Постановление Европейского Суда по правам человека от 14 июня 2007 г. Дело "Общество с ограниченной ответственностью "Производственно-торговая компания "Меркурий" (OOO PTK "Merkuriy") против Российской Федерации" (жалоба N 3790/05) (Первая Секция)

Европейский Суд по правам человека
(Первая Секция)


Дело "Общество с ограниченной ответственностью "Производственно-торговая компания "Меркурий" (OOO PTK "Merkuriy") против Российской Федерации"
(Жалоба N 3790/05)


Постановление Суда


Страсбург, 14 июня 2007 г.


Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), заседая Палатой в составе:

Х. Л. Розакиса, Председателя Палаты,

Л. Лукаидеса,

Н. Ваич,

А. Ковлера,

Э. Штейнер,

Х. Гаджиева,

Д. Шпильманна, судей,

а также при участии С. Нильсена, Секретаря Секции Суда,

заседая за закрытыми дверями 24 мая 2007 г.,

вынес в тот же день следующее Постановление:


Процедура


1. Дело было инициировано жалобой N 3790/05, поданной против Российской Федерации в Европейский Суд по правам человека (далее - Европейский Суд) в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция) обществом с ограниченной ответственностью "Производственно-торговая компания "Меркурий" (далее - ООО "ПТК "Меркурий"", или компания-заявитель), юридическим лицом, зарегистрированным в г. Хабаровске, 29 декабря 2004 г.

2. Интересы компании-заявителя были представлены ее учредителями - В. Шевелевым и Л. Кузнецовой. Власти Российской Федерации были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П.А. Лаптевым.

3. Компания-заявитель жаловалась на то, что органы государственной власти не исполнили судебное решение, принятое в ее пользу.

4. 18 марта 2005 г. Европейский Суд официально уведомил власти Российской Федерации о рассмотрении жалобы компании-заявителя. Согласно положениям пункта 3 статьи 29 Конвенции Европейский Суд принял решение рассмотреть жалобу по существу одновременно с принятием решения по вопросу о ее приемлемости.


Факты


I. Обстоятельства дела


5. 12 октября 2000 г. имущество компании-заявителя было изъято и уничтожено. Компания-заявитель обратилась в суд с иском к администрации г. Хабаровска о взыскании ущерба в связи с уничтожением принадлежавшего ей имущества. 3 мая 2001 г. Арбитражный суд Хабаровского края удовлетворил требование компании-заявителя и взыскал с ответчика в ее пользу 5 335 963 рубля (примерно 208 000 евро).

6. 11 апреля 2003 г. апелляционная инстанция Арбитражного суда Хабаровского края оставила без изменения судебное решение от 3 мая 2001 г. Соответственно, указанное судебное решение вступило в законную силу.

7. 22 мая 2003 г. службой судебных приставов было возбуждено исполнительное производство. Впоследствии исполнительные действия были отложены по заявлению должника до 21 июня 2003 г.

8. 29 июля 2003 г. Федеральный арбитражный суд Дальневосточного округа, рассмотрев дело в качестве суда кассационной инстанции, оставил без изменения судебное решение от 3 мая 2001 г.

9. 8 сентября 2003 г. Арбитражный суд Хабаровского края приостановил исполнительное производство до 23 сентября 2003 г.

10. 23 сентября 2003 г. администрация г. Хабаровска оспорила в судебном порядке постановление судебного пристава-исполнителя о списании суммы задолженности с ее банковского счета. Она также ходатайствовала о приостановлении исполнительного производства до окончания рассмотрения ее жалобы. 25 сентября 2003 г. Арбитражный суд Хабаровского края удовлетворил ходатайство о приостановлении исполнительного производства.

11. 17 декабря 2003 г. апелляционная инстанция Арбитражного суда Хабаровского края постановила, что обжалуемое постановление судебного пристава-исполнителя было принято на законном основании. 31 декабря 2003 г. исполнительное производство было возобновлено.

12. Неустановленного числа компании-заявителю было выплачено 260 000 рублей.

13. В третий раз администрация г. Хабаровска обратилась в суд с ходатайством о приостановлении исполнительного производства, поскольку у нее отсутствовали денежные средства. 23 августа 2004 г. Арбитражный суд Хабаровского края удовлетворил требование должника и приостановил исполнительное производство до 31 декабря 2004 г.

14. 17 января 2005 г. между компанией-заявителем и администрацией г. Хабаровска было заключено мировое соглашение, в соответствии с которым администрация г. Хабаровска обязана была перечислить компании-заявителю 4 000 000 рублей до 20 января 2005 г. Компания-заявитель согласилась сделать благотворительный взнос в размере оставшейся части задолженности по судебному решению, то есть 1 075 963 рублей, на развитие г. Хабаровска. Из текста мирового соглашения следовало:


"[Компания-заявитель] обязуется отозвать и более не предъявлять к исполнению исполнительный лист N 0009949, выданный на основании судебного решения [от 3 мая 2001 г. ], а также отказывается от предъявления каких-либо материальных требований к администрации г. Хабаровска в отношении уничтоженного [имущества, принадлежавшего компании-должнику], и обстоятельств, установленных указанным решением суда".


15. 19 января 2005 г. компании-заявителю было перечислено 4 000 000 рублей.

16. 26 января 2005 г. компания-заявитель обратилась в службу судебных приставов за возвращением исполнительного листа. 8 февраля 2005 г. исполнительное производство было окончено службой судебных приставов-исполнителей в связи с фактическим исполнением судебного решения от 3 мая 2001 г.


Право


I. Предполагаемое нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции


17. Компания-заявитель жаловалась, ссылаясь на статью 6 Конвенции и статью 1 Протокола N 1 к Конвенции, на неисполнение решения Арбитражного суда Хабаровского края от 3 мая 2001 г. Указанные положения в соответствующей части предусматривают:


Пункт 1 статьи 6 Конвенции

"Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях...имеет право на... справедливое... разбирательство дела... судом".


Статья 1 Протокола N 1 к Конвенции

"Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.

Предыдущие положения не умаляют права государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других сборов и штрафов".


18. Власти Российской Федерации отметили, что администрация г. Хабаровска не исполнила судебное решение от 3 мая 2001 г. в 2003-2004 годах, поскольку она обжаловала указанное судебное решение в порядке надзора и по ее ходатайству суд неоднократно приостанавливал исполнительное производство. Они также утверждали, что на должника не может быть возложена ответственность за принятие мер по защите своих законных интересов посредством обжалования судебного решения в том случае, если он с ним не согласен. В январе 2005 г. компания-заявитель и администрация г. Хабаровска заключили мировое соглашение, а соответствующее судебное решение было исполнено в полном объеме. Компания-заявитель обратилась в службу судебных приставов с требованием возвратить исполнительный лист и окончить исполнительное производство. Следовательно, жалоба компании-заявителя является явно необоснованной.

19. Компания-заявитель утверждала, что заключение мирового соглашения не лишило ее статуса жертвы, поскольку национальные власти не признали нарушение Конвенции и не предоставили ей соответствующую компенсацию. Судебное решение от 3 мая 2001 г. было исполнено только частично, а компании-заявителю не было выплачено какой-либо компенсации за задержку его исполнения.


A. Приемлемость жалобы


20. Европейский Суд отмечает, что 17 января 2005 г. компания-заявитель подписала мировое соглашение, в соответствии с которым она получила часть задолженности по судебному решению и отказалась от своих требований в отношении оставшейся части задолженности. Компания-заявитель также взяла на себя обязательство отозвать исполнительный лист и более не предъявлять его к исполнению. 19 января 2005 г. компании-заявителю была перечислена сумма, указанная в мировом соглашении и, таким образом, судебное решение от 3 мая 2001 г. было фактически исполнено.

21. Европейский Суд отмечает, что решение или мера, принятые в пользу заявителя, не являются в принципе достаточными для того, чтобы лишить его статуса "жертвы" до тех пор, пока национальные власти прямо или по сути не признают факт нарушения Конвенции и не предоставят заявителю соответствующую компенсацию (см., например, Постановление Европейского Суда по делу "Амюур против Франции" (Amuur v. France) от 25 июня 1996 г., Reports of Judgments and Decisions 1996-III, p. 846, §36; Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Далбан против Румынии" (Dalban v. Romania), жалоба N 28114/95, §44, ECHR 1999-VI). Власти Российской Федерации не признали того факта, что задержка исполнения судебного решения нарушила положения Конвенции. В отсутствие такого признания Европейский Суд полагает, что он не может объявить данную жалобу неприемлемой на том основании, что компания-заявитель более не может считать себя жертвой предполагаемых нарушений.

22. Европейский Суд отмечает, что данная жалоба не является явно необоснованной по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции. Он также отмечает, что она не является неприемлемой по иным основаниям. Следовательно, данная жалоба должна быть объявлена приемлемой.


B. Существо жалобы


23. Европейский Суд отмечает, что 3 мая 2001 г. в пользу компании-заявителя было принято судебное решение о взыскании денежных средств с администрации г. Хабаровска. Судебное решение вступило в законную силу 11 апреля 2003 г. Тем не менее оно оставалось без исполнения до 19 января 2005 г., то есть более одного года и девяти месяцев.

24. Европейский Суд напоминает, что задержка в исполнении судебного решения может быть оправдана при определенных обстоятельствах. При этом задержка не может быть таковой, чтобы она нарушала саму сущность права, гарантированного пунктом 1 статьи 6 Конвенции (см. Постановление Европейского Суда по делу "Бурдов против России" (Burdov v. Russia), жалоба N 59498/00, §35, ECHR 2002-III* (*Опубликовано в "Путеводителе по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека за 2002 год".)). В данном деле по ходатайству должника исполнительное производство неоднократно приостанавливалось по тем основаниям, что он обжаловал соответствующее судебное решение в судах вышестоящих инстанций, оспаривал действия судебного пристава-исполнителя или в его распоряжении не было достаточных денежных средств. В своих замечаниях власти Российской Федерации указали те же три причины задержки исполнения судебного решения. Европейский Суд отдельно рассмотрит каждое такое основание.

25. Во-первых, власти Российской Федерации утверждали, что администрация г. Хабаровска обоснованно не исполняла судебное решение в период обжалования ею судебного решения от 3 мая 2001 г. в судах вышестоящих инстанций. Европейский Суд не считает данный довод убедительным. Тот факт, что должник не согласен с судебным решением и использует для его обжалования чрезвычайные меры правовой защиты, такие как пересмотр дела в порядке надзора, не снимает с него обязанности исполнить судебное решение, вступившее в законную силу и подлежащее обязательному исполнению в соответствии с национальным законодательством.

26. Поскольку администрация г. Хабаровска не исполнила добровольно судебное решение от 3 мая 2001 г., компания-заявитель была вынуждена обратиться за его принудительным исполнением в службу судебных приставов-исполнителей. Должник представил свое намерение обжаловать действия судебных приставов-исполнителей как уважительную причину неисполнения судебного решения. Учитывая тот факт, что обязанность по исполнению судебного решения, принятого в пользу заявителя, лежит на государственном органе, а также то, что компания-заявитель не была обязана прибегать к мерам принудительного исполнения судебного решения (см. Постановление Европейского Суда по делу "Рейнбах против Российской Федерации" (Reynbakh v. Russia) от 29 сентября 2005 г., жалоба N 23405/03, §24* (*Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 2/2006.)), Европейский Суд не может принять несогласие должника с действиями судебного пристава-исполнителя в ходе исполнительного производства как основание невыплаты задолженности по судебному решению.

27. Что касается третьей причины, названной властями Российской Федерации, Европейский Суд напоминает, что национальные власти не вправе ссылаться на отсутствие денежных средств или иных ресурсов в обоснование неисполнения судебного решения. Заявителю не должно оказываться препятствие в получении причитающегося ему в результате судебного разбирательства в связи с предполагаемыми финансовыми затруднениями государственных органов (см. Постановление Европейского Суда по делу "Плотниковы против Российской Федерации" (Plotnikovy v. Russia) от 24 февраля 2005 г., жалоба N 43883/02, §23* (*Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 9/2005.); и Постановление Европейского Суда по делу "ООО "Русатоммет" против Российской Федерации" (OOO Rusatommet v. Russia) от 14 июня 2005 г., жалоба N 61651/00, §23* (*Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 3/2006.)).

28. Европейский Суд приходит к выводу, что власти Российской Федерации не назвали уважительных причин задержки исполнения судебного решения, принятого в пользу компании-заявителя. Европейский Суд неоднократно устанавливал нарушения пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции в делах, где возникали вопросы, аналогичные тем, которые были подняты в данном деле (см. Постановления Европейского Суда по делу "Гиззатова против Российской Федерации" (Gizzatova v. Russia) от 13 января 2005 г., жалоба N 5124/03, §§19 et seq.* (*Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 7/2005.); по делу "Петрушко против Российской Федерации" (Petrushko v. Russia) от 24 февраля 2005 г., жалоба N 36494/02, §§23 et seq., по делу "Вассерман против Российской Федерации" (Wasserman v. Russia) от 18 ноября 2004 г., жалоба N 15021/02, §§35 et seq.; а также упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Бурдов против России" (Burdov v. Russia), §§34 et seq.* (*Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 9/2005.)).

29. Изучив представленные в его распоряжение материалы дела, Европейский Суд отмечает, что власти Российской Федерации не назвали ни одного факта или довода, которые смогли бы убедить его прийти к иному заключению в данном деле. Принимая во внимание прецедентную практику по данному вопросу, Европейский Суд приходит к выводу, что, не исполняя в течение нескольких месяцев вступившее в законную силу судебное решение, принятое в пользу компании-заявителя, власти Российской Федерации воспрепятствовали ей в получении денежных средств, которые она ожидала получить на законном основании.

30. Следовательно, в данном деле имело место нарушение статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.


II. Применение статьи 41 Конвенции


31. В соответствии со статьей 41 Конвенции:


"Если Европейский Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Европейский Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".


A. Ущерб


32. Что касается материального ущерба, компания-заявитель требовала 5 230 498 рублей в качестве процентов, начисленных на сумму задолженности по судебному решению за период с 12 октября 2000 г. по 19 января 2005 г., размер которых определяется ставкой рефинансирования Центрального банка Российской Федерации. Она также требовала 21 254 902 рубля, представляющие собой современную стоимость уничтоженного имущества за вычетом суммы, присужденной национальным судебным решением, 320 157 рублей в возмещение суммы налогов, начисленных на сумму, присужденную национальным судебным решением, и 1 589 124 рубля в возмещение суммы налогов, которые будут начислены на присужденные Европейским Судом денежные средства. Учредители компании-заявителя требовали по 10 000 евро в качестве компенсации морального вреда.

33. Власти Российской Федерации отметили, что сам факт признания нарушения будет являться достаточной справедливой компенсацией. В любом случае компания-заявитель может требовать взыскания процентов за пользование чужими денежными средствами только за период с 1 по 19 января 2005 г. Между предполагаемыми нарушениями и остальной частью требований компании-заявителя о возмещении материального ущерба отсутствует причинно-следственная связь. Компания-заявитель не представила требований о компенсации морального вреда; соответствующие требования, представленные ее учредителями, не подлежат рассмотрению.

34. Европейский Суд отмечает, что в данном деле он установил нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции в связи с тем, что судебное решение, принятое в пользу компании-заявителя, было исполнено со значительной задержкой. В связи с этим Европейский Суд напоминает, что адекватность компенсации была бы сведена на нет, если бы она выплачивалась без ссылки на различные обстоятельства, способные уменьшить ее размер, такие как чрезмерная задержка исполнения судебного решения (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Рейнбах против Российской Федерации", §35 с последующими ссылками). Принимая во внимание то, что власти Российской Федерации не оспаривают метод расчетов компании-заявителя, Европейский Суд удовлетворяет ее требование о взыскании процентов, начисленных на сумму задолженности по судебному решению. Тем не менее Европейский Суд отмечает, что судебное решение, принятое в пользу компании-заявителя, вступило в законную силу 11 апреля 2003 г. Следовательно, он присуждает компании-заявителю 1 836 233 рубля в качестве процентов за пользование чужими денежными средствами, начисленными за период с 11 апреля 2003 г. по 19 января 2005 г., а также сумму любых налогов, подлежащих начислению на присужденные денежные средства.

35. Европейский Суд не усматривает причинно-следственной связи между установленными нарушениями Конвенции и требованием компании-заявителя о возмещении стоимости уничтоженного имущества на сегодняшний день и суммы налога, начисленного на присужденные судебным решением денежные средства. Следовательно, он отклоняет остальную часть требований компании-заявителя о возмещении материального ущерба.

36. Требования о компенсации морального вреда были представлены учредителями компании-заявителя. Европейский Суд отмечает, что нарушение Конвенции в данном деле было установлено в отношении юридического лица, которое является единственным заявителем. Учредители юридического лица не является заявителями, следовательно, их требования о компенсации морального вреда подлежат отклонению.


B. Расходы и издержки


37. Компания-заявитель не представила требований о возмещении расходов и издержек, понесенных ею в ходе разбирательства по делу в судах Российской Федерации и в Европейском Суде.

38. Следовательно, Европейский Суд не присуждает компании-заявителю соответствующего возмещения.


C. Процентная ставка при просрочке платежей


39. Европейский Суд счел, что процентная ставка при просрочке платежей должна быть установлена в размере предельной кредитной ставки Европейского центрального банка плюс три процента.


На основании изложенного Суд:

1) объявил большинством голосов жалобу приемлемой;

2) постановил пятью голосами к двум, что в данном деле имело место нарушение статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции;

3) постановил пятью голосами к двум:

(a) что власти государства-ответчика обязаны выплатить компании-заявителю в течение трех месяцев со дня вступления в силу настоящего Постановления в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции 1 836 233 рубля (один миллион восемьсот тридцать шесть тысяч двести тридцать три рубля) в возмещение материального ущерба, а также сумму любых налогов, подлежащих начислению на присужденные денежные средства;

(b) что с даты истечения указанного трехмесячного срока и до момента выплаты на эти суммы должны начисляться простые проценты, размер которых определяется предельной кредитной ставкой Европейского центрального банка, действующей в период неуплаты, плюс три процента;

4) отклонил остальную часть требований компании-заявителя по справедливой компенсации.

Совершено на английском языке, уведомление о Постановлении было направлено 14 июня 2007 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Европейского Суда.


Серен Нильсен
Секретарь Секции Суда

Христос Розакис
Председатель Палаты Суда


В соответствии с пунктом 2 статьи 45 Конвенции и пунктом 2 правила 74 Регламента Европейского Суда к данному Постановлению прилагаются:

(a) несовпадающее особое мнение Н. Ваич;

(b) несовпадающее особое мнение Э. Штейнер.


Х. Л. Р.

С. Н.


Несовпадающее особое мнение судьи Н. Ваич


1. К сожалению, не могу присоединиться к мотивировке и выводам, сделанным в данном деле большинством судей, которые касаются установления в данном деле нарушения статьи 6 Конвенции в совокупности с установленным нарушением статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции и присуждения компании-заявителю суммы в возмещение материального ущерба.

2. Я не согласна с подходом, примененном в данном деле большинством судей, согласно которому, несмотря на мировое соглашение, достигнутое сторонами (см. выше, §14 Постановления), в соответствии с условиями которого компания-заявитель отказывается "...от предъявления каких-либо материальных требований к администрации г. Хабаровска...", а также на тот факт, что ей были выплачены соответствующие денежные средства, Европейский Суд установил нарушение статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции и решил присудить компании-заявителю возмещение материального ущерба, а именно проценты, начисленные на задолженность по судебному решению за период его неисполнения (см. выше, §32 Постановления).

Учитывая задержки, имевшие место в ходе исполнительного производства, компания-заявитель согласилась заключить мировое соглашение. Она имела возможность включить в качестве условия соглашения любой вопрос, подлежащий обсуждению с администрацией г. Хабаровска, то есть то, что сочла бы уместным: например, размер процентов за пользование чужими денежными средствами. С другой стороны, компания-заявитель могла бы также списать всю сумму задолженности. Очевидно, что вопрос о заключении или незаключении мирового соглашения в деле оставался на усмотрение компании-заявителя, и, осознавая все последствия, она решила заключить мировое соглашение.

При данных обстоятельствах я полагаю, что вопрос был урегулирован, и не вижу оснований для того, чтобы игнорировать прецедентную практику Европейского Суда по данному вопросу (см. Постановление Европейского Суда по делу "Чичек и Ецтемель и 6 других дел против Турции" (Сiсek and Оztemel and 6 other cases v. Turkey) от 3 мая 2007 г., жалобы NN 74069/01, 74703/01, 76380/01, 16809/02, 25710/02, 25714/02 и 30383/02). По моему мнению, компания-заявитель более не может считать себя жертвой нарушения статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.

3. Тем не менее я бы не стала исключать возможности, что Европейский Суд мог бы возложить на власти Российской Федерации ответственность за нарушение статьи 6 Конвенции в связи с неисполнением вступившего в законную силу судебного решения в течение значительного периода времени, даже при условии заключения между сторонами мирового соглашения (см., mutatis mutandis, Постановление Европейского Суда по делу "Геррера и Фуско против Италии" (Guerrera and Fusco v. Italy) от 3 апреля 2003 г., жалоба N 40601/98, §54). Таким образом, я могла бы проголосовать за признание нарушения только статьи 6 Конвенции, что в данном деле не повлекло присуждения компенсации морального вреда.


Несовпадающее особое мнение судьи Э. Штейнер


К сожалению, не могу согласиться с выводом большинства судей в данном деле о том, что имело место нарушение статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции, по следующим причинам:

17 января 2005 г. компания-заявитель достигла соглашения с администрацией г. Хабаровска с целью урегулирования дела. В данном соглашении компания-заявитель явно выразила свой отказ от предъявления материальных требований.

По моему мнению, если бы компания-заявитель была намерена добиваться рассмотрения своей жалобы в Европейском Суде (особенно учитывая то, что ее интересы были представлены юристом), данный пункт должен был быть исключен из текста соглашения. По моему мнению, спор был урегулирован, по сути, посредством достижения именно этого компромисса.

Причина, по которой я пришла к данному выводу, заключается в том, что статья 37 Конвенции предусматривает лучшее основание для принятия в данном деле решения. Статья 37 Конвенции была предусмотрена с той целью, чтобы предоставить Европейскому Суду большую долю усмотрения в тех случаях, когда очевидно, что обстоятельства дела указывают на ситуацию, в которой основные требования заявителя удовлетворялись национальными судами.

Принятие иного решения в данном деле представляется слишком формальным и противоречащим духу статьи 37 Конвенции. Было бы сложно объяснить окружающему миру, почему Европейский Суд, убедившись в том, что заявитель отказывается от имущественных требований к властям Российской Федерации в рамках соглашения, достигнутого сторонами по доброй воле, решил продолжить рассмотрение дела, которое в настоящее время является абстрактным.



Постановление Европейского Суда по правам человека от 14 июня 2007 г. Дело "Общество с ограниченной ответственностью "Производственно-торговая компания "Меркурий" (OOO PTK "Merkuriy") против Российской Федерации" (жалоба N 3790/05) (Первая Секция)


Текст Постановления опубликован в Бюллетене Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 10/2008.


Перевод редакции Бюллетеня Европейского Суда по правам человека


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение

Если вы являетесь пользователем системы ГАРАНТ, то Вы можете открыть этот документ прямо сейчас, или запросить его через Горячую линию в системе.