Постановление Европейского Суда по правам человека от 5 апреля 2007 г. Дело "Александр Попов (Aleksandr Popov) против Российской Федерации" (жалоба N 38720/03) (Первая Секция)

Европейский Суд по правам человека
(Первая Секция)


Дело "Александр Попов (Aleksandr Popov)
против Российской Федерации"
(Жалоба N 38720/03)


Постановление Суда


Страсбург, 5 апреля 2007 г.


Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), заседая Палатой в составе:

Х.Л. Розакиса, Председателя Палаты,

Л. Лукаидеса,

Н. Ваич,

А. Ковлера,

Э. Штейнер,

Х. Гаджиева,

Д. Шпильманна, судей,

а также при участии С. Нильсена, Секретаря Секции Суда,

заседая за закрытыми дверями 15 марта 2007 г.,

вынес в тот же день следующее Постановление:


Процедура


1. Дело было инициировано жалобой N 38720/03, поданной против Российской Федерации в Европейский Суд по правам человека (далее - Европейский Суд) в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция) гражданином Российской Федерации Александром Викторовичем Поповым (далее - заявитель) 17 ноября 2003 г.

2. Власти Российской Федерации в Европейском Суде были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П.А. Лаптевым.

3. 28 февраля 2005 г. Европейский Суд решил коммуницировать жалобу заявителя властям Российской Федерации. В соответствии с пунктом 3 статьи 29 Конвенции Европейский Суд решил рассмотреть данную жалобу одновременно по вопросу приемлемости и по существу. 4 мая 2006 г. Европейский Суд предложил сторонам представить ответы на дополнительные вопросы.


Факты


4. Заявитель, 1975 года рождения, проживает в г. Шахты Ростовской области.


А. Судебное разбирательство по вопросу выплаты задолженности и процентов


5. В 1980-е годы отец заявителя принимал участие в мероприятиях по ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС в зоне поражения. До марта 1996 года Управление социальной защиты населения г. Шахты Ростовской области производила ежемесячные выплаты в пользу отца заявителя в качестве компенсации вреда, причиненного его здоровью.

6. После того как Управление социальной защиты населения г. Шахты Ростовской области перестало производить выплаты, отец заявителя подал иск о взыскании невыплаченной суммы и процентов на эту сумму. 28 февраля 1997 г. Шахтинский городской суд Ростовской области присудил ему денежную сумму в размере 30 640 341 рубля в качестве выплаты задолженности и такую же сумму в качестве процентов за невыплату основной суммы долга.

7. 24 апреля 1997 г. задолженность, но не проценты, была выплачена отцу заявителя.

8. После смерти отца заявителя 26 марта 1999 г. государственный нотариус выдал свидетельство о праве на наследство по закону на имя заявителя, удостоверяющее его право на половину денежной суммы, присужденной его отцу судебным решением от 28 февраля 1997 г. Бабушке заявителя было выдано свидетельство о праве наследования по закону на вторую половину денежной суммы.

9. Поскольку проценты оставались невыплаченными, по заявлению заявителя и его бабушки Шахтинский городской суд Ростовской области произвел индексацию суммы процентов в связи с инфляцией:

- определением от 14 февраля 2000 г. суд установил дополнительную выплату в размере 57 165 рублей 71 копейки;

- определением от 13 августа 2001 г. - 29 764 рубля 60 копеек;

- определением от 29 марта 2002 г. - 17 254 рубля 96 копеек.

Эти судебные решения не были обжалованы и вступили в силу.

10. 30 мая 2002 г. Управление социальной защиты населения г. Шахты Ростовской области произвело выплату изначально присужденных процентов в соответствии с судебным решением от 28 февраля 1997 г., но не суммы, присужденные последующими определениями об индексации невыплаченных сумм.

11. В 2003 году заявитель и его бабушка обратились в Шахтинский городской суд Ростовской области с иском о признании права собственности на суммы индексации, присужденные в соответствии с определениями Шахтинского городского суда Ростовской области от 14 февраля 2000 г., 13 августа 2001 г. и 29 марта 2002 г.

12. 14 марта 2003 г. Шахтинский городской суд Ростовской области установил, что заявитель и его бабушка должны получить по 52 092 рубля 63 копейки (примерно 1 540 евро), что составляет половину от общей суммы, присужденной на основании судебных решений от 14 февраля 2000 г., 13 августа 2001 г. и 29 марта 2002 г. Судебное решение от 14 марта 2003 г. не было обжаловано и вступило в силу.

13. 20 декабря 2004 г. денежные средства, полагающиеся заявителю и его бабушке на основании судебных решений от 14 февраля 2000 г., 13 августа 2001 г. и 29 марта 2002 г., обозначенные в судебном решении от 14 марта 2003 г., были выплачены им в полном объеме.


В. Спор о выплате пособия ликвидатору последствий аварии на Чернобыльской АЭС


14. 11 мая 2004 г. Шахтинский городской суд Ростовской области удовлетворил иск заявителя к Управлению социальной защиты населения г. Шахты Ростовской области и присудил ему единовременную выплату в сумме 22 341 рубля 78 копеек в качестве задолженности по выплатам за период с 1 января 2002 г. по 31 марта 2004 г. и 3 296 рублей 86 копеек в качестве ежемесячных выплат. 26 июля 2004 г. судебная коллегия по гражданским делам Ростовского областного суда оставила это судебное решение без изменения.

15. На основании судебного решения было возбуждено исполнительное производство, и Управление социальной защиты населения г. Шахты Ростовской области начало производить ежемесячные выплаты в размере, установленном судебным решением от 11 мая 2004 г. Единовременная сумма задолженности не была выплачена.

16. 30 июня 2005 г. президиум Ростовского областного суда, рассмотрев надзорное представление исполняющего обязанности председателя Ростовского областного суда, отменил судебные решения от 11 мая и 26 июля 2004 г. и направил дело на новое рассмотрение.

17. 24 ноября 2005 г. Шахтинский городской суд Ростовской области удовлетворил иск заявителя и присудил ему 6 120 рублей 61 копейку в качестве ежемесячных выплат и 198 520 рублей 64 копейки в качестве задолженности по выплате пенсии за период с 1 июля 2000 г. по 31 октября 2005 года. 13 февраля 2006 г. судебная коллегия по гражданским делам Ростовского областного суда, рассмотрев кассационную жалобу заявителя, увеличила сумму ежемесячных выплат до 7 118 рублей 91 копейки и единовременную сумму выплаты до 203 985 рублей 37 копеек.

18. На основании последнего судебного решения было возбуждено исполнительное производство, и Управление социальной защиты населения г. Шахты Ростовской области начало производить ежемесячные выплаты в размере, установленном судебным решением от 24 ноября 2005 г., измененным 13 февраля 2006 г. В мае 2006 года единовременная сумма задолженности была перечислена на банковский счет заявителя.


С. Иные судебные разбирательства в отношении Управления социальной защиты населения г. Шахты Ростовской области


19. 11 и 29 июня, 23 августа и 22 сентября 2004 г. Шахтинский городской суд Ростовской области удовлетворил иски заявителя к Управлению социальной защиты населения г. Шахты Ростовской области об увеличении размеров выплат по разным судебным решениям, вынесенным в его пользу в 1997, 1999, 2000 и 2003 годах, и присудил заявителю 720 рублей 50 копеек (примерно 21 евро), 16 887 рублей 60 копеек (примерно 481 евро), 7 545 рублей 76 копеек (примерно 210 евро), 3 627 рублей 14 копеек (примерно 101 евро) и 14 475 рублей 70 копеек (примерно 403 евро). Данные судебные решения не были обжалованы и вступили в силу.

20. Все эти судебные решения были исполнены в полном объеме 2 ноября 2005 г., когда соответствующие денежные суммы были перечислены на счет заявителя.


Право


I. Предполагаемое нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции ввиду длительного неисполнения судебных решений от 14 февраля 2000 г., 13 августа 2001 г., 29 марта 2002 г., 14 марта 2003 г., 11 и 29 июня, 23 августа и 22 сентября 2004 г.


21. Заявитель жаловался, ссылаясь на статьи 6 и 14 Конвенции и статью 1 Протокола N 1 к Конвенции, на то, что судебные решения от 14 февраля 2000 г., 13 августа 2001 г., 29 марта 2002 г., 14 марта 2003 г., 11 и 29 июня, 23 августа и 22 сентября 2004 г. не были своевременно исполнены. Европейский Суд счел, что данная часть жалобы должна быть рассмотрена с точки зрения пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции (см. Постановление Европейского Суда по делу "Бурдов против России" (Burdov v. Russia), жалоба N 59498/00, ECHR 2002-III, § 26* (*Опубликовано в "Путеводителе по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека за 2002 год".)). Данные статьи в части, применимой в настоящем деле, гласят:


Пункт 1 статьи 6 Конвенции

"Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях... имеет право на справедливое... разбирательство дела... судом...".


Статья 1 Протокола N 1 к Конвенции

"Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права...".


А. Приемлемость жалобы


22. Власти Российской Федерации проинформировали Европейский Суд о том, что Управление социальной защиты населения г. Шахты Ростовской области предприняло попытки по заключению мирового соглашения с заявителем, которое последний отказался принять. Ссылаясь на этот отказ, на тот факт, что судебные решения, вынесенные в пользу заявителя, исполнены в полном объеме, и на Решение Европейского Суда по делу "Алексенцева и другие против Российской Федерации" (Aleksentseva and Others v. Russia) (от 4 сентября 2003 г., жалобы N 75025/01 et seq.), власти Российской Федерации предложили Европейскому Суду исключить жалобу заявителя из списка рассматриваемых им жалоб в соответствии со статьей 37 Конвенции.

23. Заявитель не согласился с мнением властей Российской Федерации. Он утверждал, что власти Российской Федерации не предложили ему компенсацию ущерба, причиненного снижением покупательской способности суммы задолженности. Предложенная ему денежная сумма не охватывала материальный ущерб и моральный вред, причиненный ему ввиду длительного неисполнения судебных решений.

24. Европейский Суд установил, что он уже неоднократно рассматривал этот довод властей Российской Федерации и отклонял его (см. Постановление Европейского Суда по делу "Сильченко против Российской Федерации" (Silchenko v. Russia) от 28 сентября 2006 г., жалоба N 32786/03, §§ 33-37* (*Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 4/2008.); и Постановление Европейского Суда по делу "Казарцев против Российской Федерации" (Kazartsev v. Russia) от 2 ноября 2006 г., жалоба N 26410/02, §§ 11-15* (*Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 9/2007.)). Европейский Суд не усмотрел причин отклоняться от этого вывода в настоящем деле и, соответственно, отклонил возражения властей Российской Федерации об исключении жалобы из списка рассматриваемых им дел в соответствии со статьей 37 Конвенции.

ГАРАНТ:

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Вместо слов "26410/02" следует читать "25410/02"


25. Европейский Суд отметил, что данная часть жалобы не является явно необоснованной по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции. Далее Европейский Суд отметил, что не является она неприемлемой и по иным основаниям. Таким образом, она должна быть объявлена приемлемой для рассмотрения по существу.


В. Существо дела


26. Власти Российской Федерации утверждали, что судебные решения оставались неисполненными, поскольку должнику - органу государственной власти - требовалось "время, необходимое для реализации процедур, определенных законодательством Российской Федерации в целях безусловного финансового обеспечения исполнения данных судебных решений".

27. Заявитель подтвердил свою жалобу.

28. Европейский Суд установил, что 14 февраля 2000 г., 13 августа 2001 г. и 29 марта 2002 г. в пользу заявителя были вынесены судебные решения, на основании которых Управление социальной защиты населения г. Шахты Ростовской области должно было выплатить заявителю определенные денежные суммы. Данные судебные решения не были обжалованы, вступили в силу и стали подлежать исполнению. 14 марта 2003 г. Шахтинский городской суд Ростовской области окончательным решением подтвердил право заявителя на получение денежных сумм на основании указанных судебных решений. Судебные решения от 14 февраля 2000 г., 13 августа 2001 г. и 29 марта 2002 г., обозначенные в судебном решении от 14 марта 2003 г., были исполнены в полном объеме 20 декабря 2004 г., когда соответствующие денежные суммы были перечислены на банковский счет заявителя. Таким образом, эти судебные решения в течение нескольких лет оставались неисполненными.

29. Далее Европейский Суд отметил, что 11 и 29 июня, 23 августа и 22 сентября 2004 г. Шахтинский городской суд Ростовской области вынес решения в пользу заявителя, на основании которых Управление социальной защиты населения г. Шахты Ростовской области должно было выплатить заявителю определенные денежные суммы. Данные судебные решения не были обжалованы, вступили в силу и были исполнены 2 ноября 2005 г. Таким образом, они оставались неисполненными в течение более одного года.

30. Европейский Суд неоднократно устанавливал нарушения пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции по делам, поднимающим вопросы, схожие с поднимаемыми в настоящем деле (см., среди прочих прецедентов, Постановление Европейского Суда по делу "Бурдов против России" (Burdov v. Russia), жалоба N 59498/00, ECHR 2002-III, § 19 et seq.; Постановление Европейского Суда по делу "Гиззатова против Российской Федерации" (Gizzatova v. Russia) от 13 января 2005 г., жалоба N 5124/03, § 19 et seq.* (*Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 7/2005.); и Постановление Европейского Суда по делу "Герасимова против Российской Федерации" (Gerasimova v. Russia) от 13 октября 2005 г., жалоба N 24669/02, § 17 et seq.* (*Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 2/2006.)).

31. Рассмотрев представленные ему материалы дела, Европейский Суд отметил, что власти Российской Федерации не привели каких-либо фактов или доводов, которые могли бы привести его к другому выводу в настоящем деле. Европейский Суд пришел к выводу, что не исполняя в течение нескольких лет судебные решения, вынесенные в пользу заявителя, национальные власти нарушили саму сущность его права на доступ к правосудию и воспрепятствовали ему в получении денежных средств, которые он разумно ожидал получить.

32. Соответственно, имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.


II. Предполагаемое нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции ввиду неисполнения судебного решения от 11 мая 2004 г.


33. Заявитель жаловался, ссылаясь на статьи 6 и 14 Конвенции и статью 1 Протокола N 1 к Конвенции, на неисполнение судебного решения от 11 мая 2004 г., оставленного без изменения 26 июля 2004 г. Европейский Суд счел, что данная часть жалобы должна быть рассмотрена с точки зрения пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. Данные статьи в части, применимой в настоящем деле, приведены выше.


А. Приемлемость жалобы


34. Европейский Суд отметил, что данная часть жалобы не является явно необоснованной по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции. Далее Европейский Суд отметил, что не является она неприемлемой и по иным основаниям. Таким образом, она должна быть объявлена приемлемой для рассмотрения по существу.


В. Существо дела


1. Пункт 1 статьи 6 Конвенции


35. Власти Российской Федерации утверждали, что судебное решение от 11 мая 2004 г., оставленное без изменения 26 июля 2004 г., не могло быть исполнено, поскольку оно было отменено в порядке надзора.

36. Заявитель подтвердил свою жалобу.

37. Обращаясь к фактам настоящего дела, Европейский Суд установил, что 11 мая 2004 г. в пользу заявителя было вынесено судебное решение, на основании которого Управление социальной защиты населения г. Шахты Ростовской области было обязано производить в его пользу ежемесячные выплаты пенсии и выплатить определенную денежную сумму в отношении задолженности. Данное судебное решение было оставлено без изменения судом кассационной инстанции 26 июля 2004 г. и стало подлежать исполнению с этого дня. С этого момента Управление социальной защиты населения г. Шахты Ростовской области - государственный орган - было обязано исполнить его. Управление социальной защиты населения г. Шахты Ростовской области начало производить ежемесячные выплаты в размере, установленном судебным решением от 11 мая 2004 г. Однако никаких попыток выплатить заявителю единовременную сумму задолженности предпринято не было. 30 июня 2005 г. президиум Ростовского областного суда отменил судебные решения от 11 мая и 26 июля 2004 г. и направил дело на новое рассмотрение. 24 ноября 2005 г. в пользу заявителя было вынесено новое судебное решение, на основании которого Управление социальной защиты населения г. Шахты Ростовской области было обязано выплачивать заявителю ежемесячно пенсию в большем размере и погасить сумму задолженности за более продолжительный период времени. Судебное решение от 24 ноября 2005 г. было изменено судом кассационной инстанции 13 февраля 2006 г.

38. Следовательно, как минимум с 26 июля 2004 г. по 30 июня 2005 г. судебное решение от 11 мая 2004 г. подлежало исполнению, и Управление социальной защиты населения г. Шахты Ростовской области было обязано исполнить его требования.

39. Власти Российской Федерации сослались на отмену судебного решения от 11 мая 2004 г. как на единственную причину его неисполнения. В связи с этим Европейский Суд напомнил, что он недавно рассматривал и отклонил этот довод властей Российской Федерации по делам "Сухобоков против Российской Федерации" (Sukhobokov v. Russia) (см. Постановление Европейского Суда от 13 апреля 2006 г., жалоба N 75470/01* (*Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 3/2007.)) и "Вельская против Российской Федерации" (Velskaya v. Russia) (см. Постановление Европейского Суда от 5 октября 2006 г., жалоба N 21769/03* (*Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 3/2008.)). В частности, Европейский Суд установил, что "отмена судебного решения, которая не соответствует принципу правовой определенности и праву заявителя на "доступ к правосудию", не может рассматриваться как обстоятельство, оправдывающее неисполнение судебного решения" (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Сухобоков против Российской Федерации", § 26; и упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Вельская против Российской Федерации", § 19).

40. Рассмотрев представленные ему материалы дела, Европейский Суд отметил, что власти Российской Федерации не привели каких-либо фактов или доводов, которые могли бы привести его к другому выводу в настоящем деле. Власти Российской Федерации не привели какого-либо обоснования неисполнения судебного решения от 11 мая 2004 г., оставленного без изменения судом кассационной инстанции 26 июля 2004 г. Принимая во внимание свою прецедентную практику по данному вопросу (см. Постановление Европейского Суда по делу "Бурдов против России" (Burdov v. Russia), жалоба N 59498/00, ECHR 2002-III; и среди более свежих прецедентов Постановление Европейского Суда по делу "Познахирина против Российской Федерации" (Poznakhirina v. Russia) от 24 февраля 2005 г., жалоба N 25964/02* (*Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 7/2005.); и Постановление Европейского Суда по делу "Вассерман против Российской Федерации" (Wasserman v. Russia) от 18 ноября 2004 г., жалоба N 15021/02* (*Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 6/2005.)), Европейский Суд пришел к выводу, что, не исполняя судебное решение от 11 мая 2004 г., вынесенное в пользу заявителя, национальные власти нарушили его право на доступ к правосудию.

41. Соответственно, Европейский Суд пришел к выводу, что имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции в связи с неисполнением судебного решения от 11 мая 2004 г.


2. Статья 1 Протокола N 1 к Конвенции


42. Европейский Суд отметил, что 11 мая 2004 г. Шахтинский городской суд Ростовской области присудил заявителю 22 341 рубль 78 копеек в качестве задолженности по выплате пенсии за период с 1 января 2002 г. по 31 марта 2004 г. и 3 296 рублей 86 копеек в качестве ежемесячных выплат. В результате судебного разбирательства после отмены этого решения в порядке надзора 13 февраля 2006 г. судебная коллегия по гражданским делам Ростовского областного суда в качестве последней инстанции присудила заявителю ежемесячные выплаты в размере 7 118 рублей 91 копейки и единовременную выплату задолженности за период с 1 июля 2000 г. по 31 октября 2005 г. в размере 203 985 рублей 37 копеек. Европейский Суд отметил, что сумма задолженности, присужденной судебным решением от 13 февраля 2006 г., охватывает больший период времени, чем судебное решение от 11 мая 2004 г. При этом размер ежемесячных выплат, присужденных судебным решением от 13 февраля 2006 г., превышает размер, установленный судебным решением от 11 мая 2004 г.

43. Таким образом, размер сумм, присужденных в результате судебного разбирательства после отмены судебного решения от 11 мая 2004 г. в порядке надзора, превышает размер сумм, установленных этим судебным решением. Европейский Суд также не может не отметить тот факт, что вступившее в силу судебное решение от 13 февраля 2006 г. было исполнено в полном объеме в мае 2006 года без какой-либо задержки.

44. При обстоятельствах настоящего дела Европейский Суд не счел необходимым выносить решение о том, имело ли место нарушение статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции (см. для сравнения Постановление Европейского Суда по делу "Засурцев против Российской Федерации" (Zasurtsev v. Russia) от 27 апреля 2006 г., жалоба N 67051/01, §§ 53-55* (*Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 3/2007.)).


III. Иные предполагаемые нарушения Конвенции


45. Наконец, в своих доводах от 18 ноября 2006 г. заявитель жаловался, ссылаясь на статьи 6 и 14 Конвенции, на то, что национальные власти подвергли его дискриминации и что судебное разбирательство по спору о размере его пенсии было чрезмерно длительным.

46. Принимая во внимание все представленные ему материалы, насколько жалоба подпадает под компетенцию Европейского Суда ratione materiae* (*Ratione materiae - ввиду обстоятельств, связанных с предметом рассмотрения, критерий, применяемый при оценке приемлемости жалобы (прим. переводчика).), Европейский Суд счел, что данная часть жалобы не раскрывает каких-либо признаков нарушения прав и свобод, закрепленных в Конвенции и Протоколах к ней. Следовательно, данная часть жалобы должна быть отклонена как явно необоснованная в соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 35 Конвенции.


IV. Применение статьи 41 Конвенции


47. Статья 41 Конвенции гласит:


"Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов

к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".


А. Ущерб


48. Заявитель потребовал 149 572 рубля в качестве компенсации материального ущерба, из которых 22 342 рубля представляют собой сумму, полагающуюся заявителю в соответствии с судебным решением от 11 мая 2004 г., и 127 230 рублей - инфляционные убытки от длительного непроведения выплат по судебному решению и проценты к этой сумме в соответствии с предельной годовой процентной ставкой Центрального банка Российской Федерации. Заявитель также потребовал 28 667 евро в качестве компенсации морального вреда.

49. Власти Российской Федерации утверждали, что заявитель не исчерпал внутренние средства правовой защиты в отношении своих требований о компенсации инфляционных убытков. Относительно требований о компенсации морального вреда они утверждали, что эти требования необоснованны и чрезмерны.

50. Прежде всего, Европейский Суд напомнил, что от заявителя нельзя требовать исчерпать внутренние средства правовой защиты в целях получения компенсации материального ущерба, поскольку это бы удлинило процедуру в Европейском Суде способом, несовместимым с эффективной защитой прав человека (см. Постановление Европейского Суда по делу "Папамихалопулос и другие против Греции" (Papamichalopoulos and Others v. Greece) (справедливая компенсация) от 31 октября 1995 г., Series А, N 330-В, § 40; и Постановление Европейского Суда по делу "Гридин против Российской Федерации" (Gridin v. Russia) от 1 июня 2006 г., жалоба N 4171/04, § 20* (*Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 5/2007.)). Также не существует требования к заявителю подтверждать какими-либо доказательствами причиненный ему моральный вред.

51. Относительно требования заявителя в отношении суммы, присужденной судебным решением от 11 мая 2004 г., Европейский Суд отметил, что 13 февраля 2006 г. вступившим в силу судебным решением заявителю была присуждена сумма задолженности по пенсии, в том числе за период, охваченный судебным решением от 11 мая 2004 г. Эта сумма была выплачена заявителю в мае 2006 года. Таким образом, Европейский Суд отклонил данное требование заявителя. Относительно остальных требований о компенсации материального ущерба Европейский Суд отметил, что в настоящем деле он установил нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции применительно к тому, что присужденные заявителю денежные суммы не были ему своевременно выплачены. Европейский Суд напомнил, что адекватность компенсации была бы занижена, если бы она выплачивалась без учета различных обстоятельств, способных снизить ценность этой компенсации, как, например, большая задержка при исполнении ее выплаты (см. Постановление Европейского Суда по делу "Гиззатова против Российской Федерации" (Gizzatova v. Russia) от 13 января 2005 г., жалоба N 5124/03, § 28; Постановление Европейского Суда по делу "Метаксас против Греции" (Metaxas v. Greece) от 27 мая 2004 г., жалоба N 8415/02, § 36). Принимая во внимание все представленные ему материалы и тот факт, что власти Российской Федерации не представили возражений относительно способа подсчета заявителем компенсации, Европейский Суд присудил заявителю 127 230 рублей в отношении материального ущерба плюс сумму налогов, которые могут быть установлены к этой сумме.

52. Европейский Суд счел, что заявитель испытывал душевные страдания и чувство потерянности в связи с неисполнением государством судебных решений, вынесенных в его пользу. Европейский Суд принял во внимание соответствующие факторы, в частности, длительность исполнения и сущность присужденной суммы, и, исходя из принципа справедливости, присудил заявителю 3 900 евро в качестве компенсации морального вреда плюс сумму налогов, которые могут быть начислены на указанную сумму.


В. Судебные расходы и издержки


53. Заявитель также потребовал 100 евро и 1 223 рубля 30 копеек в качестве компенсации судебных расходов и издержек, понесенных в Европейском Суде, из которых 1 223 рубля 30 копеек представляли собой почтовые расходы и расходы на подготовку документов и 100 евро - расходы на подготовку своей позиции в Европейском Суде без предоставления правовой помощи.

54. Власти Российской Федерации утверждали, что заявителю следует присудить только 1 223 рубля 30 копеек, поскольку эти расходы были разумными.

55. Согласно прецедентной практике Европейского Суда заявитель имеет право на компенсацию его судебных расходов и издержек, только если будет показано, что они были действительными и понесены ввиду необходимости, а также были разумными в своем размере. Европейский Суд установил, что у заявителя не было представителя при рассмотрении его дела в Европейском суде. Тем не менее он, вероятно, понес расходы при представлении своей позиции в письменном виде (см. Постановление Европейского Суда по делу "Лауко против Словакии" (Lauko v. Slovakia) от 2 сентября 1998 г., Reports of Judgments and Decisions 1998-VI, § 75). Далее Европейский Суд отметил, что заявитель представил чеки и квитанции в обоснование своих расходов на подготовку документов и направление их в Европейский Суд. С учетом имеющейся в его распоряжении информации и указанных выше критериев Европейский Суд счел обоснованным присудить заявителю сумму в размере 135 евро, покрывающую судебные расходы по всем указанным требованиям, плюс сумму любых налогов, которые могут быть установлены к этой сумме.


С. Процентная ставка при просрочке платежей


56. Европейский Суд счел, что процентная ставка при просрочке платежей должна быть установлена в размере предельной кредитной ставки Европейского центрального банка плюс три процента.


На основании изложенного Суд единогласно:

1) объявил часть жалобы заявителя на неисполнение судебных решений, вынесенных в пользу заявителя, приемлемой, а остальную часть жалобы, неприемлемой;

2) постановил, что имело место нарушение статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции ввиду длительного неисполнения судебных решений от 14 февраля 2000 г., 13 августа 2001 г., 29 марта 2002 г., 14 марта 2003 г., 11 и 29 июня, 23 августа и 22 сентября 2004 г.;

3) постановил, что имело место нарушение статьи 6 Конвенции ввиду неисполнения судебного решения от 11 мая 2004 г.;

4) постановил, что нет необходимости рассматривать вопрос о наличии нарушения статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции применительно к неисполнению судебного решения от 11 мая 2004 г.;

5) постановил:

(a) что власти государства-ответчика обязаны в течение трех месяцев со дня вступления Постановления в силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции выплатить заявителю следующие денежные суммы, подлежащие при необходимости переводу в национальную валюту Российской Федерации по курсу на день произведения выплаты:

(i) 127 230 (сто двадцать семь тысяч двести тридцать) рублей в качестве компенсации материального ущерба;

(ii) 3 900 (три тысячи девятьсот) евро в качестве компенсации морального вреда;

(iii) 135 (сто тридцать пять) евро в качестве компенсации судебных расходов и издержек;

(iv) сумму налогов, которые могут быть начислены на указанные выше суммы;

(b) что с даты истечения указанного трехмесячного срока и до момента выплаты на эти суммы должны начисляться простые проценты, размер которых определяется предельной кредитной ставкой Европейского центрального банка, действующей в период неуплаты, плюс три процента;

6) отклонил остальные требования заявителя о справедливой компенсации.


Совершено на английском языке, и уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 5 апреля 2007 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.


Серен Нильсен
Секретарь Секции Суда

Христос Розакис
Председатель Палаты Суда



Постановление Европейского Суда по правам человека от 5 апреля 2007 г. Дело "Александр Попов (Aleksandr Popov) против Российской Федерации" (жалоба N 38720/03) (Первая Секция)


Текст Постановления опубликован в Бюллетене Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 9/2008.


Перевод редакции Бюллетеня Европейского Суда по правам человека


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.