Постановление Европейского Суда по правам человека от 7 июня 2007 г. Дело "Довгучиц (Dovguchits) против Российской Федерации" (жалоба N 2999/03) (Первая Секция)

Европейский Суд по правам человека
(Первая Секция)


Дело "Довгучиц (Dovguchits)
против Российской Федерации"
(Жалоба N 2999/03)


Постановление Суда


Страсбург, 7 июня 2007 г.


Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), заседая Палатой в составе:

Х.Л. Розакиса, Председателя Палаты,

Л. Лукаидеса,

Н. Ваич,

А. Ковлера,

Э. Штейнер,

Х. Гаджиева,

Д. Шпильманна, судей,

а также при участии С. Нильсена, Секретаря Секции Суда,

заседая за закрытыми дверями 15 мая 2007 г.,

вынес в тот же день следующее Постановление:


Процедура


1. Дело было инициировано жалобой N 2999/03, поданной против Российской Федерации в Европейский Суд по правам человека (далее - Европейский Суд) в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция) гражданином Российской Федерации Евгением Анатольевичем Довгучицом (далее - заявитель) 2 декабря 2002 г.

2. Интересы заявителя были представлены В. Гандзюком, юристом, практикующим в г. Рязани. Власти Российской Федерации первоначально были представлены бывшим Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П.А. Лаптевым, а впоследствии Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека В.В. Милинчук.

3. 13 мая 2003 г. Европейский Суд официально уведомил власти Российской Федерации о рассмотрении жалобы заявителя. Согласно положениям пункта 3 статьи 29 Конвенции Европейский Суд принял решение рассмотреть жалобу по существу одновременно с принятием решения по вопросу о ее приемлемости. 10 апреля 2006 г. Европейский Суд предложил сторонам ответить на дополнительные вопросы.

4. Власти Российской Федерации возражали против рассмотрения жалобы по существу одновременно с принятием решения по вопросу о ее приемлемости. Рассмотрев возражение властей Российской Федерации, Европейский Суд отклонил его.


Факты


5. Заявитель, 1956 года рождения, проживает в г. Рязани. Заявитель является бывшим военнослужащим.

6. В 2002 году заявитель обратился в суд с иском к войсковой части, где он проходил службу, о взыскании причитавшихся ему денежных средств за период его нахождения в 1996 году в командировке в зоне чрезвычайного положения на территории Республики Таджикистан.

7. 22 февраля 2002 г. Рязанский гарнизонный военный суд удовлетворил требование заявителя и присудил ему 163 732 рубля 80 копеек. Указанное судебное решение не было обжаловано и вступило в законную силу.

8. 3 апреля 2002 г. заявителем был получен исполнительный лист, который он представил в управление Федерального казначейства по Рязанской области. 26 апреля 2002 г. после отказа управления Федерального казначейства исполнить требования, содержавшиеся в исполнительном листе, заявитель направил его в Министерство финансов Российской Федерации.

9. 30 сентября 2002 г. заявитель был уволен с военной службы.

10. 16 июля 2003 г. президиум Московского окружного военного суда отменил в порядке надзора судебное решение от 22 февраля 2002 г. и направил дело на новое рассмотрение в Рязанский гарнизонный военный суд.

11. 15 сентября 2003 г. Рязанский гарнизонный военный суд решил оставить иск заявителя без рассмотрения в связи с его неявкой в два судебных заседания.

12. 12 августа 2004 г. Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации, рассмотрев дело в порядке надзора, установила, что заявитель не был надлежащим образом вызван в заседание Рязанского гарнизонного военного суда, отменила определение президиума Московского окружного военного суда от 16 июля 2003 г. и определение Рязанского гарнизонного военного суда от 15 сентября 2003 г. и направила дело на новое рассмотрение в Московский окружной военный суд.

13. 15 сентября 2004 г. президиум Московского окружного военного суда рассмотрел дело в порядке надзора и присудил заявителю 56 311 рублей 20 копеек, отказав в удовлетворении его остальных требований.

14. В январе 2005 г. заявитель обратился в Военную коллегию Верховного Суда Российской Федерации с надзорной жалобой на постановление президиума Московского окружного военного суда от 15 сентября 2004 г. В удовлетворении его жалобы было отказано 3 мая 2005 г.

15. В июле 2005 г. заявитель безрезультатно обращался к Председателю Верховного Суда Российской Федерации с надзорной жалобой на постановление президиума Московского окружного военного суда от 15 сентября 2004 года. 10 августа 2005 г. заместитель Председателя Верховного Суда Российской Федерации отказал заявителю в возбуждении надзорного производства.


Право


I. Предполагаемое нарушение статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции в связи с отменой судебного решения от 22 февраля 2002 г.


16. Заявитель утверждал, что отмена вступившего в силу решения Рязанского гарнизонного военного суда от 22 февраля 2002 г., принятого в его пользу, нарушила его "право на суд" и право на беспрепятственное пользование имуществом. Европейский Суд полагает, что данная жалоба подлежит рассмотрению в свете положений пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции, которые в части, применимой к данному делу, предусматривают:


Пункт 1 статьи 6 Конвенции


"Каждый при определении его гражданских прав и обязанностей... имеет право на справедливое... разбирательство дела... судом...".


Статья 1 Протокола N 1 к Конвенции


"Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права...".


A. Доводы сторон


17. Власти Российской Федерации, сославшись на Постановления Большой Палаты Европейского Суда по делу "Пеллегрэн против Франции" (Pellegrin v. France) (жалоба N 28541/95, ECHR 1999-VIII) и Постановление Европейского Суда по делу "Канаев против Российской Федерации" (Kanayev v. Russia) (от 27 июля 2006 г. N 43726/02), утверждали, что жалоба заявителя на нарушение статьи 6 Конвенции несовместима ratione materiae* (* Ratione materiae (лат.) - "ввиду обстоятельств, связанных с предметом рассмотрения", критерий существа обращения, применяемый при оценке приемлемости жалобы Европейским Судом (прим. переводчика).) с положениями Конвенции, поскольку сам заявитель являлся военнослужащим, а судебное решение, принятое в его пользу, касалось выплаты ему задолженности по суточным. Власти Российской Федерации также утверждали, что статья 1 Протокола N 1 к Конвенции неприменима в данном деле, поскольку в распоряжении заявителя отсутствовало "имущество" по смыслу указанной статьи, так как не было установлено его право на получение выплат в требуемом размере. Таким образом, в распоряжении заявителя не было ни "существующего имущества", ни "законного ожидания" получить такое имущество. Что касается существа жалобы заявителя, власти Российской Федерации отметили, что решение Рязанского гарнизонного военного суда от 22 февраля 2002 г. было отменено, поскольку указанный суд неправильно истолковал и применил нормы материального права.

18. Заявитель возразил, утверждая, что отмена вступившего в законную силу судебного решения от 22 февраля 2002 г. нарушила принцип правовой определенности и лишила его права получить денежные средства, которые он ожидал получить на законном основании.


B. Мнение Европейского Суда


1. Пункт 1 статьи 6 Конвенции


(a) Приемлемость жалобы


19. Власти Российской Федерации оспаривали применимость положений статьи 6 Конвенции к делу заявителя.

20. Европейский Суд в связи с этим отмечает, во-первых, что сторонами не оспаривалось право заявителя на получение задолженности по выплатам, причитавшимся ему за период нахождения в командировке в зоне чрезвычайного положения на территории Республики Таджикистан в 1996 году. Суды Российской Федерации не отказали заявителю в удовлетворении его требований в связи с их необоснованностью. Напротив, решением Рязанского гарнизонного военного суда от 22 февраля 2002 г., вступившим в законную силу, требования заявителя были удовлетворены, и ему были присуждены соответствующие денежные средства. Таким образом, спор, стороной которого выступал заявитель, касался "права", признанного законодательством Российской Федерации.

21. Тем не менее спор сторон по настоящей жалобе касался того обстоятельства, является ли данное право "гражданско-правовым" по своей сути. Власти Российской Федерации, ссылаясь на упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Пеллегрэн против Франции", утверждали, что статья 6 Конвенции неприменима в данном деле, поскольку споры по искам государственных служащих, например, военнослужащих, касающиеся условий прохождения ими службы, исключены из сферы ее действия.

22. Европейский Суд допускает, что в Постановлении по делу "Пеллегрэн против Франции" он предпринял попытку вывести автономное толкование понятия "государственная служба". С этой целью Европейский Суд установил новый функциональный критерий, основанный на характере выполняемых работником обязанностей.

23. Тем не менее в своем недавнем Постановлении Большой Палаты по делу "Вильо Эскелинен и другие против Финляндии" ((Vilho Eskelinen and Others v. Finland) от 19 апреля 2007 г., жалоба N 63235/00) Европейский Суд постановил, что функциональный критерий, установленный в Постановлении по делу "Пеллегрэн против Франции", вопреки поставленной цели не упростил решение вопроса относительно применения статьи 6 Конвенции в делах, где стороной выступает государственный служащий, и даже не внес большую ясность в данный вопрос (§55). По этой причине Европейский Суд решил развить функциональный критерий, предложенный в Постановлении по делу "Пеллегрэн против Франции", и разработал следующий подход:


"В итоге для того, чтобы власти государства-ответчика имели возможность сослаться на статус заявителя как государственного служащего, чтобы исключить действие в отношении него статьи 6 Конвенции, необходимо соблюдение двух условий. Во-первых, государство в своем законодательстве должно явно исключить доступ к суду определенных служащих или категории служащих. Во-вторых, такое исключение должно быть объективно обосновано государственными интересами. Сам по себе факт, что заявитель работает в подразделении или органе, участвующем в осуществлении властных полномочий в соответствии с нормами публичного права, не является решающим. Для обоснования такого исключения установление того, что государственный служащий участвует в реализации властных полномочий или что существуют, выражаясь словами Европейского Суда в Постановлении Европейского Суда по делу "Пеллегрэн против Франции", "особые узы доверия и лояльности" между государственным служащим и государством как его работодателем, не является достаточным для государства. Государство также должно продемонстрировать, что предмет спора связан с реализацией государственных полномочий и что он может нарушить эти "особые узы". Таким образом, не может в принципе существовать обоснования для исключения из сферы действия статьи 6 Конвенции обычных трудовых споров, например, касающихся взыскания заработной платы, пособий и аналогичных выплат, в соответствии с особой природой отношений между конкретным государственным служащим и государством-ответчиком. Всегда будет существовать презумпция применения статьи 6 Конвенции к спору. Таким образом, именно власти государства-ответчика должны доказать, что, во-первых, право государственного служащего на доступ к суду не предусмотрено национальным законодательством, и, во-вторых, что исключение прав государственного служащего, гарантированных статьей 6 Конвенции, является обоснованным" (см. Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Вильо Эскелинен и другие против Финляндии" (Vilho Eskelinen and Others v. Finland) от 19 апреля 2007 г., жалоба N 63235/00, §62).


24. Возвращаясь к обстоятельствам данного дела, Европейский Суд отмечает, что в соответствии с национальным законодательством заявитель обладал правом на доступ к суду. Он воспользовался своим правом и обратился в суд с иском к своему работодателю. Рязанский гарнизонный военный суд рассмотрел исковые требования заявителя и удовлетворил их, присудив ему соответствующую сумму задолженности. После отмены в порядке надзора вступившего в законную силу судебного решения от 22 февраля 2002 г. требования заявителя были вновь рассмотрены и удовлетворены частично. Ни суды Российской Федерации, ни власти Российской Федерации не утверждали, что национальная правовая система воспрепятствовала реализации заявителем его права на доступ к суду. Следовательно, статья 6 Конвенции применима в данном деле (см. упоминавшееся выше Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Вильо Эскелинен и другие против Финляндии", §63).

25. Европейский Суд далее отмечает, что данная жалоба не является явно необоснованной по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции; она не является неприемлемой по иным основаниям. Следовательно, данная жалоба должна быть объявлена приемлемой.


(b) Существо жалобы


26. Европейский Суд напоминает, что право на судебное разбирательство, гарантированное пунктом 1 статьи 6 Конвенции, должно толковаться в свете Преамбулы к Конвенции, в соответствующей части которой принцип господства права признается частью общего наследия Договаривающихся Государств. Одним из основополагающих аспектов господства права является принцип правовой определенности, который, среди прочего, требует, чтобы принятое судами окончательное решение не могло быть оспорено (см. Постановление Европейского Суда по делу "Брумареску против Румынии" (Brumarescu v. Romania) от 28 октября 1999 г., Reports of Judgments and Decisions 1999-VII, §61).

27. Данный принцип предполагает, что стороны не вправе добиваться пересмотра судебного решения лишь в целях повторного рассмотрения дела и вынесения нового решения. Полномочия вышестоящих судов по отмене или внесению изменений в окончательные и подлежащие исполнению судебные решения должны осуществляться в целях исправления существенных ошибок. Одна лишь возможность существования двух точек зрения по делу не может служить основанием для пересмотра. Отклонение от этого принципа оправдано, только если это необходимо при наличии существенных и бесспорных обстоятельств (см. mutatis mutandis* (* Mutatis mutandis (лат.) - с соответствующими изменениями (прим. переводчика).), Постановление Европейского Суда по делу "Рябых против Российской Федерации" (Ryabykh v. Russia), жалоба N 52854/99, §52, ECHR 2003-X* (* Опубликовано в "Путеводителе по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека за 2003 год".) Постановление Европейского Суда по делу "Праведная против Российской Федерации" (Pravednaya v. Russia) от 18 ноября 2004 г., жалоба N 69529/01, §25* (* Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 5/2005.)

28. Европейский Суд напоминает, что пункт 1 статьи 6 Конвенции гарантирует каждому в случае спора о его гражданских правах и обязанностях право на разбирательство дела судом. Таким образом, это положение воплощает в себе "право на суд", в котором право на доступ к суду, то есть право на обращение в суд с гражданско-правовыми вопросами, составляет один из аспектов. Однако это право было бы иллюзорным, если бы правовая система Договаривающегося Государства допускала, чтобы вступившее в законную силу и подлежащее исполнению судебное постановление было отменено вышестоящим судом по протесту государственного должностного лица, чье полномочие по принесению такого протеста не ограничено каким-либо сроком, таким образом, что судебные решения подлежат опротестованию в течение неопределенного срока (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Рябых против Российской Федерации", §§54-56).

29. Европейский Суд отмечает, что 22 февраля 2002 г. Рязанский гарнизонный военный суд удовлетворил требования заявителя и присудил ему денежные средства. Указанное судебное решение не было обжаловано и вступило в законную силу. 16 июля 2003 г. судебное решение от 22 февраля 2002 г. было отменено судом надзорной инстанции, и дело было направлено на новое рассмотрение. Несмотря на то, что определение суда надзорной инстанции от 16 июля 2003 г. было также отменено в порядке надзора, данное обстоятельство не изменило ситуацию заявителя. Отмена определения от 16 июля 2003 г. означала пересмотр дела, но только судом надзорной инстанции, а не нижестоящим судом.

30. Европейский Суд напоминает, что он устанавливал нарушение права заявителя на суд, гарантированного пунктом 1 статьи 6 Конвенции, во многих делах, где судебные решения, вступившие в законную силу и ставшие обязательными для исполнения, впоследствии отменялись выше-стоящим судом по протесту государственного должностного лица или по жалобе стороны по делу, особенно когда, как в данном деле, с даты вступления судебного решения, принятого в пользу заявителя, и до дня возбуждения надзорного производства истек значительный период времени (см. Постановление Европейского Суда по делу "ОАО "Росэлтранс" против Российской Федерации" (Roseltrans v. Russia) от 21 июля 2005 г., жалоба N 60974/00, §§27-28* (* Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 3/2006.) Постановление Европейского Суда по делу "Волкова против Российской Федерации" (Volkova v. Russia) от 5 апреля 2005 г., жалоба N 48758/99, §§34-36* (* Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 11/2006.) упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Рябых против Российской Федерации", §§51-56; Постановление Европейского Суда по делу "Борщевский против Российской Федерации" (Borshchevskiy v. Russia) от 21 сентября 2006 г., жалоба N 14853/03, §§46-48* (* Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 3/2008.); и Постановление Европейского Суда по делу "Нелюбин против Российской Федерации" (Nelyubin v. Russia) от 2 ноября 2006 г., жалоба N 14502/04, §§28-30* (* Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 8/2007.)). Более того, в Постановлении по делу "Кот против Российской Федерации"* (* Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 5/2008.) Европейский Суд отметил:


"Неизбежно, что при разбирательстве по гражданскому делу стороны будут иметь противоположные точки зрения по вопросу применения материального права. Суды призваны рассмотреть доводы сторон, гарантируя честность и состязательность разбирательства, и вынести свое решение по заявленным требованиям. Европейский Суд отмечает, что прежде чем была подана надзорная жалоба, дело заявителя трижды рассматривалось по существу судами первой и кассационной инстанций. Заявлений о том, что суды действовали за рамками своей компетенции или в процессе разбирательства были допущены существенные нарушения процессуального права, не поступало. Тот факт, что президиум областного суда не согласился с решениями судов первой и кассационной инстанций, сам по себе не служит основанием для отмены окончательного, имеющего обязательную юридическую силу судебного постановления и возобновления производства по делу заявителя" (от 18 января 2007 г., жалоба N 20887/03, §29).


31. Рассмотрев представленные материалы, Европейский Суд отмечает, что власти Российской Федерации не назвали ни одного факта и не привели ни одного довода, которые смогли бы убедить его прийти к иному заключению в данном деле. Следовательно, Европейский Суд постановил, что в данном деле имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции в связи с отменой в порядке надзора вступившего в законную силу решения Рязанского гарнизонного военного суда от 22 февраля 2002 г.


2. Статья 1 Протокола N 1 к Конвенции


(a) Приемлемость жалобы


32. Европейский Суд отмечает, что власти Российской Федерации оспорили применимость статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции на том основании, что в распоряжении заявителя отсутствовало "имущество" по смыслу указанной статьи. В связи с этим Европейский Суд отмечает, что в ряде случаев он устанавливал, что наличие долга, подкрепленного вступившим в законную силу и подлежащим исполнению судебным решением, составляет "имущество" лица, в пользу которого оно было принято, по смыслу статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции (см., например, Постановление Европейского Суда по делу "Булгакова против Российской Федерации" (Bulgakova v. Russia) от 18 января 2007 г., жалоба N 69524/01, §31* (* Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 10/2007.); и Постановление Европейского Суда по делу "Праведная против Российской Федерации" (Pravednaya v. Russia) от 18 ноября 2004 г., жалоба N 69529/01, §38). Европейский Суд не усматривает оснований, чтобы отклоняться от данных выводов в этом деле и отказывает в удовлетворении возражения властей Российской Федерации относительно того, что жалоба заявителя несовместима ratione materiae* (*Ratione materiae (лат.) - "ввиду обстоятельств, связанных с предметом рассмотрения", критерий существа обращения, применяемый при оценке приемлемости жалобы Европейским Судом (прим. переводчика).), со статьей 1 Протокола N 1 к Конвенции.

33. Далее Европейский Суд отмечает, что жалоба заявителя на нарушение статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции не является явно необоснованной по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции; она также не является неприемлемой по иным основаниям. Следовательно, данная жалоба должна быть объявлена приемлемой.


(b) Существо жалобы


34. Европейский Суд напоминает, что отмена вступившего в силу и подлежащего обязательному исполнению судебного решения приравнивается к вмешательству в беспрепятственное пользование заявителем своим имуществом (см. среди прочих Постановление Европейского Суда по делу "Андросов против Российской Федерации" (Androsov v. Russia) от 6 октября 2005 г., жалоба N 63973/00, §69* (* Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 12/2006.)).

35. Европейский Суд отмечает, что вступившее в силу и подлежащее обязательному исполнению решение Рязанского гарнизонного военного суда от 22 февраля 2002 г., которым заявителю были присуждены денежные средства, было отменено судом надзорной инстанции 16 июля 2003 г. Впоследствии определение суда надзорной инстанции от 16 июля 2003 г. было отменено 12 августа 2004 г. После этого 15 сентября 2004 г. президиум Московского окружного военного суда рассмотрел в порядке надзора требования заявителя и уменьшил размер первоначально присужденных судебным решением от 22 февраля 2002 г. денежных средств. Таким образом, заявитель не по своей вине был лишен возможности получить денежные средства в сумме, присужденной Рязанским гарнизонным военным судом. Отмена вступившего в законную силу судебного решения разрушила надежды заявителя на вступившее в законную силу судебное решение и лишила его возможности получить денежные средства, которые он рассчитывал получить на законном основании. При данных обстоятельствах Европейский Суд полагает, что отмена в порядке надзора вступившего в силу судебного решения от 22 февраля 2002 г. возложила на заявителя чрезмерное бремя и является несовместимой с положениями статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. Следовательно, в данном деле имело место нарушение указанных положений.


II. Предполагаемое нарушение статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции в связи с неисполнением судебного решения от 22 февраля 2002 г.


36. Заявитель жаловался на неисполнение решения Рязанского гарнизонного военного суда от 22 февраля 2002 г. Европейский Суд полагает, что данная жалоба подлежит рассмотрению в свете положений пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. Соответствующие положения были приведены выше.


A. Доводы сторон


37. Власти Российской Федерации утверждали, что решение Рязанского гарнизонного военного суда от 22 февраля 2002 г. не могло быть исполнено, поскольку оно было отменено в порядке надзора 16 июля 2003 г.

38. Заявитель подтвердил свои жалобы.


B. Мнение Европейского Суда


1. Приемлемость жалобы


39. Европейский Суд отмечает, что данная жалоба не является явно необоснованной по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции. Следовательно, она должна быть объявлена приемлемой.


2. Существо жалобы


40. Возвращаясь к обстоятельствам данного дела, Европейский Суд отмечает, что 22 февраля 2002 г. в пользу заявителя было принято судебное решение, в соответствии с которым на войсковую часть была возложена обязанность выплатить ему денежные средства. Судебное решение от 22 февраля 2002 г. не было обжаловано и вступило в законную силу. С этого момента на должника, государственный орган, была возложена обязанность исполнить его. 16 июля 2003 г. президиум Московского окружного военного суда отменил судебное решение от 22 февраля 2002 г.

41. Следовательно, по крайней мере, с 22 февраля 2002 г. по 16 июля 2003 г. судебное решение имело обязательную юридическую силу, и государственный орган был обязан исполнить его (см. для сравнения Постановление Европейского Суда по делу "Вельская против Российской Федерации" (Velskaya v. Russia) от 5 октября 2006 г., жалоба N 21769/03* (* Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 3/2006.)).

42. В качестве единственной причины неисполнения судебного решения от 22 февраля 2002 г. власти Российской Федерации привели факт возбуждения процедуры по пересмотру дела в порядке надзора. Европейский Суд напоминает в связи с этим, что он недавно рассмотрел и отклонил аналогичный довод властей Российской Федерации, представленный ими в деле "Сухобоков против Российской Федерации" (Sukhobokov v. Russia) (от 13 апреля 2006 г., жалоба N 75470/01* (* Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 3/2007.)). В частности, Европейский Суд постановил, что "отмена судебного решения, нарушающая принцип правовой определенности и право заявителя на суд, не может быть признана основанием неисполнения судебного решения (см. упоминавшиеся выше Постановления Европейского Суда по делу "Сухобоков против Российской Федерации", §26; и по делу "Вельская против Российской Федерации", §§19-21).

43. Изучив представленные в его распоряжение материалы дела и учитывая выводы, изложенные выше, в §§31 и 35 настоящего Постановления, Европейский Суд отмечает, что власти Российской Федерации не назвали ни одного факта и не привели ни одного довода, которые смогли бы убедить Европейский Суд прийти к иному заключению в данном деле. Власти Российской Федерации не назвали иного обоснования неисполнению судебного решения от 22 февраля 2002 г. Принимая во внимание прецедентную практику по данному вопросу (см. Постановление Европейского Суда по делу "Бурдов против России" (Burdov v. Russia), жалоба N 59498/00, ECHR 2002-III* (* Опубликовано в "Путеводителе по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека за 2002 год".); и более поздние Постановление Европейского Суда по делу "Познахирина против Российской Федерации" (Poznakhirina v. Russia) от 24 февраля 2005 г., жалоба N 25964/02* (* Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 7/2005.); и Постановление Европейского Суда по делу "Вассерман против Российской Федерации" (Wasserman v. Russia) от 18 ноября 2004 г., жалоба N 15021/02* (* Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 6/2005.)), Европейский Суд приходит к выводу, что, не исполнив судебное решение от 22 февраля 2002 г., принятое в пользу заявителя, власти Российской Федерации нарушили его право на доступ к суду и воспрепятствовали ему в получении денежных средств, которые он ожидал получить на законном основании.

44. Следовательно, Европейский Суд приходит к выводу, что в данном деле имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции в связи с неисполнением решения Рязанского гарнизонного военного суда от 22 февраля 2002 г.


III. Применение статьи 41 Конвенции


45. Статья 41 Конвенции предусматривает:


"Если Европейский Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Европейский Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".


A. Ущерб


46. Заявитель требовал 196 935 рублей 78 копеек в возмещение материального ущерба, из которых 107 421 рубль 16 копеек представляют собой разницу между суммой, присужденной ему судебным решением от 22 февраля 2002 г., и той, которая была присуждена ему судом надзорной инстанции 15 сентября 2004 г.; 89 514 рублей 62 копейки представляют собой убытки, понесенные заявителем в связи с инфляцией за период неисполнения судебного решения. Далее заявитель требовал 15 000 евро в качестве компенсации морального вреда.

47. Власти Российской Федерации утверждали, что "национальное законодательство" не содержит основания для присуждения заявителю возмещения материального ущерба, и, следовательно, часть его требований подлежит отклонению. Что касается требований о компенсации морального вреда, власти Российской Федерации отметили, что заявитель не обращался с соответствующим исковым заявлением в национальный суд.

48. Европейский Суд отмечает, что в данном деле он установил нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции в связи с тем, что сумма, присужденная заявителю, не была выплачена ему в полном объеме в результате отмены вступившего в законную силу судебного решения в порядке надзора. Европейский Суд отмечает, что наиболее уместной формой предоставления заявителю компенсации в связи с нарушением статьи 6 Конвенции является обеспечение для него (насколько это возможно) условий, в которых он бы находился, если положения статьи 6 Конвенции не были бы нарушены (см. Постановление Европейского Суда по делу "Пьерсак против Бельгии (статья 50)" (Piersack v. Belgium (Article 50) от 26 октября 1984 г., Series A, N 85, p. 16, §12; и, mutatis mutandis* (* Mutatis mutandis (лат.) - с соответствующими изменениями (прим. переводчика).), Постановление Европейского Суда по делу "Генчел против Турции" (Genзel v. Turkey) от 23 октября 2003 г., жалоба N 53431/99, §27). Европейский Суд установил, что данный принцип также применим и в настоящем деле, принимая во внимание установленные нарушения (см. для сравнения Постановления Европейского Суда по делу "Познахирина против Российской Федерации", §33; и по делу "Сухобоков против Российской Федерации", §34). Заявителю было оказано препятствие в получении денежных средств, которые он ожидал получить в соответствии с судебным решением от 22 февраля 2002 г. Вычтя ту сумму, которая была присуждена заявителю постановлением президиума Московского окружного военного суда от 15 сентября 2004 г. и впоследствии выплачена ему, Европейский Суд полагает, что власти Российской Федерации обязаны выплатить ему оставшуюся часть суммы, присужденной ему судебным решением от 22 февраля 2002 г., то есть 107 421 рубль.

49. Далее Европейский Суд отмечает, что адекватность компенсации сошла бы на нет, если бы она выплачивалась без учета различных обстоятельств, снижающих ее размер, таких как длительное неисполнение судебного решения (см. Постановление Европейского Суда по делу "Гиззатова против Российской Федерации" (Gizzatova v. Russia) от 13 января 2005 г., жалоба N 5124/03, §28* (* Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 7/2005.); Постановление Европейского Суда по делу "Метаксас против Греции" (Metaxas v. Greece) от 27 мая 2004 г., жалоба N 8415/02, §36). Принимая во внимание имеющиеся в его распоряжении материалы дела, а также тот факт, что власти Российской Федерации не представили возражений относительно способа расчета заявителем суммы компенсации, Европейский Суд присуждает ему 89 515 рублей в возмещение материального ущерба, а также сумму любых налогов, подлежащих начислению на присужденные средства.

50. Европейский Суд также полагает, что заявитель испытал душевные переживания и разочарование в связи с неисполнением и отменой судебного решения от 22 февраля 2002 г. Основываясь на принципе справедливости, Европейский Суд присуждает ему 2000 евро в качестве компенсации морального вреда, а также сумму любых налогов, подлежащих начислению на присужденные средства.


B. Расходы и издержки


51. Заявитель также требовал 7571 рубль 65 копеек в возмещение расходов и издержек, понесенных им в ходе разбирательства по делу в Европейском Суде.

52. Власти Российской Федерации признали, что указанные требования заявителя являются разумными и обоснованными.

53. В соответствии с прецедентной практикой Европейского Суда заявитель имеет право на возмещение судебных расходов и издержек лишь в той мере, насколько будет доказано, что они были понесены действительно, по необходимости и были разумны по объему. В данном деле, учитывая имеющуюся в его распоряжении информацию, а также указанный критерий, Европейский Суд полагает разумным присудить заявителю требуемую сумму в полном объеме, а также любые налоги, подлежащие начислению на присужденные средства.


C. Процентная ставка при просрочке платежей


54. Европейский Суд полагает, что процентная ставка при просрочке платежей должна определяться исходя из предельной кредитной ставки Европейского центрального банка плюс три процента.


На основании изложенного Суд единогласно:

1) объявил жалобу заявителя приемлемой;

2) постановил, что в данном деле имело место нарушение статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции в связи с отменой решения Рязанского гарнизонного военного суда от 22 февраля 2002 г.;

3) постановил, что в данном деле имело место нарушение статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции в связи с неисполнением решения Рязанского гарнизонного военного суда от 22 февраля 2002 г.;

4) постановил:

(a) что власти государства-ответчика обязаны в течение трех месяцев со дня вступления настоящего Постановления в законную силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции выплатить сумму, присужденную заявителю решением Рязанского гарнизонного военного суда от 22 февраля 2002 г., за вычетом той, которая была присуждена ему постановлением президиума Московского окружного военного суда от 15 сентября 2004 г., то есть 107 421 рубль (сто семь тысяч четыреста двадцать один рубль);

(b) что власти Российской Федерации должны в течение трех месяцев со дня вступления настоящего Постановления в законную силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции выплатить заявителю в российских рублях по курсу, который будет установлен на день выплаты, следующие суммы:

(i) 89 515 рублей (восемьдесят девять тысяч пятьсот пятнадцать рублей) в возмещение материального ущерба;

(ii) 2000 евро (две тысячи евро) в качестве компенсации морального вреда;

(iii) 7572 рубля (семь тысяч пятьсот семьдесят два рубля) в возмещение судебных расходов и издержек;

(iv) любые налоги, подлежащие начислению на присужденные средства;

(c) что с даты истечения указанного трехмесячного срока и до момента выплаты на эти суммы должны начисляться простые проценты, размер которых определяется предельной кредитной ставкой Европейского центрального банка, действующей в период неуплаты, плюс три процента;

5) отклонил остальную часть требований заявителя по справедливой компенсации.


Совершено на английском языке, уведомление о Постановлении было направлено 7 июня 2007 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.


Серен Нильсен
Секретарь Секции Суда

Христос Розакис
Председатель Палаты Суда



Постановление Европейского Суда по правам человека от 7 июня 2007 г. Дело "Довгучиц (Dovguchits) против Российской Федерации" (жалоба N 2999/03) (Первая Секция)


Текст Постановления опубликован в Бюллетене Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 11/2008


Перевод редакции Бюллетеня Европейского Суда по правам человека


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение