Постановление Европейского Суда по правам человека от 31 июля 2007 г. Дело "Козеев (Kozeyev) против Российской Федерации" (жалоба N 934/03) (Первая Секция)

Европейский Суд по правам человека
(Первая Секция)


Дело "Козеев (Kozeyev)
против Российской Федерации"
(Жалоба N 934/03)


Постановление Суда


Страсбург, 31 июля 2007 г.


Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), заседая Палатой в составе:

Х.Л. Розакиса, Председателя Палаты,

А. Ковлера,

Э. Штейнер,

Х. Гаджиева,

Д. Шпильманна,

С.Э. Йебенса,

Дж. Малинверни, судей,

а также при участии С. Нильсена, Секретаря Секции Суда,

заседая за закрытыми дверями 19 июля 2007 г.,

вынес в тот же день следующее Постановление:


Процедура


1. Дело было инициировано жалобой N 934/03, поданной против Российской Федерации в Европейский Суд по правам человека (далее - Европейский Суд) в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция) гражданином Российской Федерации Юрием Алексеевичем Козеевым (далее - заявитель) 15 декабря 2002 г.

Интересы заявителя в Европейском Суде представлял г-н В. Гандзюк, адвокат, практикующий в г. Рязани.

2. Власти Российской Федерации были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П.А. Лаптевым.

3. 18 ноября 2004 г. Европейский Суд коммуницировал жалобу властям Российской Федерации. В соответствии с пунктом 3 статьи 29 Конвенции Европейский Суд решил рассмотреть данную жалобу одновременно по вопросу приемлемости и по существу.


Факты


I. Обстоятельства дела


4. Заявитель родился в 1967 году и проживает в г. Рязани.

5. Заявитель - отставной военнослужащий. В неуказанный период в прошлом он принимал участие в операциях по поддержанию мира в прежней Югославии.


A. Производство в суде первой инстанции


6. В неуказанную дату заявитель возбудил разбирательство против воинской части N 03611 о взыскании невыплаченного денежного довольствия, причитавшегося ему в связи с участием в вышеупомянутых операциях.

7. На слушаниях в Рязанском гарнизонном военном суде представитель воинской части полностью признал требование заявителя.

8. Он утверждал, что было невозможно выплатить задолженность заявителю, так как не был разработан порядок выплаты денежного довольствия военнослужащим, направленным за границу. Кроме того, отсутствовали ассигнования на эти цели.

9. 11 декабря 2001 г. Рязанский гарнизонный военный суд удовлетворил требование заявителя и обязал ответчика выплатить ему 377 776 рублей 12 копеек (на тот момент приблизительно 14 100 евро).

10. Суд пришел к выводу о том, что заявитель не мог быть лишен права на получение причитающейся ему суммы из-за отсутствия соответствующего механизма выплаты. Решение не было обжаловано и вступило в силу 24 декабря 2001 г.


B. Исполнительное производство


11. 5 февраля 2002 г. военный суд выдал исполнительный лист.

12. В неустановленную дату заявитель вручил исполнительный лист Управлению Федерального казначейства по Рязанской области.

13. Федеральное казначейство уведомило заявителя, что выполнить решение не представляется возможным, поскольку на счету ответчика отсутствуют бюджетные средства для этой цели. Ему было рекомендовано обратиться в Министерство финансов, чтобы последнее обеспечило выплату этой задолженности Министерства обороны.

14. 16 сентября 2002 г. заявитель направил исполнительный лист Министерству финансов.


C. Производство в суде надзорной инстанции


15. 6 ноября 2002 г. Московский окружной военный суд, действуя в качестве суда надзорной инстанции, по протесту председателя этого суда отменил решение от 11 декабря 2001 г. как незаконное и необоснованное и возвратил дело в суд первой инстанции для нового рассмотрения.

16. Представляется, что заявитель и его адвокат не были уведомлены относительно надзорного производства заранее и не имели возможности принять в нем участие.


D. Новое рассмотрение дела судами страны


17. По данным властей Российской Федерации, в апреле 2003 г. военный суд отклонил требование заявителя. Московский окружной военный суд оставил это решение без изменения определениями от 16 мая, 10 и 17 июня 2003 г.


II. Применимое национальное законодательство


18. Согласно статьям 13, 209 и 338 Гражданского процессуального кодекса РСФСР, действовавшего на тот момент, вступившее в силу решение суда является обязательным и подлежит неукоснительному исполнению.


Право


I. Предполагаемое нарушение статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции в результате отмены судебного решения от 11 декабря 2001 г.


19. Заявитель жаловался, что отмена вступившего в силу решения от 11 декабря 2001 г., вынесенного в его пользу, нарушила его "право на доступ к правосудию" и его право на уважение собственности. Заявитель ссылался на пункт 1 статьи 6 Конвенции и статью 1 Протокола N 1 к Конвенции. В соответствующей части эти положения устанавливают следующее:


Пункт 1 статьи 6 Конвенции

"Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях... имеет право на справедливое... разбирательство дела... судом...".


Статья 1 Протокола N 1 к Конвенции

"Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.

Предыдущие положения не умаляют права государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других сборов или штрафов".


A. Доводы сторон


20. Власти Российской Федерации утверждали, что отмена решения от 11 декабря 2001 г. была оправдана необходимостью исправления судебной ошибки, что председатель Московского окружного военного суда действовал по заявлению стороны разбирательства, и что отмена имела место "в пределах всех установленных сроков".

21. Заявитель поддержал свою жалобу.


B. Мнение Европейского Суда


1. Пункт 1 статьи 6 Конвенции


(a) Приемлемость жалобы

22. Европейский Суд отмечает, что настоящая жалоба не является явно необоснованной в значении пункта 3 статьи 35 Конвенции. Она также не является неприемлемой по каким-либо другим основаниям. Поэтому она должна быть объявлена приемлемой.


(b) Существо жалобы

23. Европейский Суд напоминает, что право на справедливое разбирательство дела судом, гарантированное пунктом 1 статьи 6 Конвенции, подлежит толкованию с учетом преамбулы Конвенции, которая рассматривает верховенство права как часть общего наследия европейских государств. Одним из основополагающих аспектов верховенства права является принцип правовой определенности, который, среди прочего, требует, чтобы в случаях вынесения судами окончательного решения по делу это решение не ставилось бы под сомнение (см. Постановление Европейского суда от 28 октября 1999 г. по делу "Брумэреску против Румынии" (Brumarescu v. Romania), Reports of Judgments and Decisions 1999-VII, § 61).

24. Этот принцип предусматривает, что ни одна из сторон не наделена правом требовать возобновления разбирательства с одной лишь целью повторного рассмотрения дела и вынесения по нему нового решения. Право судов высшей инстанции на отмену или изменение вступивших в силу судебных решений должно осуществляться с целью исправления фундаментальных ошибок. Само по себе существование разногласий относительно предмета спора не является основанием для повторного рассмотрения. Отступления от этого принципа оправданы, только если это необходимо в силу существенных и неодолимых обстоятельств (см., с соответствующими изменениями, Постановление Европейского Суда от 18 ноября 2004 г. по делу "Рябых против Российской Федерации" (Ryabykh v. Russia), N 52854/99, § 52, ECHR 2003-X* (*Опубликовано в "Путеводителе по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека за 2003 год".); и Постановление Европейского Суда по делу "Праведная против Российской Федерации" (Pravednaya v. Russia), N 69529/01, § 25* (*Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 5/2005.)).

25. Европейский Суд напоминает, что пункт 1 статьи 6 Конвенции обеспечивает право каждого обратиться в суд с любым требованием, затрагивающим его гражданские права и обязанности. В этом смысле оно воплощает собой "право на доступ к правосудию", одним из аспектов которого является право возбуждения разбирательства в суде по гражданским делам. Однако это право было бы иллюзорно, если бы внутренняя правовая система Договаривающегося Государства допускала отмену окончательного и обязательного судебного решения вышестоящим судом по требованию государственного должностного лица, чье право на предъявление такого требования не ограничено никакими сроками, что позволяло бы оспаривать решения бесконечно (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Рябых против Российской Федерации", §§ 54-56).

26. Обращаясь к фактам данного дела, Европейский Суд отмечает, что решением от 11 декабря 2001 г. были удовлетворены требования заявителя к органам военного управления о взыскании невыплаченных сумм, причитавшихся ему в связи с участием в операциях по поддержанию мира, и присуждена определенная сумма. Это решение не было обжаловано сторонами, и 24 декабря 2001 г. оно вступило в силу и стало обязательным для исполнения. Некоторое время спустя председатель Московского окружного военного суда принес протест в порядке надзора. 6 ноября 2002 г. президиум Московского окружного военного суда рассмотрел этот протест и отменил упомянутое решение в связи с ошибочным применением норм материального права. После нового рассмотрения требований истца национальные суды отклонили его требования как необоснованные.

27. Европейский Суд напоминает, что он признавал нарушение права заявителя на доступ к правосудию, гарантируемое пунктом 1 статьи 6 Конвенции, во многих российских делах, в которых судебное решение, ставшее окончательным и обязательным для исполнения, было впоследствии отменено вышестоящим судом по требованию государственного должностного лица или одной из сторон разбирательства (см. Постановление Европейского Суда от 21 июля 2005 г. по делу "Компания "Росэлтранс'' против Российской Федерации" (Roseltrans v. Russia), жалоба N 60974/00, §§ 27-28* (*Там же. N 3/2006.), Постановление Европейского Суда от 5 апреля 2005 г. по делу "Волкова против Российской Федерации" (Volkova v. Russia), жалоба N 48758/99, §§ 34-36* (*Там же. N 11/2006.); упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Рябых против Российской Федерации"; Постановление Европейского Суда от 21 сентября 2006 г. по делу "Борщевский против Российской Федерации" (Borshchevskiy v. Russia), жалоба N 14853/03, §§ 46-48* (*Там же. N 3/2008.); и Постановление Европейского Суда от 2 ноября 2006 г. по делу "Нелюбин против Российской Федерации" (Nelyubin v. Russia), жалоба N 14502/04, §§ 28-30* (*Там же. N 8/2007.)). Кроме того, в своем Постановлении от 18 января 2007 г. по делу "Кот против Российской Федерации" (Kot v. Russia), жалоба N 20887/03, § 29* (*Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 5/2008.), Европейский Суд указал следующее:


"Неизбежно, что при разбирательстве по гражданскому делу стороны будут иметь противоположные точки зрения по вопросу применения материального права. Суды призваны рассмотреть доводы сторон, гарантируя честность и состязательность разбирательства, и вынести свое решение по заявленным требованиям. Европейский Суд отмечает, что прежде чем была подана надзорная жалоба, дело заявителя трижды рассматривалось... судами первой и кассационной инстанций. Заявлений о том, что суды действовали за рамками своей компетенции или в процессе разбирательства были допущены существенные нарушения процессуального права, не поступало. Тот факт, что президиум Тамбовского областного суда не согласился с решениями судов первой и кассационной инстанций, сам по себе не служит основанием для отмены окончательного, имеющего обязательную юридическую силу судебного постановления и возобновления производства по делу заявителя".

28. Исследовав представленные материалы, Европейский Суд отмечает, что власти государства-ответчика не указали факта или довода, вынуждающего сделать иной вывод в данном случае. Соответственно, Европейский Суд пришел к заключению, что по делу допущено нарушение требований пункта 1 статьи 6 Конвенции в связи с отменой вступившего в силу решения от 11 декабря 2001 г. в надзорном порядке.


2. Статья 1 Протокола N 1 к Конвенции


(a) Приемлемость жалобы

29. Европейский Суд полагает, что настоящая жалоба не является явно необоснованной в значении пункта 3 статьи 35 Конвенции. Она также не является неприемлемой по каким-либо другим основаниям. Поэтому она должна быть объявлена приемлемой.


(b) Существо жалобы

30. Европейский Суд считает, что существование задолженности, подтвержденной вступившим в силу решением, составляет "имущество" лица, в пользу которого оно вынесено, в значении статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. Отмена такого решения составляет вмешательство в его или ее право на уважение собственности (см., в частности, Постановление Европейского Суда от 6 октября 2005 г. по делу "Андросов против Российской Федерации" (Androsov v. Russia), жалоба N 63973/00, § 69* (*Там же. N 12/2006.)).

31. Европейский Суд отмечает, что вступившее в силу и имеющее обязательную силу решение от 11 декабря 2001 г., которым истцу присуждена денежная сумма, было отменено в порядке надзора 6 ноября 2002 г. Московский окружной военный суд повторно рассмотрел дело, и суды в конечном счете отклонили требования истца.

32. Таким образом, заявитель не по своей вине был лишен возможности получения суммы, присужденной решением Рязанского гарнизонного военного суда. Отмена подлежащего исполнению решения суда расстроила надежды заявителя на исполнение вступившего в законную силу решения суда и лишила его возможности получения денежных средств, причитавшихся ему на законном основании. При таких обстоятельствах Европейский Суд полагает, что отмена вступившего в силу решения от 11 декабря 2001 г. в порядке надзора возложила на заявителя чрезмерное бремя и была несовместима со статьей 1 Протокола N 1 к Конвенции. Таким образом, по делу допущено нарушение указанной статьи.


II. Предполагаемое нарушение статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции в результате неисполнения судебного решения от 11 декабря 2001 г.


33. Заявитель также жаловался на неисполнение решения от 11 декабря 2001 г., ссылаясь на пункт 1 статьи 6 Конвенции и статью 1 Протокола N 1 к Конвенции. Соответствующие части этих положений изложены выше.


A. Доводы сторон


34. Власти Российской Федерации утверждали, что решение от 11 декабря 2001 г. не могло быть исполнено, потому что оно было отменено в надзорном порядке.

35. Заявитель поддержал свою жалобу.


B. Мнение Европейского Суда


1. Приемлемость жалобы


36. Европейский Суд отмечает, что настоящая жалоба не является явно необоснованной в значении пункта 3 статьи 35 Конвенции. Она также не является неприемлемой по каким-либо другим основаниям. Поэтому она должна быть объявлена приемлемой.


2. Существо жалобы


37. Возвращаясь к фактам данного дела, Европейский Суд отмечает, что 11 декабря 2001 г. в пользу заявителя было вынесено решение, в соответствии с которым орган военного управления был обязан выплатить ему определенную денежную сумму. Стороны решение не обжаловали, и 24 декабря 2001 г. оно вступило в законную силу. С этого момента на должника, государственный орган, была возложена обязанность исполнить решение. Было возбуждено исполнительное производство, но 6 ноября 2002 г. президиум Московского окружного военного суда возобновил судебное разбирательство, отменил решение от 11 декабря 2001 г. и возвратил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции. В результате нового рассмотрения национальные суды отклонили требования заявителя как необоснованные.

38. Из этого следует, что, по крайней мере, с 24 декабря 2001 г. до 6 ноября 2002 г. рассматриваемое решение имело законную силу, и государство было обязано подчиняться его требованиям (см. Постановление Европейского Суда от 5 октября 2006 г. по делу "Вельская против Российской Федерации" (Velskaya v. Russia), жалоба N 21769/03, § 18* (*Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 3/2008.)).

39. Власти Российской Федерации ссылались на возбуждение производства по пересмотру в надзорном порядке решения суда от 11 декабря 2001 г. как на единственную причину его неисполнения. В связи с этим Европейский Суд напоминает, что им был исследован и отклонен аналогичный довод властей Российской Федерации в Постановлении от 13 апреля 2006 г. по делу "Сухобоков против Российской Федерации" (Sukhobokov v. Russia), жалоба N 75470/01* (*Там же. N 3/2007.). В частности, Европейский Суд постановил, что "отмена решения суда, не отвечающая принципу правовой определенности и праву заявителей "на доступ к правосудию", не может считаться основанием для неисполнения решения суда" (см. упоминавшиеся выше Постановления Европейского Суда по делам "Сухобоков против Российской Федерации", § 26, и "Вельская против Российской Федерации", §§ 19-21).

40. Исследовав представленные документы и приняв во внимание выводы, изложенные в §§ 28 и 32 настоящего Постановления, Европейский Суд отмечает, что власти государства-ответчика не привели каких-либо фактов или доводов о необходимости отступления в данном деле от ранее сделанных выводов. Власти Российской Федерации не представили иных оправданий для неисполнения решения суда от 11 декабря 2001 г. Принимая во внимание прецеденты, имеющиеся по данному вопросу (см. Постановление Европейского Суда по делу "Бурдов против Российской Федерации"* (*Опубликовано в "Путеводителе по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека за 2002 год".) (Burdov v. Russia), жалоба N 59498/00, ECHR 2002 III; и последующие Постановление Европейского Суда от 24 февраля 2005 г. по делу "Познахирина против Российской Федерации" (Poznakhirina v. Russia), жалоба N 25964/02* (*Там же. N 7/2005.); Постановление Европейского Суда от 18 ноября 2004 г. по делу "Вассерман против Российской Федерации" (Wasserman v. Russia), жалоба N 15021/02* (*Там же. N 6/2005.)), Европейский Суд признает, что, не исполнив решение суда от 11 декабря 2001 г., национальные власти нарушили право заявителя на доступ к правосудию и воспрепятствовали ему в получении денежных средств, которые он имел право получить.

41. Таким образом, Европейский Суд объявляет, что имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции в связи с неисполнением решения суда от 11 декабря 2001 г.


III. Применение статьи 41 Конвенции


42. Статья 41 Конвенции предусматривает:


"Если Европейский Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Европейский Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".


A. Ущерб


43. Заявитель требовал 377 776 рублей 46 копеек (14 100 евро) в счет основной задолженности и 255 905 рублей 77 копеек (7 330 евро) в счет процентов в связи с отменой решения суда от 11 декабря 2001 г. Он также просил присудить 3 000 евро в качестве компенсации морального вреда.

44. Власти Российской Федерации полагали, что заявителю не должна быть присуждена компенсация в порядке применения статьи 41 Конвенции. Они не высказали конкретных замечаний относительно расчета размера материального ущерба, причиненного заявителю.

45. Европейский Суд присуждает заявителю сумму в 14 100 евро, право на которую он утратил вследствие надзорной процедуры. Он также соглашается с требованием заявителя о компенсации материального ущерба в части процентов и присуждает ему сумму в 7 330 евро по этому основанию, а также любые налоги, подлежащие начислению на сумму основной задолженности и процентов.

46. Что касается морального вреда, Европейский Суд пришел к заключению, что заявителю был причинен определенный моральный вред вследствие установленных нарушений, который не может быть возмещен одним лишь установлением факта нарушения Конвенции. Осуществляя оценку на основе принципа справедливости согласно статье 41 Конвенции, Европейский Суд присуждает заявителю 2 000 евро, а также любые налоги, подлежащие начислению на указанную сумму.


B. Судебные расходы и издержки


47. Заявитель не представил требований о компенсации судебных расходов и издержек, понесенных в ходе разбирательств в национальных судах и Европейском Суде. Соответственно, Европейский Суд не присуждает какой-либо компенсации по данному основанию.


C. Процентная ставка при просрочке платежей


48. Европейский Суд полагает, что процентная ставка при просрочке платежей должна определяться исходя из предельной кредитной ставки Европейского центрального банка плюс три процента.


На основании изложенного Суд единогласно:

1) объявил жалобу приемлемой;

2) постановил, что имело место нарушение статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции в связи с отменой решения суда от 11 декабря 2001 г.;

3) постановил, что имело место нарушение статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции в связи с неисполнением решения суда от 11 декабря 2001 г.;

4) постановил:

(a) что власти государства-ответчика обязаны в течение трех месяцев со дня вступления настоящего Постановления в силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции выплатить заявителю следующие суммы, подлежащие переводу в рубли по курсу, который будет установлен на день выплаты:

(i) 21 430 евро (двадцать одну тысячу четыреста тридцать евро) в качестве компенсации материального ущерба;

(ii) 2 000 евро (две тысячи евро) в качестве компенсации морального вреда;

(iii) выплатить любые налоги, подлежащие начислению на указанные выше суммы;

(b) что с даты истечения указанного трехмесячного срока и до момента выплаты на эти суммы должны начисляться простые проценты, размер которых определяется предельной кредитной ставкой Европейского центрального банка, действующей в период неуплаты, плюс три процента;

5) отклонил оставшуюся часть требований заявителя о справедливой компенсации.


Совершено на английском языке, уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 31 июля 2007 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.


Серен Нильсен
Секретарь Секции Суда

Христос Розакис
Председатель Палаты Суда



Постановление Европейского Суда по правам человека от 31 июля 2007 г. Дело "Козеев (Kozeyev) против Российской Федерации" (жалоба N 934/03) (Первая Секция)


Текст Постановления опубликован в Бюллетене Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 12/2008.


Перевод для издания предоставлен Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.