Постановление Европейского Суда по правам человека от 15 марта 2007 г. Дело "Станислав Волков (Stanislav Volkov) против Российской Федерации" (жалоба N 8564/02) (Первая Секция)

Европейский Суд по правам человека
(Первая Секция)


Дело "Станислав Волков (Stanislav Volkov)
против Российской Федерации"
(Жалоба N 8564/02)


Постановление Суда


Страсбург, 15 марта 2007 г.


Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), заседая Палатой в составе:

Х.Л. Розакиса, Председателя Палаты,

Л. Лукаидеса,

Н. Ваич,

А. Ковлера

Э. Штейнер,

Х. Гаджиева,

Д. Шпильманна, судей,

а также при участии С. Нильсена, Секретаря Секции Суда,

заседая за закрытыми дверями 20 февраля 2007 г.,

вынес в тот же день следующее Постановление:


Процедура


1. Дело было инициировано жалобой N 8564/02, поданной против Российской Федерации в Европейский Суд по правам человека (далее - Европейский Суд) в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция) гражданином Российской Федерации Станиславом Евгеньевичем Волковым (далее - заявитель) 28 января 2002 г.

2. Заявитель был представлен в Европейском Суде В. Скибиным, адвокатом, практикующим в г. Черкесске. Власти Российской Федерации были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П.А. Лаптевым.

3. 5 сентября 2005 г. Европейский Суд решил сообщить властям России о жалобе. На основании положений пункта 3 статьи 29 Конвенции он принял решение рассмотреть жалобу по существу одновременно с рассмотрением вопроса о ее приемлемости.


Факты


4. Заявитель родился в 1968 году и живет в г. Черкесске, Карачаево-Черкесская Республика.

5. Согласно заявителю, 13 июля 1997 г. милиция возбудила административное дело в отношении него за неподчинение законному распоряжению сотрудника милиции и арестовала его. На следующий день Элистинский городской суд Калмыкской Республики прекратил административное производство в связи с отсутствием признаков состава административного правонарушения в действиях заявителя. Решение городского суда не содержало никаких ссылок на якобы имевшее место лишение заявителя свободы.

6. Заявитель утверждал, что после слушания сотрудники милиции привезли его назад в отделение милиции. Они приковали его к батарее, надели ему на голову пластиковый пакет и жестоко избили его.

7. 16 июля 1997 г. следователь управления внутренних дел Карачаево-Черкесской Республики возбудил в отношении заявителя и трех других лиц уголовное дело по подозрению в участии в преступной деятельности и приказал взять их под стражу. Как следует из протокола от 16 июля 1997 г., заявитель был арестован в этот же день в 23.50. Также ему было предъявлено обвинение в незаконном хранении оружия.

8. 30 декабря 1998 г. Черкесский городской суд оправдал заявителя и постановил незамедлительно освободить его из-под стражи. Приговор вступил в законную силу 2 февраля 1999 г., когда Верховный Суд Карачаево-Черкесской Республики оставил его без изменения.

9. В августе 2000 г. заявитель обратился в суд с иском против Казначейства и Министерства внутренних дел Российской Федерации о компенсации морального вреда, причиненного ему незаконным содержанием под стражей.

10. 11 марта 2001 г. Черкесский городской суд удовлетворил иск заявителя и взыскал с Министерства внутренних дел за счет Казначейства в его пользу 190 000 российских рублей (7 095 евро). Городской суд постановил:


"Волков С.Е. незаконно содержался под стражей с 16 июля 1997 г. по 30 декабря 1998 г., то есть в общей сложности 535 дней.

Моральный вред, причиненный Волкову С.Е., нашел свое подтверждение в судебном заседании и подлежит возмещению, поскольку в отношении него имеется оправдательный приговор, вступивший в законную силу.

В соответствии с пунктом 8 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 10 от 20 декабря 1994 г. "О некоторых вопросах применения законодательства о компенсации морального вреда"_ размер компенсации зависит от характера и объема причиненных истцу нравственных и физических страданий, степени вины ответчика в каждом конкретном случае, иных заслуживающих внимания обстоятельств...

Суд_ учитывает, что размер и степень нравственных и физических страданий человека зависят от субъективного восприятия им сложившейся ситуации и полагает возможным с учетом представленных сторонами доводов и доказательств удовлетворить требования истца о взыскании морального вреда в размере 190 000 рублей.

Оценивая нанесенные истцу нравственные страдания, возможные для истца последствия его осуждения, а также изучив материалы уголовного дела, суд полагает, что взыскиваемая сумма является разумной и справедливой."


Решение от 11 марта 2001 г. не было обжаловано и вступило в законную силу.

11. В неуказанную дату председатель Верховного Суда Карачаево-Черкесской Республики подал в Президиум Верховного Суда Карачаево-Черкесской Республики надзорный протест о пересмотре решения от 11 марта 2001 г., поскольку городской суд должен был вынести решение непосредственно в отношении Казначейства и исключить Министерство внутренних дел из участия в судебном разбирательстве.

12. 8 августа 2001 г. Президиум Верховного Суда Карачаево-Черкесской Республики, рассмотрев в порядке надзора соответствующее гражданское дело, отменил решение от 11 марта 2001 г. и направил дело на новое рассмотрение. Президиум отметил, что городской суд неправильно определил сумму компенсации и что он должен был привлечь Казначейство к участию в деле в качестве ответчика.

13. 27 сентября 2001 г. Черкесский городской суд снова признал содержание заявителя под стражей незаконным, но сократил размер компенсации до 5 000 рублей (184 евро). Мотивировка решения от 27 сентября 2001 г. дословно повторяла мотивировку решения от 11 марта 2001 г., за исключением суммы в предпоследнем параграфе, где число 190 000 было заменено на число 5 000. Решение от 27 сентября 2001 г. было оставлено без изменения судом кассационной инстанции 16 октября 2001 г.


Право


I. Предполагаемое нарушение статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции вследствие отмены решения от 11 марта 2001 г.


14. Заявитель жаловался на то, что отмена вступившего в законную силу решения от 11 марта 2001 г. нарушила его "право на суд" и право на свободное владение своим имуществом. Европейский Суд считает, что эта жалоба подлежит рассмотрению на основании пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. Применимые части этих положений гласят:


Пункт 1 статьи 6 Конвенции

"Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях_ имеет право на справедливое_ разбирательство дела в разумный срок_ судом...".


Статья 1 Протокола N 1 к Конвенции

"Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права_".


A. Доводы сторон


15. Власти России утверждали, что Президиум Верховного Суда Карачаево-Черкесской Республики отменил решение от 11 марта 2001 г. с целью исправления судебной ошибки, допущенной городским судом.

16. Заявитель утверждал, что отмена вступившего в законную силу решения суда непоправимо нарушила принцип правовой определенности и лишила его права на получение компенсации за вред, причиненный незаконным содержанием под стражей в течение 535 дней, незаконность которого признали российские суды.


B. Мнение Европейского Суда


1. Пункт 1 статьи 6 Конвенции


(a) Приемлемость жалобы

17. Европейский Суд отмечает, что данная жалоба не является явно необоснованной по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции. Кроме того, он отмечает, что она не является неприемлемой ни по каким иным основаниям. Поэтому она должна быть объявлена приемлемой.


(b) Существо дела

18. Европейский Суд повторяет, что право на справедливое разбирательство дела судом, гарантируемое пунктом 1 статьи 6 европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, должно толковаться в свете преамбулы к Конвенции, которая провозглашает среди прочего верховенство права как части общего наследия Договаривающихся Государств. Одним из основных аспектов верховенства права является принцип правовой определенности, который требует, чтобы при окончательном разрешении дела судами их постановления не вызывали сомнения (см. Постановление Европейского Суда от 28 октября 1999 г. по делу "Брумареску против Румынии" (Brumarescu v. Romania), Reports of Judgments and Decisions 1999-VII, § 61).

19. Этот принцип утверждает, что ни одна из сторон не может требовать возобновления разбирательства лишь для цели повторного слушания дела и вынесения нового решения по делу. Право вышестоящих судов отменять или изменять обязывающие и исполнимые судебные решения должно использоваться для исправления существенных недостатков. Одна лишь возможность существования двух взглядов на предмет не является основанием для повторного рассмотрения дела. Отклонения от этого принципа оправданны лишь, когда они становятся необходимыми из-за обстоятельств реального и непреодолимого характера (см., mutatis mutandis* (*Mutatis mutandis (лат.) - с соответствующими изменениями, внеся необходимые изменения (прим. переводчика).), Постановление Европейского Суда по делу "Рябых против России" (Ryabykh v. Russia), жалоба N 52854/99, § 52, ECHR 2003-X* (*Опубликовано в "Путеводителе по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека за 2003 год".); и Постановление Европейского Суда по делу "Праведная против России" (Pravednaya v. Russia) от 18 ноября 2004 г., жалоба N 69529/01, § 25* (*Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 5/2005.)).

20. Европейский Суд вновь напоминает, что пункт 1 статьи 6 Конвенции закрепляет за каждым право обращаться в суд в случае любого спора о его гражданских правах и обязанностях; таким образом, она заключает в себе "право на суд", одним из аспектов которого является право на доступ к правосудию, представляющее собой право возбуждать исковое производство в судах по вопросам гражданско-правового характера. Однако такое право было бы иллюзорным, если бы правовая система государства - участника европейской Конвенции допускала, чтобы судебное решение, вступившее в законную силу и обязательное к исполнению, могло бы быть отменено вышестоящим судом по заявлению должностного лица, чье право подавать такие заявления не ограничено никакими временными рамками, с тем результатом, что решения подлежали бы оспариванию бесконечно (см. вышеупомянутое Постановление Европейского Суда по делу "Рябых против России", §§ 54-56).

21. Европейский Суд отмечает, что 11 марта 2001 г. Черкесский городской суд удовлетворил деликтный иск заявителя и присудил ему денежную сумму в качестве возмещения морального вреда, причиненного незаконным содержанием под стражей. Решение не было обжаловано и стало обязывающим и исполнимым. 8 августа 2001 г. это решение было отменено по надзорному протесту, поданному председателем Верховного Суда Карачаево-Черкесской Республики, который являлся должностным лицом, но не был стороной в процессе (см. § 11 выше).

22. Европейский Суд устанавливал нарушение "права заявителей на суд", гарантированного пунктом 1 статьи 6 Конвенции по многим делам, в которых вступившее в законную силу и ставшее обязывающим судебное решение было впоследствии отменено вышестоящим судом по обращению должностного лица, чье право на вмешательство не было ограничено никакими временными рамками (см. Постановление Европейского Суда по делу "ОАО "Росэлтранс" против Российской Федерации" (Roseltrans v. Russia) от 21 июля 2005 г., жалоба N 60974/00, §§ 27-28* (*Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 3/2006.); Постановление Европейского Суда по делу "Волкова против России" (Volkova v. Russia) от 5 апреля 2005 г., жалоба N 48758/99, §§ 34-36* (*Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 11/2006.); и вышеуказанное Постановление Европейского Суда по делу "Рябых против России", §§ 51-56).

23. Изучив представленные ему материалы, Европейский Суд отмечает, что власти России не представили никаких фактов или аргументов, способных убедить его прийти к другому заключению в настоящем деле. Таким образом, Европейский Суд признает, что нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции вследствие отмены решения, вынесенного по делу заявителя, в порядке надзора, имело место.


2. Статья 1 Протокола N 1 к Конвенции


(a) Приемлемость жалобы

24. Европейский Суд отмечает, что жалоба заявителя на основании статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции не является явно необоснованной по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции, и она не является неприемлемой ни по каким иным основаниям. Поэтому она должна быть объявлена приемлемой.


(b) Существо дела

25. Европейский Суд повторяет, что существование долга, подтвержденного обязывающим и исполнимым решением суда, является "имуществом" лица, в пользу которого было вынесено решение, по смыслу статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. Отмена такого решения является вмешательством в его право на свободное владение своим имуществом (см., среди других источников, Постановление Европейского Суда по делу "Андросов против России" (Androsov v. Russia) от 6 октября 2005 г., жалоба N 63973/00, § 69* (*Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 12/2006.)).

26. Европейский Суд отмечает, что вступившее в законную силу и исполнимое судебное решение от 11 марта 2001 г., которым заявителю была присуждена определенная сумма компенсации, было отменено в порядке надзора 8 августа 2001 г. Требования заявителя были направлены на повторное рассмотрение, после которого городской и областной суды существенно снизили размер первоначально присужденной компенсации, несмотря на то, что мотивировка, приведенная в их решениях, была такой же, как мотивировка, приведенная в решении от 11 марта 2001 г. Таким образом, заявителю не дали получить первоначальную сумму компенсации не по его вине. Отмена исполнимого решения обманула надежду заявителя на обязывающее судебное решение и лишила его возможности получить денежные средства, которые он законно ожидал получить. При таких обстоятельствах Европейский Суд считает, что отмена исполнимого решения от 11 марта 2001 г. в порядке надзора возложила на заявителя чрезмерное бремя и являлась несовместимой с положениями статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. Поэтому нарушение этой статьи имело место.


II. Предполагаемое нарушение пункта 5 статьи 5 Конвенции


27. Заявитель жаловался на основании пункта 5 статьи 5 Конвенции, что отмена вступившего в законную силу решения от 11 марта 2001 г. нарушила его право на соразмерную компенсацию за его незаконное содержание под стражей. Пункт 5 статьи 5 Конвенции гласит:


"Каждый, кто стал жертвой ареста или заключения под стражу в нарушение положений настоящей статьи, имеет право на компенсацию."


A. Доводы сторон


28. Власти России утверждали, что заявитель не исчерпал национальные средства правовой защиты, поскольку он не требовал возмещения материального вреда.

29. Заявитель утверждал, что он не требовал возмещения материального вреда, поскольку в результате незаконного содержания под стражей ему был причинен лишь моральный вред. Кроме того, заявитель утверждал, что он содержался под стражей в течение 535 дней. Власти России признали, что его содержание под стражей было незаконным, но вступившим в законную силу судебным решением от 16 октября 2001 г. они присудили ему 5 000 рублей, то есть примерно по 9 рублей (0,3 евро) за каждый день содержания под стражей. Эта сумма являлась недостаточной.


B. Мнение Европейского Суда


(a) Приемлемость жалобы

30. Учитывая вышеприведенные выводы на основании статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции, а также доводы сторон на основании пункта 5 статьи 5 Конвенции, Европейский Суд считает, что эта жалоба тесно связана с другими, признанными приемлемыми, жалобами. При таких обстоятельствах Европейский Суд считает, что эта жалоба должна также быть объявлена приемлемой.


(b) Существо дела

31. Европейский Суд отмечает, что на основании пункта 5 статьи 5 Конвенции заявитель жаловался на то, что в результате надзорного разбирательства он больше не мог получить компенсацию, присужденную ему решением от 11 марта 2001 г. В сущности, данная жалоба является повторением жалоб на основании пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции относительно отмены судебного решения от 11 марта 2001 г. Европейский Суд отмечает, что снижение суммы компенсации, обжалуемое заявителем, явилось побочным последствием отмены решения от 11 марта 2001 г., которое Европейский Суд признал нарушившим пункт 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.

32. Принимая во внимание его выводы на основании пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции и учитывая, что именно отмена судебного решения от 11 марта 2001 г. лежала в основе настоящей жалобы, Европейский Суд считает, что необходимости рассматривать жалобу заявителя на основании пункта 5 статьи 5 к Конвенции отдельно нет.


III. Другие предполагаемые нарушения Конвенции


33. Кроме того, заявитель жаловался на основании статьи 3 и подпункта "с" пункта 1 статьи 5 Конвенции, что 13 июля 1997 г. с ним жестоко обращался сотрудник милиции и что он незаконно содержался под стражей с 13 на 15 июля 1997 г.

34. Европейский Суд отмечает, что события, на которые жаловался заявитель, имели место до 5 мая 1998 г., когда Конвенция вступила в силу в отношении России, и что заявитель не ставил эти вопросы перед российским властями. Однако для каждого государства-участника Конвенция действует лишь в отношении фактов, имевших место после ее вступления в силу для этого государства.

35. Таким образом, Европейский Суд считает, что данная часть жалобы несовместима ratione temporis* (*Ratione temporis - ввиду обстоятельств, связанных со временем, критерий, применяемый при оценке приемлемости жалобы (прим. переводчика).) с положениями Конвенции по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции и подлежит отклонению на основании пункта 4 статьи 35 Конвенции.


IV. Применение статьи 41 Конвенции


36. Статья 41 Конвенции предусматривает:


"Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне."


A. Ущерб


37. Заявитель требовал выплаты компенсации, не указывая конкретную сумму. Он оставил определение суммы на усмотрение Европейского Суда.

38. Власти России утверждали, что определять сумму компенсации должны российские суды. Однако заявитель не исчерпал национальные средства правовой защиты, поскольку он не обратился в суд за возмещением материального вреда. В любом случае его требования являются чрезмерными.

39. Европейский Суд напоминает, что для целей рассмотрения требований о справедливой компенсации, поданных на основании статьи 41 Конвенции, требование об исчерпании национальных средств правовой защиты не применяется (см. Постановление Европейского Суда по делу "Гридин против России" (Gridin v. Russia) от 1 июня 2006 г., жалоба N 4171/04, § 20, с дальнейшими ссылками* (*Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 5/2007.)).

40. Европейский Суд повторяет, что в настоящем деле он признал нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции в том, что вступившее в законную силу решение суда, вынесенное в пользу заявителя, было отменено в порядке надзора. Учитывая характер установленного нарушения, Европейский Суд считает надлежащим присудить заявителю сумму, которую он получил бы, если бы решение от 11 марта 2001 г. не было бы отменено, за вычетом суммы, присужденной ему решением от 27 сентября 2001 г. (см. §§ 10 и 13 выше) (см. Постановление Европейского Суда по делу "Стеценко против России" (Stetsenko v. Russia) от 5 октября 2006 г., жалоба N 878/03, § 69* (*Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 2/2008.)).

41. Кроме того, Европейский Суд считает, что заявитель, должно быть, перенес страдания и разочарование из-за отмены в порядке надзора вступившего в законную силу судебного решения. Европейский Суд, проводя оценку на справедливой основе, как того требует статья 41 Конвенции, присуждает заявителю 2 000 евро в качестве возмещения морального вреда, а также сумму любых налогов, подлежащих начислению на нее.


B. Расходы и издержки


42. Заявитель не требовал возмещения расходов и издержек, понесенных в России и конвенциональных органах, и этот вопрос не является тем, который Европейский Суд должен рассматривать по собственной инициативе (см. Постановление Европейского Суда по делу "Мотьер против Франции" (Motiere v. France) от 5 декабря 2000 г., жалоба N 39615/98, § 26).


C. Процентная ставка при просрочке платежей


43. Европейский Суд счел, что процентная ставка при просрочке платежей должна быть установлена в размере предельной кредитной ставки Европейского центрального банка плюс три процента.


На основании изложенного Суд единогласно:

1) объявил жалобу относительно отмены вступившего в законную силу решения от 11 марта 2001 г. и снижения суммы компенсации за незаконное содержание под стражей после этой отмены приемлемой, а остальную часть жалобы неприемлемой;

2) постановил, что нарушение статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции имело место;

3) постановил, что необходимость рассматривать жалобу заявителя на основании пункта 5 статьи 5 Конвенции отсутствует;

4) постановил:

(a) что власти государства-ответчика в течение трех месяцев со дня вступления Постановления в силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции обязаны выплатить в пользу заявителя следующие суммы:

(i) 185 000 рублей (сто восемьдесят пять тысяч рублей) в качестве возмещения материального вреда;

(ii) 2 000 евро (две тысячи евро), переведенные в российские рубли по курсу, применимому на день урегулирования, в качестве возмещения морального вреда;

(iii) любые налоги, подлежащие начислению на указанные суммы;

(b) что с даты истечения указанного трехмесячного срока и до момента выплаты на эти суммы должны начисляться простые проценты, размер которых определяется предельной кредитной ставкой Европейского центрального банка, действующей в период неуплаты, плюс три процента.


Совершено на английском языке, и уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 15 марта 2007 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.


Серен Нильсен
Секретарь Секции Суда

Христос Розакис
Председатель Палаты Суда



Постановление Европейского Суда по правам человека от 15 марта 2007 г. Дело "Станислав Волков (Stanislav Volkov) против Российской Федерации" (жалоба N 8564/02) (Первая Секция)


Текст Постановления опубликован в Бюллетене Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 9/2008.


Перевод редакции Бюллетеня Европейского Суда по правам человека


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение