Комментарий к Конвенции об исковой давности в международной купле-продаже товаров, совершенной в Нью-Йорке 14 июня 1974 г.

Комментарий
к Конвенции об исковой давности в международной купле-продаже товаров,
совершенной в Нью-Йорке 14 июня 1974 года*

 

Настоящий комментарий подготовлен в соответствии с просьбой Конференции Организации Объединенных Наций по вопросу об исковой давности (погасительных сроках) в международной купле-продаже товаров (Нью-Йорк, 20 мая - 14 июня 1974 года), на которой была принята Конвенция об исковой давности в международной купле-продаже товаров. Комментарий был написан под ответственность Управления по правовым вопросам Организации Объединенных Наций профессором Казуаки Соно, Университет Хоккайдо, Япония, который являлся секретарем Редакционного комитета конференции.

 

______________________________

* 27 июня 1978 года.

 

Преамбула

 

Государства - участники настоящей Конвенции,

считая, что международная торговля является важным фактором в укреплении дружественных отношений между государствами;

считая, что принятие единообразных правил, регулирующих исковую давность в международной купле-продаже товаров, будет содействовать развитию мировой торговли,

согласились о нижеследующем:

 

Введение: цель Конвенции

 

1. Настоящая Конвенция регулирует период времени, в течение которого стороны договора международной купли-продажи товаров могут возбудить производство по рассмотрению спора в осуществление своих требований, вытекающих из таких договоров или связанных с ними.

2. Расхождения в нормах внутригосударственного права, регулирующих исковую давность прав или требований, порождают серьезные практические трудности. Сроки исковой давности, предусмотренные в национальных законах, значительно отличаются друг от друга. Некоторые из этих сроков кажутся слишком короткими (например, шесть месяцев, один год), чтобы отвечать практическим потребностям международных сделок купли-продажи с учетом времени, которое может потребоваться для проведения переговоров и начала производства по рассмотрению спора в зарубежной и зачастую географически отдаленной стране. Другие сроки (в некоторых случаях достигающие 30 лет) являются более продолжительными, чем это необходимо для сделок, связанных с международной куплей-продажей товаров, и не обеспечивают основной защиты, которая должна предоставляться нормами об исковой давности, например защиты от неопределенности и угрозы стабильности деловой активности, возникающих в результате задержки предъявлением исков, и защиты от потери или устаревания доказательств, относящихся к искам, предъявленным после неосновательного промедления.

3. Нормы внутригосударственного права не только отличаются друг от друга, но во многих случаях являются трудноприменимыми к международным сделкам купли-продажи*(1). Одна из трудностей возникает в результате того, что некоторые национальные законы применяют единую норму о погасительных сроках или сроке исковой давности к огромному разнообразию сделок и взаимоотношений. В результате этого нормы составлены в общих и иногда расплывчатых выражениях, которые трудно применять к специфическим проблемам международной купли-продажи. Эта трудность усугубляется в отношении международных сделок, поскольку торговцы и их адвокаты часто незнакомы с применением этих общих терминов и методами толкования, используемыми в иностранных правовых системах.

4. Возможно, даже более серьезной является неопределенность в отношении того, какое внутригосударственное право применимо к международным сделкам купли-продажи. Помимо проблем выбора права, которые обычно возникают в международных сделках, проблемы погасительных сроков или исковой давности представляют собой особую трудность с точки зрения их характеристики или квалификации: некоторые правовые системы рассматривают эти нормы как материальные и поэтому должны решать вопрос о том, какое внутригосударственное право является применимым; другие системы считают их частью процессуальных норм права суда; имеются еще и другие системы права, придерживающиеся комбинации вышеуказанных подходов *(2)

5. С учетом трудностей, упомянутых в пунктах 2 - 4, выше, то есть различий в сроках предъявления исков, установленных в соответствии с различными национальными законами, проблем определения, какое внутригосударственное право должно применяться и какими должны быть последствия его применения, а также необходимости в установлении в этой области конкретных норм права, приспособленных к практическим нуждам международной торговли, было сочтено, что эти проблемы являются достаточно серьезными, чтобы оправдать разработку единообразных правил о погасительных сроках или исковой давности по требованиям, вытекающим из международной купли-продажи товаров. Кроме того, существенная унификация национальных законов, касающихся погасительных сроков и исковой давности, не только устранит сомнения и неопределенность в правовых отношениях, возникающих из международной купли-продажи товаров, но и будет служить интересам правосудия и справедливости: в нынешних условиях вполне возможно, что непредполагаемое или жесткое применение какой-либо нормы внутригосударственного права, касающейся погасительных сроков или исковой давности, помешает удовлетворению справедливого требования или что нестрогое применение такой нормы не обеспечит надлежащую защиту от требований, предъявленных после неосновательного промедления или являющихся необоснованными.

6. С учетом широко отличающихся друг от друга концепций и подходов, существующих в национальных законах в отношении исковой давности и погасительных сроков, было сочтено целесообразным предусмотреть в Конвенции настолько конкретные и полные единообразные нормы, насколько это возможно. Сжатый и общий единообразный закон (такой как закон, который лишь устанавливает продолжительность погасительных сроков или срока исковой давности) на практике будет мало способствовать достижению единообразия, поскольку различные нормы внутригосударственного права будут впоследствии использоваться для "толкования" такого сжатого и общего положения. Поскольку настоящая Конвенция ограничивается одним типом сделок - куплей и продажей товаров, можно установить единообразные нормы для данного типа сделок при известной степени конкретности и детализации, которые невозможны в законах, касающихся множества различных типов сделок и требований. Нельзя полностью избежать утраты единообразия в применении настоящей Конвенции путем использования различных норм и концепций внутригосударственного права, но настоящая Конвенция направлена на то, чтобы свести к минимуму эту опасность путем решения проблем, неразрывно связанных с этой областью деятельности, максимально возможным конкретным образом в поддающихся регулированию рамках сферы применения конвенции *(3).

 

 

 

______________________________

*(1) В качестве материала, иллюстрирующего трудности, см. R. Kuratowski, Limitation of Actions Founded on Contract and Prescription of Contractual Obligations in Private International Law, Estratto Paglivatti del Terzo Congresso di Diritto Comparato, vol. Ill - Paris IV, pp. 447-460; E. Harris, Time-Limits for Claims and Actions, in Unification of the Law Governing International Sale of Goods (J. Honnold, ed. 1966), p. 201-223. Также см. H. Trafnmer, Time-Limits for Claims and Actions in International Trade, там же, p. 225-233.

*(2) См. пункт 5 комментария к статье 3.

*(3) См. также статью 7, касающуюся норм толкования и применения положений настоящей Конвенции.

*(4) В Конвенции нет заголовков статей; они добавлены только к настоящему комментарию для облегчения ссылок и не должны считаться частью Конвенции.

*(5) Выражение "связанные с" также относится к тем случаям, когда применимое договорное право требует, чтобы факт недействительности какого-либо договора первоначально устанавливался путем предъявления иска об аннулировании. В таком случае простое утверждение о том, что договор прекращается или является недействительным, не создает основы для предъявления требований к другой стороне до тех пор, пока факт прекращения или недействительности такого договора не установлен судами. В соответствии с широкой формулировкой пункта 1 статьи 1 срок для предъявления такого иска об аннулировании подпадает под сферу действия настоящей Конвенции. (Что касается возможности исключения исков об аннулировании из сферы применения настоящей Конвенции с помощью оговорки, см. статью 35 и комментарий к ней.) Конечно, в тех случаях, когда не требуется сначала устанавливать факт прекращения или недействительности договора посредством иска об аннулировании, настоящая Конвенция не затрагивает содержащихся в применимом внутригосударственном праве положений, которые могут требовать, чтобы утверждение о прекращении или недействительности договора, направленное против другой стороны, выдвигалось с помощью средств, не представляющих собой возбуждения производства по рассмотрению спора в течение установленного срока. (См. пункт 2 статьи 1 и пункт 9, ниже.)

*(6) В силу аналогичных причин иски, основанные на товарном аккредитиве, не входят в сферу применения настоящей Конвенции. Товарный аккредитив - это обязательство банков, не зависящее от лежащего в его основе договора купли-продажи и не составляющее правоотношения "покупателя и продавца" между собой.

*(7) Например, статья 39 (1) Единообразного закона о международной продаже товаров (ЮЛИС), приложенного к Гаагской конвенции 1964 года, предусматривает, что "покупатель утрачивает право ссылаться на несоответствие товаров, если он не заявил о нем сразу же после того, как обнаружил такое несоответствие или должен был обнаружить его".

*(8) Ряд статей ЮЛИС предусматривает, что любая сторона может отказаться от исполнения договора только в том случае, если она сообщила другой стороне о своем намерении отказаться от исполнения договора в различных обстоятельствах "в течение разумного срока" [статьи 26, 30, 62 (1)] или "сразу же" (статьи 32, 43, 62 (2), 66 (2), 67, 75).

*(9) См. также статью 9 (2а) и комментарий к ней, пункт 3.

*(10) Представители на Дипломатической конференции, принявшей настоящую Конвенцию, в целом согласились с тем, что термин "товары" означает материальное движимое имущество. Однако этот термин не был определен официально частично вследствие того, что использование выражения "objets mobiliers corporels" во французском тексте Конвенции уже подразумевает это, и частично вследствие того, что исключения из сферы применения Конвенции, предусмотренные в статьях 4 - 6, также разъясняют этот вопрос.

*(11) См. статью 7 и комментарий к ней.

*(12) В отношении возможности сделать оговорку по определению понятия международной купли-продажи см. статью 38 и комментарий к ней.

*(13) См. также пункт 3 комментария к статье 3.

*(14) В отношении возможности дальнейшего ограничения применения настоящей Конвенции с помощью оговорки см. статью 34 и комментарий к ней. См. также статью 37.

*(15) См. пункт 1 комментария к статье 1.

*(16) См. пункты 4 и 5, выше.

*(17) См. статью 2b.

*(18) В отношении того, могут ли коммерческие документы перечисленных видов быть "товаром", см. сноску 6 в комментарии к статье 1.

*(19) См. пункт 6 комментария к статье 1.

*(20) См. статью VI (основные периоды в 10 или 20 лет, которые могут быть определенным образом изменены); статью 1 (k) (определение "ядерного ущерба").

*(21) См. пункт 1 комментария к статье 1.

*(22) В отличие от статуса лиц, к которым перешли права по договору купли-продажи [статья 1 (3а)].

*(23) Чтобы помочь разрешить вопрос о продолжительности срока исковой давности и другие соответствующие вопросы, правительствам и заинтересованным международным организациям был направлен вопросник, причем ответы, в которых излагаются нормы внутригосударственного права и предложения каждого региона, анализируются в докладе Генерального секретаря (A/CN.9/70/Add.2, раздел 14; Ежегодник.., 1972 год, часть вторая, I, В, 1).

*(24) Другие примеры таких требований см. в пункте 6 комментария к статье 1.

*(25) Данная норма, конечно, не действует в отношении норм применимого внутригосударственного права, требующего направления уведомления. (См. статью 1 (2) и комментарий к ней, пункты 8 и 9.)

*(26) В статье 10 (2) содержится специальная норма, применимая к тем случаям нарушения договора, когда оно принимает форму дефекта или несоответствия товаров условиям договора.

*(27) Термин "поставка" не используется умышленно вследствие различий в определении этой правовой концепции в разных системах права, в частности в тех случаях, когда имела место преднамеренная "поставка" товаров, не соответствующих условиям договора.

*(28) Конечно, в тех случаях, когда покупатель приобретает эффективный физический контроль над товарами в городе продавца и впоследствии сам осуществляет перевозку товаров, товары фактически передаются покупателю в городе продавца. Можно также отметить, что товары могут быть переданы агентам или доверенным лицам покупателя, которые уполномочены их получить. [Сравни статью 1 (3а).] Для наглядности предположим, что покупатель в примере 10 Е, выше, перепродает товары покупателю С во время их перевозки и передает коносамент покупателю С. Товары передаются "покупателю" тогда, когда С фактически получает эти товары.

*(29) Общую справедливость норм, содержащихся в статьях 9 и 10, следует рассматривать с учетом следующих фактов:

а) исключение из Конвенции (статья 5а) требований, основанных на "причинении смерти или повреждении здоровья лица"; b) ограничение сферы действия Конвенции требованиями, возникающими в отношении договора, и, таким образом, исключение требований, основанных на гражданском правонарушении или деликте (см. обсуждение вопроса в пункте 6 комментария к статье 1); с) исключение продажи потребительских товаров из сферы действия Конвенции (статья 4а); d) специальные положения в отношении требований, основанных на прямо выраженной гарантии, данной продавцом, срок действия которой ограничивается определенным периодом времени (статья 11).

*(30) См. пункт 6 комментария к статье 1.

*(31) См. пункт 6 комментария к статье 1.

*(32) Эта статья не затрагивает срока, в течение которого такое уведомление должно быть направлено для осуществления требования по гарантии. [См. пункт 8 комментария к статье 1 (2).]

*(33) Настоящая Конвенция не устанавливает конкретно время, когда должно направляться уведомление о прекращении договора. Однако второе предложение текста пункта 1 статьи 12 ограничивает применение этой нормы теми случаями, когда заявление о прекращении договора делается "до наступления срока его исполнения".

*(34) Хотя второе предложение текста статьи 12 (1) призвано достичь того же результата, что и статья 10 (1), в статье 12(1) используется выражение "день наступления срока исполнения договора", а не выражение "когда имело место такое нарушение" во избежание возможной путаницы, в особенности в той системе права, где нарушение договора "до наступления срока исполнения" является признанной правовой концепцией.

*(35) В этих обстоятельствах, если какая-либо сторона в надлежащем порядке заявляет о немедленном наступлении срока исполнения договора, а другая сторона затем не исполняет его, то ускорение "срока исполнения" приведет к "нарушению договора" в более ранний срок и, следовательно, к более раннему началу течения срока исковой давности.

*(36) Содержащаяся в первом предложении статьи 12 (2) ссылка на "нарушение договора" не исключает возможности применения статьи 10 (2) для определения даты, когда это нарушение произошло, в тех случаях, если нарушение выражалось в несоответствии товара условиям договора; статья 10 (2) представляет собой специальную норму, тогда как статья 10 (1) касается нарушения договора в общем. (См. также статью I (3d).)

*(37) Возбуждение кредитором уголовно-процессуальных действий против должника за обман или активное участие кредитора в возбужденных государством уголовно-процессуальных действиях против должника в соответствии с некоторыми правовыми системами прервет течение срока исковой давности по этой Конвенции, если, согласно местному праву, это действие кредитора представляет собой возбуждение разбирательства "с целью получения удовлетворения или признания этого требования".

*(38) Допустимость изменения требований в ходе предстоящего производства по рассмотрению спора и последствия этого представляют собой вопросы, решаемые с помощью закона суда.

*(39) Статья 14 применяется только в том случае, если по соглашению сторон "спор между ними подлежит разрешению в арбитраже". Обязательный "арбитраж", не основанный на соглашении сторон, в целях Конвенции будет характеризоваться как "судебное разбирательство". (См. статьи 1 (3е) и 13.)

*(40) Как уже отмечалось (пункт 3 комментария к статье 1), настоящая Конвенция применима к сроку исковой давности для требований сторон договора международной купли-продажи товаров. При производстве, охватываемом настоящей статьей и касающемся распределения имущества (как при банкротстве), срок исковой давности может затрагивать права третьих сторон. Последствия истечения срока, установленного Конвенцией, регулируются не настоящей Конвенцией, а применимым внутригосударственным правом.

*(41) Значение термина "встречное требование", содержащегося в этой статье, может быть разъяснено путем ссылки в статьях 13 и 15 на разбирательство, начатое "в целях получения удовлетворения или признания" какого-либо требования. Предъявление встречного требования может привести к получению ответчиком возмещения от истца; использование требования в качестве "возражения или для зачета" после истечения срока исковой давности в отношении этого требования регулируется статьей 25 (2). (См. пункт 3 комментария к статье 25.) Вопрос о том, является ли допустимым на процессуальных основаниях встречное требование, разумеется, оставлен для разрешения с помощью процессуальных норм суда.

*(42) Например, если истец предъявляет требование на основе соглашения о распространении, а встречное требование ответчика основывается на соглашении о продаже, связанном с соглашением о распространении, эти два требования могут считаться возникшими "в ходе одной и той же сделки".

*(43) Вопрос о том, является ли второе рассмотрение спора по одному и тому же требованию допустимым, регулируется процессуальным законом суда.

*(44) Во многих случаях продажа стороной В стороне С будет внутренней куплей-продажей, в отношении которой настоящая Конвенция не предписывает какого-либо срока исковой давности.

*(45) В любом случае требования, возникшие в результате причинения смерти или повреждения здоровья лицу, включая субпокупателя, не охватываются настоящей Конвенцией. (См. статью 5а и комментарий к ней, пункт 1.)

*(46) См. также статью 23 об общем ограничении срока исковой давности для возбуждения производства по рассмотрению спора.

*(47) Если в соответствии с местным правом "возобновление срока исковой давности" ставится в зависимость от некоторых условий, наличие таких условий, согласно местному праву, не будет препятствовать применению статьи 19.

*(48) Термин "письменная форма" определяется в статье 1 (3g) настоящей Конвенции.

*(49) В статьях 13, 14, 15 и 16 предусмотрено, что течение срока исковой давности "прерывается" в том случае, если кредитор предъявляет свое требование в ходе производства. Содержащиеся в настоящей статье ссылки на обстоятельства, лишающие кредитора возможности прервать течение срока исковой давности, относятся к действиям, описанным в тех статьях.

*(50) Следует отметить, что, даже когда эти требования и соблюдаются в отношении какого-либо конкретного обстоятельства, если кредитор фактически мог принять другие соответствующие меры, которые прервали бы течение срока исковой давности, по настоящей статье не допускается его продление. Вопрос о том, мог ли кредитор принять какие-либо меры для перерыва течения срока исковой давности, должен определяться в свете соответствующих фактов, относящихся к взаимоотношениям между кредитором и должником. (См. статью 30 и комментарий к ней.)

*(51) В отношении момента начала течения срока исковой давности по требованиям, основанным на обмане, см. статью 10 (3).

*(52) См. также статью 23 об общем ограничении срока исковой давности для возбуждения производства по рассмотрению спора.

*(53) В соответствии со статьей 9-12 срок исковой давности не начинает своего течения, если только не возникло требование или не произошло нарушение договора.

*(54) Можно отметить, что пункт 1 этой статьи также исключает заключение соглашений, которые "затронули бы" срок исковой давности. Так, последствия соглашения между сторонами о неприменении погасительного срока или срока исковой давности в качестве средства защиты в ходе производства по рассмотрению спора также регулируются этой статьей, поскольку то, что она не допускает заявления об истечении срока исковой давности, практически равнозначно продлению этого срока. (Сравни статью 24.)

*(55) Например, см. статьи 17 (1) и 18 (3).

*(56) Можно отметить, что в соответствии со статьями 19 и 20 "новый срок исковой давности" начинает свое течение после возникновения обстоятельств, указанных в этих статьях. Такой новый срок исковой давности технически не является тем же сроком, который начал свое течение в соответствии со статьями 9, 10, 11 или 12. Однако общее ограничение срока исковой давности, предусматриваемое в статье 23, предназначается для применения ко всем формам продления первоначального срока исковой давности, включая создание "нового срока исковой давности" в соответствии со статьями 19 или 20.

*(57) Вопрос о том, будет ли это надлежащей судебной практикой, должен решаться в соответствии с процессуальными законами суда.

*(58) См. также статью 5 с. В отношении последствий добровольного исполнения обязательства после истечения срока исковой давности см. статью 26 и комментарий к ней.

*(59) Пример случая, когда требования относятся "к нескольким договорам, заключенным в ходе одной и той же сделки", см. в сноске 2 в комментарии к статье 16.

*(60) В отношении производства по рассмотрению спора, допускающего предъявление ответчиком истцу требования возместить его убытки (то есть встречные требования), см. статью 16 и комментарий к ней.

*(61) В этом примере предполагается, что данные два требования могли бы быть зачтены в соответствии с применимым внутригосударственным правом. Настоящая Конвенция не затрагивает применимого права, которое регулирует допустимость зачета; Конвенция лишь регулирует срок исковой давности для предъявления требований, включая требования, предъявленные в качестве зачета.

*(62) Например, погашено ли само требование (погасительный срок) или данное действие представляет собой лишь предъявление требования в ходе производства по рассмотрению спора, возбуждение которого запрещено вследствие истечения срока исковой давности, в то время как само требование все еще существует. Уже подчеркивалось, что настоящая Конвенция регулирует срок исковой давности по отношению к такому производству независимо от теоретических подходов к данной проблеме, принятых в национальных законах. (См. пункт 1 комментария к статье 1 и пункт 5 комментария к статье 3.)

*(63) Статья 26 не касается вопроса о том, имеет ли кредитор право использовать платеж должника для удовлетворения требования, срок предъявления которого истек, в тех случаях, когда кредитор располагает многими требованиями к данному должнику, причем срок предъявления некоторых из них уже истек, а должник ни прямо, ни косвенно не указал, что данный платеж предназначается для погашения какого-либо конкретного долга, Решение этого вопроса оставлено на усмотрение применимого внутригосударственного права.

*(64) Кредитор, получивший неблагоприятное решение по существу своего требования, может также рассмотреть вопрос о пересмотре его иска в другом государстве при условии, что у него нет препятствий для нового предъявления своего первоначального требования в ходе производства по рассмотрению спора в этом государстве. Такие нормы права, как res judicata, "новация" требования в судебном решении или аналогичные нормы права, могут предотвратить предъявление первоначального требования после вынесения решения по существу данного требования в другом государстве. На этот вопрос необходимо давать ответ в соответствии с процессуальным правом суда, и он не охватывается настоящей Конвенцией.

*(65) Вопрос о том, может ли быть возбуждено производство по рассмотрению требования в то время, когда другое производство ведется в другом государстве и касается того же требования, будет решаться в соответствии с процессуальным правом суда и не охватывается настоящей Конвенцией.

*(66) Тесная взаимосвязь между положениями настоящей Конвенции в отношении обстоятельств, когда срок исковой давности "прекращает свое течение" для возбуждения производства по рассмотрению спора (то есть статьи 13, 14, 15 и 16), и нормами, содержащимися в статье 17 и касающимися последствий производства, не приведшего к вынесению решения по существу требования, рассматривается в комментарии к статье 17.

*(67) Статья 30 не запрещает Договаривающемуся государству придавать сравнимое значение действиям, происшедшим в недоговаривающихся государствах; однако настоящая Конвенция не требует, чтобы такое "международное" значение придавалось обстоятельствам, имевшим место в недоговаривающихся государствах.

 

ГАРАНТ:

Нумерация сносок приводится в соответствии с источником

 

*(71) См. например, статью 1 ЮЛИС. Однако предполагается, что различие в сфере применения вследствие оговорки, сделанной в соответствии со статьей 38, не будет слишком значительным, как может сначала показаться в результате сравнения статьи 1 ЮЛИС и статьи 2 настоящей Конвенции. (См. статью 2 b, с.)

*(72) Венская конвенция 1969 года по праву договоров предусматривает, среди прочего, что государство может сделать оговорку при ратификации или присоединении какой-либо конвенции, если только данный договор не предусматривает, что могут быть сделаны лишь конкретно указанные оговорки, которые не включают в свое число данную оговорку (статья 19).

 


Комментарий к Конвенции об исковой давности в международной купле-продаже товаров, совершенной в Нью-Йорке 14 июня 1974 года


Текст Комментария приводится по Ежегоднику ЮНСИТРАЛ, 1979 г., том X


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.