Постановление Европейского Суда по правам человека от 21 июня 2007 г. Дело "Придатченко (Pridatchenko) и другие против Российской Федерации" (жалобы NN 2191/03, 3104/03, 16094/03, 24486/03) (Первая Секция)

Европейский Суд по правам человека
(Первая Секция)


Дело "Придатченко (Pridatchenko) и другие
против Российской Федерации"
(Жалобы NN 2191/03, 3104/03, 16094/03, 24486/03)


Постановление Суда


Страсбург, 21 июня 2007 г.


Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), заседая Палатой в составе:

Х.Л. Розакиса, Председателя Палаты,

Л. Лукаидеса,

А. Ковлера,

Х. Гаджиева,

Д. Шпильманна,

С.Э. Йебенса,

Д. Малинверни, судей,

а также при участии С. Нильсена, Секретаря Секции Суда,

заседая за закрытыми дверями 31 мая 2007 г.,

вынес в тот же день следующее Постановление:


Процедура


1. Дело было инициировано четырьмя жалобами NN 2191/03, 3104/03, 16094/03, 24486/03, поданными против Российской Федерации в Европейский Суд по правам человека (далее - Европейский Суд) в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция) четырьмя гражданами Российской Федерации Александром Григорьевичем Придатченко, Сергеем Александровичем Манатовым, Андреем Владимировичем Сычевым и Алексеем Сергеевичем Фроловым (далее - заявители) 25 августа 2001 г., 20 ноября 2002 г., 26 апреля и 26 июня 2003 г., соответственно.

2. Власти Российской Федерации были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П.А. Лаптевым.

3. Заявители утверждали о нарушениях пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции в связи с тем, что власти Российской Федерации не исполнили вступившие в законную силу судебные решения, принятые в их пользу.

4. 25 ноября 2003 г. Европейский Суд официально уведомил власти Российской Федерации о рассмотрении жалоб заявителей. Согласно положениям пункта 3 статьи 29 Конвенции Европейский Суд принял решение рассмотреть жалобы по существу одновременно с принятием решения по вопросу об их приемлемости.

5. Заявители и власти Российской Федерации представили замечания по существу и по приемлемости жалоб (пункт 1 правила 54A Регламента Европейского Суда).

6. 31 мая 2007 г. Палата приняла решение объединить четыре жалобы в одно производство (пункт 1 правила 42 Регламента Европейского Суда).


Факты


I. Обстоятельства дела


7. Во время рассматриваемых событий А.Г. Придатченко (1965 года рождения), А.В. Сычев (1970 года рождения) и А.С. Фролов (1969 года рождения) являлись действующими офицерами вооруженных сил. С.А. Манатов (1970 года рождения) являлся офицером вооруженных сил в отставке. В разные дни они подали иски в суды на своих действительных или бывших работодателей. Заявители требовали выплаты своих зарплат, различных причитающихся им пособий, предоставления бесплатного жилья, компенсации транспортных расходов, возмещение вреда и так далее. Во всех делах суды вынесли решения в их пользу (как минимум требования заявителей были удовлетворены частично), присудив заявителям денежные средства. Тем не менее некоторое время решения в их пользу оставались неисполненными.


A. Придатченко А.Г. 


8. 16 ноября 2001 г. Сертоловский гарнизонный военный суд частично удовлетворил требования заявителя о предоставлении бесплатного жилья, причитающегося ему в соответствии с контрактом о прохождении военной службы. Суд также присудил заявителю 2 015 рублей в возмещение судебных расходов. Это решение не было обжаловано и вступило в законную силу 27 ноября 2001 г.

9. 26 ноября 2001 г. Сертоловский гарнизонный военный суд удовлетворил требования заявителя о взыскании компенсации его транспортных расходов, присудив ему сумму задолженности в размере 93 731 рубля 70 копеек, а также 15 рублей в возмещение судебных издержек. Это решение не было обжаловано и вступило в законную силу 13 декабря 2001 г.

10. 8 февраля 2002 г. Сертоловский гарнизонный военный суд по ходатайству заявителя постановил, что отказ в увольнении заявителя с военной службы являлся незаконным и присудил ему 2 015 рублей в возмещение судебных издержек. Это решение не было оспорено и вступило в законную силу 19 февраля 2002 г.

11. 8 февраля 2002 г. суд выдал исполнительный лист на основании судебного решения от 26 ноября 2001 г. Заявитель отправил его вместе с сопроводительными документами в Управление Федерального казначейства по Ленинградской области. 16 июля 2002 г. исполнительный лист был возвращен заявителю без исполнения. Управление Федерального казначейства утверждало, что в распоряжении должника не было достаточных средств, которые могли быть использованы для выплаты долга по судебному решению. Заявителю было рекомендовано направить исполнительный лист в Министерство финансов Российской Федерации, что он сделал 23 августа 2002 г. Тем не менее решение осталось неисполненным.

12. 2 сентября 2002 г. Сертоловский гарнизонный военный суд выдал два исполнительных листа на основании судебных решений от 16 ноября 2001 г. и 8 февраля 2002 г (в отношении возмещения судебных издержек, присужденного заявителю). Заявитель направил их с сопровождающими документами в Управление Федерального казначейства по Ленинградской области. 10 сентября 2002 г. Управление Федерального казначейства вернуло заявителю исполнительные листы без исполнения, ссылаясь на недостаток средств на счете должника. Заявителю было рекомендовано направить исполнительные листы в Министерство финансов Российской Федерации, что он сделал 12 сентября 2002 г. Тем не менее судебные решения остались неисполненными.

13. 28 апреля 2003 г. Министерство финансов Российской Федерации перечислило Министерству обороны Российской Федерации из федерального бюджета 93 746 рублей 70 копеек для выплаты заявителю со ссылкой на исполнительный лист, выданный 8 февраля 2002 г. на основании судебного решения от 26 ноября 2001 г.

14. 23 сентября 2003 г. Министерство финансов Российской Федерации перечислило Министерству обороны Российской Федерации из федерального бюджета 2 015 рублей для выплаты заявителю со ссылкой на исполнительный лист, выданный 2 сентября 2002 г. на основании судебного решения от 16 ноября 2001 г.

15. 29 сентября 2003 г. Министерство финансов Российской Федерации перечислило Министерству обороны Российской Федерации из федерального бюджета 2 015 рублей для выплаты заявителю со ссылкой на исполнительный лист, выданный 2 сентября 2002 г. на основании судебного решения от 8 февраля 2002 г.

16. По утверждению заявителя, указанные суммы были перечислены на его счет 10 января 2004 г. В подтверждение этого он представил копии квитанций из банка.


B. Манатов С.А.


17. 8 октября 2001 г. Куртамышский районный суд Курганской области удовлетворил требования заявителя, присудив ему 33 210 рублей в качестве задолженности по заработной плате. Решение не было обжаловано и вступило в законную силу 19 октября 2001 г.

18. 13 декабря 2001 г. суд выдал исполнительный лист. Заявитель направил его в службу судебных приставов. 28 февраля 2002 г. служба судебных приставов вернула заявителю исполнительный лист без исполнения, порекомендовав ему направить его в специализированное отделение Управления Федерального казначейства по г. Москве.

19. 27 апреля 2002 г. указанное управление вернуло заявителю исполнительный лист неисполненным с разъяснением о том, что оно не несет ответственности за финансовые обязательства должника, войсковой части, очевидно, в соответствии с принципом территориальной юрисдикции.

20. По-видимому, решение Куртамышского районного суда Курганской области от 8 октября 2001 г. остается неисполненным.


С. Сычев А.В.


21. 23 апреля 2002 г. Дальневосточный окружной военный суд, действуя в качестве суда кассационной инстанции, присудил заявителю 4 000 рублей за моральный вред, причиненный отказом предоставить заявителю ежегодный оплачиваемый отпуск.

22. 18 мая 2002 г. суд выдал исполнительный лист на основании определения суда от 23 апреля 2002 г. Заявитель направил его с сопровождающими документами в отделение по г. Белогорску Управления Федерального казначейства по Амурской области. 14 июня 2002 г. исполнительный лист был возвращен заявителю без исполнения. Указанное отделение по г. Белогорску проинформировало заявителя о том, что в его компетенцию не входит исполнение подобных требований.

23. В неустановленный день в 2002 году заявитель обжаловал в судебном порядке действия командования своей войсковой части в связи с отказом направить его на медицинское обследование, тогда как состояние его здоровья ухудшалось. Заявитель требовал компенсировать ему моральный вред. 5 июля 2002 г. Белогорский гарнизонный военный суд удовлетворил требования заявителя, присудив ему 5 000 рублей в качестве компенсации морального вреда, а также 10 рублей в возмещение судебных издержек. Решение не было обжаловано и вступило в законную силу 19 июля 2002 года. 7 марта 2003 г. указанным судом был выдан исполнительный лист на основании решения от 5 июля 2002 г.

24. В неустановленный день в 2003 году заявитель направил оба исполнительных листа от 18 мая 2002 г. и 7 марта 2003 г. в местное подразделение судебных приставов, а также в отделение Федерального казначейства по городу. 11 апреля 2003 г. отделение по г. Белогорску Управления Федерального казначейства по Амурской области выплатило заявителю 1 000 рублей во исполнение решения Белогорского гарнизонного военного суда от 5 июля 2002 г. В тот же день заявитель был проинформирован о том, что у должника нет средств для выплаты оставшейся части долга по судебному решению. Заявителю посоветовали обратиться в Министерство финансов Российской Федерации. 23 апреля 2003 г. служба судебных приставов вернула оба исполнительных листа без исполнения и порекомендовала заявителю направить их в подразделение Федерального казначейства.

25. В неустановленный день в феврале 2004 г. судебные решения от 23 апреля и 5 июля 2002 г. были исполнены в полном объеме.


D. Фролов А.С.


26. 29 августа 2001 г. Петрозаводский гарнизонный военный суд удовлетворил требования заявителя о возмещении его транспортных расходов и присудил ему сумму, соответствующую задолженности, в размере 74 360 рублей 70 копеек. Очевидно, что судебное решение не было обжаловано и вступило в законную силу.

27. Тем не менее некоторое время судебное решение от 29 августа 2001 г. оставалось неисполненным. Ссылаясь на этот факт, заявитель обратился в суд с требованием об индексации причитавшихся ему по судебному решению от 29 августа 2001 г. денежных средств.

28. 3 февраля 2003 г. Петрозаводский гарнизонный военный суд удовлетворил требования заявителя и присудил ему возмещение ущерба, причиненного неисполнением судебного решения от 29 августа 2001 г., в размере 30 629 рублей 91 копейки и 1 030 рублей в возмещение судебных издержек. Указанное судебное решение не было обжаловано и вступило в законную силу 14 февраля 2003 г.

29. 20 марта 2003 г. был выдан исполнительный лист. Заявитель направил его вместе с другими документами в Управление Федерального казначейства по Республике Карелия. 1 апреля 2003 г. исполнительный лист был возвращен заявителю без исполнения. Управление Федерального казначейства пояснило, что должник не располагал достаточными средствами, которые могли быть использованы для выплаты долга по судебному решению. Заявителю было рекомендовано направить исполнительный лист в Министерство финансов Российской Федерации, что он сделал 4 апреля 2003 г. Тем не менее решение Петрозаводского гарнизонного военного суда от 3 февраля 2003 г. осталось неисполненным.

30. 9 октября 2003 г. решение Петрозаводского гарнизонного военного суда от 29 августа 2001 г. было исполнено в полном объеме. Заявитель проинформировал Европейский Суд об этом факте. Однако он поддержал свою жалобу на неисполнение судебного решения от 3 февраля 2003 г.

31. 16 февраля 2004 г. Министерство финансов Российской Федерации перечислило Министерству обороны Российской Федерации из федерального бюджета 31 659 рублей 91 копейку для выплаты заявителю со ссылкой на исполнительный лист от 20 марта 2003 г., выданный на основании судебного решения от 3 февраля 2003 г.

32. По утверждению заявителя, указанная сумма была перечислена на его банковский счет 7 апреля 2004 г. В подтверждение этого он представил копию банковской квитанции.


II. Применимое национальное законодательство


A. Исполнение судебных решений по искам к получателям средств федерального бюджета


33. Федеральный закон от 21 июля 1997 г. N 119-ФЗ "Об исполнительном производстве" определяет службу судебных приставов в качестве органа, ответственного за исполнение судебных решений (пункт 1 статьи 3). Судебные решения могут также быть исполнены налоговыми органами, банками, иными кредитными организациями, должностными лицами и гражданами - все они не являются органами принудительного исполнения (статья 5).

34. Статья 110 Федерального закона от 27 декабря 2000 г. N 150-ФЗ "О федеральном бюджете на 2001 год" предусматривала, что исполнительные листы органов судебной власти по искам к казне Российской Федерации направляются для исполнения в Министерство финансов Российской Федерации и исполняются им в порядке, установленном Правительством Российской Федерации. Подобное положение было включено в статью 128 Федерального закона "О федеральном бюджете на 2002 год". Тем не менее статья 122 Федерального закона от 24 декабря 2002 г. N 176-ФЗ "О федеральном бюджете на 2003 год" установила в дополнение к схожему требованию, что исполнительные листы направляются в Министерство финансов Российской Федерации, то, что исполнение судебных актов по искам к Российской Федерации службой судебных приставов не производится.

35. 22 февраля 2001 г. Правительство Российской Федерации утвердило "Правила взыскания на основании исполнительных листов судебных органов средств по денежным обязательствам получателей средств федерального бюджета" (далее - Правила). Пункты 2 и 3 Правил предусматривали, что взыскатель должен был представить исполнительный лист и копию судебного решения в отделение Федерального казначейства, в котором у должника имеется лицевой счет. Отделение Федерального казначейства должно было перевести взыскателю полагающуюся ему денежную сумму в течение трех рабочих дней, если она не превышает имеющиеся у должника денежные средства (пункт 5). Если денежных средств у должника недостаточно для полного исполнения судебного решения, исполнительный лист возвращается взыскателю, который вправе затем обратиться в Министерство финансов Российской Федерации в целях взыскания оставшейся части долга с органа, осуществляющего финансирование должника (пункт 6).

36. 9 сентября 2002 г. Правительство Российской Федерации приняло Постановление N 666 об утверждении Правил "О порядке исполнения Министерством финансов Российской Федерации судебных актов по искам к казне Российской Федерации на возмещение вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) органов государственной власти либо должностных лиц органов государственной власти". Процедура исполнения таких судебных решений, предусмотренная Правилами 2002 года, в целом схожа с процедурой, предусмотренной указанными выше Правилами от 22 февраля 2001 г.

37. 19 июля 2001 г. Верховный Суд Российской Федерации вынес решение N ГКПИ2001-864 по вопросу законности некоторых положений Правил. В частности, Верховный Суд Российской Федерации установил, что Правила не устанавливают порядок исполнения судебных решений, поскольку Федеральное казначейство не является органом исполнения судебных решений в соответствии со статьей 5 Федерального закона "Об исполнительном производстве". В последующем решении N ГКПИ2001-1345 от 22 октября 2001 г. Верховный Суд Российской Федерации пояснил свою позицию следующим образом:


"Содержание оспариваемых Правил свидетельствует о том, что порядок принудительного исполнения судебных актов ими не регулируется, они устанавливают порядок добровольного исполнения актов судебных органов о взыскании средств лишь по денежным обязательствам получателей средств федерального бюджета...

Суд принимает во внимание и то обстоятельство, что обжалуемые Правила не лишают возможности взыскателя ставить вопрос о принудительном исполнении судебного решения...".

38. В решении N ГКПИ2001-1790 и N ГКПИ2002-139 от 27 февраля 2002 г. Верховный Суд Российской Федерации подтвердил, что ни Правила, ни федеральные законы о федеральном бюджете на 2001 и 2002 годы не препятствовали взыскателям обращаться за исполнением судебных решений в соответствии с порядком, предусмотренным Федеральными законами "Об исполнительном производстве", "О судебных приставах" и Гражданским процессуальным кодексом РСФСР. Наконец, в решении N ГКПИ2001-1482 от 28 марта 2002 г. Верховный Суд Российской Федерации вновь подтвердил свою позицию.

39. 20 мая 2003 г. Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в своем определении N КАС03-205 указала, что Правила, утвержденные Постановлением Правительства Российской Федерации N 666 от 9 сентября 2002 г., касались добровольного исполнения судебных решений по искам к федеральной казне и не препятствовали взыскателю требовать принудительного исполнения судебного решения посредством службы судебных приставов.


B. Военные суды


40. Деятельность военных судов регулируется Конституцией Российской Федерации, Федеральным конституционным законом от 31 декабря 1996 г. N 1-ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации", Федеральным конституционным законом от 23 июня 1999 г. N 1-ФКЗ "О военных судах Российской Федерации". Военные суды входят в судебную систему Российской Федерации, являются судами общей юрисдикции и осуществляют судебную власть в Вооруженных Силах Российской Федерации. Военные суды создаются и упраздняются федеральным законом. Военные суды создаются по месту дислокации воинских частей. Военные суды осуществляют правосудие от имени Российской Федерации, рассматривая подсудные им дела в порядке гражданского, административного и уголовного судопроизводства. В частности, военные суды рассматривают жалобы военнослужащих в отношении действий (бездействия) органов военного управления или воинских должностных лиц. Такие дела рассматриваются в соответствии с положениями Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. Военные суды осуществляют правосудие самостоятельно, подчиняясь только Конституции Российской Федерации, федеральным конституционным законам и федеральным законам. Судьи военных судов назначаются Президентом Российской Федерации и должны иметь офицерское звание в дополнение к высшему юридическому образованию и необходимой квалификации.


Право


I. Предполагаемое нарушение Статьи 6 Конвенции и Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции


41. Заявители жаловались, что длительная невыплата денежных средств, присужденных им национальными судами, нарушила их "право на доступ к суду" и право на беспрепятственное пользование имуществом. Пункт 1 статьи 6 Конвенции и статья 1 Протокола N 1 к Конвенции, на которые ссылались заявители, в части, применимой в настоящем деле, предусматривают:


Статья 6 Конвенции

"Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях... имеет право на справедливое... разбирательство дела... судом...".


Статья 1 Протокола N 1 к Конвенции

"Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.

Предыдущие положения не умаляют права государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляется необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других сборов или штрафов".


A. Доводы сторон


42. Власти Российской Федерации оспаривали доводы заявителей. По их утверждению, судебные решения в пользу А.Г. Придатченко и А.С. Фролова были исполнены в полном объеме, когда причитавшиеся им денежные средства были выделены из федерального бюджета. Таким образом, судебные решения в пользу А.Г. Придатченко были исполнены в апреле и сентябре 2003 года. Судебное решение в пользу А.С. Фролова было исполнено 16 февраля 2004 г. На основании изложенного власти Российской Федерации сделали вывод, что права заявителей в соответствии с Конвенцией не были нарушены.

43. Что касается С.А. Манатова и А.В. Сычева, то власти Российской Федерации отметили, что они выполнили требования внутригосударственной процедуры. Так, С.А. Манатов не направил исполнительный лист в Министерство финансов Российской Федерации. А.В. Сычев не представил в Министерство финансов Российской Федерации формуляр со своими банковскими реквизитами и исполнительный лист вопреки требованиям Постановления Правительства Российской Федерации N 666. В результате судебные решения в их пользу не могли быть исполнены.

44. А.Г. Придатченко и А.С. Фролов поддержали свои доводы. А.Г. Придатченко настаивал на том, что судебные решения были исполнены 10 января 2004 г., когда причитавшиеся ему денежные средства были перечислены на его банковский счет. А.С. Фролов указал, что судебное решение было исполнено 7 апреля 2004 г. По их мнению, задержки в исполнении судебных решений были незаконными и неоправданными. Что касается С.А. Манатова и А.В. Сычева, то они просто поддержали свои первоначальные доводы.


B. Приемлемость жалоб


45. Европейский Суд отмечает, что в период рассматриваемых событий заявители (за исключением С.А. Манатова) являлись военными офицерами и их споры относились к различным условиям службы. До недавнего времени служебные споры между государством и его военнослужащими, как правило, не считались "гражданскими" по смыслу пункта 1 статьи 6 Конвенции и, таким образом, выходили за пределы компетенции Европейского Суда ratione materiae* (* ratione materiae (лат.) - по причинам существа; ввиду обстоятельств, связанных с предметом рассмотрения. По общему правилу Европейский Суд принимает к рассмотрению жалобы относительно предполагаемых нарушений лишь тех прав человека, которые закреплены в Конвенции (прим. переводчика).) (см. Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Пеллегрэн против Франции" (Pellegrin v. France), жалоба N 28541/95, §§ 65-67, ECHR 1999-VIII; а также Постановление Европейского Суда по делу "Канаев против Российской Федерации" (Kanayev v. Russia) от 27 июля 2006 г., жалоба N 43726/02, §16* (* Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 12/2007.)).

46. Тем не менее в недавнем Постановлении по делу "Вильо Эскелинен и другие против Финляндии" (Vilho Eskelinen and Others v. Finland) от 19 апреля 2007 г., N 63235/00, §62 Большая Палата развила существующее прецедентное право, предложив новый критерий применимости статьи 6 Конвенции к таким спорам. Впредь статья 6 Конвенции под своим "гражданским" названием должна быть применима ко всем спорам, включающим государственных служащих, кроме случаев, когда (a) национальное право явно исключает право рассматриваемой категории служащих на доступ к суду и (b) это исключение оправдано объективными основаниями в интересах государства. Далее Европейский Суд подчеркивает, что "в принципе не может быть никакого оправдания для исключения из гарантий статьи 6 Конвенции обычных трудовых споров, например, относящихся к зарплатам, денежному содержанию или схожим наименованиям на основании особой природы отношений между конкретным государственным служащим и государством-ответчиком".

47. Возвращаясь к настоящему делу, Европейский Суд отмечает, что требования заявителей были приняты, рассмотрены и частично удовлетворены национальными судами в результате обычной гражданско-правовой процедуры. Действительно, дела А.Г. Придатченко, А.В. Сычева и А.С. Фролова были рассмотрены военными судами, то есть судами, состоявшими из военнослужащих и отнесенными не к конкретному административно-территориальному образованию, а к гарнизону. Тем не менее ничто не предполагает, что военные суды не являются "судами" по смыслу статьи 6 Конвенции. Следовательно, заявители, несмотря на их особый статус, не были отстранены национальным правом от "доступа к суду" по смыслу статьи 6 Конвенции. Учитывая критерии, развитые в деле "Вильо Эскелинен и другие против Финляндии" Европейский Суд приходит к выводу, что статья 6 Конвенции применима к рассматриваемым национальным разбирательствам.

48. Европейский Суд отмечает, что власти Российской Федерации не выдвинули какого-либо официального возражения в отношении приемлемости настоящих четырех жалоб. Европейский Суд считает, что в свете доводов сторон их жалобы на нарушение статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции относительно длительного неисполнения судебных решений, принятых в пользу заявителей, поднимают серьезные вопросы факта и права в соответствии с Конвенцией, решение которых требует рассмотрения жалоб по существу. Следовательно, Европейский Суд приходит к выводу, что эти жалобы не являются явно необоснованными по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции. Иных оснований для объявления жалоб неприемлемыми не было установлено.


С. Существо жалоб


1. Основные принципы


49. Европейский Суд напоминает, что пункт 1 статьи 6 Конвенции гарантирует каждому в случае спора о его гражданских правах и обязанностях право на разбирательство дела судом. Таким образом, он воплощает в себе "право на суд", где право на доступ к суду, то есть право на обращение в суды с гражданско-правовыми вопросами, составляет один из аспектов. Однако это право было бы иллюзорным, если бы национальная правовая система Договаривающегося Государства позволяла, чтобы вступившее в законную силу и обязательное для исполнения судебное решение оставалось без исполнения в ущерб одной из сторон. Следовательно, исполнение судебного решения, принятого любым судом, должно считаться неотъемлемой частью "судебного разбирательства" в целях статьи 6 Конвенции (см. Постановление Европейского Суда по делу "Бурдов против России" (Burdov v. Russia), N 59498/00, §34, ECHR 2002-III* (* Опубликовано в "Путеводителе по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека за 2002 год".), а также Постановление Европейского Суда по делу "Хорнсби против Греции" (Hornsby v. Greece) от 19 марта 1997 г., Reports of Judgments and Decisions 1997-II, p. 510, §50).

50. Далее Европейский Суд напоминает, что "требование" может представлять собой "имущество" по смыслу статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции, если надлежащим образом установлено, что оно исполнимо, например, в силу судебного решения (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Бурдов против России", §28, а также Постановление Европейского Суда по делу "Нефтеперерабатывающие заводы "Стрэн" и Стратис Андриадис против Греции" (Stran Greek Refineries and Stratis Andreadis v. Greece) от 9 декабря 1994 г., Series A N 301-B, p. 84, §59). Как Европейский Суд постановил в некоторых предыдущих делах, невозможность исполнения судебного решения, принятого в пользу лица, которая сохраняется относительно продолжительный период времени, представляет собой вмешательство в право лица на беспрепятственное пользование имуществом.


2. Применимость к настоящему делу


51. В своих первоначальных жалобах заявители жаловались на невыплату денежных средств, присужденных им соответствующими военными судами. Что касается С.А. Манатова, очевидно, что судебное решение в его пользу до сих пор остается неисполненным. В то же время Европейский Суд отмечает, что судебные решения в пользу А.Г. Придатченко, А.С. Фролова и А.В. Сычева были в итоге исполнены, хоть и с определенными задержками. Тем не менее, по мнению Европейского Суда, эти три заявителя все еще могут считать себя жертвами нарушения пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции: Европейский Суд всегда считал длительное неисполнение вступившего в законную силу судебного решения о присуждении материальных благ нарушением per se* (* Per se (лат.) - самим собой; как таковой (прим. переводчика).), независимо от того, было ли судебное решение в конце концов исполнено.


(а) В отношении А.Г. Придатченко и А.С. Фролова

52. Что касается А.Г. Придатченко и А.С. Фролова, то утверждения сторон относительно точных дат исполнения судебных решений существенно отличаются. Власти Российской Федерации утверждали, что судебные решения были исполнены в полном объеме в дни выделения причитавшихся заявителям денежных средств из федерального бюджета. Заявители настаивали, что судебные решения были исполнены, когда средства были перечислены на их банковские счета.

53. По мнению Европейского Суда, факт выделения бюджетных средств для выплаты заявителям не предоставил им возможность свободно распоряжаться причитавшимися им деньгами. Заявители могли воспользоваться присужденными им денежными средствами только тогда, когда деньги были перечислены на их банковские счета. Соответственно, Европейский Суд принимает довод заявителей о задержках в исполнении судебных решений и отмечает, что в отношении А.Г. Придатченко такая задержка составила два года, один месяц и тринадцать дней относительно судебного решения от 16 ноября 2001 г.; два года и двадцать восемь дней относительно судебного решения от 26 ноября 2001 г.; один год, десять месяцев и двадцать один день относительно судебного решения от 8 февраля 2002 г. Что касается А.С. Фролова, Европейский Суд отмечает, что судебное решение от 3 февраля 2003 г., на которое делался наибольший акцент в жалобе заявителя, было исполнено с задержкой в один год, один месяц и двадцать два дня.

54. Европейский Суд часто признавал нарушения пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции в делах, поднимавших вопросы, схожие с теми, которые возникли в настоящем деле (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Бурдов против России", §34 et seq.; Постановление Европейского Суда по делу "Малиновский против Российской Федерации" (Malinovskiy v. Russia), жалоба N 41392/02, §35 et seq.* (* Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 11/2005.); Постановление Европейского Суда по делу "Гиззатова против Российской Федерации" (Gizzatova v. Russia) от 13 января 2005 г., жалоба N 5124/03, §19 et seq.* (* Там же. N 7/2005.); Постановление Европейского Суда по делу "Петрушко против Российской Федерации" (Petrushko v. Russia), §23 et seq* (* Там же. N 9/2005.).; "Вассерман против Российской Федерации" (Wasserman v. Russia) от 18 ноября 2004 г., жалоба N 15021/02, §35 et seq.* (* Там же. N 6/2005.)). Европейский Суд отмечает, что власти Российской Федерации не дали заслуживающего доверия обоснования задержек исполнения судебных решений, возникших в делах вышеуказанных двух заявителей. Принимая во внимание продолжительность неисполнения судебных решений в делах А.Г. Придатченко и А.С. Фролова и рассмотрев все существенные обстоятельства, Европейский Суд не видит причин, чтобы отклониться от своей практики по аналогичным делам, и приходит к выводу, что длительное неисполнение судебных решений, принятых в пользу А.Г. Придатченко и А.С. Фролова, составляет нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.

ГАРАНТ:

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Вместо слов "жалоба N 41392/02" следует читать "жалоба N 41302/02"


(b) В отношении С.А. Манатова

55. Власти Российской Федерации заявили, что судебное решение в пользу С.А. Манатова не было исполнено, поскольку он нарушил установленную национальную процедуру. Европейский Суд отмечает, что в целях получения исполнения судебного решения, принятого в его пользу, С.А. Манатов сначала обратился в службу судебных приставов. Затем, после получения отказа в исполнении судебного решения, он направил исполнительный лист в другой государственный орган, рекомендованный судебными приставами. Действительно, данный государственный орган отказался исполнить требования, содержавшиеся в исполнительном листе, ссылаясь на определенные принципы юрисдикции; тем не менее он не указал заявителю, какой государственный орган обладает компетенцией по исполнению соответствующего судебного решения. В любом случае правила по исполнению требований судебных актов, на которые ссылались власти Российской Федерации, не препятствовали заявителю добиваться исполнения судебного решения обычным способом, то есть через службу судебных приставов (см. раздел "Применимое национальное законодательство" настоящего Постановления; а также Постановление Европейского Суда по делу "Шведов против Российской Федерации" (Shvedov v. Russia) от 20 октября 2005 г., жалоба N 69306/01, §34* (* Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 6/2006.)), а власти Российской Федерации не отрицали того, что заявитель прибег к этой процедуре.

56. Более того, Европейский Суд напоминает, что от лица, в пользу которого было вынесено судебное решение по иску к государству, нельзя требовать того, чтобы оно прибегало к исполнительному производству в целях исполнения этого судебного решения (см. Постановление Европейского Суда по делу "Метахас против Греции" (Metaxas v. Greece) от 27 мая 2004 г., жалоба N 8415/02, §19). Далее Европейский Суд напоминает, что на государство возложена обязанность организовать свою правовую систему таким способом, который гарантирует взаимодействие между различными исполнительными органами и обеспечивает своевременную оплату долгов государства по судебному решению. На заявителя было бы возложено чрезмерное бремя, если ему приходилось направлять исполнительный лист из одного государственного органа в другой с целью исполнения содержащихся в нем требований (см. Постановление Европейского Суда по делу "Рейнбах против Российской Федерации" (Reynbakh v. Russia) от 29 сентября 2005 г., жалоба N 23405/03, §23* (* там же. N 2/2206). Европейский Суд не видит причин, чтобы отступить от своих выводов в деле "Рейнбах против Российской Федерации" и постановил, что С.А. Манатов предпринял разумные шаги в целях добиться исполнения принятого в его пользу судебного решения.

57. Наконец, Европейский Суд отмечает, что согласно информации, представленной сторонами, судебное решение в пользу С.А. Манатова к настоящему времени остается неисполненным. Другими словами, задержка исполнения судебного решения составляет пять лет и восемь месяцев. Учитывая свое прецедентное прав по данному вопросу (см. выше), Европейский Суд приходит к выводу, что длительное неисполнение судебного решения в пользу С.А. Манатова представляет собой нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 протокола N 1 к Конвенции.


(с) В отношении А.В. Сычева

58. Власти Российской Федерации заявляли, что ответственность за неисполнение судебных решений в пользу А.В. Сычева не может быть возложена на них, так как заявитель не выполнил установленные национальные правила, соблюдение которых необходимо для получения причитающихся ему по судебному решению денежных средств. Тем не менее у Европейского Суда есть определенные сомнения относительно того, что стало истинной причиной неисполнения судебных решений. В 2002 году городское отделение Федерального казначейства проинформировало заявителя, что они не обладали компетенцией по исполнению требований, содержащихся в представленном им исполнительном листе от 18 мая 2002 г., тогда как в 2003 году городское отделение Федерального казначейства отказалось исполнить требования, содержащиеся в исполнительном листе от 7 марта 2003 г., сославшись на недостаток денежных средств. В связи с этим Европейский Суд напоминает, что недостаток денежных средств не является достаточным основанием для отказа властей государства-ответчика выплатить задолженность по судебному решению (см. цитированное выше дело "Бурдов против Российской Федерации", §41).

59. В любом случае, принимая во внимание свое прецедентное право по вопросу исполнения судебных решений по искам против государства (см. упоминавшиеся выше Постановления Европейского Суда по делу "Метахас против Греции" и по делу "Рейнбах против Российской Федерации"), Европейский Суд признает, что заявитель предпринял разумные шаги для получения исполнения судебного решения, принятого в его пользу.

60. Далее Европейский Суд отмечает, что стороны не представили информацию относительно точных дат исполнения судебных решений в пользу заявителя. Тем не менее сторонами не оспаривалось то, что оба судебных решения были исполнены в полном объеме лишь в феврале 2004 г. Следовательно, задержка исполнения судебного решения от 23 апреля 2002 г. составляет один год и около девяти месяцев, а судебного решения от 5 июля 2002 г. - один год и около шести месяцев. Основываясь на своем прецедентном праве (см. выше), Европейский Суд приходит к выводу, что длительное неисполнение судебных решений в пользу А.В. Сычева представляет собой нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.


II. Применение Статьи 41 Конвенции


61. В соответствии со статьей 41 Конвенции:


"Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".


А. Придатченко А.Г.


62. Заявитель требовал 10 000 евро в возмещение материального ущерба и в качестве компенсации морального вреда, причиненных длительным неисполнение принятых в его пользу судебных решений. Из требований заявителя следует, что в связи с длительным неисполнением соответствующих судебных решений денежные средства, присужденные ему, частично утратили свою покупательскую способность. В подтверждение своих требований заявитель представил данные официальной статистики, отражающие уровень инфляции в Ленинградской области в период с 1999 по 2003 год. Далее он заявлял, что задержка исполнения судебных решений вызвала у него душевные страдания и чувство унижения.

63. Комментируя требования заявителя о компенсации морального вреда, власти Российской Федерации предположили, что сам факт признания нарушения будет являться надлежащей справедливой компенсацией. В качестве альтернативы они предположили, что компенсация, схожая с той, которая была присуждена заявителю в деле "Бурдов против России" (см. упоминавшееся выше Постановление, §47), будет являться достаточной. В любом случае, по их мнению, размер такой компенсации не должен превышать 1 500 евро.

64. Европейский Суд отмечает, что судебное решение от 16 ноября 2001 г. (о присуждении заявителю 2 015 рублей), судебное решение от 26 ноября 2001 г. (о присуждении заявителю 93 746 рублей 70 копеек) и судебное решение от 8 февраля 2002 г. (о присуждении заявителю 2 015 рублей) не были исполнены до января 2004 г. Как следует из информации, представленной заявителем и не оспоренной властями Российской Федерации, уровень инфляции в период с декабря 2001 г. по декабрь 2003 г. составил 133 процента. Следовательно, материальные потери заявителя, вызванные задержкой в выплате указанных сумм, составили 665 рублей в отношении первого судебного решения и 30 936 рублей в отношении второго судебного решения. Что касается третьего судебного решения, необходимо отметить, что уровень инфляции в период с марта 2002 г. по декабрь 2003 г. составил 125,5 процента. Поэтому материальный ущерб заявителя в связи с длительным неисполнением третьего судебного решения составил 513 рублей 80 копеек. В целом по причине длительной невыплаты сумм, присужденных ему судами в 2001 и 2002 годах, а также обесценивания денег в соответствующий период материальный ущерб заявителя составил 32 114 рублей 80 копеек. Эта сумма должна быть присуждена заявителю в качестве возмещения материального ущерба. Ему также должна быть присуждена сумма любых налогов, подлежащих начислению на присужденные средства.

65. Что касается компенсации морального вреда, Европейский Суд полагает, что задержка исполнения судебных решений действительно могла причинить заявителю определенные душевные страдания, которые не могут в достаточной мере быть компенсированы просто фактом признания нарушения. Европейский Суд принимает во внимание характер и размер сумм, присужденных судебными решениями, задержки в исполнении судебных решений и другие имеющие отношение к делу аспекты. Основываясь на принципе справедливости, Европейский Суд в качестве компенсации морального вреда присуждает заявителю 1 600 евро, подлежащие выплате в российских рублях по курсу, установленному на день выплаты, а также сумму любых налогов, подлежащих начислению на присужденные средства.


В. Манатов С.А.


66. Европейский Суд обращает внимание, что в соответствии с правилом 60 Регламента Европейского Суда любые требования о справедливой компенсации представляются в подробном перечне по пунктам с приложением соответствующих подтверждающих документов или квитанций; "в противном случае Палата вправе отказать в удовлетворении требования полностью или частично".

67. В деле С.А. Манатова 4 марта 2004 г. Европейский Суд предложил заявителю представить свои требования по справедливой компенсации до 15 апреля 2004 г. Тем не менее заявитель не представил каких-либо требований в течение установленного срока и не просил Европейский Суд продлить срок для их представления.

68. Ввиду изложенного Европейский Суд не присуждает заявителю компенсацию в соответствии со статьей 41 Конвенции (см., например, Постановление Европейского Суда по делу "Сирин против Турции" (Sirin v. Turkey) от 15 марта 2005 г., жалоба N 47328/99, §§27-29, а также Постановление Европейского Суда по делу "Праведная против Российской Федерации" (Pravednaya v. Russia) от 18 ноября 2004 г., жалоба N 69529/01, §§ 43-46* (* Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 5/2005.)). Тем не менее это решение Европейского Суда не освобождает государство-ответчика от исполнения настоящего Постановления в части, касающейся исполнения судебного решения, принятого в пользу заявителя, если оно к настоящему времени так и не было исполнено.


С. Сычев А.В. 


1. Материальный ущерб


69. Заявитель утверждал, что ему был причинен материальный ущерб в размере 37 400 рублей, которые он заплатил за обучение праву. Он пояснил, что ему требовалось юридическое образование, чтобы обратиться с жалобой в Европейский Суд. Власти Российской Федерации возразили, заявив, что обращение с жалобой в Европейский Суд не требует какого-либо особого обучения праву. Европейский Суд соглашается с властями Российской Федерации и не находит причинно-следственной связи между установленным нарушением и заявленными требования о возмещении ущерба. Следовательно, Европейский Суд не усматривает оснований для присуждения заявителю возмещения материального ущерба.


2. Моральный вред


70. Размер подлежащего компенсации морального вреда заявитель оставил на усмотрение Европейского Суда. Власти Российской Федерации отметили, что факт признания нарушения будет являться достаточной справедливой компенсацией. Европейский Суд полагает, что задержки исполнения судебных решений действительно могли причинить заявителю определенные душевные страдания, которые не могут в достаточной степени быть компенсированы самим фактом признания нарушения. Европейский Суд принимает во внимание характер и размер присужденных судебными решениями сумм, задержки исполнения судебных решений и другие имеющие отношение к делу аспекты. Основываясь на принципе справедливости, Европейский Суд присуждает заявителю 1 200 евро в качестве компенсации морального вреда, подлежащие выплате в российских рублях по курсу, установленному на день выплаты, а также сумму любых налогов, которые могут быть начислены на присужденные средства.


D. Фролов А.С. 


71. Заявитель требовал 10 000 евро в возмещение материального ущерба и в качестве компенсации морального вреда, причиненных ему в результате длительного неисполнения судебного решения, принятого в его пользу. В подтверждение своих требований о возмещении материального ущерба заявитель сослался на официальную статистику относительно уровня инфляции в Республике Карелия, где он проживал в рассматриваемое время. Что касается компенсации морального вреда, заявитель представил медицинские справки, подтверждающие ухудшение состояния здоровья членов его семьи. Власти Российской Федерации не представили замечаний относительно требований заявителя по статье 41 Конвенции.

72. Европейский Суд напоминает, что судебное решение Петрозаводского гарнизонного военного суда от 3 февраля 2003 г., в соответствии с которым заявителю были присуждены денежные средства в размере 31 659 рублей 91 копейки, было исполнено 7 апреля 2004 г. Данные официальной статистики, представленной заявителем, охватывали период до декабря 2003 г. Из представленных заявителем данных следует, что к концу 2003 года средства, присужденные судебным решением, потеряли свою покупательскую способность на 2 631 рубль 80 копеек. Эта сумма должна быть присуждена заявителю в возмещение материального ущерба; кроме того, заявителю должна быть присуждена сумма любых налогов, подлежащих начислению на указанную сумму.

73. Что касается компенсации морального вреда, Европейский Суд не усматривает какой-либо причинно-следственной связи между неисполнением судебного решения и медицинскими проблемами родственников заявителя. В то же время Европейский Суд отмечает, что причитающаяся заявителю в соответствии с судебным решением сумма является значительной по объему и что длительное неисполнение судебного решения действительно могло вызвать у него определенные душевные страдания. Следовательно, Европейский Суд присуждает заявителю по этому основанию 800 евро, которые должны быть переведены в российские рубли по курсу, установленному на день выплаты, плюс сумму любых налогов, подлежащих начислению на эту сумму.


Е. Процентная ставка при просрочке платежей


74. Европейский Суд счел, что процентная ставка при просрочке платежей должна быть установлена в размере предельной кредитной ставки Европейского центрального банка плюс три процента.


На основании изложенного Суд единогласно:

1) объявил приемлемыми жалобы заявителей на нарушение статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции;

2) постановил: что имело место нарушение статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции в связи с длительным неисполнением судебных решений, принятых в пользу заявителей;

3) постановил:

(а) что власти государства-ответчика должны в течение трех месяцев со дня вступления настоящего Постановления в силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции обеспечить приемлемыми средствами исполнение решения Куртамышского районного суда Курганской области от 8 октября 2001 г., принятого в пользу С.А. Манатова;

(b) что власти государства-ответчика должны в течение того же срока выплатить следующие суммы:

(i) А.Г. Придатченко - 32 114 рублей 80 копеек (тридцать две тысячи сто четырнадцать рублей восемьдесят копеек) в возмещение материального ущерба и 1 600 евро (одну тысячу шестьсот евро) в качестве компенсации морального вреда; последняя названная сумма подлежит пересчету в российские рубли по курсу, который будет установлен на день выплаты;

(ii) А.В. Сычеву - 1 200 евро (одну тысячу двести евро) в качестве компенсации морального вреда, подлежащие пересчету в российские рубли по курсу, который будет установлен на день выплаты;

(iii) А.С. Фролову - 2 631 рубль 80 копеек (две тысячи шестьсот тридцать один рубль восемьдесят копеек) в возмещение материального ущерба и 800 евро (восемьсот евро) в качестве компенсации морального вреда, подлежащие пересчету в российские рубли по курсу, который будет установлен на день выплаты;

(iv) любой налог, подлежащий начислению на присужденные денежные средства;

(c) что с даты истечения указанного трехмесячного срока и до момента выплаты на эти суммы должны начисляться простые проценты, размер которых определяется предельной кредитной ставкой Европейского центрального банка, действующей в период неуплаты, плюс три процента;

4) отклонил остальную часть требований заявителей по справедливой компенсации.


Совершено на английском языке, уведомление о Постановлении было направлено 21 июня 2007 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Европейского Суда.


Серен Нильсен
Секретарь Секции Суда

Христос Розакис
Председатель Палаты Суда



Постановление Европейского Суда по правам человека от 21 июня 2007 г. Дело "Придатченко (Pridatchenko) и другие против Российской Федерации" (жалобы NN 2191/03, 3104/03, 16094/03, 24486/03) (Первая Секция)


Текст Постановления опубликован в приложении к Бюллетеню Европейского Суда по правам человека. Специальный выпуск. N 4/2008.


Перевод редакции Бюллетеня Европейского Суда по правам человека


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение