Постановление Европейского Суда по правам человека от 6 декабря 2007 г. Дело "Харитич (Kharitich) против Российской Федерации" (жалоба N 21268/04) (Первая Секция)

Европейский Суд по правам человека
(Первая Секция)


Дело "Харитич (Kharitich)
против Российской Федерации"
(Жалоба N 21268/04)


Постановление Суда


Страсбург, 6 декабря 2007 г.


Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), заседая Палатой в составе:

Х.Л. Розакиса, Председателя Палаты,

Л. Лукаидеса,

Н. Ваич,

А. Ковлера,

Э. Штейнер,

Х. Гаджиева,

Дж. Малинверни, судей,

а также при участии С. Нильсена, Секретаря Секции Суда,

заседая за закрытыми дверями 15 ноября 2007 г.,

вынес в тот же день следующее Постановление:


Процедура


1. Дело было инициировано жалобой N 21268/04, поданной против Российской Федерации в Европейский Суд по правам человека (далее - Европейский Суд) в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция) гражданином Российской Федерации Алексеем Николаевичем Харитичем (далее - заявитель) 25 мая 2004 г.

2. Власти Российской Федерации были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П.А. Лаптевым.

3. 4 ноября 2005 г. Европейский Суд коммуницировал жалобу властям Российской Федерации. В соответствии с пунктом 3 статьи 29 Конвенции Европейский Суд решил рассмотреть данную жалобу одновременно по вопросу приемлемости и по существу.


Факты


Обстоятельства дела


4. Заявитель родился в 1962 году и проживает в С.-Петербурге.

5. Он предъявил иск к Комитету по финансам и контролю Омской области о взыскании денежной стоимости простых векселей, выпущенных Омской областью.

6. Решением от 24 июля 2000 г. Куйбышевский районный суд г. Санкт-Петербурга рассмотрел требования заявителя и присудил ему 32 613 рублей 33 копейки. Сумма включала основной долг в размере 23 200 рублей, проценты в размере 9 357 рублей 33 копейки и судебные расходы в размере 56 рублей. Решение не было обжаловано и вступило в силу 4 августа 2000 г.

7. 9 августа 2000 г. заявитель направил исполнительный лист в службу судебных приставов Омской области, и 4 октября 2000 г. судебные приставы возбудили исполнительное производство.

8. 23 ноября 2000 г. заявитель согласно решению от 24 июля 2000 г. получил основной долг в размере 23 200 рублей.

9. Куйбышевский районный суд г. Санкт-Петербурга решением от 3 февраля 2004 г. присудил заявителю 7 407 рублей в качестве неустойки в связи с длительным неисполнением решения от 24 июля 2000 г. Решение не было обжаловано и вступило в силу 16 февраля 2004 года. 18 февраля 2004 г. Куйбышевский районный суд г. Санкт-Петербурга выдал исполнительный лист.

10. 24 февраля 2004 г. Комитет по финансам и контролю был преобразован в Министерство финансов Омской области, и его счета в кредитных организациях были закрыты.

11. 16 марта 2004 г. заявитель направил исполнительный лист, выданный на основании решения от 3 февраля 2004 г., в службу судебных приставов.

12. Исполнительные производства в отношении обоих решений были прекращены 21 апреля 2004 г., а исполнительные листы были возвращены заявителю. Ему было рекомендовано обратиться в суд, чтобы определить правопреемника должника, и повторно представить исполнительные листы судебным приставам. Как утверждают власти Российской Федерации, заявитель этого не сделал.

13. 12 мая 2005 г. Министерство финансов Омской области выплатило заявителю остаток суммы, присужденной решением от 24 июля 2000 года. 21 февраля 2006 г. решение суда от 3 февраля 2004 г. было полностью исполнено.


Право


I. Предполагаемое нарушение статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции


14. Заявитель жаловался на неисполнение решений Куйбышевского районного суда г. Санкт-Петербурга от 24 июля 2000 г. и от 3 февраля 2004 года. Европейский Суд находит, что данная жалоба подлежит рассмотрению с точки зрения пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции (см. Постановление Европейского Суда по делу "Бурдов против Российской Федерации" (Burdov v. Russia), жалоба N 59498/00, § 26, ECHR 2002-III* (* Опубликовано в "Путеводителе по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека за 2002 год".)). В соответствующей части эти положения устанавливают следующее:


Пункт 1 статьи 6 Конвенции

"Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях... имеет право на справедливое... разбирательство дела... судом...".


Статья 1 Протокола N 1 к Конвенции

"Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.

Предыдущие положения не умаляют права государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других сборов или штрафов".


A. Приемлемость жалобы


15. Европейский Суд отмечает, что настоящая жалоба не является явно необоснованной в значении пункта 3 статьи 35 Конвенции. Она также не является неприемлемой по каким-либо другим основаниям. Поэтому она должна быть объявлена приемлемой.


B. Существо жалобы


1.Что касается исполнения решения от 24 июля 2000 г.


16. Власти Российской Федерации утверждали, что решение от 24 июля 2000 г. было полностью исполнено 12 мая 2005 г. Они признали, что задержка осуществления этого решения была несовместима со статьей 6 Конвенции. В то же самое время они полагали, что, поскольку решение от 24 июля 2000 г. было исполнено полностью, его продолжающееся неисполнение совместимо с правом заявителя на "уважение его собственности" в значении статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. Далее они указали, что основной долг согласно решению от 24 июля 2000 г. был выплачен заявителю в течение разумного срока, 23 ноября 2000 г., а сумма в размере 9 357 рублей представляла собой проценты, не являвшиеся основным доходом заявителя, поэтому задержка выплаты данной суммы не причиняла значительного ущерба заявителю.

17. Заявитель не оспаривал, что решение от 24 июля 2000 г. было полностью исполнено. Однако он полагал, что продолжительность исполнительного производства была чрезмерной.

18. Европейский Суд отмечает, что 24 июля 2000 г. в пользу заявителя было вынесено решение, в соответствии с которым Комитет по финансам и контролю Омской области, государственный орган, должен был выплатить ему значительную денежную сумму. 4 августа 2000 г. решение вступило в силу. 12 мая 2005 г. оно было полностью исполнено. Таким образом, решение оставалось неисполненным в течение приблизительно четырех лет и девяти месяцев.

19. Европейский Суд не может согласиться с доводом властей Российской Федерации о том, что длительное неисполнение решения от 24 июля 2000 г., поскольку оно было исполнено полностью, совместимо с правом истца на "уважение его собственности" в значении статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. Он напоминает, что отказ властей исполнить окончательное решение в пользу заявителя в течение длительного периода времени составляет вмешательство в его право на уважение собственности. Власти в данном случае не представили оправдания такому вмешательству.

20. Европейский Суд далее отмечает, что обе суммы, взысканные решением суда от 24 июля 2000 г., были выражены в денежных средствах. Эти суммы представляли собой задолженность по неисполненному решению суда, и власти обязаны были исполнить это решение полностью, не разделяя сумму на два отдельных платежа.

21. Европейский Суд неоднократно устанавливал нарушения пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции в делах, аналогичных настоящему (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Бурдов против Российской Федерации" и Постановление Европейского Суда от 29 сентября 2005 г. по делу "Рейнбах против Российской Федерации" (Reynbakh v. Russia), жалоба N 23405/03* (* Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 2/2006.)).

22. Исследовав представленные материалы, Европейский Суд отмечает, что власти Российской Федерации не привели каких-либо фактов или доводов, способных оправдать задержку исполнения решения от 24 июля 2000 г. Европейский Суд признает, что, не исполняя в течение нескольких лет вступившее в силу решение в пользу заявителя, национальные власти нарушили право заявителя на доступ к правосудию и воспрепятствовали ему в получении денежных средств, которые он имел право получить.

23. Соответственно, имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции в связи с длительным неисполнением решения от 24 июля 2000 г.


2. Что касается исполнения решения от 3 февраля 2004 г.


24. Власти Российской Федерации утверждали, что решение от 3 февраля 2004 г. было полностью исполнено 21 февраля 2006 г. Они полагали, что задержка исполнения решения была совместима со статьей 6 Конвенции и статьей 1 Протокола N 1 к Конвенции, поскольку должник был реорганизован, а заявитель не обратился в суд для определения правопреемника должника.

25. Заявитель не отрицал, что решение суда от 3 февраля 2004 г. было полностью исполнено. Однако он полагал, что продолжительность исполнительного производства была чрезмерной.

26. Европейский Суд отмечает, что 3 февраля 2004 г. суд взыскал в пользу заявителя с Комитета по финансам и контролю Омской области, государственного органа, неустойку за длительное неисполнение решения от 24 июля 2000 года. 16 февраля 2004 г. решение вступило в силу. Оно было исполнено полностью 21 февраля 2006 г. Таким образом, оно оставалось неисполненным в течение приблизительно двух лет.

27. Что касается довода властей Российской Федерации о том, что заявитель не просил о замене должника, Европейский Суд напоминает, что такая обязанность не могла быть возложена на заявителя. Тот факт, что Комитет по финансам и контролю был преобразован в другой государственный орган, не освобождал от обязанности исполнения решения, вынесенного в пользу заявителя. Исполнительный орган был обязан следовать процедуре, установленной законом для случаев, когда должник подвергается реорганизации, и погасить долг (см., например, Постановление Европейского Суда от 5 апреля 2007 г. по делу "Фурман против Российской Федерации" (Furman v. Russia), жалоба N 5945/04, § 18* (* Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 10/2008.)).

28. Европейский Суд часто устанавливал нарушения пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции в делах, аналогичных настоящему (см. упоминавшиеся выше Постановления Европейского Суда по делам "Бурдов против Российской Федерации" и "Рейнбах против Российской Федерации").

29. Исследовав представленные материалы, Европейский Суд отмечает, что власти Российской Федерации не привели каких-либо фактов или доводов, способных оправдать задержку исполнения решения от 3 февраля 2004 г. Европейский Суд находит, что, не исполняя в течение двух лет вступившее в силу решение в пользу заявителя, национальные власти нарушили право заявителя на доступ к правосудию и воспрепятствовали ему в получении денежных средств, которые он имел право получить.

30. Соответственно, имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции в связи с длительным неисполнением решения от 3 февраля 2004 г.


II. Применение статьи 41 Конвенции


31. Статья 41 Конвенции предусматривает:


"Если Европейский Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Европейский Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".


A. Ущерб


32. Заявитель требовал 21 344 рубля в счет материального ущерба в связи с длительным неисполнения решения от 24 июля 2000 г., исходя из ставки рефинансирования 23%, установленной Центральным банком России. Он требовал 1 930 рублей в счет материального ущерба в связи с задержкой исполнения решения от 3 февраля 2004, исходя из ставки рефинансирования 13%. Заявитель также требовал 115 000 рублей в счет косвенного материального ущерба, причиненного задержкой исполнения вступивших в силу решений, вынесенных в его пользу, в связи с инфляцией. Он требовал 300 000 рублей в качестве компенсации морального вреда.

33. Власти Российской Федерации утверждали, что требования заявителя в части компенсации материального ущерба и морального вреда в связи с длительным неисполнением решения от 24 июля 2000 г. являются чрезмерными и необоснованными. Они полагали, что компенсация морального вреда, причиненного длительным неисполнением указанного решения, в размере 5 645 рублей была бы достаточной. Они также утверждали, что требование истца о компенсации косвенного материального ущерба было необоснованным и не имело отношения к делу. Согласно утверждениям властей Российской Федерации заявитель по-прежнему не лишен возможности обращения в суды страны для получения компенсации материального ущерба.

34. Что касается длительного неисполнения решения от 3 февраля 2004 г., власти Российской Федерации утверждали, что компенсация не должна присуждаться заявителю, поскольку не усматривали нарушения прав заявителя. Если Европейский Суд признает нарушение статьи 6 Конвенции или статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции в связи с длительным неисполнением решений, установление факта нарушения само по себе будет являться достаточной справедливой компенсацией морального вреда.

35. Европейский Суд напоминает, во-первых, что на заявителя не может быть возложена обязанность исчерпания внутренних средств правовой защиты для получения компенсации за денежные потери, так как это продлило бы процедуру Суда способом, не совместимым с эффективной защитой прав человека (см. Постановление Европейского Суда от 31 октября 1995 г. по делу "Папамихалопулос и другие против Греции" (Papamichalopoulos and Others v. Greece) (статья 50 Конвенции), Series A, N 330-B, § 40, и Постановление Европейского Суда от 1 июня 2006 г. по делу "Гридин против Российской Федерации" (Gridin v. Russia), жалоба N 4171/04, § 20* (* Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 5/2007.)). Отсутствует также требование о доказывании морального вреда, понесенного заявителем.

36. Что касается любых возможных материальных потерь, понесенных заявителем в результате длительного неисполнения решения в его пользу, Европейский Суд указывает, что согласно правилу 60 Регламента Суда, любое требование о справедливой компенсации должно быть представлено в подробной разбивке по составным элементам с приложением соответствующих подтверждающих документов. Если заявитель не выполнит требований, изложенных в предшествующих подпунктах, Палата может отказать в удовлетворении требования полностью или частично.

37. Поскольку требование заявителя об уплате 115 000 рублей связано с потерями в результате инфляции, Европейский Суд отмечает, что заявитель не указал темпы инфляции, на которых были основаны его вычисления, и не пояснил причины этого, в связи с чем Европейский Суд отклоняет его требование в этой части. Что касается остальных требований относительно материального ущерба, Европейский Суд исходит из того, что в данном деле он установил нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции, поскольку взысканные в пользу заявителя суммы не были выплачены ему своевременно. Он напоминает, что адекватность компенсации может уменьшиться, если она выплачивается без учета различных обстоятельств, способных снизить ценность компенсации, как, например, длительная задержка исполнения (см. Постановление Европейского Суда от 13 января 2005 г. по делу "Гиззатова против Российской Федерации" (Gizzatova v. Russia), жалоба N 5124/03, § 28* (* Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 7/2005.)). Принимая во внимание представленные материалы и тот факт, что власти Российской Федерации не возражали против метода расчета компенсации заявителем, Европейский Суд присуждает заявителю 650 евро в качестве компенсации материального ущерба, а также любые налоги, подлежащие начислению на указанную сумму.

38. Суд далее полагает, что заявитель должен был перенести определенные переживания и разочарование вследствие отказа властей Российской Федерации своевременно исполнить вступившие в силу решения, вынесенные в его пользу. Однако требуемая сумма является чрезмерной. Справедливо оценивая указанные обстоятельства, Европейский Суд присуждает заявителю 3 500 евро в качестве компенсации морального вреда, а также любые налоги, подлежащие начислению на указанную сумму.


B. Судебные расходы и издержки


39. Заявитель требовал возмещения почтовых расходов на сумму 300 рублей. Он не представил Европейскому Суду каких-либо квитанций.

40. Власти Российской Федерации полагали, что компенсация не должна присуждаться, поскольку заявитель не обосновал свои требования доказательствами.

41. В соответствии с прецедентной практикой Европейского Суда заявитель имеет право на возмещение расходов и издержек только в части, в которой они были действительно понесены, являлись необходимыми и разумными. В данном случае заявитель не представил материалов, подтверждающих его требования. Соответственно, Европейский Суд не присуждает какой-либо компенсации по данному основанию.


C. Процентная ставка при просрочке платежей


42. Европейский Суд полагает, что процентная ставка при просрочке платежей должна быть установлена в размере предельной кредитной ставки Европейского центрального банка плюс три процента.


На основании изложенного Суд единогласно:

1) объявил жалобу приемлемой;

2) постановил, что имело место нарушение статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции в связи с неисполнением решений суда от 24 июля 2000 г. и 3 февраля 2004 г.;

3) постановил:

а) что власти государства-ответчика обязаны в течение трех месяцев со дня вступления настоящего Постановления в силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции выплатить заявителю 650 евро (шестьсот пятьдесят евро) в качестве компенсации материального ущерба и 3 500 евро (три тысячи пятьсот евро) в качестве компенсации морального вреда, которые подлежат переводу в рубли по курсу, установленному на день выплаты, а также любые налоги, начисляемые на названные суммы;

(b) что с даты истечения указанного трехмесячного срока и до момента выплаты на эти суммы должны начисляться простые проценты, размер которых определяется предельной кредитной ставкой Европейского центрального банка, действующей в период неуплаты, плюс три процента;

4) отклонил оставшуюся часть требований заявителя о справедливой компенсации.


Совершено на английском языке, уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 6 декабря 2007 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.


Серен Нильсен
Секретарь Секции Суда

Христос Розакис
Председатель Палаты Суда



Постановление Европейского Суда по правам человека от 6 декабря 2007 г. Дело "Харитич (Kharitich) против Российской Федерации" (жалоба N 21268/04) (Первая Секция)


Текст Постановления опубликован в Бюллетене Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 1/2009.


Перевод редакции Бюллетеня Европейского Суда по правам человека


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение