Постановление Европейского Суда по правам человека от 11 января 2007 г. Дело "Шнейдерман (Shneyderman) против Российской Федерации" (жалоба N 36045/02) (Первая Секция)

Европейский Суд по правам человека
(Первая Секция)


Дело "Шнейдерман (Shneyderman)
против Российской Федерации"
(Жалоба N 36045/02)


Постановление Суда


Страсбург, 11 января 2007 г.


Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), заседая Палатой в составе:

Х.Л. Розакиса, Председателя Палаты,

Н. Ваич,

А. Ковлера,

Э. Штейнер,

Х. Гаджиева,

Д. Шпильманна,

С.Э. Йебенса, судей,

а также при участии С. Нильсена, Секретаря Секции Суда,

заседая за закрытыми дверями 7 декабря 2007 г.,

вынес в тот же день следующее Постановление:


Процедура


1. Дело было инициировано жалобой N 36045/02, поданной против Российской Федерации в Европейский Суд по правам человека (далее - Европейский Суд) в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция) гражданином Российской Федерации Марком Абрамовичем Шнейдерманом (далее - заявитель) 11 сентября 2002 г.

2. Власти Российской Федерации были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П.А. Лаптевым.

3. 30 августа 2005 г. Европейский Суд официально уведомил власти Российской Федерации о рассмотрении жалобы заявителя. Согласно положениям пункта 3 статьи 29 Конвенции Европейский Суд принял решение рассмотреть жалобу по существу одновременно с принятием решения по вопросу о ее приемлемости.


Факты


Обстоятельства дела


4. Заявитель, 1935 года рождения, проживает в дер. Кресты (Тульская область).

5. 20 мая 1993 г. заявитель обратился в суд с жалобой на действия Чернского районного управления социальной защиты населения, требуя выплатить ему задолженность по пенсии и произвести ее перерасчет.

6. 16 декабря 1993 г. Чернский районный суд Тульской области удовлетворил требования заявителя в полном объеме. 1 февраля 1994 г. судебная коллегия по гражданским делам Тульского областного суда отменила указанное решение и направила дело на новое рассмотрение.

7. 15 июня 1998 г. Чернский районный суд Тульской области частично удовлетворил жалобу заявителя, а также выделил его требования о компенсации морального вреда в отдельное производство.

8. Чернское районное управление социальной защиты населения обжаловало решение Чернского районного суда Тульской области от 15 июня 1998 г. в судебную коллегию по гражданским делам Тульского областного суда. Первое слушание по делу судом кассационной инстанции было назначено на 27 августа 1998 г. Тем не менее оно было перенесено на 6 октября 1998 г. по причине неявки ответчика.

9. 6 октября 1998 г. судебная коллегия по гражданским делам Тульского областного суда отменила судебное решение от 15 июня 1998 г. и направила дело на новое рассмотрение.

10. Дело было передано судье Исаеву, первое судебное заседание было назначено на 12 мая 1999 г., но было перенесено по ходатайству сторон на 23 сентября 1999 г.

11. 23 августа 2000 г. Чернским районным судом Тульской области были получены уточненные требования заявителя.

12. 24 января 2001 г. дело было передано судье Милехину, предварительное судебное заседание было назначено на 2 июля 2001 г. Следующее заседание, назначенное на 7 августа 2001 г., было перенесено по причине неявки представителя Чернского районного управления социальной защиты населения.

13. В судебном заседании 7 августа 2001 г. уточненные требования заявителя были приобщены к материалам дела. Заявитель ходатайствовал о привлечении к делу Управления социальной защиты населения Тульской области.

14. Следующее судебное заседание, назначенное на 1 ноября 2001 г., было отложено до 14 декабря 2001 г. в связи с неявкой ответчика.

15. 14 декабря 2001 г. Чернский районный суд Тульской области отложил рассмотрение дела заявителя в связи с рассмотрением в Конституционном Суде Российской Федерации запроса о толковании пенсионного законодательства Российской Федерации, применимого в деле заявителя. 12 марта 2002 г. судебная коллегия по гражданским делам Тульского областного суда, рассмотрев жалобу заявителя, оставила без изменения определение от 14 декабря 2001 г.

16. 12 марта 2003 г. Чернский районный суд Тульской области возобновил рассмотрение дела заявителя и назначил судебное заседание на 2 апреля 2003 г. Это слушание было отложено до 28 апреля 2003 г., так как ответчику потребовалось время для изучения материалов дела. В судебном заседании 28 апреля 2003 г. заявитель повторно изменил свои исковые требования.

17. Из пяти судебных заседаний, назначенных в период с 28 апреля 2003 г. по 30 ноября 2005 г., одно заседание было перенесено по вине ответчика и три заседания - по ходатайству заявителя.

18. 8 декабря 2005 г. Чернский районный суд Тульской области оставил без удовлетворения требования заявителя. 9 февраля 2006 г. судебная коллегия по гражданским делам Тульского областного суда оставила судебное решение от 8 декабря 2005 г. без изменений.

19. Заявитель неоднократно безуспешно обжаловал длительность судебного разбирательства по его делу в прокуратуру Тульской области и квалификационную коллегию судей Тульской области.


Право


I. Предполагаемое нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции


20. Заявитель жаловался на чрезмерную длительность судебного разбирательства, которая противоречит требованию "разумного срока", согласно пункту 1 статьи 6 Конвенции, который в части, применимой к данному делу, предусматривают следующее:


"Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях... имеет право на... разбирательство дела в разумный срок... судом...".


21. В настоящем деле период, который следует принимать во внимание, начался 5 мая 1998 г., когда Конвенция вступила в силу в отношении Российской Федерации. Тем не менее при оценке разумности срока судебного разбирательства следует учитывать состояние разбирательства во времени. Рассматриваемый период закончился 9 февраля 2006 г., когда судебная коллегия по гражданским делам Тульского областного суда вынесла окончательное решение по делу. Таким образом, дело рассматривалось судами двух инстанций на протяжении семи лет и девяти месяцев.


A. Приемлемость жалобы


22. Европейский Суд отмечает, что данная жалоба не является явно необоснованной по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции. Она также не является необоснованной по иным основаниям. Следовательно, жалоба заявителя должна быть объявлена приемлемой.


B. Существо жалобы


23. Власти Российской Федерации утверждали, что данное дело было сложным, так как оно касалось толкования пенсионного законодательства и его применения в деле заявителя. Уточнения заявителем своих исковых требований 23 августа 2000 г. и 28 апреля 2003 г., а также подача им ходатайств о переносе четырех судебных заседаний способствовали затягиванию рассмотрения дела. Заявитель не явился в одно судебное заседание. Дальнейшие задержки рассмотрения дела были вызваны переносом судебного заседания в декабре 2001 г. и неявками ответчика, по меньшей мере, в четыре судебных заседания.

24. Заявитель утверждает, что он не может быть признан виновным за внесение уточнений в свои исковые требования, так как это было продиктовано частыми экономическими изменениями в период рассмотрения дела.

25. Европейский Суд напоминает, что разумность срока рассмотрения дела следует рассматривать в свете обстоятельств дела и с учетом следующих факторов: сложность дела, поведение заявителя и компетентных органов власти, а также важность для заявителя рассматриваемого вопроса (см. среди прочих Постановление Большой палаты Европейского Суда по делу "Фридлендер против Франции" (Frydlender v. France), жалоба N 30979/96, ECHR 2000-VII, § 43).

26. Европейский Суд признает сложность рассматриваемого дела. Тем не менее Европейский Суд полагает, что сама по себе сложность дела не оправдывает общий срок судебного разбирательства. Более того, Европейский Суд полагает, что при рассмотрении споров, касающихся вопроса о средствах заявителя к существованию, каковыми являются пенсии, следует проявлять особое усердие.

27. Что касается поведения заявителя, то Европейский Суд не признал убедительными доводы властей Российской Федерации о том, что заявитель должен нести ответственность за уточнение своих исковых требований и подачу ходатайств о переносе судебных заседаний с целью получения дополнительных доказательств. Согласно практике Европейского Суда заявитель не должен нести ответственность за использование в полной мере средств защиты своих интересов, предоставленных внутригосударственным законодательством (см. Постановление Европейского Суда по делу "Скоробогатова против Российской Федерации" (Skorobogatova v. Russia) от 1 декабря 2005 г., жалоба N 33914/02, § 47). Европейский Суд также признает незначительной задержку судебного разбирательства, вызванную единственной неявкой заявителя в судебное заседание.

28. Европейский Суд, однако, отмечает наличие значительных периодов бездействия национальных судов, удовлетворительного объяснения которым представлено не было. Им потребовалось семь месяцев на организацию судебного заседания. Задержка судебного заседания на 18 месяцев была связана с передачей дела от одного судьи другому (см. выше, §§ 10 и 12 настоящего Постановления). Европейский Суд обращает внимание на перерыв в судебном разбирательстве на 15 месяцев, вызванный рассмотрением в Конституционном Суде Российской Федерации запроса о толковании пенсионного законодательства Российской Федерации, применимого в деле заявителя (см. выше, §§ 15 и 16 настоящего Постановления). К задачам Европейского Суда не относится определение причин задержки подготовки решения Конституционного Суда Российской Федерации, поскольку пункт 1 статьи 6 Конвенции возлагает на Высокие Договаривающиеся Стороны обязанность организовать свою судебную систему таким образом, чтобы она позволяла принимать решения по делам в разумные сроки (см. среди прочих Постановление Европейского Суда по делу "Леффлер против Австрии" (Loffler v. Austria) от 3 октября 2000 г., жалоба N 30546/96, § 57). Европейский Суд отмечает, что основная ответственность за данную задержку лежит целиком на властях Российской Федерации. То же касается и задержек, обусловленных неявками в судебные заседания ответчика, являющегося представителем органа публичной власти (см. Постановление Европейского Суда по делу "Соколов против Российской Федерации" (Sokolov v. Russia) от 22 сентября 2005 г., жалоба N 3734/02, § 40).

29. Изучив представленные материалы дела и приняв во внимание общую длительность рассмотрения дела, а также важность для заявителя рассматриваемого вопроса, Европейский Суд отмечает, что срок рассмотрения данного дела являлся чрезмерным и не соответствовал требованию "разумного срока". Следовательно, имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции.


II. Предполагаемое нарушение статьи 13 Конвенции


30. Заявитель также жаловался на то, что все его жалобы на чрезмерно длительное рассмотрение дела были безрезультатными. Европейский Суд полагает, что данная жалоба должна быть рассмотрена в свете положений статьи 13 Конвенции, которая предусматривает следующее:


"Каждый, чьи права и свободы, признанные в настоящей Конвенции, нарушены, имеет право на эффективное средство правовой защиты в государственном органе, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве".


31. Власти Российской Федерации оспорили доводы заявителя.


A. Приемлемость жалобы


32. Европейский Суд отмечает, что данная жалоба не является явно необоснованной по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции. Она также не является необоснованной по иным основаниям. Следовательно, жалоба заявителя должна быть объявлена приемлемой.


B. Существо жалобы


33. Европейский Суд напоминает, что статья 13 Конвенции гарантирует наличие эффективных средств правовой защиты на национальном уровне в отношении предполагаемого нарушения пункта 1 статьи 6 Конвенции (см. Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Кудла против Польши" (Kudla v. Poland), жалоба N 30210/96, § 152, ECHR 2000-XI). Европейский Суд отмечает, что власти государства-ответчика не назвали средства, использование которых ускорило бы разрешение дела заявителя или предоставило бы ему адекватную компенсацию за уже имевшие место задержки (см. Постановление Европейского Суда по делу "Кормачева против Российской Федерации" (Kormacheva v. Russia) от 29 января 2004 г., жалоба N 53084/99, § 64* (*Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 8/2006.)).

34. Следовательно, Европейский Суд приходит к выводу, что в настоящем деле имело место нарушение статьи 13 Конвенции в связи с отсутствием в законодательстве Российской Федерации средства правовой защиты, воспользовавшись которым, заявитель мог бы получить решение, подтверждающее его право на рассмотрение дела в течение разумного срока, гарантированного пунктом 1 статьи 6 Конвенции.


III. Другие предполагаемые нарушения Конвенции


35. Заявитель жаловался, что при рассмотрении его дела суды Российской Федерации неправильно истолковали и применили законодательство Российской Федерации, а также неверно оценили доказательства, что противоречит требованиям пункта 1 статьи 6 Конвенции.

36. В отношении этой жалобы Европейский Суд напоминает, что он не является судом апелляционной инстанции по отношению к национальным судам, и согласно общей практике национальные суды самостоятельно рассматривают представленные им доказательства. Задача Европейского Суда в соответствии с Конвенцией состоит в том, чтобы удостовериться в справедливости судебного разбирательства в целом (см. среди прочих Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Гарсиа Руис против Испании" (Garcia Ruiz v. Spain), жалоба N 30544/96, §§ 28-29, ECHR 1999-I). Принимая во внимание материалы, представленные заявителем, Европейский Суд пришел к выводу, что в рамках рассмотрения судом гражданского дела заявитель имел возможность представить любые аргументы в защиту своих интересов, а суд рассмотрел их должным образом. Его жалобы были рассмотрены и оставлены без удовлетворения судами двух инстанций. Решения национальных судов не кажутся необоснованными или произвольными.

37. Следовательно, жалоба в этой части должна быть отклонена, так как является явно необоснованной по смыслу пунктов 3 и 4 статьи 35 Конвенции.


IV. Применение статьи 41 Конвенции


38. Статья 41 Конвенции предусматривает:


"Если Европейский Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Европейский Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".


A. Ущерб


39. Заявитель требовал 60 665 рублей в возмещение материального ущерба. Эта сумма представляет собой сумму пенсии, которую заявитель рассчитывал получить за тринадцатилетний период. Он также требовал присудить ему компенсацию морального вреда в размере 100 000 евро.

40. Власти Российской Федерации заявили, что в данном деле отсутствует причинно-следственная связь между фактическими обстоятельствами и заявленным ущербом. Они также подчеркнули, что требование заявителя о компенсации морального вреда было чрезмерным.

41. Европейский Суд не усматривает причинно-следственной связи между установленным нарушением и требуемой суммой в возмещение материального ущерба. Следовательно, требования заявителя в данной части были оставлены без удовлетворения. С другой стороны, Европейский Суд не исключает того, что заявитель мог испытывать душевные страдания и разочарование в связи с необоснованной длительностью судебного разбирательства по его делу и отсутствием эффективных средств правовой защиты в отношении нарушения требования о рассмотрении его дела в разумный срок. Основываясь на принципе справедливости, Европейский Суд присудил заявителю 6 200 евро в качестве компенсации морального вреда, а также сумму любых налогов, которые могут быть начислены на присужденные средства.


B. Судебные расходы и издержки


42. Заявитель не требовал возмещения судебных расходов и издержек, понесенных им в ходе разбирательства по делу в судах Российской Федерации и в Европейском Суде.

43. Соответственно, Европейский Суд не присудил заявителю возмещения судебных расходов и издержек.


C. Процентная ставка при просрочке платежей


44. Европейский Суд счел, что процентная ставка при просрочке платежей должна быть установлена в размере предельной кредитной ставки Европейского центрального банка плюс три процента.


На основании изложенного Суд единогласно:

1) объявил жалобу на чрезмерную длительность судебного разбирательства по делу и отсутствие эффективных средств правовой защиты приемлемой, а остальную часть жалобы неприемлемой;

2) постановил, что в данном деле имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции;

3) постановил, что в данном деле имело место нарушение статьи 13 Конвенции;

4) постановил:

(a) что власти государства-ответчика в течение трех месяцев со дня вступления Постановления в силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции обязаны выплатить заявителю 6 200 евро (шесть тысяч двести евро) в качестве компенсации морального вреда в переводе на российские рубли по курсу, который будет установлен на день выплаты, плюс любые налоги, которые могут быть начислены на присужденные средства;

(b) что с даты истечения указанного трехмесячного срока и до момента выплаты на эти суммы должны начисляться простые проценты, размер которых определяется предельной кредитной ставкой Европейского центрального банка, действующей в период неуплаты, плюс три процента;

5) отклонил остальные требования заявителя по справедливой компенсации.


Совершено на английском языке, уведомление о Постановлении было направлено 11 января 2007 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Европейского Суда.


Серен Нильсен
Секретарь Секции Суда

Христос Розакис
Председатель Палаты Суда



Постановление Европейского Суда по правам человека от 11 января 2007 г. Дело "Шнейдерман (Shneyderman) против Российской Федерации" (жалоба N 36045/02) (Первая Секция)


Текст Постановления опубликован в Бюллетене Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 12/2008.


Перевод для издания предоставлен Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.