полагает, что данная задержка произошла по вине властей Российской Федерации. Последующие задержки разбирательства по делу имели место в результате ошибок, допущенных в материалах предварительного расследования, что потребовало от суда первой инстанции отложить рассмотрение дела на два месяца, с 15 марта до 18 мая 2005 г., также "в связи с предоставлением государственному обвинителю времени для ознакомления с материалами дела", что привело к переносу судебного заседания еще на месяц и две недели, с 9 сентября по 26 октября 2005 г. Наконец, Европейский Суд отмечает, что факт нарушения предусмотренных законом сроков разбирательства по уголовному делу в отношении заявительницы был подтвержден в частном определении судебной коллегии по уголовным делам Московского областного суда от 9 марта 2006 г.

71. Учитывая изложенное, а также принимая во внимание признание властями Российской Федерации того, что разбирательство по уголовному делу в отношении заявительницы было чрезмерно длительным, Европейский Суд полагает, что период производства по уголовному делу не соответствовал требованию "разумного срока". Следовательно, в данном деле имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции.


II. Иные предполагаемые нарушения Конвенции


72. Заявительница также утверждала, что разбирательство по уголовному делу в отношении нее было несправедливым. Более того, она жаловалась на плохие условия содержания ее под стражей в период с 29 по 31 декабря 1999 г. и в период с 28 апреля по 4 июля 2003 г. (жалоба, касающаяся второго периода, была подана в Европейский Суд 27 апреля 2004 г.). Она также отметила, что ее помещение под стражу само по себе было несовместимо со статьей 5 Конвенции и что наложение ареста на ее имущество в связи с возбужденным в отношении нее уголовным делом было незаконным.

73. Что касается жалоб заявительницы на несправедливость разбирательства по уголовному делу в отношении нее, Европейский Суд отмечает, что, даже предположив, что заявительница обладает статусом жертвы для подачи соответствующей жалобы, его задачей не является рассмотрение предполагаемых ошибок фактического и правового характера, допущенных национальными органами власти, осуществлявшими производство по уголовному делу, учитывая, что в данном деле отсутствуют признаки несправедливости разбирательства по уголовному делу. Из представленных заявительницей документов Европейский Суд усматривает, что она имела возможность представлять доводы по своему усмотрению, а органы, осуществлявшие производство по уголовному делу, рассматривали их должным образом. Учитывая фактические обстоятельства дела, изложенные сторонами, Европейский Суд не находит оснований полагать, что разбирательство по уголовному делу в отношении заявительницы было несправедливым в нарушение статьи 6 Конвенции. Следовательно, данная часть жалобы является явно необоснованной по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции.

74. В отношении условий содержания под стражей и жалобы на законность помещения под стражу Европейский Суд напоминает, что периоды содержания заявительницы под стражей завершились 31 декабря 1999 г. и 4 июля 2003 г., соответственно, тогда как жалобы в отношении них были поданы 7 июня 2001 г. и 27 апреля 2004 г., то есть спустя более шести месяцев. Следовательно, данные жалобы были поданы с нарушением срока.

75. Наконец, что касается постановления прокурора Воскресенской городской прокуратуры Московской области от 17 мая 2000 г. о наложении ареста на имущество заявительницы, Европейский Суд отмечает, что она не предпринимала попыток обжаловать данное постановление в судебном порядке. Следовательно, заявительница не исчерпала внутригосударственные средства правовой защиты.

76. Принимая во внимание выводы, приведенные выше, в §§ 73 - 75, данная жалоба подлежит отклонению в соответствии с пунктом 4 статьи 35 Конвенции.


III. Применение статьи 41 Конвенции


77. Статья 41 Конвенции предусматривает:

"Если Европейский Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Европейский Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".

78. Заявительница требовала 5 млн. рублей (эквивалент 143 334 евро) в возмещение материального ущерба и в качестве компенсации морального вреда.

79. Власти Российской Федерации не прокомментировали данные требования.

80. Европейский Суд не усматривает причинно-следственной связи между установленным нарушением и требуемой суммой в возмещение материального ущерба; следовательно, он отклоняет данное требование. Тем не менее, принимая во внимание принцип справедливости, Европейский Суд присуждает заявительнице 3 000 евро в качестве компенсации морального вреда, а также сумму возможных налогов, подлежащих начислению на присужденные средства.


B. Расходы и издержки


81. Заявительница не требовала возмещения расходов и издержек, понесенных в связи с разбирательством по делу как на внутригосударственном уровне, так и в Европейском Суде. Следовательно, Европейский Суд не усматривает необходимости присуждать ей возмещение судебных расходов и издержек.


C. Процентная ставка при просрочке платежей


82. Европейский Суд счел, что процентная ставка при просрочке платежей должна быть установлена в размере предельной годовой процентной ставки по займам Европейского центрального банка плюс три процента.


На основании изложенного Суд единогласно:


1) объявил жалобу на длительность производства по уголовному делу приемлемой, а остальную часть жалобы неприемлемой;

2) постановил, что имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции;

3) постановил:

(a) что власти Российской Федерации должны выплатить заявительнице в течение трех месяцев со дня вступления настоящего Постановления в законную силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции 3 000 евро (три тысячи евро) в качестве компенсации морального вреда в пересчете на рубли по курсу, который будет установлен на день выплаты, а также сумму любых налогов, подлежащих начислению на присужденные средства;

(b) что с даты истечения вышеуказанного срока и до момента выплаты на эти суммы должны начисляться простые проценты в размере предельной годовой ставки по займам Европейского центрального банка плюс три процента;

4) отклонил остальные требования заявительницы по справедливой компенсации.


Совершено на английском языке, уведомление о Постановлении было направлено 27 сентября 2007 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.


Серен Нильсен
Секретарь Секции Суда

Христос Розакис
Председатель Палаты Суда



Постановление Европейского Суда по правам человека от 27 сентября 2007 г. Дело "Зементова (Zementova) против Российской Федерации" (жалоба N 942/02) (Первая Секция)


Текст Постановления опубликован в Бюллетене Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 7/2008.


Перевод редакции Бюллетеня Европейского Суда по правам человека


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение

Если вы являетесь пользователем системы ГАРАНТ, то Вы можете открыть этот документ прямо сейчас, или запросить его через Горячую линию в системе.