Постановление Европейского Суда по правам человека от 14 июня 2007 г. Дело "Савенко (Savenko) против Российской Федерации" (жалоба N 28639/03) (Первая Cекция)

Европейский Суд по правам человека
(Первая Cекция)


Дело "Савенко (Savenko)
против Российской Федерации"
(Жалоба N 28639/03)


Постановление Суда


Страсбург, 14 июня 2007 г.


Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), заседая Палатой в составе:

Х.Л. Розакиса, Председателя Палаты,

Л. Лукаидеса,

Н. Ваич,

А. Ковлера,

Э. Штейнер,

Х. Гаджиева,

Д. Шпильманна, судей,

а также при участии С. Нильсена, Секретаря Секции Суда,

заседая за закрытыми дверями 24 мая 2007 г.,

вынес в тот же день следующее Постановление:


Процедура


1. Дело было инициировано жалобой N 28639/03, поданной против Российской Федерации в Европейский Суд по правам человека (далее - Европейский Суд) в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция) гражданкой Российской Федерации Луизой Георгиевной Савенко (далее - заявительница) 11 августа 2003 г.

2. Власти Российской Федерации были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П.А. Лаптевым.

3. 10 апреля 2006 г. Европейский Суд официально уведомил власти Российской Федерации о рассмотрении жалобы заявительницы. Согласно положениям пункта 3 статьи 29 Конвенции Европейский Суд принял решение рассмотреть жалобу по существу одновременно с принятием решения по вопросу о ее приемлемости.


Факты


4. Заявительница, 1937 года рождения, проживает в г. Воронеже.


A. Разбирательство в арбитражных судах


5. В 1990-х годах заявительница являлась соучредителем и руководителем кооператива "Эколог" (далее - компания "Эколог").

6. В период с 1991 по 1994 год компания "Эколог" выступала стороной в ряде споров, находившихся в производстве арбитражных судов. Данные судебные разбирательства касались нежилого помещения, приобретенного компанией "Эколог" у муниципального предприятия. 1 ноября 1993 г., 23 мая, 11 июля и 26 августа 1994 г. арбитражный суд Воронежской области принял судебные решения, которые впоследствии вступили в законную силу, в пользу противной стороны.

7. 20 декабря 1994 г. Ленинский районный совет народных депутатов г. Воронежа заключил договор аренды нежилого помещения с Б. В феврале 1995 г. судебные приставы-исполнители вынудили компанию "Эколог" освободить соответствующее нежилое помещение; шесть месяцев спустя Б. купил это помещение.


B. Разбирательство в судах общей юрисдикции


1. Иск о признании договора аренды недействительным


8. 4 декабря 1997 г. заявительница и компания "Эколог" обратились в суд с иском к администрации г. Воронежа о признании договора аренды от 20 декабря 1994 г. недействительным. Ленинским районным судом г. Воронежа было получено исковое заявление, и дело было передано в производство судьи И. Впоследствии заявительница представила уточнение к своему исковому заявлению, требуя привлечь Б. к судебному разбирательству в качестве ответчика. Заявительница требовала возмещения материального ущерба и компенсации морального вреда.

9. В результате обращения заявительницы в Воронежский областной суд с жалобой на чрезмерную длительность судебного разбирательства 26 августа 1999 г. председатель Ленинского районного суда г. Воронежа сообщил заявительнице, что первое слушание дела назначено на 28 сентября 1999 г. Тем не менее это заседание было отложено до 6 октября 1999 г., поскольку администрацией г. Воронежа не была получена копия искового заявления.

10. Следующие два судебных заседания, назначенные в период с 6 октября 1999 г. по 2 июня 2000 г. были отложены ввиду неявки представителя администрации г. Воронежа.


2. Иск о внесении исправлений в книгу государственной регистрации в отношении оспариваемого имущества


11. 23 июля 1999 г. заявительница и компания "Эколог" обратились в суд с иском к администрации г. Воронежа и к администрации Ленинского района г. Воронежа об установлении неточностей в книге государственной регистрации, связанных со спорным нежилым помещением. После получения искового заявления Ленинским районным судом г. Воронежа дело было передано в производство судьи И.

12. Первое судебное разбирательство по делу было назначено на 28 сентября 1999 г. Как следует из справки о движении дела, приобщенной властями Российской Федерации к меморандуму по жалобе заявительницы, следующее судебное заседание было назначено на 29 ноября 2000 г. В тот день судьей И. были получены дополнения к иску заявительницы.


3. Два исковых заявления о передаче прав аренды и об установлении факта


13. 6 декабря 1999 г. компания "Эколог" обратилась в суд с иском к администрации г. Воронежа, требуя передать ей право аренды иных нежилых помещений. В тот же день заявительница обратилась в Ленинский районный суд г. Воронежа с ходатайством об установлении того факта, что она проживала в спорном помещении. Оба требования были получены Ленинским районным судом г. Воронежа и переданы в производство судьи И.


4. Исковое заявление о признании недействительными правовых актов в отношении помещений


14. 5 января 2001 г. заявительница обратилась в Ленинский районный суд г. Воронежа с требованием о признании недействительными некоторых правовых актов, принятых администрацией г. Воронежа в отношении спорных нежилых помещений.

15. 2 февраля 2001 г. судья И. принял материалы дела к рассмотрению и назначил первое судебное заседание на 24 апреля 2001 г.


5. Объединенное судебное разбирательство


16. В 2001 году судья И. ушел в отставку и дела были переданы в производство судьи Ю. 27 августа 2001 г. судья Ю. объединил в одно производства по пяти исковым заявлениям заявительницы и компании "Эколог" и назначил первое судебное заседание на 3 декабря 2001 г.

17. Из трех судебных заседаний, назначенных в период с 3 декабря 2001 г. по 24 июня 2002 г., два были перенесены в связи с неявкой ответчиков, а одно - в связи с истребованием информации из арбитражных судов.

18. 2 октября 2002 г. Ленинский районный суд г. Воронежа прекратил производство по делу, поскольку дело было подведомственно арбитражному суду. Судебное определение от 2 октября 2002 г. было отменено 27 февраля 2003 г. судебной коллегией по гражданским делам Воронежского областного суда. Дело было направлено на новое рассмотрение по существу в Ленинский районный суд г. Воронежа.

19. 19 марта 2003 г. материалы дела поступили в производство судьи Ю., который назначил первое заседание по делу на 24 апреля 2003 г. Тем не менее судебное заседание было перенесено в связи с неявкой ответчика.

20. Из десяти судебных заседаний, назначенных в период с 18 августа 2003 г. по 28 мая 2004 г., четыре судебных заседания были отложены в связи с неявкой ответчика, а шесть - по ходатайствам сторон о представлении дополнительных доказательств по делу.

21. 28 мая 2004 г. Ленинский районный суд г. Воронежа отказал в удовлетворении требований заявителя. Районный суд установил, что в 1993 и 1994 годах арбитражным судом был признан недействительным договор купли-продажи нежилого помещения, заключенный между муниципальным предприятием и компанией "Эколог". Б. на законном основании были получены права на имущество в 1994 г., и, следовательно, он является законным собственником. Районный суд также отметил, что заявительница никогда не проживала в спорном помещении.

22. 23 ноября 2004 г. судебная коллегия по гражданским делам Воронежского областного суда оставила решение суда первой инстанции без изменения.


Право


I. Предполагаемое нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции


23. Заявительница утверждала, что период разбирательства по ее делу является несовместимым с требованием "разумного срока", предусмотренного пунктом 1 статьи 6 Конвенции, в соответствии с которым:


"Каждый при определении его гражданских прав и обязанностей... имеет право на справедливое... разбирательство дела в разумный срок... судом...".


24. Рассматриваемый период начался 5 мая 1998 г., когда Конвенция вступила в силу в отношении Российской Федерации. Тем не менее при оценке разумности срока, истекшего с той даты, необходимо учитывать то, как продвигалось судебное разбирательство. Рассматриваемый период завершился 23 ноября 2004 г. принятием кассационного определения судебной коллегией по гражданским делам Воронежского областного суда. Следовательно, производство по делу в судах двух инстанций длилось примерно шесть лет и семь месяцев.


A. Приемлемость жалобы


Статус "жертвы" предполагаемого нарушения Конвенции


25. Европейский Суд напоминает, что в целях статьи 34 Конвенции "жертва" - это лицо, чьи права были нарушены рассматриваемым действием или бездействием. Что касается жалобы на нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции, Европейский Суд напоминает, что лицо не может жаловаться на нарушение его прав в рамках судебного разбирательства, стороной которого оно не являлось, несмотря на то обстоятельство, что оно является акционером и/или управляющим директором компании - стороны судебного разбирательства (см., например, Решение Европейского Суда по делу "Ф. Сантос Лда. И Фачадас против Португалии" (F. Santos Lda. and Fachadas v. Portugal) от 19 сентября 2000 г., жалоба N 49020/99; Решение Европейской Комиссии по делу "Пирес да Сильва и Перейра против Португалии" (Pires da Silva and Pereira v. Portugal) от 5 июля 1993 г., жалоба N 19157/91).

26. Возвращаясь к обстоятельствам данного дела, Европейский Суд отмечает, что заявительница выступала стороной судебного разбирательства в личном качестве. Она выступала в качестве соистца, представив самостоятельные требования в целях защиты своих имущественных прав. Суды Российской Федерации рассмотрели как требования заявительницы, так и ее компании и отказали в их удовлетворении. Следовательно, заявительница может считать себя жертвой предполагаемого нарушения статьи 6 Конвенции (см. для сравнения Решение Европейского Суда по делу "Носов против Российской Федерации" (Nosov v. Russia) от 20 октября 2005 г., жалоба N 30877/02).

27. Далее Европейский Суд отмечает, что данная жалоба не является явно необоснованной по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции. Он также отмечает, что она не является неприемлемой по иным основаниям. Следовательно, данная жалоба должна быть объявлена приемлемой.


B. Существо дела


28. Власти Российской Федерации утверждали, что разбирательство по делу было сложным. Задержки судебного разбирательства были вызваны частым внесением заявительницей дополнений в свои исковые требования, а также ее ходатайствами об отложении судебного разбирательства с целью получения дополнительных доказательств по делу.

29. Заявительница подтвердила свои требования.

30. Европейский Суд напоминает, что разумность периода судебного разбирательства подлежит оценке в свете обстоятельств дела и с учетом следующих критериев: сложность дела, поведение заявителей и соответствующих органов государственной власти, а также важность для заявителя рассматриваемого судом вопроса (см. среди прочих Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Фридлендер против Франции" (Frydlender v. France), жалоба N 30979/96, § 43, ECHR 2000-VII).

31. Европейский Суд допускает, что разбирательство по делу было сложным, поскольку оно требовало рассмотрения нескольких объединенных исковых требований и большого объема документов. Тем не менее Европейский Суд не может принять саму по себе сложность дела как обоснование длительности всего разбирательства по делу.

32. Что касается поведения заявительницы, Европейский Суд обращает внимание на довод властей Российской Федерации о том, что на заявительнице лежит ответственность за уточнение своих исковых требований и подачу ходатайств о получении дополнительных доказательств. Европейский Суд уже отметил, что задача национальных судов усложнилась тем, что заявительница и ее компания обратились с несколькими исковыми заявлениями, которые впоследствии были объединены. В то же время власти Российской Федерации привели только два примера уточнения заявительницей своих исковых требований, результатом которых стала незначительная задержка. Далее Европейский Суд отмечает, что пять судебных заседаний были перенесены по ходатайству заявительницы о предоставлении дополнительных доказательств. Общий период задержки, имевший место в результате подачи заявительницей указанных ходатайств, составил примерно пять месяцев. Несмотря на то, что попытки заявительницы обеспечить наилучшую защиту собственных интересов понятны, способ реализации ею своих процессуальных прав способствовал затягиванию судебного разбирательства.

33. Что касается поведения властей Российской Федерации, Европейский Суд полагает, что власти Российской Федерации несут ответственность за весь период судебного разбирательства, за вычетом той задержки, имевшей место по вине заявительницы, который составляет шесть лет и два месяца. Европейский Суд отмечает, что существенные периоды бездействия, в отношении которых власти Российской Федерации не представили разумного объяснения, имели место по вине национальных судов. В частности, задержки длительностью вплоть до 12 месяцев имели место после регистрации исковых заявлений и первыми судебными заседаниями (см., например, выше, §§ 8 и 9 настоящего Постановления). Ленинскому районному суду г. Воронежа потребовалось до 14 месяцев, чтобы назначить заседания по делу (см. выше § 12 настоящего Постановления). Более того, Европейский Суд считает поразительным тот факт, что спустя почти пять лет после регистрации первого искового заявления районный суд решил, что дело не подведомственно ему, и передал его в арбитражный суд (см. выше, § 18 настоящего Постановления).

34. Принимая во внимание изложенное, а также все представленные материалы дела и общий период судебного разбирательства, Европейский Суд полагает, что в данном деле период судебного разбирательства явился чрезмерным и не соответствовал требованию "разумного срока". Следовательно, имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции.


II. Предполагаемое нарушение статьи 13 Конвенции


35. Заявительница также утверждает, что национальная правовая система не предусматривает эффективного средства правовой защиты в связи с чрезмерной длительностью судебного разбирательства. Европейский Суд полагает, что данная часть жалобы подлежит рассмотрению в свете статьи 13 Конвенции, в соответствии с которой:


"Каждый, чьи права и свободы, признанные в настоящей Конвенции, нарушены, имеет право на эффективное средство правовой защиты в государственном органе, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве".


36. Власти Российской Федерации оспорили доводы заявительницы.


A. Приемлемость жалобы


37. Европейский Суд отмечает, что данная жалоба не является явно необоснованной по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции. Он также отмечает, что она не является неприемлемой по иным основаниям. Следовательно, данная жалоба должна быть объявлена приемлемой.


B. Существо дела


38. Европейский Суд напоминает, что статья 13 Конвенции гарантирует эффективное средство правовой защиты в национальных органах власти в связи с предполагаемым нарушением требования пункта 1 статьи 6 Конвенции о рассмотрении дела в разумный срок (см. Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Кудла против Польши" (Kudla v. Poland), жалоба N 30210/96, § 156, ECHR 2000-XI). Он отмечает, что власти Российской Федерации не назвали средства правовой защиты, которое могло бы способствовать скорейшему разрешению дела заявительницы или предоставить ей адекватную компенсацию за уже имевшие место задержки судебного разбирательства (см. Постановление Европейского Суда по делу "Кормачева против Российской Федерации" (Kormacheva v. Russia) от 29 января 2004 г., жалоба N 53084/99, § 64* (*Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 8/2006.)).

39. Следовательно, Европейский Суд полагает, что в данном деле имело место нарушение статьи 13 Конвенции в связи с тем, что законодательство Российской Федерации не предусматривает наличие средства правовой защиты, воспользовавшись которым, заявительница могла бы добиться принятия постановления, подтверждающего ее право на рассмотрение дела в разумный срок, гарантированное пунктом 1 статьи 6 Конвенции.


III. Иные предполагаемые нарушения Конвенции


40. Ссылаясь на статьи 1, 6, 8, 13, 14, 17, 18, 53 и 55 Конвенции, статью 1 Протокола N 1 к Конвенции и статью 2 Протокола N 7 к Конвенции, заявительница утверждала, что разбирательство по делу в арбитражных судах было несправедливым и чрезмерно длительным, что арбитражные суды незаконно лишили ее компанию прав на спорное нежилое имущество, что она и ее компания были вынуждены освободить помещение в 1995 году, что судебное разбирательство по иску к Б. и администрации г. Воронежа было несправедливым, поскольку суды Российской Федерации неправильно оценили фактические обстоятельства дела и применили нормы права.

41. Учитывая имеющиеся в его распоряжении материалы дела, а также то, насколько данные жалобы относятся к компетенции Европейского Суда, Суд приходит к выводу, что они не выявляют признаков нарушения прав и свобод, гарантированных Конвенцией и Протоколами к ней. Следовательно, данная часть жалобы подлежит отклонению как явно необоснованная в соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 35 Конвенции.


IV. Применение статьи 41 Конвенции


42. В соответствии со статьей 41 Конвенции:


"Если Европейский Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Европейский Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".


A. Ущерб


43. Заявительница требовала в возмещение материального ущерба 205 000 евро - совокупную сумму ущерба, причиненного лишением компании "Эколог" прав на спорное нежилое помещение. Она также требовала 20 000 евро в качестве компенсации морального вреда.

44. Власти Российской Федерации утверждали, что между предполагаемыми нарушениями Конвенции и требуемым возмещением материального ущерба отсутствует причинно-следственная связь. В любом случае требования заявительницы являются чрезмерными и необоснованными.

45. Европейский Суд не усматривает какой-либо причинно-следственной связи между установленными нарушениями Конвенции и требуемым возмещением материального ущерба и, следовательно, отклоняет данное требование. С другой стороны, Европейский Суд допускает, что заявительница испытала душевные страдания, беспокойство и разочарование в результате неразумной длительности судебного разбирательства по ее делу и отсутствия эффективных средств правовой защиты в связи с нарушением требования о рассмотрении дела в разумный срок. Основываясь на принципе справедливости, Европейский Суд присуждает заявительнице 3 000 евро в качестве компенсации морального вреда, а также сумму любых налогов, подлежащих начислению на присужденные средства.


B. Расходы и издержки


46. Заявительница не требовала возмещения расходов и издержек, понесенных в ходе рассмотрения дела судами Российской Федерации и Европейским Судом.

47. Следовательно, Европейский Суд не присуждает заявительнице возмещение судебных расходов и издержек.


C. Процентная ставка при просрочке платежей


48. Европейский Суд счел, что процентная ставка при просрочке платежей должна быть установлена в размере предельной кредитной ставки Европейского центрального банка плюс три процента.


На основании изложенного Суд единогласно:

1) объявил приемлемыми жалобы на чрезмерную длительность судебного разбирательства и отсутствие эффективного средства правовой защиты, а остальную часть жалобы - неприемлемой;

2) постановил, что имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции;

3) постановил, что имело место нарушение статьи 13 Конвенции;

4) постановил, что:

(a) власти государства-ответчика обязаны в течение трех месяцев со дня вступления Постановления в силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции выплатить заявительнице 3 000 евро (три тысячи евро) в качестве компенсации морального вреда, конвертированные в рубли Российской Федерации по курсу, установленному на день выплаты, а также сумму любых налогов, подлежащих начислению на присужденные средства;

(b) с даты истечения указанного трехмесячного срока и до момента выплаты на эти суммы должны начисляться простые проценты, размер которых определяется предельной кредитной ставкой Европейского центрального банка, действующей в период неуплаты, плюс три процента;

5) отклонил остальные требования заявительницы по справедливой компенсации.


Совершено на английском языке, уведомление о Постановлении было направлено 14 июня 2007 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.


Серен Нильсен
Секретарь Секции Суда

Христос Розакис
Председатель Палаты Суда



Постановление Европейского Суда по правам человека от 14 июня 2007 г. Дело "Савенко (Savenko) против Российской Федерации" (жалоба N 28639/03) (Первая Cекция)


Текст Постановления опубликован в Бюллетене Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 9/2008.


Перевод редакции Бюллетеня Европейского Суда по правам человека


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение