Постановление Европейского Суда по правам человека от 26 июля 2007 г. Дело "Баранкевич (Barankevich) против Российской Федерации" (жалоба N 10519/03) (Первая Секция)

Европейский Суд по правам человека
(Первая Секция)


Дело "Баранкевич (Barankevich) против Российской Федерации"
(Жалоба N 10519/03)


Постановление Суда


Страсбург, 26 июля 2007 г.


Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), заседая Палатой в составе:

Х.Л. Розакиса, Председателя Палаты,

Н. Ваич,

А. Ковлера,

Э. Штейнер,

Х. Гаджиева,

Д. Шпильманна,

С.Э. Йебенса, судей,

а также при участии С. Нильсена, Секретаря Секции Суда,

заседая за закрытыми дверями 5 июля 2007 г.,

вынес в тот же день следующее Постановление:


Процедура


1. Дело было инициировано жалобой N 10519/03, поданной против Российской Федерации в Европейский Суд по правам человека (далее - Европейский Суд) в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция) гражданином Российской Федерации Петром Ивановичем Баранкевичем (далее - заявитель) 25 февраля 2003 г.

2. Интересы заявителя в Европейском Суде представлял С. Сычев, адвокат, практикующий в г. Москве. Власти Российской Федерации в Европейском Суде были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П.А. Лаптевым.

3. Заявитель жаловался на нарушение прав на свободу религии и мирных собраний.

4. Решением от 20 октября 2005 г. Европейский Суд признал жалобу приемлемой.

5. Власти Российской Федерации, в отличие от заявителя, представили дополнительные письменные объяснения (пункт 1 правила 59 Регламента Суда). Европейский Суд решил, проведя консультации со сторонами, что не требуется слушание дела по существу (пункт 3 статьи 59 Регламента Суда in fine* (*In fine (лат.) - в конце (прим. переводчика).)).


Факты


I. Обстоятельства дела


6. Заявитель родился в 1960 г. и проживает в г. Чехове Московской области. Он является пастором Церкви евангельских христиан "Благодать Христова".

7. 9 сентября 2002 г. заявитель обратился в Администрацию г. Чехова за разрешением на проведение публичного богослужения с 11 до 13 часов 22 или 29 сентября 2002 г.

8. 20 сентября 2002 г. заместитель главы Администрации г. Чехова отказал в разрешении. В частности, он указал, что Администрация г. Чехова неоднократно сообщала заявителю о невозможности проведения богослужений на городских территориях общего пользования (площадях, улицах, парках и так далее). Заявителю было рекомендовано проводить богослужения и иные религиозные обряды по юридическому адресу церкви или в иных помещениях, которыми владеют или пользуются ее последователи.

9. 26 сентября 2002 г. заявитель обжаловал отказ городской администрации в суд. Он ссылался на нарушения прав на свободу религии и собраний.

10. 11 октября 2002 г. Чеховский городской суд Московской области рассмотрел требования заявителя и отклонил их. Суд отметил, что согласно действующему законодательству публичные богослужения и другие религиозные обряды проводятся с разрешения органа местного самоуправления. Далее он указал:

"Обжалуемый отказ соответствует закону, так как он является обоснованным. Поскольку Церковь евангелических христиан исповедует религию, отличную от религии, признаваемой большинством местного населения, и учитывая, что в Чеховском районе действуют более 20 религиозных организаций различных направлений, проведение одной из них богослужения на территории общего пользования может привести к... недовольству приверженцев других религиозных направлений и нарушениям общественного порядка.

При таких обстоятельствах обжалуемые действия Администрации г. Чехова не нарушают права Церкви евангелических христиан "Благодать Христова", поскольку не препятствуют проведению богослужений в культовых зданиях или иных помещениях, предназначенных для этой цели".

11. Заявитель обжаловал судебное решение. 4 ноября 2002 г. Московский областной суд оставил без изменения судебное решение от 11 октября 2002 г.


II. Применимое национальное законодательство


12. Федеральный закон "О свободе совести и о религиозных объединениях" N 125-ФЗ от 26 сентября 1997 г. предусматривал, что публичные богослужения, иные религиозные обряды и церемонии осуществляются в порядке, предусмотренном для проведения митингов, шествий и демонстраций (статья 16).

13. Указ Президиума Верховного Совета СССР N 9306-XI от 28 июля 1988 г. (который на тот момент действовал в соответствии с Указом Президента Российской Федерации N 524 от 25 мая 1992 г.) предусматривал, что организаторы собрания обязаны направить письменное заявление местным властям не позднее чем за 10 дней до его проведения (пункт 2). Власти обязаны сообщить о принятом решении не позднее чем за пять дней до проведения собрания (пункт 3). Проведение собрания может быть запрещено, если его цель противоречит Конституции или угрожает общественному порядку или безопасности граждан.


Право


I. Предполагаемое нарушение статей 9 и 11 Конвенции


14. Заявитель обжаловал в соответствии со статьями 9 и 11 Конвенции запрет на проведение публичного богослужения в городском парке.

15. Европейский Суд отмечает, что в соответствии с российским законодательством публичные богослужения проводятся в порядке, предусмотренном для митингов, шествий и демонстраций (см. §12 настоящего Постановления). Запрет был применен на основании нормативно-правового акта, регулирующего проведение публичных собраний и устанавливающего ограничения на свободу собраний. Вопрос, связанный со свободой убеждений, в данном деле не может быть отделен от вопроса, связанного со свободой собраний. Европейский Суд, таким образом, полагает, что статья 11 Конвенции имеет приоритет как lex specialis* (*Lex specialis (лат.) - специальный закон, специальная норма; при расхождении общего и специального закона действует специальный закон (прим. переводчика). ) в отношении собраний, и будет рассматривать данное дело преимущественно на основании статьи 11 Конвенции, истолкованной в свете статьи 9 Конвенции (см. подобный подход в Решении Европейской комиссии по правам человека от 19 октября 1998 г. по делу "Пендрэгон против Соединенного Королевства" (Pendragon v. United Kingdom), жалоба N 31416/96; Решении Европейской комиссии по правам человека от 6 апреля 1995 г. по делу "Рэй, Оллмонд и компания "Негошиэйт нау" против Соединенного Королевства" (Rai, Allmond and "Negotiate Now" v. United Kingdom), жалоба N 25522/94; и Решении Европейской комиссии по правам человека от 17 октября 1985 г. по делу "Платформа "Врачи за жизнь" против Австрии" (Plattform "Аrzte fur das Leben" v. Austria), жалоба N 10126/82).

16. Статьи 9 и 11 Конвенции предусматривают:


Статья 9 Конвенции

"1. Каждый имеет право на свободу мысли, совести и религии; это право включает свободу менять свою религию или убеждения и свободу исповедовать свою религию или убеждения как индивидуально, так и сообща с другими, публичным или частным порядком в богослужении, обучении, отправлении религиозных и культовых обрядов.

2. Свобода исповедовать свою религию или убеждения подлежит лишь тем ограничениям, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах общественной безопасности, для охраны общественного порядка, здоровья или нравственности или для защиты прав и свобод других лиц".


Статья 11 Конвенции

"1. Каждый имеет право на свободу мирных собраний и на свободу объединения с другими_

2. Осуществление этих прав не подлежит никаким ограничениям, кроме тех, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, в целях предотвращения беспорядков и преступлений, для охраны здоровья и нравственности или защиты прав и свобод других лиц_".


A. Имело ли место вмешательство властей в права заявителя


17. Заявитель утверждал, что отказ в разрешении на проведение богослужения в городском парке представлял собой вмешательство властей в его права, предусмотренные статьями 9 и 11 Конвенции.

18. Власти Российской Федерации возражали, что заявителю не препятствовали в проведении богослужения в культовых зданиях или иных помещениях, предназначенных для этой цели. Ему лишь было отказано в разрешении провести богослужение на территории общего пользования.

19. Европейский Суд отмечает, что заявитель обжаловал отказ в разрешении на проведение богослужения в городском парке 22 или 29 сентября 2002 г., а не ограничение его права исповедовать религию в целом. При таких обстоятельствах довод властей Российской Федерации, что заявитель мог совершать богослужения в культовых зданиях или иных помещениях, предназначенных для этой цели, не относится к делу.

20. Заявитель намеревался организовать религиозное собрание в городском парке. Он обратился в городскую администрацию за разрешением. Однако городская администрация отказала ему. Отказ в разрешении на организацию собрания представлял собой вмешательство в права заявителя, предусмотренные статьей 11 Конвенции, истолкованной в свете статьи 9 Конвенции.


B. Являлось ли вмешательство в права заявителя обоснованным


1. Доводы сторон


21. Заявитель утверждал, что вмешательство в его право на свободу религии и собраний не было предусмотрено законом, поскольку заместитель главы Администрации г. Чехова не привел оснований для отказа. Если власти считали, что проведение собрания в предполагаемом месте могло нарушить общественный порядок, они могли предложить иное место или время. Безусловный запрет на богослужения на территориях общего пользования являлся несоразмерным. Кроме того, он утверждал, что опасения властей относительно того, что мирное собрание повлечет нарушение общественного порядка, были необоснованными. В 1998 г. церковь проводила публичные богослужения в г. Чехове, которые не повлекли каких-либо волнений. Представителям иных религиозных организаций, например, Русской православной церкви, было разрешено проводить публичные богослужения, и это также не повлекло каких-либо беспорядков в городе.

22. Власти Российской Федерации отмечали, что действующее на тот момент законодательство предусматривало обязанность лица, которое намеревается провести публичное собрание или богослужение, получить предварительное разрешение властей. В настоящем деле решение об отказе в разрешении было рассмотрено национальными судами, которые признали его законным и обоснованным. В любом случае в 2004 году был принят новый закон о собраниях, митингах, шествиях, демонстрациях и пикетированиях и обращение за разрешением было заменено простым уведомлением.

23. Власти Российской Федерации, кроме того, указали, что проведение богослужений вне культовых заданий имело целью влияние на убеждения иных лиц. Большинство населения Чеховского района были последователями иных религий, и власти были обязаны защитить их свободу совести и религии. Власти Российской Федерации ссылались на дело "Коккинакис против Греции", где Европейский Суд пришел к выводу, что в демократических обществах, в рамках которых сосуществуют несколько религий, может быть необходимо установление ограничений на свободу религии с целью примирения интересов различных групп и обеспечения уважения убеждений каждого (см. Постановление Европейского Суда от 25 мая 1993 г. по делу "Коккинакис против Греции" (Kokkinakis v. Greece), Series A, N 260-A, p. 18, §33). В Чеховском районе существовали 18 религиозных организаций, и проведение ими публичных богослужений могло привести к недовольству приверженцев иных религий и нарушению общественного порядка.


2. Мнение Европейского Суда


(a) Общие принципы


24. Европейский Суд признает, что свобода мирных собраний, провозглашенная в статье 11 Конвенции, является фундаментальным правом в демократическом обществе и, наряду с правом на свободу мысли, совести и религии, одной из основ такого общества (см. Постановление Европейского Суда по делу "Джавит Ан против Турции" (Djavit An v. Turkey), жалоба N 20652/92, §56, ECHR 2003-III, и упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Коккинакис против Греции", p. 17, §31). В постановлениях Европейского Суда неоднократно отмечалось, что демократия выступает не единственной основой европейского публичного порядка, но Конвенция была разработана для развития и поддержания идеалов и ценностей демократического общества. Европейский Суд подчеркивает, что демократия является единственной политической моделью, предусмотренной Конвенцией и совместимой с ней. В силу пункта 2 статьи 11 Конвенции и пункта 2 статьи 9 Конвенции вмешательство в любое из прав, предусмотренных названными статьями, может быть оправдано лишь необходимостью, возникающей в "демократическом обществе" (см. Постановление Европейского Суда по делу "Христианско-демократическая народная партия против Молдавии" (Christian Democratic People's Party v. Moldova), N 28793/02, §§62-63, ECHR 2006-...).

25. Право на свободу собраний касается как закрытых, так и публичных собраний, а равно собраний в определенном месте и публичных шествий; кроме того, оно может осуществляться отдельными участниками собрания и его организаторами (см. Постановление Европейского Суда от 31 марта 2005 г. по делу "Адали против Турции" (Adaly v. Turkey), жалоба N 38187/97, §266). Государства должны воздерживаться от применения произвольных мер, могущих нарушить право на мирные собрания. Учитывая значимость свободы собрания и объединения и ее тесную связь с демократией, требуются убедительные и непреодолимые причины для оправдания вмешательства в это право (см. Постановление Европейского Суда от 20 октября 2005 г. по делу "Уранио Токсо против Греции" (Ouranio Toxo v. Greece), жалоба N 74989/01, §36, с последующими ссылками).

26. Исследуя обжалуемое вмешательство, Европейский Суд должен проверить, осуществляло ли государство свои дискреционные полномочия разумно, заботливо и добросовестно. Он также должен рассмотреть обжалуемое вмешательство в свете всех обстоятельств дела и решить, было ли оно "соразмерно преследуемой правомерной цели", и являются ли причины, приведенные национальными властями для его обоснования, "относимыми и достаточными". При этом Европейский Суд должен убедиться, что национальные власти применяли стандарты, совместимые с принципами, провозглашенными в статье 11 Конвенции, и, кроме того, что их решения были основаны на надлежащей оценке значимых для дела обстоятельств (см., в частности, упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Христианско-демократическая народная партия против Молдавии", §70).

27. Более того, хотя основной целью статьи 11 Конвенции является защита гражданина против произвольного вмешательства публичных властей в осуществление защищаемых прав, в дополнение может иметь место позитивное обязательство обеспечивать эффективное использование этих прав (см. Постановление Европейского Суда по делу "Уилсон, "Национальный союз журналистов" и другие против Соединенного Королевства" (Wilson, National Union of Journalists and Others v. United Kingdom), жалобы NN 30668/96, 30671/96 и 30678/96, §41, ECHR 2002-V).


(b) Применение вышеприведенных принципов в настоящем деле


28. Европейский Суд приветствует изменение законодательства о публичных собраниях в 2004 году, упомянутое властями Российской Федерации, в результате которого требование о получении предварительного разрешения было заменено простым уведомлением о планируемом собрании. Европейский Суд отмечает, что эти изменения имели место после событий настоящего дела. На тот момент проведение публичных собраний регулировалось Указом 1988 года, который предусматривал право властей запретить собрание, если его цель угрожает общественному порядку или безопасности граждан. В настоящем деле городская администрация использовала это полномочие и отказала в разрешении на проведение заявителем собрания. Европейский Суд признает, что вмешательство властей было "предусмотрено законом" и "преследовало правомерную цель" в значении пункта 2 статьи 9 и пункта 2 статьи 11 Конвенции, а именно предотвращения беспорядков. Остается установить, было ли оно "необходимо в демократическом обществе".

29. Национальные суды обосновали необходимость вмешательства тем, что церковь заявителя исповедовала религию, отличную от религии, признаваемой большинством местного населения. Они сочли, что публичное религиозное собрание, организованное церковью "Благодать Христова", могло вызвать неудовольствие приверженцев иных религиозных направлений и спровоцировать нарушение общественного порядка. Европейский Суд не убежден таким доводом.

30. Обращаясь к признакам "демократического общества", Европейский Суд придает особое значение плюрализму, терпимости и широте взглядов. В таком контексте он признает, что индивидуальные интересы могут в определенных случаях подчиняться интересам группы, но демократия не означает простого главенства взглядов большинства: должно достигаться равновесие, обеспечивающее справедливое и надлежащее отношение к меньшинствам и отсутствие злоупотреблений доминирующим положением (см. Постановление Большой Палаты от 17 февраля 2004 г. по делу "Гожелик и другие против Польши" (Gorzelik and Others v. Poland), жалоба N 44158/98, §90). Европейский Суд далее напоминает, что в демократическом обществе, в рамках которого сосуществуют несколько религий, может быть необходимо налагать ограничения на "свободу исповедовать религию или убеждения" в целях защиты интересов различных групп и обеспечения уважения убеждений каждого. Однако при осуществлении регулятивных полномочий в данной сфере, а также в своем отношении к различным религиями, конфессиям и убеждениям государство обязано сохранять нейтральность и беспристрастность. От этого зависит сохранение плюрализма и надлежащее функционирование демократической системы, и задача властей при таких обстоятельствах заключается не в том, чтобы устранить причину беспокойства в нарушение принципа плюрализма, а в том, чтобы обеспечить терпимость друг к другу представителей противоборствующих групп (см. Постановление Европейского Суда по делу "Церковь Бессарабии и другие против Молдавии" (Metropolitan Church of Bessarabia and Others v. Moldova), жалоба N 45701/99, §§115 и 116, ECHR 2001-XII, с дальнейшими ссылками).

31. В свете вышеизложенных принципов Европейский Суд подчеркивает, что один лишь факт исповедания евангелического христианства меньшинством населения города не мог оправдать вмешательство в права последователей этой религии (см., mutatis mutandis* (*Mutatis mutandis (лат.) - с соответствующими изменениями (прим. переводчика).), Постановление Европейского Суда по делу "Станков и Объединенная македонская организация "Илинден" против Болгарии" (Stankov and the United Macedonian Organisation Ilinden v. Bulgaria), жалобы NN 29221/95 и 29225/95, §89, ECHR 2001-IX). Осуществление конвенционных прав меньшинством при условии одобрения со стороны большинства было бы несовместимо с основополагающими ценностями Конвенции. В такой ситуации права меньшинства на свободу религии, выражения мнения и собрания стали бы исключительно теоретическими, а не практическими и эффективными, как того требует Конвенция (см. Постановление Европейского Суда от 13 мая 1980 г. по делу "Артико против Италии" (Artico v. Italy), Series A, N 37, pp. 15-16, §33).

32. Европейский Суд далее отмечает несомненно мирный характер религиозного собрания, которое планировал провести заявитель. Отсутствовали доказательства того, что кто-либо из участников будет провоцировать насилие или участвовать в нем. Нарушения общественного порядка, таким образом, могли быть вызваны лишь теми жителями города, которые были готовы протестовать с применением насилия против собрания евангелических христиан в городском парке с целью вынудить последних покинуть общественное место путем угроз и насилия. В этой связи Европейский Суд подчеркивает, что свобода собрания, провозглашенная в статье 11 Конвенции, защищает демонстрации, которые могут вызывать недовольство или оскорблять лиц, не разделяющих идеи или требования, которые отстаивают участники демонстрации (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Станков и Объединенная македонская организация "Илинден" против Болгарии", §90). Участники должны иметь возможность продолжать демонстрацию без опасений подвергнуться физическому насилию со стороны противников. Таким образом, в обязанности государств-участников входит принятие разумных и подходящих мер для обеспечения мирного проведения законных демонстраций (см. Постановление Европейского Суда от 21 июня 1988 г. по делу "Платформа "Врачи за жизнь" против Австрии" (Plattform "Arzte fur das Leben" v. Austria), Series A, N 139, p. 12, §§32 и 34).

33. Допуская, что имелась угроза насильственной контрдемонстрации, Европейский Суд заключает, что национальные власти располагали широкой свободой усмотрения в выборе средств, которые бы обеспечили беспрепятственное проведение религиозного собрания, запланированного заявителем (см. Постановление Европейского Суда по делу "Платформа "Врачи за жизнь" против Австрии", там же). Однако отсутствуют признаки того, что решение принималось национальными властями с учетом оценки ресурсов, необходимых для нейтрализации угрозы. Вместо рассмотрения вопроса о мерах, которые позволили бы мирно провести религиозное собрание заявителя, власти установили запрет на него. Они прибегли к наиболее радикальной мере, отказывая заявителю в возможности осуществления прав на свободу религии и собраний. Более того, из формулировки отказа следует, что просьбы заявителя о разрешении на проведение публичного богослужения ранее неоднократно отклонялись без уточнения причин (см. §8 настоящего Постановления). Столь полный запрет не может быть признан обоснованным.

34. Наконец, Европейский Суд не убежден доводом властей Российской Федерации, согласно которому ограничение права заявителя на свободу собрания и религии было обусловлено необходимостью защиты лиц, к обращению которых в свою религию он якобы мог стремиться. Согласно статье 9 Конвенции свобода исповедовать религию охватывает обращение в нее окружающих, более того, если допустить иное, эта статья в части "свободы менять религию или убеждения" могла бы остаться без применения (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Коккинакис против Греции", p. 17, §31). Отсутствуют доказательства того, что заявителем применялись или могли применяться незаконные средства обращения в свою религию, нарушающие права иных лиц (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Станков и Объединенная македонская организация "Илинден" против Болгарии", §105). В любом случае этот довод не приводился национальными властями.

35. Европейский Суд заключает, что запрет религиозного собрания, которое намеревался провести заявитель, не был "необходим в демократическом обществе". Соответственно имело место нарушение статьи 11 Конвенции, истолкованной в свете статьи 9 Конвенции.


II. Предполагаемое нарушение статьи 14 Конвенции во взаимосвязи со статьями 9 и 11 Конвенции


36. Заявитель жаловался, что обращение с ним отличалось от обращения со сторонниками иных религиозных направлений. Европейский Суд полагает, что эта жалоба должна быть рассмотрена в соответствии со статьей 14 Конвенции во взаимосвязи со статьями 9 и 11 Конвенции. Статья 14 Конвенции предусматривает:


"Пользование правами и свободами, признанными в_ Конвенции, должно быть обеспечено без какой бы то ни было дискриминации по признаку пола, расы, цвета кожи, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, принадлежности к национальным меньшин-ствам, имущественного положения, рождения или по любым иным признакам".


37. Власти Российской Федерации утверждали, что довод заявителя, согласно которому представители иных религиозных конфессий пользовались неограниченной возможностью проведения публичных богослужений, являлся предположением, не подкрепленным доказательствами. В 2002 году в Чеховском районе не проводились публичные богослужения какой-либо религиозной конфессии.

38. Заявитель возражал, что иные религиозные организации, такие как Русская православная церковь, пользовались неограниченной возможностью проведения публичных богослужений.

39. Европейский Суд напоминает, что статья 14 Ковенции не применяется самостоятельно, но играет важную роль, дополняя иные положения Конвенции и Протоколов к ней, поскольку защищает лиц, находящихся в аналогичном положении, от любой дискриминации при использовании прав, провозглашенных в других статьях. Если дело рассматривается по материально-правовой статье Конвенции или Протокола к ней, взятой самостоятельно и во взаимосвязи со статьей 14 Конвенции, и было объявлено нарушение материально-правовой статьи, как правило, нет необходимости рассматривать дело также по статье 14 Конвенции (см. Постановление Европейского Суда по делу "Московское отделение Армии спасения против Российской Федерации" (The Moscow Branch of the Salvation Army v. Russia), жалоба N 72881/01, §100, ECHR 2006-..., с последующими ссылками* (*Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 2/2008.)).

40. Учитывая признание Европейским Судом нарушения статьи 11 Конвенции в свете статьи 9 Конвенции, не требуется самостоятельного рассмотрения дела по статье 14 Конвенции (см., например, упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Церковь Бессарабии и другие против Молдавии", §134, и Постановление Европейского Суда от 10 июля 1998 г. по делу "Сидиропулос и другие против Греции" (Sidiropoulos and Others v. Greece), Reports of Judgments and Decisions, 1998-IV, p. 1619, §52).


III. Применение статьи 41 Конвенции


41. Статья 41 Конвенции предусматривает:


"Если Европейский Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Европейский Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".


A. Ущерб


42. Заявитель требовал 100 000 евро в качестве компенсации причиненного морального вреда.

43. Власти Российской Федерации полагали, что требование было "искусственным", необоснованным и "явно преувеличенным". Установление факта нарушения было бы достаточной справедливой компенсацией.

44. Европейский Суд признает, что заявителю был причинен моральный вред, такой как переживания и разочарование вследствие запрета религиозного собрания, примененного в нарушение статьи 11 Конвенции, истолкованной в свете статьи 9 Конвенции, достаточной компенсацией которого не может быть признано установление факта нарушения Конвенции. Однако он находит требуемую заявителем сумму чрезмерной. Осуществляя оценку на основе принципа справедливости, Европейский Суд присуждает заявителю 6 000 евро в качестве компенсации морального вреда.


B. Судебные расходы и издержки


45. Заявитель не представил требований о компенсации судебных расходов и издержек. Соответственно, нет необходимости присуждать компенсацию по данному основанию.


C. Процентная ставка при просрочке платежей


46. Европейский Суд полагает, что процентная ставка при просрочке платежей должна определяться исходя из предельной кредитной ставки Европейского центрального банка плюс три процента.


На основании изложенного Суд единогласно:

1) постановил, что имело место нарушение статьи 11 Конвенции, истолкованной в свете статьи 9 Конвенции;

2) постановил, что отсутствует необходимость рассмотрения жалобы заявителя по статье 14 Конвенции;

3) постановил:

(a) что власти государства-ответчика обязаны в течение трех месяцев с момента вступления настоящего Постановления в силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции выплатить заявителю 6 000 евро (шесть тысяч евро) в качестве компенсации морального вреда, которые подлежат переводу в рубли по курсу, установленному на день выплаты, а также любые налоги, начисляемые на названную сумму;

(b) что с даты истечения указанного трехмесячного срока и до момента выплаты на эти суммы должны начисляться простые проценты, размер которых определяется предельной кредитной ставкой Европейского центрального банка, действующей в период неуплаты, плюс три процента;

4) отклонил оставшуюся часть требований заявителя о справедливой компенсации.


Совершено на английском языке, уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 26 июля 2007 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.


Серен Нильсен
Секретарь Секции Суда

Христос Розакис
Председатель Палаты Суда



Постановление Европейского Суда по правам человека от 26 июля 2007 г. Дело "Баранкевич (Barankevich) против Российской Федерации" (жалоба N 10519/03) (Первая Секция)


Текст Постановления опубликован в Бюллетене Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 10/2008.


Перевод редакции Бюллетеня Европейского Суда по правам человека


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.