Постановление Европейского Суда по правам человека от 30 ноября 2006 г. Дело "Серегина (Seregina) против Российской Федерации" (жалоба N 12793/02) (Третья Секция)

Европейский Суд по правам человека
(Третья Секция)


Дело "Серегина (Seregina)
против Российской Федерации"
(Жалоба N 12793/02)


Постановление Суда


Страсбург, 30 ноября 2006 г.


Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), заседая Палатой в составе:

Б.М. Цупанчича, Председателя Палаты,

Д. Хедигана,

К. Бырсана,

А. Ковлера,

В. Загребельского,

А. Гюлумян,

Дэвида Тора Бьоргвинссона, судей,

а также при участии В. Берже, Секретаря Секции Суда,

заседая за закрытыми дверями 9 ноября 2006 г.,

вынес в тот же день следующее Постановление.


Процедура


1. Дело было инициировано жалобой N 12793/02, поданной против Российской Федерации в Европейский Суд по правам человека (далее - Европейский Суд) в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция) гражданкой Российской Федерации Майей Тимофеевной Серегиной (далее - заявительница) 6 октября 2001 г.

2. Власти государства-ответчика были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П.А. Лаптевым.

3. 10 января 2006 г. Европейский Суд решил коммуницировать властям государства-ответчика жалобу заявителя.

4. В соответствии с пунктом 3 статьи 29 Конвенции Европейский Суд решил рассмотреть данную жалобу одновременно по вопросу о приемлемости и по существу.


Факты


I. Обстоятельства дела


5. Заявительница, 1936 года рождения, проживает в г. Холмске Сахалинской области.


1. Развитие обстоятельств дела


6. В 1987 году заявительница и ее сестра В.Т. Чупина решили построить жилой дом в г. Азове для совместного проживания на двух соседних участках земли, предоставленных Азовским горисполкомом. Земельные участки были зарегистрированы соответственно на имя заявительницы и сына ее сестры (Д.В. Заикина).

7. Строительные работы начались в 1989 году, и в 1990 году второй земельный участок был переоформлен на В.Т. Чупину.

8. По утверждению заявительницы, в 1992 году В.Т. Чупина умерла, завещав ей свою часть дома.

9. К 1995 году строительные работы были практически завершены.

10. 11 октября 1995 г. Д.В. Заикин получил постановление администрации г. Азова о переоформлении второго земельного участка на его имя и переехал в дом.

11. В ответ на жалобы заявительницы о подделке Д.В. Заикиным официального документа, которым была признана его доля в наследстве В.Т. Чупиной, органы внутренних дел города отказались возбудить уголовное дело в связи с отсутствием доказательств совершения преступления.

12. Прокурор города также сообщил заявительнице, что выселение Д.В. Заикина из дома возможно только на основании решения суда. По-видимому, заявительница не обращалась в суд с исковым заявлением о выселении Д.В. Заикина.


2. Первое судебное разбирательство по делу заявительницы


13. В октябре 1996 г. заявительница обратилась в Азовский городской суд Ростовской области с жалобой на постановление администрации г. Азова о передаче земельного участка Д.В. Заикину.

14. 23 октября 1996 г. жалоба заявительницы была зарегистрирована и принята к производству.

15. Определением от 20 января 1997 г. городской суд приостановил производство по делу в связи с истребованием доказательств.

16. 31 июля 1997 г. заявительница обратилась в Азовский городской суд Ростовской области с иском к Д.В. Заикину о признании права собственности на дом по праву наследования по завещанию, о признании факта ее совместного с сестрой владения домом и того, что она понесла большую часть расходов в связи со строительством дома. Она также требовала восстановления срока для принятия наследства и установления факта принятия наследства.

17. Д.В. Заикин предъявил встречный иск о признании недействительным завещания, оставленного В.Т. Чупиной.

18. Производство по делу о признании недействительным постановления администрации г. Азова было возобновлено 25 августа 1997 г. Определением от 17 ноября 1997 г. городской суд объединил требования заявительницы к Д.В. Заикину и ее жалобу на постановление администрации г. Азова в одно производство.

19. Тем же определением суд принял отказ Д.В. Заикина от иска к заявительнице. Впоследствии определение Азовского городского суда Ростовской области от 17 ноября 1997 г. в части принятия отказа Д.В. Заикина от иска к заявительнице было отменено судебной коллегией по гражданским делам Ростовского областного суда.

20. 22 декабря 1997 г. Азовский городской суд Ростовской области вынес определение о направлении в Холмский городской суд Сахалинской области поручения о допросе некоторых свидетелей. Поручение было исполнено, и 9 апреля 1998 г. Азовский городской суд Ростовской области получил необходимые доказательства.

21. 5 мая 1998 г. Конвенция вступила в силу в отношении Российской Федерации.

22. Судебное заседание, назначенное на 3 июня 1998 г., не состоялось в связи с неявкой Д.В. Заикина.

23. 29 июля 1998 г. Азовский городской суд Ростовской области оставил без удовлетворения требования заявительницы как необоснованные.

24. 26 августа 1998 г. судебная коллегия по гражданским делам Ростовского областного суда отменила решение суда первой инстанции и направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.


3. Второе судебное разбирательство по делу заявительницы


25. Дело было получено Азовским городским судом Ростовской области и принято к производству 8 сентября 1998 г.

26. Городской суд назначил судебное заседание по делу на 20 ноября 1998 г. В назначенный день рассмотрение дела было отложено в связи с неявкой сторон.

27. 27 января 1999 г. было удовлетворено ходатайство заявительницы об отводе судьи, и дело было передано в производство другому составу суда.

28. Судебное заседание, назначенное на 1 апреля 1999 г., не состоялось в связи с неявкой представителя ответчика. Рассмотрение дела было отложено до 19 мая 1999 г. В назначенный день судебное заседание было вновь перенесено в связи с неявкой представителя администрации г. Азова.

29. 24 июня 1999 г. адвокат заявительницы отказался от исковых требований в части, касающейся восстановления срока вступления в наследование и установления факта вступления в права наследования. Адвокат заявительницы также изменил основания иска и заявил требование о признании права собственности на дом не по завещанию, а на том основании, что дом находился в общей собственности сестер и что заявительница понесла большую часть затрат в строительстве дома.

30. В тот же день Азовский городской суд Ростовской области прекратил производство по делу в отношении указанных требований. Заявительница утверждала, что она не предоставляла своему адвокату полномочий на подачу такого ходатайства и что она не была извещена о принятом определении.

31. 27 августа 1999 г. Азовский городской суд Ростовской области вынес определение о рассмотрении требований Д.В. Заикина в рамках отдельного искового производства. Стороны обратились с частными жалобами на определение от 27 августа 1999 г., и 1 сентября 1999 г. судебное разбирательство по делу было приостановлено до рассмотрения частных жалоб.

32. 4 октября 1999 г. судебная коллегия по гражданским делам Ростовского областного суда отказала в рассмотрении частных жалоб, поскольку определение от 27 августа 1999 г. обжалованию не подлежит.

33. Судебное разбирательство было возобновлено, однако 9 декабря 1999 г. Азовский городской суд Ростовской области назначил проведение экспертизы и приостановил производство по делу.

34. 28 апреля 2000 г. заключение эксперта поступило в суд, и производство по делу было возобновлено.

35. Судебное заседание, назначенное на 11 июля 2000 г., не состоялось в связи с неявкой представителя заявительницы.

36. Судебное разбирательство было отложено в связи с неявкой эксперта в судебные заседания, назначенные на 3 августа и 14 сентября 2000 г.

37. 26 октября 2000 г. по неустановленным причинам дело было передано в производство другому составу суда.

38. Судебное заседание, назначенное на 8 декабря 2000 г., не состоялось в связи с неявкой сторон.

39. 25 января и 12 марта 2001 г. городской суд перенес судебное заседание в связи с неявкой заявительницы.

40. Определением от 27 апреля 2001 г. городской суд назначил проведение дополнительной экспертизы и приостановил производство по делу.

41. 24 мая 2001 г. экспертиза была завершена, и 30 мая 2001 г. производство по делу было возобновлено.

42. 5 июня 2001 г. Азовский городской суд Ростовской области вынес решение в пользу заявительницы. Он установил ее право собственности на долю ее умершей сестры в домовладении и признал недействительным постановление администрации г. Азова о передаче права собственности на землю Д.В. Заикину как нарушающее права заявительницы.

43. Д.В. Заикин обжаловал судебное решение от 5 июня 2001 г.

44. 11 июля 2001 г. судебная коллегия по гражданским делам Ростовского областного суда оставила кассационную жалобу без удовлетворения, а решение суда первой инстанции - без изменения. Судебное решение вступило в законную силу в тот же день.


4. Рассмотрение дела заявительницы судом надзорной инстанции


45. Неустановленного числа исполняющий обязанности председателя Ростовского областного суда принес надзорный протест на решение Азовского городского суда Ростовской области от 5 июня 2001 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Ростовского областного суда от 11 июля 2001 г.

46. 13 сентября 2001 г. президиум Ростовского областного суда рассмотрел дело. По-видимому, заявительница представляла лично свое дело в судебном заседании.

47. В тот же день президиум Ростовского областного суда своим постановлением отменил вынесенные по делу заявительницы судебные решения. Он установил, что суды первой и кассационной инстанций неверно применили положения Гражданского кодекса Российской Федерации 1996 г. к событиям, которые имели место до вступления его в силу. Президиум Ростовского областного суда также сослался на расхождения между фактами, установленными судами нижестоящих инстанций, и их выводами и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

48. 26 августа 2002 г. Верховный Суд Российской Федерации оставил без удовлетворения надзорную жалобу заявительницы на постановление от 13 августа 2001 г. и отметил, что заявительница вправе высказывать доводы по делу в ходе нового рассмотрения ее дела в суде первой инстанции.


5. Третье судебное разбирательство по делу заявительницы


49. Неустановленного числа производство по делу было возобновлено.

50. 11 октября 2001 г. председательствующий судья заявил самоотвод, и 25 декабря 2001 г. дело было передано в производство другому составу суда.

51. Определением от 30 января 2002 г. Азовский городской суд Ростовской области назначил судебное заседание по делу на 20 февраля 2002 г. В назначенный день производство по делу было отложено в связи с болезнью судьи.

52. 21 марта 2002 г. производство по делу было приостановлено в связи с болезнью заявительницы.

53. Производство по делу было возобновлено 8 октября 2002 г. Судебное заседание было назначено на 11 ноября 2002 г.

54. В указанный день суд отложил судебное разбирательство в связи с необходимостью истребовать дополнительные доказательства.

55. 29 ноября 2002 г. судебное заседание было отложено в связи с неявкой ответчика.

56. Решением от 15 декабря 2002 г. Азовский городской суд Ростовской области оставил без удовлетворения требования заявительницы о признании за ней права собственности на спорную часть домовладения. Суд установил, что было предоставлено недостаточно доказательств того, что дом находился в общей собственности сестер и что заявительница понесла большую часть расходов на его строительство. Он также указал, что основанием права собственности заявительницы не может являться завещание, поскольку оно недействительно. Что касалось земельного участка, суд удовлетворил требование заявительницы и признал недействительным постановление администрации г. Азова о передаче права собственности на него Д.В. Заикину.

57. 26 февраля 2003 г. судебная коллегия по гражданским делам Ростовского областного суда оставила без изменения решение суда первой инстанции, и оно вступило в законную силу.


6. Новый пересмотр дела заявительницы в порядке надзора


58. Заявительница подавала несколько надзорных жалоб на решение Азовского городского суда Ростовской области от 15 декабря 2002 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Ростовского областного суда от 26 февраля 2003 г. Кроме того, она требовала отмены определения Азовского городского суда Ростовской области от 24 июня 1999 г., утверждая, что не давала согласия на отказ ее представителя от части требований.

59. В ответ на надзорные жалобы заявительницы 7 мая 2004 г. председатель Ростовского областного суда вынес определение о передаче дела заявительницы в президиум того же суда для рассмотрения по существу.

60. 10 июня 2004 г. президиум Ростовского областного суда рассмотрел дело.

61. Он отменил определение Азовского городского суда Ростовской области от 24 июня 1999 г. на том основании, что представитель заявительницы превысил свои полномочия, когда отказался от части требований, и что заявительница не знала о вынесении указанного определения суда. Президиум Ростовского областного суда направил данную часть требований на новое рассмотрение. Он также направил на новое рассмотрение дело заявительницы в части признания за ней права собственности на долю В.Т. Чупиной в домовладении как ее наследницы.

62. Что касается решения Азовского городского суда Ростовской области от 15 декабря 2002 г. и определения суда кассационной инстанции, суд обязал исключить из мотивировочной части судебных актов ссылки на действительность завещания. В остальной части суд надзорной инстанции оставил их без изменений.


7. Четвертое судебное разбирательство по делу заявительницы


63. 7 июля 2004 г. дело было принято к производству Азовским городским судом Ростовской области.

64. 16 июля 2004 г. суд назначил судебное заседание на 7 сентября 2004 г. В указанный день заявительница отказалась от своих требований к администрации г. Азова, и суд отложил судебное разбирательство в связи с необходимостью истребовать дополнительные доказательства.

65. Судебные заседания, назначенные на 29 сентября и 19 октября 2004 г., были перенесены по той же причине.

66. 22 ноября 2004 г. суд назначил проведение дополнительной экспертизы и приостановил производство по делу.

67. 2 декабря 2004 г. суд вынес определение о приобщении к материалам дела дополнительных доказательств и о направлении их в экспертное учреждение.

68. Производство по делу было возобновлено 21 марта 2005 г. Следующее судебное заседание было назначено на 12 апреля 2005 г.

69. Решением от 12 апреля 2005 г. Азовский городской суд Ростовской области отказал в удовлетворении требований заявительницы и полностью удовлетворил встречное исковое заявление Д.В. Заикина.

70. Решение суда первой инстанции было оставлено без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Ростовского областного суда от 18 мая 2005 г.

71. 11 ноября 2005 г. надзорная жалоба заявительницы была оставлена без удовлетворения.


II. Применимое внутригосударственное законодательство


72. Статья 11 Гражданского процессуального кодекса РСФСР, действовавшего в рассматриваемый период, предоставляла право Верховному Суду РСФСР, а также краевым, областным, городским судам, судам автономных областей и судам автономных округов осуществлять надзор за судебной деятельностью нижестоящих судов.

73. Согласно статьям 319, 320 и 327 Гражданского процессуального кодекса РСФСР определенные должностные лица были вправе в любое время по ходатайству заинтересованного лица или по собственной инициативе принести протест относительно применения норм как процессуального, так и материального права на вступившее в законную силу судебное постановление, принятое нижестоящим судом, в суд вышестоящей инстанции.


Право


I. Предполагаемое нарушение пункта 1 Статьи 6 Конвении и Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции в связи с пересмотром дела в порядке надзора 13 сентября 2001 г.


74. Заявительница жаловалась на несправедливость судебного разбирательства по ее делу. В частности, она утверждала, что 13 сентября 2001 г. суд надзорной инстанции незаконно отменил судебные решения, вынесенные в ее пользу, в отношении которых было возбуждено исполнительное производство.

75. Указанные жалобы заявительницы подлежат рассмотрению в свете положений пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции, которые в части, применимой к данному делу, предусматривают:


Пункт 1 статьи 6 Конвенции

"Каждый при определении его гражданских прав и обязанностей... имеет право на справедливое и публичное... разбирательства дела...".


Статья 1 Протокола N 1 к Конвенции

"Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.

Предыдущие положения не умаляют права государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других сборов или штрафов".


76. Власти Российской Федерации утверждали, что судебные решения, вынесенные по делу заявительницы, были незаконными, поскольку суды неверно истолковали и применили нормы права, и, следовательно, их отмена в порядке надзора была обоснованна. Они утверждали, что судебные решения были отменены в целях исправления судебной ошибки.

77. Заявительница оспорила утверждения властей Российской Федерации и поддержала свою жалобу.


A. Приемлемость жалобы


78. Европейский Суд отмечает, что жалоба заявительницы в данной части не является явно необоснованной по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции. Он также не усматривает иных оснований ее неприемлемости. Следовательно, жалоба заявительницы в данной части должна быть объявлена приемлемой.


B. Существо жалобы


1. Пункт 1 статьи 6 Конвенции


79. Во-первых, Европейский Суд отмечает, что спор об имуществе в данном деле носил материальный характер и бесспорно касался гражданского права по смыслу пункта 1 статьи 6 Конвенции.

80. Европейский Суд отмечает, что вопрос, подлежащий рассмотрению в данном деле, сводится к следующему: совместима ли процедура по пересмотру дела в порядке надзора, допускающая отмену вступившего в силу судебного решения, с положениями пункта 1 статьи 6 Конвенции, и, в частности, принимая во внимание обстоятельства данного дела, был ли соблюден принцип правовой определенности.

81. Европейский Суд полагает, что данное дело аналогично делу "Рябых против Российской Федерации" (жалоба N 52854/99, ECHR 2003-IX* (* Опубликовано в "Путеводителе по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека за 2003 год".)), Постановление по которому в части, применимой к настоящему делу, предусматривает:


"51. ...Европейский Суд напомнил, что право на судебное разбирательство, гарантированное пунктом 1 статьи 6 Конвенции, должно толковаться в свете Преамбулы к Конвенции, в которой, в соответствующей ее части, верховенство права признается частью общего наследия Договаривающихся Государств. Одним из основополагающих аспектов верховенства права является принцип правовой определенности, который, среди прочего, требует, чтобы принятое судами окончательное решение не могло бы быть оспорено...


54. Европейский Суд отметил, что пересмотр судебного постановления... в порядке надзора был инициирован председателем Белгородского областного суда, который не являлся стороной в судебном разбирательстве... Как в ситуации, связанной с правом Румынии в деле "Брумареску против Румынии", осуществление председателем областного суда этого полномочия не было ограничено во времени, так что судебные постановления могли быть оспорены на протяжении неопределенного срока.

55. Европейский Суд напомнил, что пункт 1 статьи 6 Конвенции закрепляет за каждым в случае спора о его гражданских правах и обязанностях право на разбирательство дела судом. Таким образом, это положение закрепляет право на "разбирательство дела судом", в котором право на доступ к правосудию, то есть право на подачу в суд иска по гражданским делам, составляет лишь один из аспектов. Однако это право было бы иллюзорным, если бы в правовой системе Договаривающейся Стороны было бы закреплено, что окончательное, имеющее обязательное юридическую силу судебное постановление являлось бы недействующим в ущерб одной из сторон. Немыслимо, чтобы в пункте 1 статьи 6 Конвенции были бы детально описаны процессуальные гарантии, предоставляемые сторонам в справедливом, публичном и безотлагательном судебном процессе, и не защищался бы процесс приведения судебных постановлений в исполнение; составление статьи 6 Конвенции таким образом, чтобы она регулировала бы только доступ к правосудию и процесс судопроизводства, вероятно, привело бы к ситуации, несовместимой с принципом верховенства права, который Договаривающиеся Государства обязались соблюдать, когда ратифицировали Конвенцию (см. Постановление Европейского Суда по делу "Хорнсби против Греции" (Hornsby v. Greece) от 19 марта 1997 г., Reports 1997II, р. 510, § 40).

56. Европейский Суд посчитал, что право стороны в процессе на судебное разбирательство также было бы иллюзорным, если бы в правовой системе Договаривающейся Стороны было бы закреплено, что окончательное, имеющее обязательное юридическую силу судебное постановление могло бы быть отменено вышестоящим судом по заявлению государственного должностного лица".


82. Кроме того, Европейский Суд пришел к следующему выводу по данному вопросу в Постановлении по делу "Холдинг "Совтрансавто" против Украины" (Sovtransavto Holding v. Ukraine), жалоба N 48553/99, § 77, ECHR 2002-VII):


"...судебная система, устанавливающая процедуру принесения протеста и, стало быть, возможность отмены в любое время любого окончательного решения, как установлено в настоящем деле, как таковая несовместима с принципом обеспечения судебной деятельности, который является одним из основополагающих элементов верховенства права по смыслу пункта 1 статьи 6 Конвенции, принимая во внимание упоминавшееся выше Постановление по делу "Брумареску против Румынии"".


83. Возвращаясь к данному делу, Европейский Суд отмечает, что неустановленного числа исполняющим обязанности председателя Ростовского областного суда был подан надзорный протест на решение Азовского городского суда Ростовской области от 5 июня 2001 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Ростовского областного суда от 11 июля 2001 г., вынесенных в пользу заявительницы и вступивших в законную силу. 13 сентября 2001 г. президиум Ростовского областного суда отменил названные судебные постановления как незаконные и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

84. Европейский Суд не усматривает оснований, чтобы отойти от своих выводов в названных выше делах, и полагает, что в данном деле имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции в связи с отменой в порядке надзора вступивших в законную силу и обязательных для исполнения судебных решений, вынесенных по делу заявительницы.


2. Статья 1 Протокола N 1 к Конвенции


85. Европейский Суд напоминает, что решением Азовского городского суда Ростовской области от 5 июня 2001 г. было признано право собственности заявительницы на оспариваемый дом и отменено постановление администрации г. Азова о передаче земельного участка Д.В. Заикину. Судебное решение от 5 июня 2001 г. вступило в законную силу после того, как было оставлено без изменений судом кассационной инстанции 11 июля 2001 г.

86. Европейский Суд приходит к выводу, что постановление президиума Ростовского областного суда от 13 сентября 2001 г. и последующее судебное разбирательство, в результате которого требования заявительницы были оставлены без удовлетворения, представляют собой вмешательство в право заявительницы на беспрепятственное пользование имуществом, гарантированное статьей 1 Протокола N 1 к Конвенции (см. Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Брумареску против Румынии" (Brumаrescu v. Romania), жалоба N 28342/95, §§ 67-70, ECHR 1999-VII).

87. Учитывая прецедентную практику Европейского Суда (см. §§ 78-80 указанного выше Постановления Большой Палаты Европейского Суда по делу "Брумареску против Румынии"), а также сделанные ранее выводы относительно пункта 1 статьи 6 Конвенции, Европейский Суд полагает, что, даже предположив, что вмешательство может рассматриваться как преследующее некий общественный интерес, справедливое равновесие было нарушено, а заявительница несет и продолжает нести индивидуальное и чрезмерное бремя.

88. Следовательно, в данном деле имело место нарушение статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.


II. Предполагаемое нарушение пункта 1 Статьи 6 Конвенции в связи с длительностью судебного разбирательства


89. Заявительница утверждает, что длительность судебного разбирательства по данному делу была несовместима с требованием "разумного срока", гарантированным пунктом 1 статьи 6 Конвенции, который предусматривает:


"Каждый при определении его гражданских прав и обязанностей... имеет право на справедливое и публичное... разбирательства дела... в разумный срок".


90. Власти Российской Федерации оспорили утверждение заявительницы и отметили, что требование разумного срока, гарантированное статьей 6 Конвенции, нарушено не было.

91. Европейский Суд напоминает, что судебное разбирательство было инициировано 23 октября 1998 г., когда заявительница обратилась в Азовский городской суд Ростовской области с иском к администрации г. Азова. Тем не менее период, который необходимо рассматривать, начался 5 мая 1998 г., когда Конвенция вступила в силу в отношении Российской Федерации. При оценке разумности срока после указанной даты необходимо учитывать состояние судебного разбирательства во времени. Европейский Суд отмечает, что рассматриваемый период завершился 18 мая 2005 г., когда судебное решение от 12 апреля 2005 г. было оставлено без изменения судом кассационной инстанции.

92. Более того, необходимо учитывать только те периоды, когда дело находилось на рассмотрении судов, исключая временные промежутки между принятием судебных решений и их отменой в порядке надзора (см. Решение Европейского Суда по делу "Маркин против Российской Федерации" (Markin v. Russia) от 16 сентября 2004 г., жалоба N 59502/00). Следовательно, в данном деле Европейский Суд рассмотрит следующие периоды: с 23 октября 1996 г., то есть датой инициирования судебного разбирательства, по 11 июля 2001 г., когда судебное решение от 5 июня 2001 г. было оставлено без изменений судом кассационной инстанции, с 13 сентября 2001 г., когда президиум Ростовского областного суда в результате пересмотра дела в порядке надзора направил его на новое рассмотрение, по 26 февраля 2003 г., когда суд кассационной инстанции оставил без удовлетворения жалобу на судебное решение от 15 декабря 2002 г., а также с 7 мая 2004 г., когда начался третий круг судебного разбирательства по делу заявительницы, по 18 мая 2005 г., когда суд кассационной инстанции оставил без изменения судебное решение от 12 апреля 2005 г.

93. Таким образом, общий период судебного разбирательства составил семь лет, два месяца и три дня, из которых Европейский Суд компетентен ratione temporis* (* Ratione temporis (лат.) - по причинам сроков; ввиду обстоятельств времени события. По общему правилу Европейский Суд принимает к рассмотрению жалобы относительно лишь тех фактов, которые имели место после момента вступления в силу Конвенции для государства, действия которого являются предметом жалобы (прим. переводчика).) рассматривать период продолжительностью пять лет, восемь месяцев и два дня.


A. Приемлемость жалобы


94. Европейский Суд отмечает, что данная жалоба не является явно необоснованной по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции. Он также не усматривает иных оснований для объявления ее неприемлемой. Следовательно, жалоба заявительницы в данной части должна быть объявлена приемлемой.


B. Существо жалобы


95. Европейский Суд напоминает, что разумность срока судебного разбирательства должна оцениваться в свете обстоятельств дела, а также с учетом следующих критериев: сложность дела, поведение заявителя и компетентных органов (см. среди прочих Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Пелисье и Сэсси против Франции" (Pеlissier and Sassi v. France), жалоба N 25444/94, §67, ECHR 1999-II).

96. Европейский Суд отмечает, что дело являлось в определенной степени сложным, поскольку касалось ряда тесно связанных между собой имущественных споров и поскольку в нем участвовали три стороны. Кроме того, Европейский Суд полагает, что поведение заявительницы, как минимум в определенной степени, сказалось на длительности судебного разбирательства, поскольку ее адвокат не явился в судебное заседание 11 июля 2000 г. Помимо этого, 25 января и 12 марта 2001 г. сама заявительница не явилась в суд, что во всех случаях привело к отложению судебного заседания. Кроме того, между 21 марта и 8 октября 2002 г. судебные заседания откладывались из-за болезни заявительницы.

97. В том, что касается действий судебных органов, Европейский Суд отмечает, что они привели к существенным задержкам в производстве по делу, особенно во время второго рассмотрения дела заявительницы судом первой инстанции. Принимая во внимание вышеизложенное, тот факт, что дело не было особенно сложным, что период производства по делу, который попадает в сферу компетенции Европейского Суда ratione temporis, составляет пять лет и восемь месяцев, а также ввиду того обстоятельства, что на дату ратификации [Конвенции] дело рассматривалось уже почти полтора года, Европейский Суд полагает, что длительность производства по делу не отвечала требованию "разумного срока". Следовательно, имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции.


III. Иные предполагаемые нарушения Конвенции


98. Заявительница также утверждает, что Д.В. Заикин незаконно вселился в дом, который она построила, и что компетентные органы не возбудили уголовное дело в отношении него по факту мошенничества и не выселили его из дома. Она также жаловалась на то, что пересмотр дела в порядке надзора 13 сентября 2001 г. нарушил ее право на уважение жилища, гарантированное статьей 8 Конвенции.

99. Что касается жалобы заявительницы на действия Д.В. Заикинаи предполагаемый отказ властей Российской Федерации выселить его из дома, Европейский Суд отмечает, что заявительница имела право инициировать судебное разбирательство относительно предположительно незаконных действий Д.В. Заикина и о его выселении, однако она, очевидно, не воспользовалась своим правом. В отношении жалобы заявительницы на отказ властей Российской Федерации возбудить уголовное дело в отношении Д.В. Заикина Европейский Суд напоминает, что Конвенция не гарантирует право на возбуждение уголовного дела в отношении третьего лица как таковое. Наконец, что касается жалобы заявительницы на нарушение статьи 8 Конвенции в связи с пересмотром дела в порядке надзора 13 сентября 2001 г., Европейский Суд напоминает, что наличие "жилища" в целях защиты Конвенцией зависит от существования достаточных и продолжающихся связей с конкретным местом, которое не требует установления в законном порядке (см. Постановление Европейского Суда по делу "Прокопович против Российской Федерации" (Prokopovich v. Russia), жалоба N 58255/00, § 36, ECHR 2004-...* (* Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 8/2006.)). Принимая во внимание обстоятельства дела, Европейский Суд отмечает, что, как следует из имеющихся в его распоряжении материалов дела, единственное место проживания заявительницы находилось в г. Холмске Сахалинской области, и что нет никаких подтверждений тому, что заявительница принимала какие-либо меры по переезду в оспариваемый дом в г. Азове или проживала в нем постоянно. Принимая во внимание изложенное, Европейский Суд полагает, что пересмотр дела заявительницы в порядке надзора 13 сентября 2001 г. не касался "жилища" заявительницы по смыслу статьи 8 Конвенции.

100. Следовательно, данная часть жалобы явно необоснована и подлежит отклонению в соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 35 Конвенции.


IV. Применение Статьи 41 Конвенции


101. Статья 41 Конвенции предусматривает:


"Если Европейский Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Европейский Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".


A. Материальный ущерб и моральный вред


102. Заявительница требовала 120 000 евро в возмещение стоимости утраченного дома и 18 000 евро в возмещение упущенной выгоды за период с 1993 года по настоящее время. Она также требовала компенсировать ей моральный вред в размере 50 000 евро.

103. Власти Российской Федерации назвали требования заявительницы явно чрезмерными. Что касается требования о возмещении стоимости дома, они отметили, что отсутствует причинная связь между установленным нарушением и требуемым возмещением.

104. Принимая во внимание обстоятельства дела, Европейский Суд полагает, что заявительнице необходимо присудить 70 000 евро, то есть стоимость дома и упущенную выгоду, а также суммы любых налогов, которые могут быть взысканы с указанной суммы.

105. В отношении морального вреда Европейский Суд полагает, что заявительнице был причинен моральный вред в результате установленных нарушений, который не может быть компенсировать только признанием Европейским Судом факта нарушения. Тем не менее требуемая заявительницей сумма является чрезмерной. Исходя из принципа справедливости, как того требует статья 41 Конвенции, Европейский Суд присуждает заявительнице 1 400 евро в качестве компенсации морального вреда, а также сумму любых налогов, подлежащих начислению на указанную сумму.


B. Судебные расходы и издержки


106. Заявительница требовала 24 361 евро в возмещение судебных расходов и издержек, понесенных в связи с разбирательством по делу в Европейском Суде.

107. Власти Российской Федерации отметили, что требование заявительницы является чрезмерным и необоснованным.

108. Учитывая находящуюся в его распоряжении информацию, а также замечания властей Российской Федерации, Европейский Суд полагает уместным присудить заявительнице 300 евро в возмещение судебных расходов и издержек, а также сумму любых налогов, подлежащих начислению на указанную сумму.


C. Процентная ставка при просрочке платежей


109. Европейский Суд счел, что процентная ставка при просрочке платежей должна быть установлена в размере предельной кредитной ставки Европейского центрального банка плюс три процента.


На основании изложенного Суд единогласно:

1) объявил жалобу заявительницы на пересмотр дела в порядке надзора 13 сентября 2001 г., а также на чрезмерную продолжительность судебного разбирательства по гражданскому делу приемлемой, а оставшуюся часть жалобы - неприемлемой;

2) постановил, что в данном деле имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции в связи с пересмотром в порядке надзора судебного решения, вынесенного в пользу заявительницы;

3) постановил, что в данном деле имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции в связи с чрезмерной длительность судебного разбирательства по гражданскому делу заявительницы;

4) постановил:

(a) что власти государства-ответчика в течение трех месяцев со дня вступления Постановления в силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции обязаны выплатить заявительнице в пересчете на российские рубли по курсу, который будет установлен на день выплаты, следующие суммы:

(i) 70 000 (семьдесят тысяч) евро в возмещение материального ущерба;

(ii) 1 400 (одну тысячу четыреста) евро в качестве компенсации морального вреда;

(iii) 300 (триста) евро в возмещение судебных расходов и издержек;

(iv) любые налоги, которые могут быть взысканы с этих сумм;

(b) что с даты истечения указанного трехмесячного срока и до момента выплаты на эти суммы должны начисляться простые проценты, размер которых определяется предельной кредитной ставкой Европейского центрального банка, действующей в период неуплаты, плюс три процента;

5) отклонил остальные требования заявительницы по справедливой компенсации.


Совершено на английском языке, уведомление о Постановлении было направлено 30 ноября 2006 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.


Венсан БЕРЖЕ
Секретарь Секции Суда

Боштьян М. Цупанчич
Председатель Палаты Суда



Постановление Европейского Суда по правам человека от 30 ноября 2006 г. Дело "Серегина (Seregina) против Российской Федерации" (жалоба N 12793/02) (Третья Секция)


Текст Постановления опубликован в приложении к Бюллетеню Европейского Суда по правам человека. Специальный выпуск. N 4/2008.


Перевод редакции Бюллетеня Европейского Суда по правам человека


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.