Постановление Европейского Суда по правам человека от 25 октября 2007 г. Дело "Алмаева (Almayeva) против Российской Федерации" (жалоба N 966/03) (Первая Секция)

Европейский Суд по правам человека
(Первая Секция)


Дело "Алмаева (Almayeva)
против Российской Федерации"
(Жалоба N 966/03)


Постановление Суда


Страсбург, 25 октября 2007 г.


Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), заседая Палатой в составе:

Х.Л. Розакиса, Председателя Палаты,

Л. Лукаидеса,

Н. Ваич,

А. Ковлера,

Э. Штейнер,

Х. Гаджиева,

Д. Шпильманна, судей,

а также при участии С. Нильсена, Секретаря Секции Суда,

заседая за закрытыми дверями 4 октября 2007 г.,

вынес в тот же день следующее Постановление:


Процедура


1. Дело было инициировано жалобой N 966/03, поданной против Российской Федерации в Европейский Суд по правам человека (далее - Европейский Суд) в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция) гражданкой Российской Федерации Любовью Петровной Алмаевой (далее - заявительница) 14 декабря 2002 г.

2. Власти Российской Федерации в Европейском Суде были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П.А. Лаптевым.

3. Заявительница жаловалась на неисполнение двух судебных решений, вынесенных в ее пользу, и их последующую отмену в надзорном порядке.

4. 10 ноября 2005 г. Европейский Суд коммуницировал жалобу властям Российской Федерации. В соответствии с пунктом 3 статьи 29 Конвенции Европейский Суд решил рассмотреть данную жалобу одновременно по вопросу приемлемости и по существу.


Факты


5. Заявительница родилась в 1966 году и проживает в г. Самаре.

6. Заявительница участвовала в аварийно-спасательных работах в зоне аварии Чернобыльской атомной электростанции. Ей было выдано удостоверение участника аварийно-спасательных работ. В качестве обладательницы данного удостоверения она имела право на получение ежемесячных выплат.


1. Разбирательство, касающееся ежемесячных выплат с ноября 1999 г. по март 2000 г.


7. В феврале и марте 2000 г. Управление социальной защиты населения Октябрьского района г. Орска (далее - орган социальной защиты) выплатило заявительнице задолженность за период с ноября 1999 г. по март 2000 г.

8. 13 апреля 2000 г. Октябрьский районный суд г. Орска решил, что орган социальной защиты незаконно уклонялся от осуществления ежемесячных платежей с ноября 1999 г. по февраль 2000 г. Решение не обжаловалось и вступило в силу 24 апреля 2000 г.


2. Разбирательство, касающееся ежемесячных платежей после апреля 2000 г.


9. В апреле 2000 г. орган социальной защиты прекратил платежи. Заявительница обратилась к нему с иском.

10. 20 августа 2001 г. Октябрьский районный суд г. Орска признал незаконным отказ органа социальной защиты в выплатах. Заявительнице было выдано удостоверение участника аварийно-спасательных работ в Чернобыле, и она имела право на получение платежей. 25 сентября 2001 г. Оренбургский областной суд оставил решение без изменения, и оно вступило в законную силу.

11. 14 декабря 2001 г. заявительница подала исполнительный лист в службу судебных приставов.

12. 17 декабря 2001 г. судебный пристав возбудил исполнительное производство.

13. 27 февраля 2002 г. заявительница получила 11 762 руб.

14. 11 июля 2002 г. судебный пристав предписал органу социальной защиты выплатить задолженность по судебному решению до 20 августа 2002 г. Орган социального обеспечения не исполнил данное предписание.

15. Решение осталось частично неисполненным. Власти Российской Федерации утверждают, что задолженность составляет 13 002 руб. 20 коп.


3. Производство в суде надзорной инстанции


16. 22 июня 2002 г. судья R., председатель Оренбургского областного суда, принес протест в надзорном порядке на судебное решение от 13 апреля 2000 г. и на судебное решение от 20 августа 2001 г., оставленное без изменения 25 сентября 2001 г.

17. 30 сентября 2002 г. президиум Оренбургского областного суда под председательством судьи R. отменил судебное решение от 13 апреля 2000 г. и судебное решение от 20 августа 2001 г., оставленное без изменения 25 сентября 2001 г., и направил дела на новое рассмотрение в районный суд. Он установил, что районный суд неправильно оценил факты и применил закон. В частности, он не проверил действительность удостоверения, подтверждающего участие заявительницы в аварийно-спасательных работах в зоне аварии на Чернобыльской атомной электростанции.

18. 29 ноября 2002 г. Октябрьский районный суд признал законным прекращение ежемесячных платежей и отклонил требования заявительницы. Суд решил, что удостоверение участника аварийно-спасательных работ в зоне аварии на Чернобыльской атомной электростанции было выдано неуполномоченным лицом и являлось недействительным. Следовательно, заявительница не имела права на получение ежемесячных выплат.


Право


I. Предполагаемое нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции


19. Заявительница жаловалась на неисполнение судебного решения от 13 апреля 2000 г. и судебного решения от 20 августа 2001 г., которое было оставлено без изменения 25 сентября 2001 г., и их последующую отмену в надзорном порядке. Она ссылалась на статью 6 Конвенции и статью 1 Протокола N 1 к Конвенции. Указанные статьи в соответствующей части предусматривают:


Пункт 1 статьи 6 Конвенции

"Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях... имеет право на справедливое... разбирательство дела... судом...".


Статья 1 Протокола N 1 к Конвенции

"Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.

Предыдущие положения не умаляют права государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других сборов или штрафов".


A. Приемлемость жалобы


1. Неисполнение и последующая отмена судебного решения от 13 апреля 2000 г.


20. Европейский Суд напоминает, что пункт 1 статьи 6 Конвенции распространяется лишь на спор о "гражданском праве", которое может, хотя бы в рамках спора, признаваться в национальном праве (см. Постановление Европейского Суда от 7 августа 1996 г. по делу "Амер против Франции" (Hamer v. France), Reports 1996-III, pp. 1043-1044, §73). Кроме того, Европейский Суд напоминает, что заявитель может ссылаться на нарушение статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции лишь постольку, поскольку оспариваемые решения касаются его "имущества" в значении этого положения. "Имущество" может представлять собой "существующее имущество" или "активы", включая требования, в отношении которых заявитель может доказать, что он или она имеет как минимум "правомерное ожидание" получения действительного права собственности (см. Постановление Европейского Суда по делу "Копецкий против Словакии" (Kopecky v. Slovakia), жалоба N 44912/98, вынесено Большой Палатой, §35, ECHR 2004-IX). Требование должно быть достаточно обосновано, чтобы на него распространялись гарантии статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.

21. Европейский Суд отмечает, что судебное разбирательство, которое было завершено решением от 13 апреля 2000 г., не устанавливало право заявительницы на платежи по социальному обеспечению. Ее право на получение платежей не оспаривалось ответчиком, который выплатил задолженность в полном объеме к марту 2000 г., то есть до вынесения судом решения от 13 апреля 2000 г. Решение не предусматривало выплаты каких-либо конкретных сумм заявительнице. Оно было ограничено выводом о том, что орган социальной защиты незаконно не выплачивал ежемесячные суммы с ноября 1999 г. по февраль 2000 г. Этот вывод носил декларационный характер и не создавал "правомерного ожидания" получения каких-либо денежных активов.

22. Таким образом, решение суда от 13 апреля 2000 г. не было принято в рамках спора о гражданских правах заявительницы в значении пункта 1 статьи 6 Конвенции и не создало требования, подлежащего исполнению, представляющего "имущество" в значении статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.

23. Следовательно, жалоба в данной части несовместима ratione materiae* (* ratione materiae (лат.) - по причинам существа; ввиду обстоятельств, связанных с предметом рассмотрения. По общему правилу Европейский Суд принимает к рассмотрению жалобы относительно предполагаемых нарушений лишь тех прав человека, которые закреплены в Конвенции (прим. переводчика).) с требованиями Конвенции в значении пункта 3 статьи 35 Конвенции и должна быть отклонена в соответствии с пунктом 4 статьи 35 Конвенции.


2. Неисполнение и последующая отмена судебного решения от 20 августа 2001 г., оставленного без изменения 25 сентября 2001 г.


24. Европейский Суд отмечает, что жалоба в этой части не является явно необоснованной в значении пункта 3 статьи 35 Конвенции. Он далее отмечает, что она не является неприемлемой по иным основаниям. Следовательно, она должна быть объявлена приемлемой.


B. Существо жалобы


1. Отмена решения суда от 20 августа 2001 г. в надзорном порядке


25. Власти Российской Федерации утверждают, что президиум Оренбургского областного суда отменил решение от 20 августа 2001 г. с целью исправления судебной ошибки, допущенной районным судом.

26. Заявительница подтвердила свои требования.


(a) Пункт 1 статьи 6 Конвенции


27. Европейский Суд отмечает, что 20 августа 2001 г. Октябрьский районный суд г. Орска удовлетворил исковые требования заявительницы и признал незаконным прекращение в апреле 2000 г. ежемесячных выплат. Заявительница приобрела право на получение задолженности по ежемесячным платежам. 25 сентября 2001 г. Оренбургский областной суд оставил решение без изменения, и оно вступило в законную силу. 30 сентября 2002 г. это решение было отменено при пересмотре дела в надзорном порядке по инициативе председателя Оренбургского областного суда, который являлся государственным служащим, а не стороной разбирательства (см. § 16, выше).

28. Европейский Суд установил нарушение права заявителя "на доступ к правосудию", гарантированного пунктом 1 статьи 6 Конвенции, по многим делам, где вступившее в силу судебное решение было впоследствии отменено вышестоящим судом по протесту государственного служащего, чье право на вмешательство не было ограничено каким-либо сроком давности (см. Постановление Европейского Суда от 21 июля 2005 г. по делу "Компания "Росэлтранс" против России" (Roseltrans v. Russia), жалоба N 60974/00, §§ 27-28* (* Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 3/2006.), Постановление Европейского Суда от 5 апреля 2005 г. по делу "Волкова против России" (Volkova v. Russia), жалоба N 48758/99, §§ 34-36* (* Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 11/2006.); и Постановление Европейского Суда по делу "Рябых против России" (Ryabykh v. Russia), жалоба N 52854/99, §§ 51-56, ECHR 2003-IX* (* Опубликовано в "Путеводителе по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека за 2003 год".)).

29. Исследовав представленные документы, Европейский Суд отмечает, что власти Российской Федерации не привели каких-либо фактов или доводов для отступления в данном деле от ранее сделанных выводов. Соответственно, Европейский Суд объявляет, что отмена решения суда в надзорном порядке по делу заявительницы представляет собой нарушение требований пункта 1 статьи 6 Конвенции.


(b) Статья 1 Протокола N 1 к Конвенции


30. Европейский Суд напоминает, что задолженность, подтвержденная вступившим в законную силу и подлежащим исполнению решением суда, представляет собой "имущество" лица, в чью пользу вынесено решение, в значении статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. Отмена такого решения представляет собой вмешательство в его или ее право на беспрепятственное пользование имуществом (см., в частности, Постановление Европейского Суда от 6 октября 2005 г. по делу "Андросов против Российской Федерации" (Androsov v. Russia), жалоба N 63973/00, § 69* (* Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 12/2006.)).

31. Европейский Суд отмечает, что вступившее в законную силу и подлежащее исполнению решение суда от 20 августа 2001 г., оставленное без изменения судом кассационной инстанции 25 сентября 2001 г., которым за заявительницей было признано право на получение задолженности по ежемесячным платежам, было отменено в надзорном порядке 30 сентября 2002 г. Требования заявительницы были направлены на новое рассмотрение, после чего районный суд отклонил их. Таким образом, заявительница не смогла получить первоначально присужденную сумму без какой-либо вины с ее стороны. Отмена подлежащего исполнению решения суда расстроила надежды заявительницы на исполнение вступившего в законную силу решения суда и лишила ее возможности получения денежных средств, причитавшихся ей на законном основании. При данных обстоятельствах Европейский Суд полагает, что отмена вступившего в законную силу судебного решения от 20 августа 2001 г. в надзорном порядке возложила на заявительницу чрезмерное бремя и была несовместима с требованиями статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. Следовательно, в данном деле имело место нарушение названной статьи.


2. Неисполнение решения суда от 20 августа 2001 г.


32. Власти Российской Федерации указали, что решение суда было исполнено частично. В остальной части решение суда не было исполнено в связи с его отменой в надзорном порядке.

33. Заявительница подтвердила свои требования.

34. Европейский Суд отмечает, что 20 августа 2001 г. в пользу заявительницы было принято судебное решение, которым было признано незаконным прекращение ежемесячных платежей. Заявительница приобрела право на получение задолженности по ежемесячным платежам. Решение суда было оставлено без изменений 25 сентября 2001 г. и вступило в законную силу в этот день. С этого момента должник, государственный орган, был обязан исполнить его. После возбуждения исполнительного производства, в феврале 2002 г., должник выплатил часть задолженности. 30 сентября 2002 г. президиум Оренбургского областного суда отменил решение суда от 20 августа 2001 г.

35. Следовательно, по меньшей мере с 25 сентября 2001 г. по 30 сентября 2002 г. решение суда от 20 августа 2001 г. подлежало исполнению и государство было обязано подчиняться его требованиям (см. Постановление Европейского Суда от 5 октября 2006 г. по делу "Вельская против Российской Федерации" (Velskaya v. Russia), жалоба N 21769/03, § 18* (* Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 3/2008.)).

36. Власти Российской Федерации указали на возбуждение производства по пересмотру в надзорном порядке решения суда от 20 августа 2001 г. как на единственную причину его неисполнения. В связи с этим Европейский Суд напоминает, что им был исследован и отклонен аналогичный довод властей Российской Федерации в Постановлении от 13 апреля 2006 г. по делу "Сухобоков против Российской Федерации" (Sukhobokov v. Russia), жалоба N 75470/01* (* Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 3/2007.). В частности, Европейский Суд постановил, что "отмена решения суда, не отвечающая принципу правовой определенности и праву заявителей "на доступ к правосудию", не может считаться основанием для неисполнения решения суда" (см. упоминавшиеся выше Постановления Европейского Суда по делам "Сухобоков против Российской Федерации", § 26, и "Вельская против Российской Федерации", §§ 19-21).

37. Исследовав представленные документы и приняв во внимание выводы, изложенные в §§ 29 и 31 выше, Европейский Суд отмечает, что власти Российской Федерации не привели каких-либо фактов или доводов для отступления в данном деле от ранее сделанных выводов. Власти Российской Федерации не представили иных оправданий для неисполнения решения суда от 20 августа 2001 г., оставленного без изменения 25 сентября 2001 г. Принимая во внимание прецеденты, имеющиеся по данному вопросу (см. Постановление Европейского Суда от 29 сентября 2005 г. по делу "Рейнбах против Российской Федерации" (Reynbakh v. Russia), жалоба N 23405/03, § 23 и последующие* (* Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 2/2006.); Постановление Европейского Суда от 13 января 2005 г. по делу "Гиззатова против Российской Федерации" (Gizzatova v. Russia), жалоба N 5124/03, § 19 и последующие* (* Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 7/2005.); Постановление Европейского Суда от 24 февраля 2005 г. по делу "Петрушко против Российской Федерации" (Petrushko v. Russia), жалоба N 36494/02, § 23 и последующие* (* Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 9/2005.); Постановление Европейского Суда от 18 ноября 2004 г. по делу "Вассерман против Российской Федерации" (Wasserman v. Russia), жалоба N 15021/02, § 35 и последующие* (* Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 6/2005.); Постановление Европейского Суда по делу "Бурдов против Российской Федерации" (Burdov v. Russia), жалоба N 59498/00, § 34 и последующие, ECHR 2002-III* (* Опубликовано в "Путеводителе по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека за 2002 год".)), Европейский Суд признает, что, не исполнив решение суда от 20 августа 2001 г., оставленное без изменения 25 сентября 2001 г., национальные власти нарушили право заявительницы на доступ к правосудию и воспрепятствовали ей в получении денежных средств, которые она имела право получить.

38. Таким образом, Европейский Суд объявляет, что имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции в связи с неисполнением решения суда от 20 августа 2001 г., оставленного без изменения судом кассационной инстанции 25 сентября 2001 г.


II. Применение статьи 41 Конвенции


39. Статья 41 Конвенции предусматривает:


"Если Европейский Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Европейский Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".


A. Ущерб


40. Заявительница требовала 246 000 евро в качестве компенсации материального ущерба и морального вреда.

41. Власти Российской Федерации признали, что задолженность согласно решению суда от 20 августа 2001 г. составляла 13 002 руб. 20 коп. Причинная связь между предполагаемыми нарушениями и остальными требованиями заявительницы о компенсации материального ущерба отсутствовала. Требования о компенсации морального вреда были чрезмерными.

42. Европейский Суд отмечает, что в настоящем деле установлено нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции в связи с тем, что присужденная заявительнице сумма не была выплачена в полном объеме в результате отмены вступившего в законную силу судебного решения в надзорном порядке. Европейский Суд отмечает, что наиболее подходящая форма для устранения последствий нарушения статьи 6 Конвенции - поставить заявителя в такое положение, в котором он бы находился, если бы требования статьи 6 Конвенции не были нарушены (см. Постановление Европейского Суда от 26 октября 1984 г. по делу "Пьерсак против Бельгии" (Piersack v. Belgium) (статья 50 Конвенции), Series A, N 85, p. 16, §12, и, mutatis mutandis* (* Mutatis mutandis (лат.) - с соответствующими изменениями (прим. переводчика).), Постановление Европейского Суда от 23 октября 2003 г. по делу "Генчел против Турции" (Gencel v. Turkey), жалоба N 53431/99, §27). Европейский Суд полагает, что в настоящем деле этот принцип также применим, если учитывать установленные нарушения (см. Постановление Европейского Суда от 24 февраля 2005 г. по делу "Познарихина против Российской Федерации" (Poznakhirina v. Russia), жалоба N 25964/02, § 33* (* Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 7/2005.), и упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Сухобоков против Российской Федерации", § 34). Заявительница не смогла получить денежные средства, которые она правомерно рассчитывала получить согласно решению суда от 20 августа 2001 г. Вычтя сумму, которую орган социальной защиты выплатил заявительнице в феврале 2002 г., Европейский Суд заключает, что власти Российской Федерации обязаны выплатить оставшуюся часть задолженности по судебному решению, а именно 13 002 руб. 20 коп., что составляет примерно 380 евро на дату предъявления заявительницей требований.

ГАРАНТ:

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Вместо слов "Познарихина против Российской Федерации" следует читать "Познахирина против Российской Федерации"


43. Европейский Суд не усматривает причинной связи между установленным нарушением и остальной частью предполагаемого материального ущерба, в связи с чем отклоняет эту часть требований.

44. Кроме того, Европейский Суд заключает, что заявительница испытала душевные страдания и разочарование в результате неисполнения и отмены решения суда от 20 августа 2001 г., оставленного без изменения 25 сентября 2001 г. Справедливо оценивая указанные обстоятельства, Европейский Суд присуждает заявительнице 2 800 евро в качестве компенсации морального вреда, а также любые налоги, подлежащие начислению на указанную сумму.


B. Судебные расходы и издержки


45. Заявительница не представила требований о компенсации судебных расходов и издержек, понесенных в ходе разбирательств в национальных судах и в Европейском Суде.

46. Соответственно, Европейский Суд не присуждает какой-либо компенсации по данному основанию.


B.# Процентная ставка при просрочке платежей


47. Европейский Суд полагает, что процентная ставка при просрочке платежей должна определяться исходя из предельной кредитной ставки Европейского центрального банка плюс три процента.


На основании изложенного Суд единогласно:

1) объявил жалобу в части неисполнения и последующей отмены решения суда от 20 августа 2001 г., оставленного без изменения судом кассационной инстанции 25 сентября 2001 г., приемлемой, а остальную часть жалобы неприемлемой;

2) постановил, что имело место нарушение статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции в связи с отменой решения суда от 20 августа 2001 г., оставленного без изменения судом кассационной инстанции 25 сентября 2001 г.;

3) постановил, что имело место нарушение статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции в связи с неисполнением решения суда от 20 августа 2001 г., оставленного без изменения судом кассационной инстанции 25 сентября 2001 г.;

4) постановил:

(a) что власти государства-ответчика обязаны в течение трех месяцев со дня вступления настоящего Постановления в силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции выплатить заявительнице следующие суммы, подлежащие переводу в рубли по курсу, который будет установлен на день выплаты:

(i) 380 евро (триста восемьдесят евро) в качестве компенсации материального ущерба;

(ii) 2 800 (две тысячи восемьсот евро) в качестве компенсации морального вреда;

(iii) выплатить любые налоги, подлежащие начислению на указанные выше суммы;

(b) что с даты истечения указанного трехмесячного срока и до момента выплаты на эти суммы должны начисляться простые проценты, размер которых определяется предельной кредитной ставкой Европейского центрального банка, действующей в период неуплаты, плюс три процента;

5) отклонил оставшуюся часть требований заявительницы о справедливой компенсации.


Совершено на английском языке, уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 25 октября 2007 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.


Серен Нильсен
Секретарь Секции Суда

Христос Розакис
Председатель Палаты Суда



Постановление Европейского Суда по правам человека от 25 октября 2007 г. Дело "Алмаева (Almayeva) против Российской Федерации" (жалоба N 966/03) (Первая Секция)


Текст Постановления опубликован в Бюллетене Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 11/2008.


Перевод редакции Бюллетеня Европейского Суда по правам человека


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение

Если вы являетесь пользователем системы ГАРАНТ, то Вы можете открыть этот документ прямо сейчас, или запросить его через Горячую линию в системе.