Распоряжение Правительства РФ от 19 мая 2009 г. N 687-р "Об утверждении Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Узбекистан об условиях размещения и обслуживания дипломатических представительств Российской Федерации в Республике Узбекистан и Республики Узбекистан в Российской Федерации"

Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 6 июля 2012 г. N Ф08-2916/12 по делу N А53-3055/2011


Резолютивная часть постановления объявлена 5 июля 2012 г.

Постановление изготовлено в полном объеме 6 июля 2012 г.


Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа в составе председательствующего Черных Л.А., судей Андреевой Е.В. и Драбо Т.Н., при участии в судебном заседании от заявителя - общества с ограниченной ответственностью "Экспедиторская компания Юг Руси" (ИНН 6141021692, ОГРН 1036141003975) - Гуляренко И.Ф. (доверенность от 29.05.2012), от заинтересованного лица - Межрайонной ИФНС России N 11 по Ростовской области (ОГРН 1046141010794) - Тереховой Н.М. (доверенность от 10.02.2012), рассмотрев кассационную жалобу Межрайонной ИФНС России N 11 по Ростовской области на постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 28.02.2012 (судьи Николаев Д.В., Винокур И.Г., Герасименко А.Н.) по делу N А53-3055/2011, установил следующее.

ООО "Экспедиторская компания Юг Руси" (далее - налогоплательщик, общество) обратилось в арбитражный суд с заявлением к Межрайонной ИФНС России N 11 по Ростовской области (далее - налоговый орган, инспекция) о признании незаконным решения от 28.10.2010 N 520 о начислении 1 031 934 рублей 32 копеек налога на добавленную стоимость (далее - НДС), 1 146 594 рублей 18 копеек налога на прибыль организаций (далее - налог на прибыль), соответствующих пеней и налоговых санкций.

Решением суда от 25.10.2011 (судья Ширинская И.Б.) в удовлетворении требований отказано. Судебный акт мотивирован тем, что налоговый орган представил достаточные доказательства того, что оформленные документально отношения между заявителем и ООО "Ростзернопродукт", а также ООО "Кассандра" при фактическом выполнении соответствующих работ собственными силами свидетельствует о применении необоснованной налоговой выгоды со стороны налогоплательщика.

Суд апелляционной инстанции отменил указанное решение суда, признав недействительным ненормативный акт налогового органа в части начисления 1 031 934 рублей 32 копеек НДС, 1 146 594 рублей 18 копеек налога на прибыль, соответствующих пеней и налоговых санкций. Судебный акт мотивирован тем, что выводы инспекции основаны на не подтвержденных документально и противоречащих действительности обстоятельствах. Суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении требований налогоплательщика, фактически исходил из результатов опросов части водителей транспортных средств, задействованных в процессе перевозки. Протоколы допросов 18-ти свидетелей, имеющиеся в материалах дела, не являются надлежащими доказательствами обоснованности произведенных доначислений, так как они не поименованы в решении инспекции, им не дана квалификация и оценка инспекцией, они не представлялись обществу для ознакомления.

В кассационной жалобе и дополнении к ней налоговый орган просит постановление суда апелляционной инстанции отменить полностью, решение суда первой инстанции оставить в силе.

Заявитель жалобы отмечает, что доводы суда апелляционной инстанции не обоснованы, противоречат имеющимся в материалах дела доказательствам, не основаны на нормах материального права и нарушают единообразие применения правовых норм законодательства. Выводы суда первой инстанции полностью соответствуют нормам права и фактическим обстоятельствам дела. Заявитель, являясь экспедиторской компанией и имея собственные транспортные средства, обратился не к профессиональному участнику рынка, осуществляющему услуги по перевозке, а к организации, которая не имеет собственного транспорта. Из товарно-транспортных накладных не следует, что организацию перевозок и оказание транспортных услуг осуществляли ООО "Ростзернопродукт" и ООО "Кассандра". Совокупность таких фактов, как отсутствие реальности осуществления услуг по перевозке продукции, выполнение работ самим обществом, что подтверждается записью о владельце автотранспортного средства в товарно-транспортных накладных, а также отсутствие возможности у поставщиков услуг оказывать их, представление ООО "Кассандра" в налоговый орган документов по встречной проверке после прекращения деятельности и снятия с налогового учета, обналичивание денежных средств по счетам контрагентов третьего звена, свидетельствует о нереальности совершения соответствующих хозяйственных операций.

В отзыве на кассационную жалобу и дополнении к ней налогоплательщик просит постановление суда апелляционной инстанции оставить без изменения как законное и обоснованное, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

В судебном заседании представители участвующих в деле лиц поддержали доводы и возражения, изложенные в жалобе и отзыве на нее.

Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа, изучив материалы дела, проверив законность и обоснованность судебных актов, оценив доводы кассационной жалобы и отзыва на нее, выслушав представителей участвующих в деле лиц, считает, что жалоба удовлетворению по следующим основаниям.

Как видно из материалов дела, инспекцией проведена выездная налоговая проверка общества по вопросам соблюдения налогового законодательства.

По результатам проверки налоговым органом принято решение от 28.10.2010 N 520 о привлечении налогоплательщика к ответственности за совершение налогового правонарушения. Заявителю начислено 1 031 934 рубля 32 копейки НДС, 205 934 рубля 24 копейки пеней по НДС, взыскано 206 386 рублей 87 копеек штрафа за неполную уплату сумм НДС; установлено завышение вычетов по НДС в сумме 517 567 рублей 05 копеек; начислено 1 979 863 рубля 60 копеек налога на прибыль, 197 040 рублей 56 копеек пеней по налогу на прибыль, взыскано 370 779 рублей 34 копейки штрафа за неполную уплату сумм налога на прибыль, начислено 213 806 рублей 62 копейки пеней по ЕСН, 518 185 рублей 33 копейки пеней по НДФЛ.

Заявитель подал апелляционную жалобу на решение инспекции в Управление ФНС России по Ростовской области, которое рассмотрев жалобу налогоплательщика, оставило указанное решение налогового органа без изменения, а жалобу - без удовлетворения.

В соответствии со статьями 137 и 138 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - Кодекс) налогоплательщик обжаловал решение инспекции в указанной части в арбитражный суд.

Основанием принятия решения инспекции послужили следующие обстоятельства.

Заявитель и ООО "Ростзернопродукт" заключили договор транспортной экспедиции от 20.02.2007 N 411. В соответствии с пунктом 1.1 договора экспедитор (ООО "Ростзернопродукт") обязуется организовывать перевозки грузов с привлечением третьих лиц, в том числе выполнять или организовывать выполнение определенных договором и дополнительными соглашениями к нему услуг, связанных с перевозками грузов, а также сопряженные с перевозками операции (перевалку, хранение, уничтожение, сертификацию, сопровождение, таможенное оформление, охрану), а клиент обязуется оплатить указанные услуги.

ООО "Ростзернопродукт" выставило заявителю счета-фактуры на общую сумму 6 764 905 рублей 22 копейки, в том числе 1 031 934 рубля 72 копейки НДС (18 %), который тот предъявил к налоговому вычету в III и IV кварталах 2009 года.

По результатам работы за 2009 год заявитель включил в расходы затраты на оплату экспедиторских услуг в размере 5 732 970 рублей 90 копеек.

Налоговым органом установлено, что ООО "Ростзернопродукт" самостоятельно не оказывало услуги экспедитора, а заключило договор с ООО "Кассандра" от 01.07.2009 N 50. Последний, являясь экспедитором, обязался организовывать перевозки грузов с привлечением третьих лиц, в том числе выполнять или организовывать выполнение определенных договором и дополнительными соглашениями к нему услуг, связанных с перевозками грузов, а также сопряженные с перевозками операции (перевалку, хранение, уничтожение, сертификацию, сопровождение, таможенное оформление, охрану), а клиент обязуется оплатить данные услуги.

Основанием отказа в возмещении НДС и непринятия расходов для целей налогообложения прибыли послужили материалы встречных проверок указанных поставщиков заявителя, которыми установлено, что ООО "Ростовзернопродукт" состоит на учете в Межрайонной ИФНС России N 24 по Ростовской области, среднесписочная численность за 2009 год - 22 человека, последняя налоговая отчетность по НДС представлена за I квартал 2010 года; ООО "Кассандра" снято с налогового учета с 26.07.2010 в связи с реорганизацией при слиянии с ООО "Аверс" и ООО "Триумф", среднесписочная численность за 2009 год - 18 человек, собственного транспорта не имеет.

Налоговым органом в материалы дела представлены протокол опроса свидетеля - директора ООО "Ростзернопродукт" Уварова С.В., который пояснил, что лично не знаком с Вещевайловым В.П. (директор ООО "Кассандра"), а также документы, которые сданы 14.09.2010 ООО "Кассандра" в Межрайонную ИФНС России N 24 по Ростовской области для подтверждения взаимоотношений с заявителем после снятия с налогового учета с 26.07.2010.

Суд первой инстанции установил, что в товарно-транспортных накладных владельцем автотранспорта значится заявитель, а также на них проставлены два штампа ООО "Ростзернопродукт" и ООО "Кассандра". На копиях товарно-транспортных накладных, представленных в налоговый орган, данные штампы проставлены синими печатями.

Суд первой инстанции, исследовав и оценив в совокупности имеющиеся в материалах дела доказательства, сделал вывод о том, что из представленных документов, а именно из товарно-транспортных накладных не следует, что организацию перевозки, оказание транспортных услуг осуществляли ООО "Ростзернопродукт" и ООО "Кассандра", перевозка по данным товарным накладным осуществлялась транспортом заявителя, о чем были уведомлены грузоотправители, которые и оформляли товарно-транспортные накладные.

Представители заявителя в суде первой инстанции пояснили, что товарно-транспортные накладные выписывались грузоотправителями товара и что данные штампы проставлены позднее при внесении исправлений в эти накладные.

Исследовав товарно-транспортные накладные, суд апелляционной инстанции установил, что в большинстве товарно-транспортных накладных в графе "Владелец транспорта" машинописным способом грузоотправителем сделана запись "ООО "Ростзернопродукт"". При этом заказчиком услуг по перевозке сельхозпродукции являлось ЗАО "Союз Юг Руси", у которого имеется договор перевозки грузов с заявителем.

ЗАО "Союз Юг Руси" сообщило грузовладельцу о перевозчике - ООО "Экспедиторская компания Юг Руси", поскольку именно с заявителем заключен договор перевозки грузов, и отправило заявителю заявку на перевозку грузов от грузовладельца.

Заявитель, не имея достаточного количества транспортных средств, обратился к ООО "Ростзернопродукт", с которым заключен договор транспортной экспедиции, в то время как грузовладелец подготовил документы (товарно-транспортные накладные) до прибытия транспорта под погрузку с указанием владельца транспорта - общества, как ему

сообщил ЗАО "Союз Юг Руси". Таким образом, грузоотправитель при выписывании товарно-транспортных накладных допустил техническую ошибку, указав в качестве владельца транспортного средства заявителя.

При этом суд апелляционной инстанции руководствовался следующим.

Частью 5 статьи 9 Федерального закона от 21.11.1996 N 129-ФЗ "О бухгалтерском учете" предусмотрено, что в первичные учетные документы исправления могут вноситься лишь по согласованию с участниками хозяйственных операций, за исключением кассовых и банковских документов.

При обнаружении ошибок налогоплательщик заявил своему перевозчику - ООО "Ростзернопродукт" - об имеющихся пороках в оформлении товарно-транспортных накладных. ООО "Ростзернопродукт" внесло изменения во все экземпляры товарно-транспортных накладных.

Суд апелляционной инстанции указал, что реальность хозяйственных операций, осуществленных в соответствии с договорами транспортной экспедиции между заявителем и ООО "Ростзернопродукт" подтверждается соответствующими первичными документами.

Так, услуги от ООО "Ростзернопродукт" заявителем приняты, что подтверждается списанными сторонами актами оказанных услуг, выпиской из журнала учета полученных счетов-фактур и выпиской из книги покупок за период с 01.01.2009 по 31.12.2009. Услуги ООО "Ростзернопродукт" в размере 6 764 905 рублей 22 копеек, в том числе 1 031 934 рубля 72 копейки НДС (18 %) заявителем оплачены, что подтверждается платежными поручениями.

В силу статьи 252 Кодекса некоторые пороки в оформлении документов (товарно-транспортных накладных) не могут свидетельствовать об отсутствии реального перемещения товара.

Все представленные в материалы дела первичные документы, в частности товарно-транспортные накладные, имеют все необходимые отметки участников операций по перевозке, в том числе ООО "Ростзернопродукт" и ООО "Кассандра". Данные надлежаще оформленные и заполненные документы являются достаточными основаниями для отражения в учете хозяйственных операций и расчетов по ним.

Суд апелляционной инстанции сделал вывод, что представление ООО "Кассандра" в инспекцию документов по встречной проверке после прекращения деятельности и снятия с налогового учета, обналичивание денежных средств по счетам контрагентов третьего звена не может свидетельствовать о нереальности совершения соответствующих хозяйственных операций.

Кроме того, как указала апелляционная инстанция, из материалов встречной проверки следует, что согласно выписке о движении по расчетному счету, открытому ООО "Кассандра" в филиале "Ростовский" ОАО "СОБИНБАНК" за период с 01.01.2008 по 31.12.2009 ООО "Кассандра" совершило 1 232 операций по своему расчетному счету на сумму свыше 300 млн рублей, что может свидетельствовать об активной финансово-хозяйственной деятельности предприятия.

Исследовав протоколы допросов свидетелей, суд первой инстанции установил, что ни один из свидетелей не подтвердил, что осуществлял перевозку или заключал договор с ООО "Кассандра"; почти все свидетели, за исключением тех которые не помнят, сообщили, что об ООО "Кассандра" не слышали.

Однако по прошествии значительного количества времени эти же свидетели пояснили, что осуществляли перевозки для заявителя.

Суд апелляционной инстанции, исследовав объяснения, полученные в ходе выездной налоговой проверки при опросе водителей и собственников автотранспорта, установил имеющиеся противоречия в сведениях, представленных отдельными водителями (собственниками) в рамках проведенных инспекцией допросов некоторым действительным обстоятельствам хозяйственной операции, что объясняется значительным временным отрезком, отделяющим время осуществления таких операций и время проведения проверки, а также абстрактным характером вопросов, на основании которых инспекцией сделаны выводы.

Кроме того, как указал суд апелляционной инстанции, проведение допроса водителей (собственников) транспортных средств осуществлялось налоговыми органами в рамках проверочных мероприятий без представления для ознакомления товарно-транспортной документации и затрудняло допрашиваемому лицу возможность идентифицировать ту или иную хозяйственную операцию.

При этом апелляционная коллегия отметила, что абсолютное большинство допрошенных в ходе проведения проверки не отрицало факт оказания услуг сторонним организациям.

Допрошенные с предупреждением об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных сведений свидетели Уваров С.В., Чубарь В.В., Чубарь А.В. в суде апелляционной инстанции пояснили следующее.

Уваров С.В., являясь генеральным директором ООО "Ростзернопродукт", пояснил, что организация осуществляет, в частности, такой вид деятельности как перевозка (транспортировка) сельскохозяйственной продукции; в 2009 году осуществляла хозяйственные операции по перевозке сельхозпродукции для заявителя; имела взаимоотношения с ООО "Кассандра", по которым споров с налоговыми органами не возникало; при выборе данного контрагента истребовал учредительные документы и выписку из ЕГРЮЛ; обладал информацией о хозяйственных ресурсах, которые ООО "Кассандра" предполагало использовать для оказания транспортных услуг; с руководителем ООО "Кассандра" лично не знаком, поскольку подобными вопросами занимаются состоящие в штате менеджеры.

Чубарь В.В. (собственник транспортного средства КамАЗ) подтвердил, что принадлежащее ему транспортное средство использовалось для перевозки сельскохозяйственной продукции, в 2009 году передавалось Чубарю А.В. и находилось в исправном состоянии.

Чубарь А.В. (водитель транспортного средства КамАЗ) подтвердил, что осуществлял перевозку сельскохозяйственной продукции в 2009 году в соответствии со сведениями, отраженными в представленном ему на обозрение оригинале товарно-транспортной накладной от 04.10.2009 N 37. Кроме того, он также подтвердил достоверность собственной подписи на оригинальном экземпляре данной товарно-транспортной накладной. Пояснил, что является налогоплательщиком, представляющим налоговую отчетность.

С учетом всех представленных свидетелями пояснений, на основе анализа одной конкретной хозяйственной операции вплоть до непосредственной перевозки груза, во взаимосвязи с имеющимися в деле доказательствами суд апелляционной инстанции сделал вывод о том, что инспекция недостаточно детально исследовала хозяйственные операции налогоплательщика, в отношении которых заявлены налоговые вычеты.

Апелляционная инстанция сослалась также на пояснения руководителя ООО "Ростзернопродукт" (поставщика заявителя) Уварова С.В., с учетом пояснений собственника и водителя конкретного транспортного средства, расценили их как свидетельствующие о реальности сведений, отраженных в представленных обществом первичных документах.

Судебная коллегия указала на то, что инспекция в рамках проверки фактически опросила не всех водителей транспортных средств, задействованных в процессе перевозки, а только их часть, в то время как отказала в принятии налоговых вычетов и учете расходов для целей налогообложения прибыли в полном объеме.

Суд апелляционной инстанции посчитал, что выводы инспекции основаны на не подтвержденных документально и не соответствующих действительности обстоятельствах. Так, протоколы допросов 18-ти свидетелей, имеющиеся в материалах дела, не являются надлежащими доказательствами обоснованности произведенных доначислений, так как они не поименованы в решении инспекции, им не дана квалификация и оценка инспекцией, они не представлялись налогоплательщику для ознакомления (протоколы допросов Реснянской К.Д., Песчанского Л.А., Понимаш В.Н., Ткаченко А.Н., Ситковской Т.Г., Жукова М.А., Клименко С.В. (в отношении автомобиля КамАЗ рег. номер А878СС61), Федоренко Г.И., Горбачева Э.И., Крамаренко И.М., Толмачевой С.П., Клевзоника М.П., Комова А.С., Магомедсаидовой Ж.М., Чернухиной О.Ю., Реусова Н.П., Фролова Д.А., Тимошенко В.А.).

Исследовав материалы дела, суд апелляционной инстанции сделал вывод о том, что представленные налогоплательщиком для подтверждения права на налоговый вычет документы, а также материалы налоговой проверки, полученные налоговым органом в ходе мероприятий налогового контроля, подтверждают реальность сделок по приобретению заявителем товаров и являются основанием для получения налоговой выгоды.

Суд апелляционной инстанции проверил и отклонил довод налогового органа об участии налогоплательщика в схеме уклонения от налогообложения как необоснованный, указав, что последовательные торговые операции, совершенные в целях получения прибыли хозяйствующими субъектами, являются обычными, обусловлены экономическим смыслом и наличием деловой цели - получение прибыли от осуществления предпринимательской деятельности.

Согласно постановлению Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" отказ в предоставлении налоговой выгоды возможен лишь при наличии признаков недобросовестности налогоплательщика или если он был извещен о нарушениях, допущенных контрагентами. Суд апелляционной инстанции установил, что в рассматриваемой ситуации налогоплательщик действовал добросовестно и выполнил все требования налогового законодательства.

Налогоплательщик, проявляя осмотрительность при выборе контрагента для осуществления перевозки грузов, истребовал у ООО "Ростзернопродукт" до заключения договора документы, подтверждающие добросовестность контрагента в качестве налогоплательщика, в том числе учредительные документы, документы подтверждающие наличие необходимого количества автотранспортных средств (ООО "Ростзернопродукт" представило надлежащим образом заверенные копии договоров аренды автотранспортных средств, копии паспортов транспортных средств и копии свидетельств о регистрации транспортных средств), водительские удостоверения граждан на управления транспортными средствами (ООО "Ростзернопродукт" представило надлежащим образом заверенные копии водительских удостоверений водителей), а также доказательства добросовестности контрагента по уплате НДС (ООО "Ростзернопродукт" представило надлежащим образом сверенные копии деклараций с отметкой налогового органа об уплате соответствующих платежей).

Таким образом, по мнению апелляционной инстанции, заявитель предпринял все зависящие от него меры при выборе поставщиков, а также должная степень заботливости и осмотрительности, тем самым выполнил все условия, предусмотренные статьями 169, 171 и 172 Кодекса для подтверждения права на предъявление к налоговому вычету НДС по счетам-фактурам ООО "Ростзернопродукт", а также для принятия к учету в целях исчисления налога на прибыль расходов по приобретению товаров у этого поставщика.

Однако при этом в судебном акте в нарушение положений части 1 статьи 270, части 2 статьи 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации выводы о том, в чем выразились: неполное выяснение обстоятельств, имеющих значение для дела; недоказанность имеющих значение для дела обстоятельств, которые суд считал установленными; несоответствие выводов, изложенных в решении, обстоятельствам дела, отсутствуют.

Между тем, постановляя вывод о нереальности спорных хозяйственных операций общества, суд первой инстанции установил, что организацию перевозки, оказание транспортных услуг осуществляли ООО "Ростзернопродукт" и ООО "Кассандра", перевозка по данным товарным накладным осуществлялась транспортом заявителя, о чем были уведомлены грузоотправители, которые и оформляли товарно-транспортные накладные.

Основанием для этого вывода послужила совокупность таких обстоятельств, как наличие на копиях товарно-транспортных накладных, представленных в налоговый орган, штампов ООО "Ростзернопродукт" и ООО "Кассандра" оттисков синей, "живой" печати, что невозможно в силу особенностей оформления грузовых перевозок, и расценено судом первой инстанции как формальное создание документооборота.

На вопросы суда первой инстанции о причинах появления у грузоотправителей подлинных штампов указанных предприятий, представители налогоплательщика пояснили, что оттиски штампа проставлялись позднее при внесении исправлений в товарно-транспортные накладные. Однако при этом какие-либо сведения о внесении исправлений в товарно-транспортных накладных отсутствуют.

Указанные обстоятельства послужили основанием для вывода суда о фактической перевозке по товарно-транспортным накладным силами самого налогоплательщика, а не лиц, значащихся оказывающими транспортные услуги.

При этом суд отметил, что доказательства организации перевозок ООО "Ростзернопродукт" и ООО "Кассандра" заявитель в материалы дела не представил. Последний поставщик специализируется на выращивании зерновых, технических и прочих сельскохозяйственных культур, не имеет транспортных средств.

Обосновывая этот вывод, суд первой инстанции также указал, что у ООО "Кассандра" отсутствовали какие-либо значительные трудовые и материальные ресурсы (автотранспортные средства), необходимые и достаточные для выполнения оказанных налогоплательщику услуг.

Суд проанализировал состояние расчетов по банковским счетам ООО "Ростзернодпродукт", ООО "Кассандра" и установил, что перечисленные обществом ООО "Ростзернопродукт" денежные средства поступали ООО "Кассандра", которое при отсутствии у него достаточных материально-производственных ресурсов денежные средства за оказание транспортных услуг не перечисляло, полученную выручку переводило на счет ООО "Премиум", которое обналичивало денежные средства через банкомат в г. Екатеринбурге. Это обстоятельство учтено судом в составе других как могущее повлиять на вывод о признании налоговой выгоды необоснованной.

Суд первой инстанции также проанализировал представленные инспекцией в материалы дела протоколы допросов 41-го свидетеля - водителей транспортных средств, ни из которых не подтвердил факт перевозки от имени ООО "Кассандра", тогда как практически все из них, за небольшим исключением, которые не помнят ничего об обстоятельствах перевозки, однозначно засвидетельствовали осуществление перевозок для общества. Последнее также не осуществляло какую-либо оплату водителям транспортных средств за оказанные услуги перевозки.

Суд первой инстанции также учел показания свидетелей - руководителей организаций, указанных в товарно-транспортных накладных, отрицавших заключение с ООО "Кассандра" наличие каких-либо хозяйственных связей, заключение сделок, в том числе об аренде транспортных средств.

ООО "Ростзернопродукт" также не оказывало самостоятельно услуги перевозки, что не отрицается и налогоплательщиком.

Критически оценивая показания свидетелей - водителей транспортных средств, суд апелляционной инстанции, проанализировал содержание свидетельских показаний лишь одного из перевозчиков, указанных в товарно-транспортных накладных, и руководителя поставщика Уварова С.В., однако при этом какие-либо выводы о причинах, мотивам, по которым признаны недостоверными все оставшиеся свидетельские показания водителей транспортных средств, последовательно и категорично отрицающих наличие взаимоотношений с ООО "Кассандра", но признающих факт оказания услуг непосредственно налогоплательщику, в постановлении апелляционной инстанции отсутствуют. Формальное обобщение недостатков по одному из доказательств на примере одной хозяйственной операции, не может являться основанием для отнесения других свидетельских показаний к числу недостоверных. Не свидетельствует об их несоответствии действительности и признание этими водителями факта оказания услуг сторонним организациям, поскольку судебная коллегия не указала, об оказании услуг каким сторонним организациям идет речь, каким образом этот факт подтверждает оказание услуг непосредственно работниками ООО "Кассандра", как это следует из представленных обществом в материалы дела доказательств.

Суд первой инстанции также отметил, что налогоплательщик не представил в материалы дела доказательства, свидетельствующие об обстоятельствах выполнения спорных транспортных услуг. Более того, заключая договор, общество исходя из условий договора знало, что автотранспортные услуги могут выполнять третьи лица. При этом сам налогоплательщик является специализированной автотранспортной организацией, обладающей значительными трудовыми и материально-техническими возможностями для осуществления перевозок.

Суд первой инстанции указал также, что общество не привело доводов в обоснование выбора спорных поставщиков услуг с учетом их деловой репутации, платежеспособности, возможностей исполнения обязательств (перевозка большого количества грузов), без риска, предоставление обеспечения исполнения обязательств, наличия у поставщиков необходимых ресурсов (автотранспортных средств, квалифицированного персонала, соответствующего опыта).

Указав, что инспекция не представила доказательства того, что общество действовало без должной осмотрительности и осторожности, и ему должно было быть известно о возможных нарушениях в деятельности поставщика, суд апелляционной инстанции сослался на истребование обществом у ООО "Ростзернопродукт" документов, подтверждающих добросовестность поставщика (копии учредительных документов, паспортов автотранспортных средств, договоров аренды транспортных средств, свидетельств об их государственной регистрации, водительских удостоверений), без учета проведенного судом первой инстанции анализа свидетельских показаний тех же самых водителей транспортных средств, копии регистрационных и разрешительных документов представлены поставщиком налогоплательщику, отрицающих в абсолютном большинстве факт оказания транспортных услуг кому-либо кроме самого общества.

Однако при этом в постановлении отсутствуют выводы в опровержение позиции инспекции о совершении согласованных действий, направленных на необоснованное получение налоговой выгоды, отсутствии доводов налогоплательщика в обоснование выбора спорной организации-поставщика с учетом того, что по условиям делового оборота при осуществлении данного выбора оцениваются деловая репутация и платежеспособность контрагента, риск неисполнения обязательств и предоставление обеспечения их исполнения, наличие у контрагента необходимых ресурсов (производственных мощностей, технологического оборудования, квалифицированного персонала) и опыта.

Довод налогового органа о заведомом наличии у налогоплательщика, являющегося специализированной автотранспортной организацией, обладающей значительными трудовыми и материально-техническими ресурсами, при заключении договора с поставщиком на оказание транспортных услуг, который является субъектом, занимающимся выращиванием сельскохозяйственных культур, не обладающим автотранспортными средствами, значительными трудовыми ресурсами для выполнения как уставной, так и иной деятельности, информации о необходимости привлечения для оказания автотранспортных услуг третьих лиц, оценки суда апелляционной инстанции не получил. Между тем суд первой инстанции оценку этим доводам дал, признал такие действия направленными на получение необоснованной налоговой выгоды.

В силу статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд оценивает доказательства в их совокупности и взаимосвязи, осуществляя проверку каждого доказательства, в том числе с позиции его достоверности и соответствия содержащихся в нем сведений действительности. При этом в судебном акте указываются не только результаты оценки принятых судом доказательств, но и мотивы, по которым было отказано в принятии иных доказательств.

Пунктом 1 статьи 171 Кодекса предусмотрено, что налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога на добавленную стоимость, исчисленную согласно статье 166 Кодекса, на установленные этой статьей налоговые вычеты. Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации в отношении товаров (работ, услуг), приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с главой 21 Кодекса, и товаров (работ, услуг), приобретаемых для перепродажи.

В статье 172 Кодекса определен порядок применения налоговых вычетов, согласно которому налоговые вычеты, предусмотренные статьей 171 Кодекса, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога, либо на основании иных документов в случаях, указанных в пунктах 3, 6 - 8 статьи 171 Кодекса. Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг), после принятия на учет данных товаров (работ, услуг) с учетом особенностей, установленных упомянутой статьей, и при наличии соответствующих первичных документов.

Таким образом, при соблюдении названных требований Кодекса налогоплательщик вправе претендовать на получение налогового вычета при исчислении налога на добавленную стоимость.

Законодательство о налогах и сборах Российской Федерации исходит из презумпции добросовестности налогоплательщика и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, в частности налоговых вычетов при исчислении НДС, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, - достоверны.

Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных Кодексом, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

При отсутствии доказательств несовершения хозяйственных операций, в связи с которыми заявлено право на налоговый вычет, вывод о том, что налогоплательщик знал либо должен был знать о недостоверности (противоречивости) сведений, может быть сделан судом в результате оценки в совокупности обстоятельств, связанных с заключением и исполнением договора (в том числе с основаниями, по которым налогоплательщиком был выбран соответствующий контрагент), а также иных обстоятельств, упомянутых в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды".

О необоснованности получения налоговой выгоды, в частности, могут свидетельствовать подтвержденные доказательствами доводы налогового органа о наличии таких обстоятельств, как учет для целей налогообложения только тех хозяйственных операций, которые непосредственно связаны с возникновением налоговой выгоды.

Поскольку суд апелляционной инстанции не опроверг ряд представленных инспекцией доказательств и не привел мотивы, по которым данные доказательства были отвергнуты, тогда как суд первой инстанции выполнил указанное требование в части полной и всесторонней проверки доводов участвующих в деле лиц об основаниях начисления НДС, соответствующих сумм пеней и штрафа, его выводы соответствуют имеющимся в материалах дела доказательствам и основаны на правильном применении норм права к установленным обстоятельствам, постановление апелляционной инстанции в части удовлетворения требования о признании недействительным решения инспекции о начислении НДС, пеней и штрафа подлежит отмене, а решение суда первой инстанции - оставлению в силе.

При рассмотрении вопроса о наличии у налогоплательщика права на включение расходов, уплаченных ООО "Ростзернопродукт", суд кассационной инстанции учитывает следующее.

Согласно пункту 1 статьи 247 Кодекса объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций признается прибыль, полученная налогоплательщиком. При этом прибылью признаются полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов, которые определяются в соответствии с главой 25 Кодекса.

Пунктом 1 статьи 252 Кодекса установлено, что налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов (за исключением расходов, указанных в статье 270 Кодекса). Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты (а в случаях, предусмотренных статьей 265 Кодекса, убытки), осуществленные (понесенные) налогоплательщиком. Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме. Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в пункте 3 постановления от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" указал, что налоговая выгода может быть признана необоснованной, в частности, в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера). При этом в пункте 7 названного постановления указано, что если суд на основании оценки представленных налоговым органом и налогоплательщиком доказательств придет к выводу о том, что налогоплательщик для целей налогообложения учел операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом, суд определяет объем прав и обязанностей налогоплательщика, исходя из подлинного экономического содержания соответствующей операции.

Из названных норм Кодекса и постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации следует, что определение размера налоговых обязательств, при наличии сомнений в обоснованности налоговой выгоды, должно производиться с учетом реального характера сделки и ее действительного экономического смысла.

Из материалов проверки следует, что расчет инспекцией налога на прибыль производился с использованием информации о доходах общества без учета расходов, уменьшающих доходы от реализации продукции (работ, услуг).

Задачей налогового контроля является объективное установление размера налогового обязательства проверяемого налогоплательщика (постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 19.07.2011 N 1621/11).

В статье 252 Кодекса определено, что расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные (понесенные) налогоплательщиком. Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме; под документально подтвержденными - затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Таким образом, при решении вопроса о возможности принятия расходов в целях исчисления перечисленных налогов необходимо исходить из реальности этих расходов, произведенных для приобретения товаров (работ, услуг), а также их документального подтверждения.

Наряду с указанными положениями Кодекса, подпунктом 7 пункта 1 статьи 31 Кодекса налоговым органам предоставлено право определять суммы налогов, подлежащие уплате налогоплательщиками в бюджетную систему Российской Федерации, расчетным путем, на основании имеющейся у них информации о налогоплательщике, а также данных об иных аналогичных налогоплательщиках в случаях_ ведения учета с нарушением установленного порядка, приведшего к невозможности исчислить налоги (постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 10.04.2012 N 16282/11 по делу).

Поскольку судебные инстанции не исследовали вопрос о законности исключения из состава расходов налогоплательщика значительной части материальных затрат, искажении реального размера налоговых обязательств общества по налогу на прибыль с учетом указанных правовых позиций, сформированных Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации, правовых норм, решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции в части требования о признании недействительным решения инспекции о начислении налога на прибыль, соответствующих пеней и штрафов подлежат отмене как основанные на неполном исследовании имеющихся в материалах дела доказательств, а дело - направлению на новое рассмотрение для устранения указанных недостатков.

Руководствуясь статьями 274, 286 - 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа постановил:

решение Арбитражного суда Ростовской области от 25.10.2011 и постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 28.02.2012 по делу N А53-3055/2011 отменить в части отказа в удовлетворении требования и удовлетворения требования о признании недействительным решения МРИ ФНС России N 11 по Ростовской области от 28.10.2010 N 520 о начислении 1 146 594 рублей 18 копеек налога на прибыль организаций, соответствующих пеней и штрафов и дело в этой части направить в Арбитражный суд Ростовской области на новое рассмотрение.

В остальной части постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 28.02.2012 отменить, решение Арбитражного суда Ростовской области от 25.10.2011 оставить в силе.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.


Председательствующий

Л.А. Черных


Судьи

Е.В. Андреева


Утверждено российско-узбекское межправительственное Соглашение об условиях размещения и обслуживания дипломатических представительств.

Соглашение подписано 23 января 2009 г. в Ташкенте.

В рамках соглашения за Узбекистаном признается право собственности на расположенные в Москве здания и сооружения, используемые для размещения его посольства. Узбекистан, в свою очередь, предоставляет России в собственность здания и сооружения в Ташкенте для размещения ее посольства.

Посольства освобождаются от налогообложения, от уплаты других сборов и пошлин, за исключением платы за коммунальные услуги и другие конкретные виды обслуживания.

Стороны на основе взаимности освобождают от НДС товары и услуги, предназначенные для официального использования дипломатических представительств, а также лично для сотрудников представительства и проживающих с ними членов семей.

Сотрудники представительств вместе с членами семей не должны платить за медицинское обслуживание в госучреждениях (кроме зубопротезирования и нетрадиционных медицинских услуг).


Распоряжение Правительства РФ от 19 мая 2009 г. N 687-р "Об утверждении Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Узбекистан об условиях размещения и обслуживания дипломатических представительств Российской Федерации в Республике Узбекистан и Республики Узбекистан в Российской Федерации"


Текст распоряжения опубликован в Собрании законодательства Российской Федерации от 25 мая 2009 г. N 21 ст. 2622


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.