Постановление Европейского Суда по правам человека от 15 марта 2007 г. Дело "Гаврикова (Gavrikova) против Российской Федерации" (жалоба N 42180/02) (Первая Секция)

Европейский Суд по правам человека
(Первая Секция)


Дело "Гаврикова (Gavrikova)
против Российской Федерации"
(Жалоба N 42180/02)


Постановление Суда


Страсбург, 15 марта 2007 г.


Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), заседая Палатой в составе:

Х.Л. Розакиса, Председателя Палаты,

Л. Лукаидеса,

Н. Ваич,

А. Ковлера,

Э. Штейнер,

С.Э. Йебенса,

Дж. Малинверни, судей,

а также при участии С. Нильсена, Секретаря Секции Суда,

заседая за закрытыми дверями 20 февраля 2007 г.,

вынес в тот же день следующее Постановление:


Процедура


1. Дело было инициировано жалобой N 42180/02, поданной 14 ноября 2002 г. в Европейский Суд по правам человека (далее - Европейский Суд) против Российской Федерации гражданкой России Розалией Шафигуловной Гавриковой (далее - заявительница) в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция).

2. Интересы заявительницы в Европейском Суде представлял А. Сапегин. Власти Российской Федерации в Европейском Суде были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П.А. Лаптевым.

3. Заявительница жаловалась, в частности, на отказ судов Российской Федерации предоставить ей компенсацию морального вреда в связи со смертью ее гражданского мужа.

4. Решением от 30 июня 2005 г. Европейский Суд объявил жалобу частично приемлемой для рассмотрения по существу.

5. Власти Российской Федерации, но не заявительница, представили свои доводы по существу дела (пункт 1 правила 59 Регламента Суда).


Факты


I. Обстоятельства дела


6. Заявительница, 1962 года рождения, проживает в г. Заречном Свердловской области. В 1984 году она вышла замуж за Игоря Гаврикова, и год спустя у них родился первый сын.

7. 25 мая 1995 г. заявительница оформила развод со своим мужем. Она объясняла это тем, что развод был им необходим для улучшения их жилищных условий. Как у разведенного лица у нее появилось право на получение отдельной квартиры, которую она после этого, действительно, получила. Но вскоре после этого заявительница и ее бывший муж обменяли две квартиры на одну большей площади и продолжили вести свою семейную жизнь. В 1996 году у них родился второй сын.

8. В ночь с 3 на 4 июля 2001 г. Игорь Гавриков погиб в авиакатастрофе. Самолет принадлежал и находился в распоряжении открытого акционерного общества "ВладивостокАвиа" (далее - авиакомпания).

9. Авиакомпания предложила выплатить пострадавшим компенсацию. Однако заявительницу не удовлетворила сумма предложенной компенсации, и она подала исковое заявление к авиакомпании и ее страховщику о компенсации причиненного материального ущерба и морального вреда, а также о произведении страховых выплат в ее пользу. Иск был подан ею от своего имени и от имени своих сыновей.

10. 13 марта 2002 г. Белоярский районный суд Свердловской области частично удовлетворил иск. Суд установил, что требование о возмещении материального ущерба покрывается присуждением единовременной компенсации и ежемесячных выплат из фондов местных органов социальной защиты. Что касается требования заявительницы о компенсации морального вреда, суд установил:


"Исковые требования истицы о возмещении морального вреда в силу статьи 151 Гражданского кодекса Российской Федерации также являются обоснованными. Истица по вине авиакомпании потеряла своего любимого человека, с которым проживала длительное время и имеет двоих детей. Естественно, что при сообщении о внезапной гибели мужа и отца она и дети пережили сильное нервное потрясение. Испытала истица и нравственные страдания при опознании мужа. Тяжелое психическое состояние истицы после смерти подтверждается справками о ее лечении. Испытывает она нравственные страдания и в настоящее время, поскольку у нее осталось двое несовершеннолетних детей, которых надо растить и учить. Это было бы ей легче делать совместно с мужем. Ответчиком нарушено право истицы проживать полной семьей с мужем и право детей иметь отца. Нравственные страдания причинены и несовершеннолетним детям погибшего, которые выражаются в нарушении их права быть воспитанными отцом...".


11. Суд постановил, что авиакомпания должна выплатить 20 000 рублей заявительнице и по 200 000 рублей каждому сыну в качестве компенсации морального вреда.

12. 14 июня 2002 г. судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда отменила решение от 13 марта 2002 г. в части, касающейся требований заявительницы о компенсации морального вреда:


"Как установлено судом и подтверждается материалами дела, истица в 1995 году расторгла брак с Гавриковым И.Л. В силу законодательства она не является родственницей погибшего в авиакатастрофе Гаврикова И.Л. Поэтому правила, касающиеся компенсации морального вреда, связанные с утратой родственника, не могут быть распространены на Гаврикову Р.Ш., и психологическая травма истицы, связанная со смертью бывшего супруга, правового значения не имеет. На этом основании коллегия... выносит новое решение, по которому отказывает Гавриковой Р.Ш. в иске о компенсации морального вреда".


13. 5 августа 2005 г. Верховный Суд Российской Федерации рассмотрел надзорную жалобу, поданную заявительницей, и направил дело на рассмотрение по существу в президиум Свердловского областного суда.

14. 5 октября 2005 г. президиум Свердловского областного суда признал надзорную жалобу заявительницы обоснованной. Он отметил, что закон не ставит право на получение компенсации морального вреда в зависимость от наличия состояния в браке. Семейные связи могут возникать не только из брака или кровного родства, и смерть кормильца может причинить моральный вред не только супругу или кровным родственникам, но и другим членам семьи. Далее президиум признал, что выводы Белоярского районного суда Свердловской области о том, что заявительница и ее погибший гражданский муж проживали совместно и что эта смерть причинила заявительнице моральные страдания и стала причиной нервного стресса, не оспаривались. При данных обстоятельствах решение Свердловского областного суда об отказе в предоставлении компенсации заявительнице не являлось законным. На этих основаниях президиум отменил решение судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда в части, касающейся компенсации морального вреда, причиненного заявительнице, и направил дело в данной части на новое рассмотрение.

15. 6 декабря 2005 г. Заречный районный суд Свердловской области установил, что заявительнице причинен моральный вред ввиду смерти ее гражданского мужа. Суд отметил, что ее неимущественные права на гражданскую семью и родительскую заботу о детях были нарушены и что заявительнице причинена психическая травма и заявительница страдает от депрессии. Заречный районный суд Свердловской области указал, что закон не ограничивает возможность получения компенсации морального вреда кругом лиц, состоящих в зарегистрированном браке. Оценив напряженность страданий заявительницы, степень вины причинителя вреда, применив принципы разумности и справедливости, Заречный районный суд Свердловской области присудил заявительнице 200 000 рублей в отношении компенсации морального вреда, причиненного ей в связи со смертью ее гражданского мужа.

16. 14 марта 2006 г. судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда оставила данное судебное решение без изменения.


II. Применимое национальное законодательство


17. Статья 151 Гражданского кодекса Российской Федерации предусматривает, что суд вправе присудить компенсацию морального вреда (то есть вреда, причиненного в результате душевных или физических страданий) лицу, которое утверждает о причинении ему такого вреда в результате нарушения его личных нематериальных прав. В целях определения размера компенсации морального вреда суд должен учитывать степень вины стороны, его причинившей, и степень душевных или физических страданий, а также индивидуальные личностные качества пострадавшей стороны.

18. Пункт 2 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 г. N 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда" гласит:


"Под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина.

Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников...".


Право


I. Предполагаемое нарушение статей 8 и 14 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции


19. Заявительница жаловалась на то, что, отказав ей в присуждении компенсации морального вреда в связи со смертью ее гражданского мужа, национальные власти нарушили ее право на уважение частной и семейной жизни. Европейский Суд решил также рассмотреть данную часть жалобы с точки зрения статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции, взятой отдельно и в совокупности со статьей 14 Конвенции. Указанные положения гласят:


Статья 8 Конвенции. Право на уважение частной и семейной жизни


"1. Каждый имеет право на уважение его личной и семейной жизни, его жилища и его корреспонденции.

2. Не допускается вмешательство со стороны публичных властей в осуществление этого права, за исключением случаев, когда такое вмешательство предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц".


Статья 14 Конвенции. Запрещение дискриминации


"Пользование правами и свободами, признанными в настоящей Конвенции, должно быть обеспечено без какой бы то ни было дискриминации по признаку пола, расы, цвета кожи, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, принадлежности к национальным меньшинствам, имущественного положения, рождения или по любым иным признакам".


Статья 1 Протокола N 1 к Конвенции. Защита собственности


"Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.

Предыдущие положения не умаляют права государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других сборов или штрафов".


20. Власти Российской Федерации утверждали, что заявительница более не является "жертвой" предполагаемого нарушения, после того как президиум Свердловского областного суда признал несправедливость ранее вынесенных судебных решений и направил дело на новое рассмотрение. В ходе нового судебного разбирательства Заречный районный суд Свердловской области удовлетворил исковые требования заявительницы.

21. Прежде всего Европейский Суд рассмотрит вопрос о том, может ли заявительница продолжать утверждать, что является "жертвой" предполагаемого нарушения ее прав, гарантируемых Конвенцией и Протоколами к ней. Европейский Суд напомнил, что заявительница может утверждать, что является "жертвой" нарушения по смыслу статьи 34 Конвенции, не только если она имела статус жертвы на момент подачи ею жалобы, но этот статус должен сохраняться на всех стадиях рассмотрения дела. Европейский Суд напомнил, что решение или мера, принимаемые в пользу заявительницы, в принципе не достаточны для того, чтобы лишать его статуса "жертвы", пока национальные власти не признают, прямо или косвенно, факт нарушения Конвенции и не предоставят соответствующую компенсацию (см. Постановление Европейского Суда по делу "Амюур против Франции" (Amuur v. France) от 25 июня 1996 г., Reports of Judgments and Decisions 1996-1 II, p. 846, §36).

22. В настоящем деле предполагаемое нарушение исходило из определения судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 14 июня 2002 г., согласно которому требования заявительницы о компенсации морального вреда, причиненного в результате смерти ее гражданского мужа, были отклонены на том основании, что они не состояли в браке. 5 октября 2005 г. президиум Свердловского областного суда отменил данное определение в этой части как незаконное, установив, что право на получение компенсации морального вреда не состоит в зависимости от официальной регистрации брака. Дело было направлено на новое рассмотрение, завершившееся вынесением решения о присуждении денежной суммы заявительнице.

23. Европейский Суд отметил, что, отменив определение судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 14 июля 2002 г., президиум признал, что правовых оснований для разного подхода при присуждении компенсации морального вреда к парам, состоящим в браке и не состоящим в нем, не имелось. Поскольку заявительница и ее погибший гражданский муж вместе проживали и растили детей, она имела законное ожидание получить компенсацию морального вреда, причиненного в результате смерти гражданского мужа. По мнению Европейского Суда, этот вывод представляет собой признание нарушения прав заявительницы, гарантируемых Конвенцией, на которое она жаловалась. Остается рассмотреть, была ли заявительнице предоставлена соответствующая компенсация за нарушение. Европейский Суд отметил, что в последовавшем судебном разбирательстве Заречный районный суд Свердловской области и Свердловский областной суд присудили заявительнице сумму в размере 200 000 рублей в качестве компенсации морального вреда, что в десять раз больше суммы, присужденной первоначально решением Белоярского районного суда Свердловской области от 13 марта 2002 г.

24. При данных обстоятельствах Европейский Суд пришел к выводу, что решение президиума Свердловского областного суда от 5 октября 2005 г., взятое в совокупности с последовавшим судебным разбирательством, представляет собой признание нарушения и достаточное устранение предполагаемых нарушений прав заявительницы. Таким образом, заявительница более не является "жертвой" по смыслу статьи 34 Конвенции.

25. Соответственно, нарушение статей 8 и 14 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции отсутствует.


На основании изложенного Суд единогласно:

постановил, что нарушение статей 8 и 14 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции места не имело.


Совершено на английском языке, и уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 15 марта 2007 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.


Серен Нильсен
Секретарь Секции Суда

Христос Розакис
Председатель Палаты Суда



Постановление Европейского Суда по правам человека от 15 марта 2007 г. Дело "Гаврикова (Gavrikova) против Российской Федерации" (жалоба N 42180/02) (Первая Секция)


Текст Постановления опубликован в Бюллетене Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 11/2008


Перевод редакции Бюллетеня Европейского Суда по правам человека


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение