• ТЕКСТ ДОКУМЕНТА
  • АННОТАЦИЯ
  • ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Бюллетень Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 7/2011

Бюллетень Европейского Суда по правам человека
Российское издание
N 7/2011


Редакционная: необходимые пояснения и краткие замечания


Министерство юстиции России приглашает на работу в Европейский Суд по правам человека


Министерство юстиции Российской Федерации впервые объявило о проведении открытого конкурса по отбору претендентов на замещение должности судьи Европейского Суда по правам человека от Российской Федерации. Условия конкурса размещены на официальном сайте Минюста: www.minjust.ru

Эта процедура долгое время оставалась закрытой для общества и решалась в кремлевских кабинетах. Но, надо признать, выбор Кремля был всегда безупречен. Первым судьей от России в Европейском Суде был легендарный теоретик и практик конституционного права Владимир Александрович Туманов, к сожалению, недавно ушедший из жизни. Сменил Туманова в Страсбурге не менее известный в России правовед и публицист - профессор Анатолий Иванович Ковлер. Но его полномочия истекают 1 ноября 2012 г.

Основные условия пребывания в должности судьи Европейского Суда по правам человека основаны на Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также резолюциях и рекомендациях Парламентской ассамблеи Совета Европы. Вот их основные требования:

- судья от каждой из Высоких Договаривающихся Сторон избирается Парламентской ассамблеей большинством поданных за него голосов из списка, включающего трех кандидатов, представляемых этой Высокой Договаривающейся Стороной;

- судья участвует в работе Европейского Суда по правам человека в личном качестве;

- судья избирается сроком на 9 лет и не может быть переизбран на новый срок;

- судья осуществляет свои полномочия до достижения им семидесятилетнего возраста;

- судья осуществляет свои полномочия на условиях полной занятости на основе контракта, заключаемого с Советом Европы;

- судья в течение всего срока своего пребывания в должности должен постоянно проживать в непосредственной близости от места осуществления полномочий (г. Страсбург, Французская Республика);

- судья в течение всего срока своего пребывания в должности не должен осуществлять какую-либо деятельность, несовместимую с его независимостью, беспристрастностью или с требованиями, вытекающими из характера его работы в течение полного рабочего дня.

Министерство юстиции объявило следующий порядок: "При проведении конкурса конкурсная комиссия по отбору претендентов на замещение должности судьи Европейского Суда по правам человека от Российской Федерации (далее - конкурсная комиссия) оценивает профессиональные и личностные качества претендентов на основании представленных ими документов, а также на основе таких конкурсных процедур, как письменное тестирование на знание официальных языков Совета Европы и индивидуальное собеседование по вопросам, связанным с выполнением обязанностей по должности, на замещение которой претендуют кандидаты.

На первом этапе конкурса лица, изъявившие желание принять участие в конкурсе, не позднее 1 августа 2011 г. представляют документы согласно установленному перечню в конкурсную комиссию. Адрес для направления почтовой корреспонденции: ГСП-1, 119991, г. Москва, ул. Житная, д. 14. Получатель: Министерство юстиции Российской Федерации, конкурсная комиссия по отбору претендентов на замещение должности судьи Европейского Суда по правам человека от Российской Федерации.

Конкурсная комиссия может отказать в допуске к участию в конкурсе в связи с несоответствием лица установленным требованиям к претендентам на замещение должности судьи Европейского Суда по правам человека от Российской Федерации, а также в случае несвоевременного представления документов, представления их не в полном объеме либо сообщения недостоверной информации. Решение о дате, месте и времени проведения второго этапа конкурса принимается конкурсной комиссией после проверки сведений, представленных претендентами на замещение должности судьи Европейского Суда по правам человека от Российской Федерации.

Второй этап конкурса включает в себя письменную и устную части. Письменная часть состоит из тестирования на знание официальных языков Совета Европы. Устная часть представляет собой индивидуальное собеседование претендента с членами конкурсной комиссии.

Результаты конкурса оформляются протоколом заседания конкурсной комиссии. Не менее шести кандидатур претендентов, показавших лучшие результаты, по итогам согласования с Межведомственной комиссией Российской Федерации по делам Совета Европы представляются Президенту Российской Федерации для выбора и утверждения трех кандидатов на должность судьи Европейского Суда по правам человека от Российской Федерации, которые будут внесены в установленном порядке на рассмотрение Парламентской ассамблеи Совета Европы.

На первый взгляд предложенный Министерством юстиции порядок выбора претендентов на судейскую должность в страсбургский Суд от России, как то и рекомендует Парламентская ассамблея Совета Европы, вполне демократичен, в определенной степени транспарентен, гарантирует равенство возможностей. Но чтобы Европейский Суд пользовался доверием со стороны общества, процедура отбора и назначения судей тоже должна вызывать доверие, а неправительственные организации имели возможность высказывать свои соображения по вопросам процедуры и по потенциальным кандидатам, рекомендует Парламентская ассамблея.

Попробуем следовать заветам Парламентской ассамблеи и высказать свои соображения в форме вопросов.

Кто входит в состав конкурсной комиссии? Могут ли общественные организации инициировать выдвижение кандидатов и принимать участие в работе конкурсной комиссии? Будет ли опубликован весь список, желающих поработать в страсбургском Суде? Будут ли журналисты допущены на итоговое заседание конкурсной комиссии?

Пока эти вопросы в регламенте Министерства юстиции остаются без ответа.


По жалобе о нарушении статьи 2 Конвенции


Вопрос о соблюдении государством своих позитивных обязательств


Вопрос о соблюдении права на жизнь


По делу обжалуется повлекшее гибель нападение на девочку бродячих собак. По делу требования статьи 2 Конвенции нарушены не были.


Берю против Турции
[Beru v. Turkey] (N 47304/07)


Постановление от 11 января 2011 г. [вынесено II Секцией]


Обстоятельства дела


Заявители являются членами одной семьи. В марте 2001 г. их дочь или сестра, которой в то время было девять лет, подверглась нападению бегающих близ села собак со смертельным исходом. Расследование началось немедленно. Согласно различным совпадающим показаниям, собаки ранее причинили травмы ряду селян и убили крупный рогатый скот. Некоторые селяне утверждали, что собаки принадлежали жандармерии, находившейся близ села, но жандармы показали, что это были бродячие собаки, рывшиеся в их мусорном ящике. Дежуривший в тот день жандарм показал, что он видел нападение собак на ребенка, но не открыл огонь из опасения травмировать его. Однако он поднял тревогу, после чего его коллеги быстро отогнали собак и оказали ребенку помощь. Разбирательство против начальника жандармерии, жандармов и Министерства внутренних дел было прекращено.


Вопросы права


По поводу соблюдения статьи 2 Конвенции. Утверждения о том, что собаки принадлежали жандармам и что последние не предотвратили нападение, не были основаны на достоверных доказательствах. Национальные суды установили факты по делу, определив, что данные собаки были бродячими, и Европейский Суд основал свой анализ на их оценке. Он отметил, что серия происшествий имела место до повлекшего гибель нападения. Однако этот факт не является достаточным для вывода Европейского Суда о том, что власти имели позитивное обязательство принять профилактические меры. В материалах дела отсутствовали данные о том, что власти знали или должны были знать о том, что ребенок подвергается непосредственной угрозе гибели из-за бродячих собак вне села. Происшествие, хотя и является трагическим, имело место случайно, и ответственность государства не может быть установлена без неоправданного расширения ее пределов.


Постановление


По делу требования статьи 2 Конвенции нарушены не были (вынесено шестью голосами "за" и одним - "против").

Европейский Суд также установил, что по делу допущено нарушение требований пункта 1 статьи 6 Конвенции.


По жалобам о нарушении статьи 3 Конвенции


Вопрос о запрещении бесчеловечного обращения


По делу обжалуются неоднократные переводы опасного заключенного с целью воспрепятствования попыткам побега. По делу требования статьи 3 Конвенции нарушены не были.


Пайе против Франции
[Payet v. France] (N 19606/08)


Постановление от 20 января 2011 г. [вынесено V Секцией]


Обстоятельства дела


Заявитель в настоящее время отбывает срок лишения свободы. После побега в 2001 году он был квалифицирован в качестве "опасного заключенного", помещен в одиночное заключение и подвергнут системе превентивной ротации, заключающейся в частых переводах из одной тюрьмы в другую с целью воспрепятствования потенциальным беглецам и их сообщникам в подготовке и осуществлении их планов. С 2003 по 2008 год заявитель переводился 26 раз. Он безуспешно обжаловал в судах решение о применении к нему системы ротации. В 2007 году, после нового побега, он был помещен в штрафное отделение тюрьмы на 45 дней. Как утверждает заявитель, помещения находились в неотремонтированном состоянии и не были приспособлены для содержания людей. Судья признал недопустимой его жалобу о приостановлении исполнения дисциплинарной меры, поскольку он не предъявлял жалобу в рамках учреждения. Его последующая внутренняя жалоба на дисциплинарную меру была отклонена.


Вопросы права


По поводу соблюдения статьи 3 Конвенции. (a) Система ротации. Постоянные переводы из одного учреждения в другое могли иметь вредные последствия для благополучия заключенного. Однако ввиду того что заявитель дважды бежал, что попытка помочь ему в побеге сорвалась в последний момент и что он организовал побег некоторых своих пособников, тюремные власти установили справедливое равновесие между необходимостью обеспечения безопасности и потребностью в обеспечении заявителю гуманных условий содержания. В настоящем деле эти условия не достигли минимального порога суровости, составляющей бесчеловечное обращение в значении статьи 3 Конвенции.


Постановление


По делу требования статьи 3 Конвенции нарушены не были* (* В упомянутом ниже по деле "Хидер против Франции", в котором заявитель переводился в рамках данной системы 14 раз в течение 7 лет, Европейский Суд установил нарушение ст. 3 Конвенции (прим. переводчика).) (принято единогласно).

(b) Условия содержания в штрафном изоляторе. Заявитель не содержался в пристойных условиях, обеспечивающих уважение его достоинства.


Постановление


По делу допущено нарушение требований статьи 3 Конвенции (принято единогласно).

По поводу соблюдения статьи 13 Конвенции. (a) Предполагаемое отсутствие средства правовой защиты в отношении системы ротации. Как административный суд, так и Государственный совет вынесли решения по существу жалобы заявителя.


Решение


Жалоба признана неприемлемой (жалоба признана явно необоснованной).

(b) Предполагаемое отсутствие средства правовой защиты при обжаловании дисциплинарной меры. Средство правовой защиты, предусмотренное Уголовно-процессуальным кодексом, не имело приостанавливающей силы, хотя решение о водворении заключенного в штрафной изолятор обычно исполнялось немедленно. Кроме того, до использования судебного средства правовой защиты жалобу следовало подать межрегиональному директору тюремной службы, который мог рассматривать ее в течение месяца. Только после этого жалоба могла быть подана в административный суд. Соответственно, к тому времени, когда судья мог рассмотреть жалобу, заявитель уже не находился в штрафном изоляторе. Средство правовой защиты, которое не дает результата своевременно, не является адекватным или эффективным. Ввиду серьезных последствий содержания в штрафном изоляторе доступ заключенного к эффективному средству правовой защиты, позволяющему обжаловать форму и существо принятой меры в судебном органе, имеет существенное значение. В настоящем деле заявитель не располагал эффективным средством правовой защиты, доступным ему при обжаловании условий содержания под стражей.


Постановление


По делу допущено нарушение требований статьи 13 Конвенции (принято единогласно).


Компенсация


В порядке применения статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил выплатить заявителю 9 000 евро в качестве компенсации морального вреда.

(См. Постановление от 9 июля 2009 г. по делу "Хидер против Франции" (Khider v. France), жалоба N 39364/05, "Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" [Information Note on the Caselaw of European Court of Human Rights] N 121* (* "Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" N 121 соответствует "Бюллетеню Европейского Суда по правам человека" N 12/2009.)).


Вопрос о запрещении унижающего достоинство обращения


Вопрос о правомерности высылки


По делу обжалуются условия содержания под стражей и проживания искателя убежища, высланного в соответствии с Дублинским соглашением. По делу допущено нарушение требований статьи 3 Конвенции.


M.S.S. против Бельгии и Греции
[M.S.S. v. Belgium and Greece] (N 30696/09)


Постановление от 21 января 2011 г. [вынесено Большой Палатой]


Обстоятельства дела


Заявитель по данному делу является афганским гражданином, который въехал в Европейский союз через Грецию. В феврале 2009 г. он прибыл в Бельгию, где подал ходатайство о предоставлении убежища. В соответствии с Дублинским соглашением, Служба иностранцев* (* Местный иммиграционный орган (прим. переводчика).) предложила греческим властям рассмотреть ходатайство о предоставлении убежища. В конце мая 2009 г. Служба иностранцев обязала заявителя выехать из страны в Грецию. Заявитель подал жалобу в соответствии с особо срочной процедурой о приостановлении исполнении этого приказа, но его жалоба была отклонена. 4 июня 2009 г. греческие власти выдали стандартный документ, подтверждающий, что они обязаны рассмотреть ходатайство о предоставлении убежища и что заявитель будет иметь возможность подать ходатайство о предоставлении убежища по прибытии в страну. Он был выслан в Грецию 15 июня 2009 г. По прибытии туда он был немедленно заключен под стражу на четыре дня в здании, расположенном рядом с аэропортом, где условия содержания под стражей предположительно являлись ужасающими. 18 июня 2009 г. он был освобожден и получил карточку искателя убежища и уведомление о сообщении в управление полиции адреса, по которому могли быть представлены сведения относительно его ходатайства о предоставлении убежища. Заявитель не сообщил адрес в управление полиции. Не имея средств к существованию, он проживал на улице. Позднее, в связи с попыткой покинуть Грецию, он был задержан и на неделю заключен под стражу в здании, расположенном рядом с аэропортом, где он предположительно был побит полицией. После своего освобождения он продолжал проживать на улице. Когда его карточка искателя убежища была обновлена в декабре 2009 г., были приняты меры по подбору для него жилья, но, по-видимому, они не дали результата.


Вопросы права


По поводу соблюдения статьи 3 Конвенции. (a) Условия содержания под стражей в Греции. Трудности, вызванные увеличением числа мигрантов и искателей убежища из государств, не входящих в Европейский союз, не освобождают государства от исполнения обязанностей, вытекающих из статьи 3 Конвенции.

Давая 4 июня 2009 г. согласие на прием заявителя, греческие власти были уведомлены о личности заявителя и его статусе потенциального искателя убежища. Несмотря на это, он был немедленно заключен под стражу без объяснений, что согласно различным докладам международных и неправительственных организаций представляет собой распространенную практику. Он претерпел неудовлетворительные условия содержания под стражей, жестокость и оскорбления со стороны сотрудников полиции в центре содержания, хотя такие условия уже признавались унижающим достоинство обращением, поскольку потерпевшие являлись искателями убежища. Несмотря на непродолжительность периодов содержания заявителя под стражей, они не могут считаться незначительными. В совокупности ощущение произвола и ощущение неполноценности и беспокойства, часто связанное с ним, а также глубокое воздействие, которое такие условия содержания под стражей, несомненно, оказывали на достоинство личности, составляли унижающее достоинство обращение. Кроме того, страдания заявителя были обострены уязвимостью, присущей его ситуации как искателя убежища.


Постановление


По делу допущено нарушение требований статьи 3 Конвенции (принято единогласно).

(b) Условия проживания в Греции. Несмотря на обязанности, которые возлагались на греческие власти собственным законодательством страны и директивой Европейского союза о приеме, заявитель проживал в течение нескольких месяцев в состоянии крайней нищеты, в отсутствие пищи и места ночлега и умывания. Он также находился в постоянном страхе нападения и ограбления без каких-либо шансов на улучшение ситуации. Это объясняет, почему он неоднократно пытался покинуть Грецию. Его версия условий проживания подтверждалась докладами различных международных организаций и органов. Заявитель не был уведомлен о возможностях проживания, которые были ему доступны. Власти не могли не сознавать, что заявитель являлся бездомным, и не могли ожидать от него инициативы обращения в управление полиции для обеспечения основных потребностей. Эта ситуация продолжалась с момента его передачи в июне 2009 г., хотя власти могли значительно уменьшить его страдания безотлагательным рассмотрением его ходатайства о предоставлении убежища. Таким образом, они не приняли во внимание уязвимость заявителя в качестве искателя убежища и должны нести ответственность - по причине бездействия и уклонения от рассмотрения его ходатайства о предоставлении убежища - за условия, которые он вынужден был претерпевать в течение многих месяцев. Условия проживания заявителя в сочетании с длительной неопределенностью, в состоянии которой он находился, и отсутствием какой-либо перспективы улучшения ситуации достигли минимального уровня суровости, требуемой статьей 3 Конвенции.


Постановление


По делу допущено нарушение требований статьи 3 Конвенции (вынесено 16 голосами "за" и одним - "против").

(c) Высылка заявителя из Бельгии в Грецию. Поскольку рассмотрение ходатайства заявителя о предоставлении убежища продолжалось, доклады, представленные международными организациями и органами, содержали одинаковые сведения о практических сложностях, вызванных применением дублинской системы* (* Имеется в виду система, введенная Дублинским соглашением 1990 года, согласно которому ходатайство о предоставлении убежища (при безвизовом въезде) должно рассматриваться в первой стране Евросоюза, в которой оказался искатель убежища (прим. переводчика).) в Греции, и Верховный Комиссар ООН по делам беженцев предупреждал бельгийское государство-ответчика о ситуации, которая имеет там место, бельгийские власти должны были сознавать недостатки процедуры убежища в Греции при выдаче приказа о высылке, и на него не могло быть полностью возложено бремя доказывания в отношении угроз, с которыми он должен был столкнуться при этой процедуре. Бельгия первоначально выдала приказ о высылке исключительно на основании молчаливого согласия греческих властей и приступила к исполнению этой меры без получения от греческих властей индивидуальных гарантий, при том, что они могли с легкостью отказать в передаче. Бельгийские власти не должны были просто предполагать, что с заявителем будут обращаться в соответствии с конвенционными стандартами; они должны были проверить, каким образом греческие власти применяют свое законодательство о предоставлении убежища на практике; но они не сделали этого.


Постановление


По делу допущено нарушение требований статьи 3 Конвенции (вынесено 16 голосами "за" и одним - "против").

d) Решение бельгийских властей о предании заявителя условиям содержания под стражей и условиям проживания, преобладавшим в Греции. Европейский Суд уже установил, что условия содержания заявителя под стражей и условия проживания в Греции являлись унижающими достоинство. Данные условия хорошо документированы и легко поддавались проверке по многочисленным источникам до передачи заявителя. Таким образом, высылая заявителя в Грецию, бельгийские власти сознательно подвергли его условиям содержания под стражей и проживания, которые составляли унижающее достоинство обращение.


Постановление


По делу допущено нарушение требований статьи 3 Конвенции (вынесено 15 голосами "за" и двумя - "против").

По поводу соблюдения статьи 13 Конвенции во взаимосвязи со статьей 3 Конвенции. (a) Что касается Греции. Ситуация в Афганистане создала масштабную проблему безопасности, и заявитель был особенно уязвим для возмездия со стороны антиправительственных сил, поскольку он работал переводчиком, обслуживавшим международный военно-воздушный персонал, размещенный там. Трехдневный предельный срок, который был предоставлен заявителю для уведомления управления полиции, был слишком кратким с учетом трудностей нахождения места проживания. Кроме того, подобно многим другим искателям убежища, заявитель полагал, что единственная цель этой формальности заключается в сообщении своего греческого адреса, чего он не мог сделать, поскольку являлся бездомным. В уведомительном документе также не упоминалось о том, что он мог заявить об отсутствии определенного места жительства, с тем чтобы уведомления направлялись ему иными средствами. Именно Греческое государство-ответчик должно было определить надежные средства коммуникации с заявителем, чтобы он мог эффективно следовать установленному порядку. Кроме того, власти до сих пор не рассмотрели ходатайство заявителя о предоставлении убежища. Они также не приняли мер, чтобы связаться с ним, или какого-либо решения в его отношении. Это лишило его реальной и адекватной возможности по ведению своего дела. Это также вызывало некоторую озабоченность, поскольку существовала реальная угроза того, что заявитель будет возвращен в Афганистан без принятия какого-либо решения по существу его дела, поскольку он уже дважды едва избежал высылки. Что касается возможности обращения заявителя в Высший административный суд Греции для судебной проверки потенциального отклонения его ходатайства о предоставлении убежища, власти не приняли мер, чтобы связаться с ним. В сочетании с неудовлетворительным функционированием процедуры уведомления лиц, адрес которых неизвестен, это ставило под вопрос возможность своевременного получения им сведений об исходе рассмотрения его ходатайства о предоставлении убежища для принятия мер реагирования, хотя заявитель явно не мог привлечь адвоката, он не получил информации о доступе к консультациям в порядке освобождения от оплаты юридической помощи, которая сама по себе оказалась неэффективна на практике из-за нехватки адвокатов в перечне. Наконец, жалобы в Высший административный суд обычно оказываются столь длительной процедурой, что не являются средством правовой защиты в связи с отсутствием гарантий того, что ходатайства о предоставлении убежища будут рассмотрены по существу. Соответственно, по делу допущено нарушение требований статьи 13 Конвенции во взаимосвязи со статьей 3 Конвенции в связи с недостатками рассмотрения греческими властями ходатайства заявителя о предоставлении убежища и угрозы его прямой или косвенной высылки в страну его происхождения в отсутствие серьезного рассмотрения существа его ходатайства и в отсутствие доступа к эффективному средству правовой защиты.


Постановление


По делу допущено нарушение требований статьи 13 Конвенции (принято единогласно).

(b) Что касается Бельгии. Европейский Суд установил, что особо срочная процедура не отвечала требованиям прецедентной практики Европейского Суда, поскольку жалоба со ссылкой на то, что высылка в другую страну подвергнет лицо угрозе обращения, запрещенного статьей 3 Конвенции, должна быть внимательно и тщательно рассмотрена, и компетентный орган должен иметь возможность проверить существо жалобы и предоставить надлежащее возмещение. Поскольку рассмотрение дел апелляционным органом Службы иностранцев в большинстве случаев сводилось к проверке того, представили ли заинтересованные лица конкретные доказательства причинения непоправимого ущерба, который могло повлечь предполагаемое потенциальное нарушение требований статьи 3 Конвенции, жалоба заявителя не имела никакой перспективы успеха.


Постановление


По делу допущено нарушение требований статьи 13 Конвенции (принято единогласно).

В порядке применения статьи 46 Конвенции. Без ущерба для мер общего характера, требуемых для предупреждения аналогичных нарушений в будущем, Греция должна безотлагательно приступить к рассмотрению существа ходатайства заявителя о предоставлении убежища в соответствии с требованиями Конвенции и до окончания рассмотрения воздержаться о высылки заявителя.


Компенсация


В порядке применения статьи 41 Конвенции. Греция и Бельгия обязаны выплатить заявителю соответственно 1 000 евро и 24 900 евро в качестве компенсации морального вреда.


Вопрос о запрещении унижающего достоинство обращения


По делу обжалуются систематические, с производством видеозаписи полные личные обыски заявителя персоналом сил безопасности, использующим маски. По делу допущено нарушение требований статьи 3 Конвенции.


Эль-Шеннави против Франции
[El Shennawy v. France] (N 51246/08)


Постановление от 20 января 2011 г. [вынесено V Секцией]


Обстоятельства дела


Заявитель был приговорен* (* Впервые заявитель был приговорен за разбой и похищение человека к пожизненному заключению (впоследствии заменному на 20 лет лишения свободы) в 1977 году. Сроки, назначавшиеся ему впоследствии, колебались в пределах от 2 до 16 лет лишения свободы (прим. переводчика).) к нескольким срокам лишения свободы, включая назначенный судом присяжных 9-18 апреля 2008 г. Ввиду его опасности были приняты исключительно строгие меры безопасности, например, относительно условий его временного перевода из тюрьмы и надзора во время заседаний. На время судебного разбирательства заявитель был передан под наблюдение региональной службы безопасности и вмешательства (ERIS). Он утверждал, что ее сотрудники, постоянно носившие маски, подвергали его особо тщательным личным обыскам с раздеванием, включая визуальный осмотр ануса, применяли силу, если он отказывался наклоняться и кашлять. Обыски, сопровождавшиеся видеозаписью, обычно имели место в присутствии сотрудника национальной службы полицейского вмешательства (GIPN). Заявитель подал несколько жалоб на эти меры, но не добился успеха.


Вопросы права


По поводу соблюдения статьи 3 Конвенции. По данным Государственного совета, заявитель проходил полный личный обыск от четырех до восьми раз в день. Обыски проводились в отсутствие определенного порядка, применимого в период, относящийся к обстоятельствам дела. Полные личные обыски применялись в основном к опасным заключенным наподобие заявителя, который был отнесен к этой категории в 1977 году. Биография заявителя и его уголовное прошлое оправдывали существенные меры безопасности при его доставке из тюрьмы в суд присяжных. Он прошел ряд обысков со стороны различных должностных лиц правоохранительных органов, контролировавших его, - тюремного персонала и сотрудников полиции - хотя Министерство юстиции рекомендовало избегать последовательных обысков такого рода, которые оно считало неоправданными, особенно при передаче заключенного от ERIS к GIPN.

9-11 апреля 2008 г., когда заявитель возвращался в тюрьму на обед, обыски проводились особенно часто. Поскольку обыски осуществляли лица в масках, Европейский Суд не усмотрел оснований для отхода в настоящем деле от недавнего вывода, выразившего озабоченность этой устрашающей практикой, которая если и не была направлена на унижение, могла вызвать чувство беспокойства. Кроме того, полные личные обыски записывались на видео, по крайней мере, в дни начала судебного разбирательства, несмотря на то что правила, регулирующие видеозапись обысков, в то время не были ясно определены, а меморандум 2009 года запретил видеозапись обысков, поскольку она могла быть истолкована как нарушение человеческого достоинства. Эти обыски не были основаны на какой-либо неотложной необходимости для обеспечения безопасности или предотвращения беспорядков или преступлений. Хотя они имели место в течение непродолжительного срока, они могли вызвать у заявителя чувства произвольности, неполноценности и беспокойства, которые характерны для степени унижения, выходящей за рамки неизбежного при личных обысках заключенных. В этом отношении Европейский Суд принял к сведению закон о тюрьмах 2009 года, который предусмотрел законодательную основу для обысков заключенных и ввел жесткие ограничения полных личных обысков, допуская их только в том случае, когда обыски с обтиранием или методы электронного обнаружения являлись недостаточными.


Постановление


По делу допущено нарушение требований статьи 3 Конвенции (принято единогласно).

Европейский Суд также установил, что по делу допущено нарушение требований статьи 13 Конвенции.


Компенсация


В порядке применения статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил выплатить заявителю 8 000 евро в качестве компенсации морального вреда.


Вопрос о запрещении унижающего достоинство обращения


По делу обжалуется систематическое применение наручников к лицу, осужденному к пожизненному лишению свободы, при пребывании вне камеры. По делу допущено нарушение требований статьи 3 Конвенции.


Кашавелов против Болгарии
[Kashavelov v. Bulgaria] (N 891/05)


Постановление от 20 января 2011 г. [вынесено V Секцией]


Обстоятельства дела


Заявитель был приговорен к пожизненному лишению свободы без права смягчения наказания по различным обвинениям, включавшим убийство при отягчающих обстоятельствах, и должен был отбывать наказание на так называемом "особом режиме". Соответственно, он постоянно содержался в своей камере за исключением ежедневной часовой прогулки, во время которой ему не разрешалось общаться с иными заключенными. Заявитель также утверждал, что к нему применялись наручники всякий раз, когда его выводили из камеры.


Вопросы права


По поводу соблюдения статьи 3 Конвенции, что касается применения наручников. Европейский Суд не имел возражений относительно материальных условий содержания заявителя под стражей или режима заключения, в котором он содержался. Он также признал, что ввиду длительности срока лишения заявителя свободы, его криминального прошлого и склонности к насилию применение наручников могло быть необходимым при определенных обстоятельствах, таких как пребывание вне тюрьмы. Однако он отметил, что наручники к заявителю применялись систематически всякий раз, когда он находился вне своей камеры, даже при ежедневных прогулках. Такой порядок действовал в течение 13 лет, несмотря на то что, по-видимому, не было случаев, когда заявитель пытался бы скрыться или причинить вред себе или кому-то еще. Соглашаясь с Европейским комитетом по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания (ЕКПП), который признал такую практику неоправданной, Европейский Суд заключил, что систематическое применение к заявителю наручников составляло унижающее достоинство обращение.


Постановление


По делу допущено нарушение требований статьи 3 Конвенции (принято единогласно).

Европейский Суд установил, что по делу требования статьи 3 Конвенции нарушены не были в части особого режима заключения.

Европейский Суд также установил, что по делу допущено нарушение требований пункта 1 статьи 6 и статьи 13 Конвенции в части длительности разбирательства против заявителя и отсутствия эффективного средства правовой защиты в этом отношении.


Компенсация


В порядке применения статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил выплатить 7 000 евро в качестве компенсации морального вреда.


Вопрос о запрещении бесчеловечного или унижающего достоинство обращения


Вопрос о соблюдении государством своих позитивных обязательств


По делу обжалуется подверженность заключенного, страдающего легочным заболеванием, пассивному курению в тюрьме и помещениях суда. По делу допущено нарушение требований статьи 3 Конвенции.


Элефтериадис против Румынии
[Elefteriadis v. Romania] (N 38427/05)


Постановление от 25 января 2011 г. [вынесено III Секцией]


Обстоятельства дела


Заявитель, страдающий хроническим заболеванием легких, в настоящее время отбывает срок лишения свободы* (* Пожизненное лишение свободы за убийство (прим. переводчика).). С февраля по ноябрь 2005 г. он содержался в камере с двумя курящими заключенными. В комнатах ожидания судов, в которые он несколько раз вызывался в 2005-2007 годах, он также содержался совместно с курящими заключенными. Заявитель также утверждал, что он подвергался пассивному курению при перевозке из тюрьмы в суды. Он безуспешно жаловался тюремным властям.


Вопросы права


По поводу соблюдения статьи 3 Конвенции. Государство обязано принимать меры по защите заключенного от вредных последствий пассивного курения, если, как в деле заявителя, медицинские обследования и рекомендации врачей указывают, что это необходимо по медицинским причинам. Таким образом, в настоящем деле власти были обязаны принять меры по защите здоровья заявителя, в частности путем отделения его от курящих заключенных, как он неоднократно требовал. Это представлялось не только желательным, но и возможным, с учетом того что в тюрьме имелась камера, в которой никто из заключенных не курил. Тот факт, что данная тюрьма в период, относящийся к обстоятельствам дела, была переполнена, ни в коей мере не освобождал власти от их обязанности охраны здоровья заявителя. Хотя заявитель, по-видимому, действительно пользовался правом ежедневной прогулки в тюремном дворе, занимался спортом трижды в неделю и проживал в относительно большой камере, имевшей естественное освещение и вентиляцию и не переполненной, эти обстоятельства, хотя и позитивные, не являлись достаточными для устранения вредных последствий пассивного курения, которому он подвергался. В частности, после содержания в камере с курящими медицинские справки, выданные несколькими врачами, отметили ухудшение дыхания заявителя и выявили дополнительное заболевание, а именно хронический обструктивный бронхит. Что касается того факта, что заявитель содержался в судебных комнатах ожидания с курящими заключенными, - даже если допустить, что это были непродолжительные периоды, - это противоречило рекомендациям врачей, которые предлагали заявителю избегать курения или подверженности табачному дыму. Тот факт, что заявитель был впоследствии переведен в камеру с некурящим, по-видимому, был вызван наличием достаточного пространства в тюрьме, в которой он содержался в то время, а не объективными критериями национального законодательства, обеспечивающими раздельное содержание курящих и некурящих. Таким образом, не имеется данных о том, что заявитель будет содержаться в таких благоприятных условиях, если тюрьма, в которой он содержался, окажется переполненной в будущем. Что касается мотивов, приведенных судами при отклонении его требования о компенсации, сам факт прекращения обжалуемой ситуации в связи с его переводом в более благоприятные условия не освобождает национальные суды от обязанности рассмотрения вопроса о вредных последствиях ситуации и присуждения компенсации, если это необходимо. Европейский Суд не нашел разумным при обстоятельствах настоящего дела возлагать на заявителя бремя доказывания его утверждений путем представления доказательства страдания, которое вызвано содержанием под стражей в условиях, противоречащих статье 3 Конвенции. Принятие такого формального подхода исключило бы возможность компенсации во многих делах, в которых содержание под стражей не сопровождалось ухудшением физического или психического состояния здоровья заключенного, подлежащим объективному измерению.


Постановление


По делу допущено нарушение требований статьи 3 Конвенции (принято единогласно).


Компенсация


В порядке применения статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил выплатить заявителю 4 000 евро в качестве компенсации морального вреда.

(См. также Постановление Европейского Суда от 14 сентября 2010 г. по делу "Флоря против Румынии" [Florea v. Romania], жалоба N 37186/03, "Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" N 133* (* "Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" N 133 соответствует "Бюллетеню Европейского Суда по правам человека" N 3/2011.)).


По жалобе о нарушении статьи 5 Конвенции


По жалобе о нарушении пункта 1 статьи 5 Конвенции


Вопрос о правомерности лишения свободы


Вопрос о законности задержания или заключения под стражу


По делу обжалуется превентивное заключение на неопределенный срок после окончания срока лишения свободы. По делу допущено нарушение требований статьи 5 Конвенции.


Хайдн против Германии
[Haidn v. Germany] (N 6587/04)


Постановление от 13 января 2011 г. [вынесено V Секцией]


Обстоятельства дела


В 1999 году заявитель был признан виновным в изнасиловании и приговорен к трем с половиной годам лишения свободы. В апреле 2002 г., за три дня до окончания срока наказания, суд, ведающий вопросами исполнения наказаний, принял решение о его превентивном заключении на неопределенный срок в соответствии с введенным в действие незадолго до этого Баварским законом о размещении (опасных нарушителей)* (* Превентивное заключение впервые стало применяться в Германии на основании закона, изданного в феврале 1933 г. после пожара в рейхстаге, и доказало свою эффективность. В настоящее время такая практика легализована в ряде субъектов федерации, в том числе в Баварии, принявшей соответствующий закон в декабре 2001 г. Отличие от третьего рейха, где правом превентивного заключения наделялись органы безопасности, заключается в том, что в Баварии такое решение может принять региональный суд (прим. переводчика).), установив на основе психиатрических заключений, что он представляет собой серьезную угрозу для окружающих. После рассмотрения жалобы это решение было оставлено без изменения. Заявитель содержался в превентивном заключении до декабря 2003 г. и с марта по сентябрь 2004 г. Впоследствии он был переведен в психиатрическое отделение.


Вопросы права


По поводу соблюдения пункта 1 статьи 5 Конвенции. Превентивное заключение заявителя с апреля 2002 по декабрь 2003 г. и с марта по сентябрь 2004 г. не составляло заключения "после осуждения" для целей подпункта "a" пункта 1 статьи 5 Конвенции в отсутствие достаточной причинной связи между осуждением и лишением свободы. Суд первой инстанции не отдавал и не мог отдавать такого распоряжения. Распоряжение, отданное судом, ведающим исполнением наказаний, не включало признания виновным и не могло считаться последовавшим "в силу" уголовного осуждения только потому, что оно ссылалось на осуждение и было отдано, когда наказание еще отбывалось. Превентивное заключение не охватывалось также подпунктом "с" пункта 1 статьи 5 Конвенции в связи с тем, что "имеются достаточные основания полагать, что необходимо предотвратить совершение [заявителем] правонарушения": пункт 1 статьи 5 Конвенции не должен толковаться расширительно, и потенциальные будущие преступления не являлись достаточно конкретными и определенными, что касается места и времени их совершения или потерпевших. Наконец, содержание под стражей не относилось к сфере действия подпункта "е" пункта 1 статьи 5 Конвенции. Хотя имелись объективные медицинские данные, свидетельствовавшие о том, что заявитель страдал от изменения личности, германская правовая система различает заключение опасных преступников в тюрьму в превентивных целях и помещение душевнобольных лиц в психиатрическую больницу. Заявитель был заключен под стражу в соответствии с законодательством об опасных преступниках, которое требовало только оценки его опасности для общества, а не его психического здоровья, и, по крайней мере, первоначально он содержался в обычной тюрьме, а не в больнице, клинике или ином соответствующем учреждении. В итоге превентивное заключение заявителя не охватывалось каким-либо подпунктом пункта 1 статьи 5 Конвенции.


Постановление


По делу допущено нарушение требований статьи 5 Конвенции (принято единогласно).

По поводу соблюдения статьи 3 Конвенции. Европейский Суд не убежден в том, что сочетание преклонного возраста заявителя и ухудшения (но не критического) состояния его здоровья распространяло на него сферу действия статьи 3 Конвенции. Кроме того, хотя обстоятельства заключения заявителя под стражу после окончания срока его лишения свободы должны были вызвать у него чувства унижения и неопределенности, выходящие за пределы неизбежного элемента, связанного с лишением свободы, не имеется данных о намерении оскорбить его путем принятия решения о продолжении его содержания под стражей за три дня до намеченного освобождения* (* В ряде дел Европейский Суд указывал, что "условия содержания заявителя под стражей... являются бесчеловечными и унижающими достоинство в значении статьи 3 Конвенции, даже в отсутствие намерения национальных властей унизить или оскорбить заявителя" (см. Постановление Европейского Суда от 1 июля 2010 г. по делу "Недайборщ против Российской Федерации" [Nedayborshch v. Russia]; жалоба N 42255/04) и что "отсутствие позитивного намерения унизить или оскорбить заявителя не могут рассматриваться национальными органами как обстоятельства, освобождающие их от обязанности организовать пенитенциарную систему государства таким образом, чтобы обеспечить уважение достоинства заключенных (см., в частности, Постановление Европейского Суда от 1 июня 2006 г. по делу "Мамедова против Российской Федерации" [Mamedova v. Russia], жалоба N 7064/05, § 63 (прим. переводчика).). Наконец, хотя решение о его содержании под стражей не имело определенной продолжительности, заявитель имел право на проверку национальными судами раз в два года. Соответственно, минимальный уровень суровости, требуемый для признания обращения или наказания бесчеловечным или унижающим достоинство, не был достигнут.


Постановление


По делу требования статьи 3 Конвенции нарушены не были (принято единогласно).


Компенсация


В порядке применения статьи 41 Конвенции. Требование предъявлено за пределами срока.

(См. также в отношении превентивного заключения, назначенного самим судом первой инстанции, но продленным за пределы максимального 10-летнего срока, допускаемого национальным законодательством, Постановление Европейского Суда от 17 декабря 2009 г. по делу "M. против Германии" [M. v. Germany], жалоба N 19359/04, "Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" N 125* (* "Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" N 125 соответствует "Бюллетеню Европейского Суда по правам человека" N 5/2010.); и три постановления от 13 января 2011 г.: по делам "Кальвейт против Германии" [Kallweit v. Germany], жалоба N 17792/07; "Маутес против Германии" [Mautes v. Germany], жалоба N 20008/07; и "Шуммер против Германии" [Schummer v. Germany], жалобы N 27360/04 и 42225/07).


По жалобам о нарушении статьи 6 Конвенции


По жалобе о нарушении пункта 1 статьи 6 Конвенции (гражданско-правовой аспект)


Вопрос о соблюдении права на публичное разбирательство дела


Вопрос о соблюдении права на рассмотрение дела независимым и беспристрастным судом


По делу обжалуются отсутствие публичного разбирательства дела в регулятивном органе по финансовым услугам и указания личности членов органа, рассматривавшего дело. По делу допущены нарушения требований статьи 6 Конвенции.


Верн против Франции
[Vernes v. France] (N 30183/06)


Постановление от 20 января 2011 г. [вынесено V Секцией]


Обстоятельства дела


Регулятивный орган фондовой биржи ("Комиссия по биржевым операциям" (Commission des operations de bourse), далее - COB) подверг заявителя, являвшегося председателем финансовой компании, постоянному запрету на осуществление управленческой деятельности в интересах третьих лиц. Он жаловался в Европейский Суд по правам человека на то, что заседания COB не были публичными, что состав лиц, рассматривавших дело, не раскрывался и что не представлялось возможным проверить, являлось ли разбирательство его дела беспристрастным.


Вопросы права


По поводу соблюдения пункта 1 статьи 6 Конвенции. (a) Публичность разбирательства. Европейский Суд уже установил нарушение требований пункта 1 статьи 6 Конвенции в делах, затрагивающих отсутствие слушания в суде дисциплинарных (бюджетных и финансовых) нарушений (Постановление Европейского Суда от 26 сентября 2000 г. по делу "Гиссе против Франции" [Guisset v. France], жалоба N 33933/96, "Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" N 22) и Счетном суде (Постановление Большой Палаты от 12 апреля 2006 г. по делу "Мартини против Франции" [Martinie v. France], жалоба N 58675/00, "Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" N 85* (* "Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" N 85 соответствует "Бюллетеню Европейского Суда по правам человека" N 11/2006.)). Из приведенных в пункте 1 статьи 6 Конвенции оснований, которые могут оправдать отсутствие публичного слушания, государство-ответчик ссылалось только на возможное нежелание профессионалов финансового сектора мириться с контролем их управления со стороны общественности. С учетом полномочий COB по применению наказаний и последствия применения наказания в настоящем деле Европейский Суд нашел понятным, что общественный контроль мог рассматриваться как необходимое условие прозрачности и гарантий уважения права лица, несмотря на технический характер разбирательства. Ввиду значения возможности требования о том, чтобы слушания в COB были публичными, тот факт, что впоследствии имела место проверка со стороны Государственного совета, в настоящем деле является недостаточным.


Постановление


По делу допущено нарушение требований статьи 6 Конвенции (принято единогласно).

(b) Отсутствие беспристрастности COB. Положения национального законодательства, действовавшего в период, относящийся к обстоятельствам дела, препятствовали осведомленности заявителя относительно состава органа, применившего наказание, и, таким образом, убеждению в том, что с его стороны отсутствовала предубежденность или какая-либо связь между одним из его членов и стороной, которые могли поставить разбирательство под сомнение. При таких обстоятельствах и ввиду необходимости устранения подозрений уклонение от раскрытия личности всех членов COB, рассматривавших дело, могло вызвать сомнение в его беспристрастности.


Постановление


По делу допущено нарушение требований статьи 6 Конвенции (принято единогласно).


Компенсация


В порядке применения статьи 41 Конвенции. Установление нарушений само по себе является достаточной справедливой компенсацией причиненного морального вреда.


По жалобе о нарушении пункта 1 статьи 6 Конвенции (уголовно-правовой аспект)


Вопрос о соблюдении права на справедливое судебное разбирательство дела


По делу обжалуется предполагаемый отказ в справедливом судебном разбирательстве подозреваемому в терроризме в основном в связи с отрицательным освещением в прессе. Жалоба признана неприемлемой.


Мустафа (Абу Хамза) против Соединенного Королевства
[Mustafa (Abu Hamza) v. United Kingdom] (N 31411/07)


Решение от 18 января 2011 г. [вынесено IV Секцией]


Обстоятельства дела


В 1996-2000 годах заявитель, имам лондонской мечети, выступил с рядом проповедей и речей, которые привлекли к нему внимание Службы безопасности* (* Более известна под названием МИ-5 (прим. переводчика).) Соединенного Королевства. Он несколько раз встречался с должностными лицами службы в 1997 и 1998 годах. В этот период он также имел беседы с полицией и в 1999 году был задержан и допрошен полицией в рамках дознания по поводу захвата заложников в Йемене, а затем освобожден без предъявления обвинений. В 2002 и 2004 годах он привлек значительное внимание прессы, когда президент Соединенных Штатов провозгласил его террористом мирового масштаба, его также уведомили, что он будет лишен английского подданства из-за своей деятельности* (* В качестве оснований для этого уведомление МВД ссылалось на различные правонарушения - пособничество террористическим организациям и лицам и их консультирование, подстрекательство и поощрение к участию в джихаде, создание в мечети центра экстремизма, возбуждение антизападных настроений и насилия (прим. переводчика).), и США предъявили требование о его экстрадиции в связи с йеменским похищением. В октябре 2004 г. ему были предъявлены в Соединенном Королевстве несколько обвинений в подстрекательстве к убийству и разжигании расовой ненависти в период 1997-2000 годов. Он требовал приостановления* (* Имеется в виду приостановление производства на неопределенный срок, право которого имеют суды по уголовным делам в связи с рядом процессуальных нарушений, способных сделать разбирательство несправедливым (прим. переводчика).) преследования по мотивам процессуальных злоупотреблений на том основании, что вследствие договоренностей со Службой безопасности и полицией он получил заверения в том, что не будет преследоваться, или имел законное ожидание этого. Он также утверждал, что сопровождавшая его известность делала невозможным для него справедливое судебное разбирательство, а задержка делала невозможной самостоятельную защиту. Однако его требование было отклонено, и он был осужден по ряду обвинений. После рассмотрения жалобы вынесенный ему приговор был оставлен без изменения.


Вопросы права


По поводу соблюдения пункта 1 статьи 6 Конвенции. (a) Что касается предполагаемых заверений об отказе от преследования. Европейский Суд не исключает возможности того, что если бы органы преследования отказались от заверений об освобождении от ответственности по определенным обвинениям, последующее уголовное разбирательство было бы несправедливым. Однако материалы дела заявителя не позволяют усмотреть заверение об отказе от преследования. Хотя записи встреч с должностными лицами Службы безопасности вызывают определенные вопросы, заявителю должно было быть ясно, что они не представляли собой суждений относительно того, составляло ли его поведение подстрекательство, или заверений относительно того, подвергнется ли он преследованию. Заявитель не утверждал, что записи его встреч с полицией свидетельствовали о том, что он получил от полиции недвусмысленное заверение в том, что он не будет преследоваться. Решения статс-секретаря о лишении заявителя подданства и согласие на его экстрадицию также не могут рассматриваться как заверение в отказе от преследования. В любом случае, даже если бы судья в первой инстанции установил, что такое заверение имело место, национальная прецедентная практика очевидно допускала приостановление разбирательства. Эта прецедентная практика полностью соответствует статье 6 Конвенции.

(b) Задержка и отрицательная известность. Заявитель жаловался не на то, что задержка сама по себе делала судебное разбирательство несправедливым, а на то, что имевшее тем временем место нападение на Всемирный торговый центр 11 сентября 2001 г. сделало невозможным объяснение контекста его речей* (* Вероятно, имеется в виду, что после известного теракта прежние высказывания заявителя были истолкованы превратно, чего не случилось бы, если бы он был привлечен к ответственности (прим. переводчика).). Таким образом, целесообразно рассмотреть вопросы задержки и отрицательной известности совместно. Предположения относительно субъективной беспристрастности коллегии присяжных не выдвигались. Что касается объективной беспристрастности, Европейский Суд признает, что ожесточенная кампания в прессе при определенных обстоятельствах может подорвать справедливость судебного разбирательства путем влияния на общественное мнение и, таким образом, на коллегию присяжных, которая призвана решить вопрос о виновности обвиняемого. Однако в большинстве случаев характер судебного процесса, и в частности роль председательствующего судьи, напутствующего коллегию присяжных, обеспечивают справедливость разбирательства. Национальные суды находятся в лучшем положении, чем Европейский Суд, для решения вопроса о наличии исключительных обстоятельств, особенно если, как в настоящем деле, они имеют широкие полномочия для воспрепятствования отрицательному освещению прессы в период процесса и приостановления разбирательства по основаниям процессуальных злоупотреблений. В деле заявителя судья в первой инстанции дал полное и недвусмысленное напутствие коллегии присяжных о необходимости не принимать во внимание отрицательное освещение прессы и сосредоточиться на представленных им доказательствах. Дополнительное осторожное и искусное указание было дано присяжным после того, как они удалились для совещания. Эти указания в сочетании с многочисленными предупреждениями, которые судья первой инстанции делал средствам массовой информации во время разбирательства, представляли собой достаточные гарантии, исключающие любые объективно оправданные или законные опасения относительно беспристрастности коллегии присяжных. Соответственно, отсутствовали признаки нарушения статьи 6 Конвенции.


Решение


Жалоба признана неприемлемой (жалоба признана явно необоснованной).

По поводу соблюдения пункта 2 статьи 6 Конвенции. Отсутствует прямая связь между уведомлением статс-секретаря о намерении лишить заявителя подданства и последующим решением органа преследования о возбуждении уголовного разбирательства. Хотя основания, приведенные в решении статс-секретаря, включали утверждение о том, что заявитель насаждал антизападные настроения и насилие за счет своих проповедей, оно было сформулировано в общих выражениях без какой-либо ссылки на конкретные речи, за которые позднее преследовался заявитель. В любом случае, утверждение о том, что из-за поведения присутствие лица в стране стало нежелательным, не означает, что выступивший с таким утверждением полагает, что то же поведение составляет преступление. Решение статс-секретаря и его утверждения, высказанные в его поддержку, несколько не достигают уровня заявлений о виновности заявителя, повлекших установление нарушения по делу "Аллене де Рибмон против Франции" [Allenet de Ribemont v. France] (жалоба N 15175/89, Постановление от 10 февраля 1995 г.)* (* Вероятно, имеется в виду, что МВД обвиняло заявителя не в тех правонарушениях, за которые он был затем осужден, хотя одно из обвинений, с которыми согласились присяжные, - хранение документа, содержащего информацию, которая может быть полезной лицу, совершающему или подготавливающему теракт, - приближается к первоначальному обвинению в консультировании террористов. В деле Аллене де Рибмона заявитель обвинялся в подстрекательстве к убийству, о чем заявила на пресс-конференции группа высокопоставленных полицейских, включая министра внутренних дел, однако он не был осужден (прим. переводчика).). Те же соображения распространяются и на характеристику заявителя как террориста, поступившую от президента Соединенных Штатов, которая затрагивала совсем другие утверждения.


Решение


Жалоба признана неприемлемой (жалоба признана явно необоснованной).


По жалобам о нарушении статьи 8 Конвенции


Вопрос о соблюдении права на уважение личной жизни


По делу обжалуется раскрытие полицейского решения, утверждавшего, что заявительница совершила преступление, несмотря на то что уголовное дело против нее не возбуждалось. По делу допущено нарушение требований статьи 8 Конвенции.


Миколайова против Словакии
[Mikolajova v. Slovakia] (N 4479/03)


Постановление от 18 января 2011 г. [вынесено IV Секцией]


Обстоятельства дела


В 2000 году муж заявительницы подал в полицию жалобу на то, что заявительница побила и ранила его. Через несколько дней полиция прекратила дело, поскольку муж заявительницы не согласился на возбуждение уголовного дела против нее. В своем решении, которое заявительнице не вручалось, полиция указала, что ее проверкой установлено, что заявительница совершила преступление в виде причинения вреда здоровью. Через полтора года, сославшись на полицейское решение, страховая компания обратилась к заявительнице с письменным предложением возместить расходы на лечение ее мужа. Заявительница критиковала полицию за вынесение решения и подала жалобу в порядке конституционного судопроизводства, ссылаясь на нарушение ее прав, но безрезультатно.


Вопросы права


По поводу соблюдения статьи 8 Конвенции. С учетом значимости заключения, содержавшегося в решении полиции, а именно о виновности заявительницы в насильственном преступлении, которое было усугублено его раскрытием страховой компании, Европейский Суд нашел, что имело место вмешательство в права заявительницы, предусмотренные статьей 8 Конвенции. Решение полиции было сформулировано как утверждение о факте, указывавшее на то, что полиция считает заявительницу виновной в предполагаемом преступлении. Хотя уголовное обвинение ей не предъявлялось, заявительница, тем не менее, была на неопределенный срок включена в перечень преступников, что могло причинить вред ее репутации. Кроме того, Европейский Суд не может не отметить отсутствие процессуальных гарантий в связи с тем, что заявительница не имела средств, позволявших добиваться последующей отмены или разъяснения оспариваемого полицейского решения. Таким образом, национальные органы не установили справедливое равновесие между правами заявительницы, предусмотренными статьей 8 Конвенции, и интересами, на которые ссылалось государство-ответчик в оправдание условий полицейского решения и его раскрытия третьему лицу.


Постановление


По делу допущено нарушение требований статьи 8 Конвенции (принято единогласно).


Компенсация


В порядке применения статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил выплатить заявительнице 1 500 евро в качестве компенсации морального вреда.


Вопрос о соблюдении права на уважение личной жизни


Вопрос о соблюдении государством своих позитивных обязательств


По делу обжалуется отказ в предоставлении вещества, способствующего самоубийству душевнобольного пациента. По делу требования статьи 8 Конвенции нарушены не были.


Хаас против Швейцарии
[Haas v. Switzerland] (N 31322/07)


Постановление от 20 января 2011 г. [вынесено I Секцией]


Обстоятельства дела


Заявитель страдал от серьезного биполярного аффективного расстройства в течение 20 лет. Полагая, что его заболевание не позволяет ему вести жизнь, обеспечивающую достоинство, он просил содействовать ему в самоубийстве швейцарскую частно-правовую ассоциацию, предлагавшую услуги, включавшие содействие в самоубийстве. Заявитель просил нескольких психиатров назначить ему смертельное средство, но безрезультатно. При содействии ассоциации он обращался в различные федеральные и кантональные органы за разрешением на приобретение средства у химика, однако ему также было отказано. Заявитель обращался в административные суды, а затем подал жалобу в Федеральный суд. В ноябре 2006 г. Федеральный суд отклонил его жалобы, установив, что следует различать право на принятие решения о собственной смерти, что не является предметом рассмотрения по данному делу, и право на содействие в самоубийстве со стороны государства или третьего лица, которое не может быть основано на Конвенции. В Европейском Суде заявитель утверждал, что его право покончить с жизнью безопасным и достойным способом не уважается в Швейцарии вследствие условий, которые должны быть достигнуты для получения смертельного вещества, а именно медицинского рецепта, выданного на основе тщательного психиатрического исследования.


Вопросы права


По поводу соблюдения статьи 8 Конвенции. Право лица на принятие решения о том, каким образом и когда прекратить свою жизнь, при условии, что он в состоянии формировать собственную свободную волю в этом отношении и действовать соответственно, является одним из аспектов права на уважение личной жизни. Однако спор в настоящем деле затрагивает другой вопрос: имеет ли государство, в соответствии со статьей 8 Конвенции, "позитивное обязательство" по обеспечению того, чтобы заявитель мог получить без назначения вещество, которое позволило бы ему умереть без боли или угрозы неудачи. Европейский Суд отметил в этой связи, что государства-участники Совета Европы далеки от консенсуса в отношении права лица на принятие решения о том, как и когда прекратить свою жизнь. Хотя содействие в самоубийстве декриминализовано (по крайней мере, частично) в ряде государств-участников, значительное большинство, по-видимому, придает больше значения защите права лица на жизнь, чем его права прекратить ее. Европейский Суд заключил, что государства имеют широкие пределы усмотрения в таких вопросах. Хотя Европейский Суд признал, что заявитель мог иметь желание покончить с собой безопасным и достойным образом и без необязательной боли, он, тем не менее, пришел к выводу о том, что требование швейцарского законодательства о наличии медицинского рецепта для получения пентобарбитала натрия преследовало законную цель, а именно защиты лиц от принятия поспешных решений и предупреждения злоупотреблений, угроза которого не может недооцениваться в системе облегченного доступа к содействию в самоубийстве. Европейский Суд разделил мнение Федерального суда о том, что право на жизнь обязывает государства учредить процедуру, способную обеспечить, чтобы в решении лица о прекращении жизни действительно отражалась его свободная воля. Требование рецепта, выданного на основе тщательного психиатрического исследования, являлось средством исполнения этой обязанности. Остается определить, имел ли заявитель эффективный доступ к медицинской оценке, которая могла позволить ему приобрести пентобарбитал натрия (если нет, его право на принятие решения о том, как и когда прекратить свою жизнь, было бы теоретическим и иллюзорным). Однако Европейский Суд не убежден, что было невозможно найти специалиста, желающего ему содействовать, как он это утверждал. С учетом всех вышеупомянутых соображений и пределов усмотрения, которыми пользуются национальные органы в этой сфере, Европейский Суд нашел, что, даже если предположить, что государства имели позитивное обязательство по принятию мер содействия для облегчения самоубийства в достойных условиях, швейцарские власти не нарушили это обязательство в деле заявителя.


Постановление


По делу требования статьи 8 Конвенции нарушены не были (принято единогласно).


Вопрос о соблюдении права на уважение корреспонденции


По делу обжалуется отказ тюремных властей в отправке писем заключенных, адресованных семьям и составленных на курдском языке. По делу допущено нарушение требований статьи 8 Конвенции.


Мехмет Нури Ёзен и другие против Турции
[Mehmet Nuri Ozen and Others v. Turkey] (N 15672/08 и др.)


Постановление от 11 января 2011 г. [вынесено II Секцией]


Обстоятельства дела


Заявителям, отбывавшим сроки лишения свободы в тюрьмах строгого режима, власти отказали в разрешении направлять письма их семьям на том основании, что эти письма, составленные на курдском языке, не могут быть проверены для удостоверения в отсутствии нарушения правил. Жалобы заявителей на эти решения были отклонены судьей, рассматривавшим вопросы исполнения наказаний, который установил, что отсутствовали процессуальные нарушения или правовые ошибки, ввиду того, в частности, что законодательство не обязывает тюремные власти нести бремя издержек по переводу писем. Он объяснил, что причина отказа в отправлении писем заключалась не в том, что они были написаны по-курдски, но в том, что их содержание было непонятно, и потому его невозможно было контролировать, в частности, в интересах правопорядка и безопасности.


Вопросы права


По поводу соблюдения статьи 8 Конвенции. Отказ в отправке писем заявителей составлял вмешательство в их свободу корреспонденции, поскольку их личная переписка являлась невозможной. Что касается вопроса о том, соответствовало ли вмешательство закону, Европейский Суд отметил, что, в соответствии с национальным законодательством, полномочия тюремных властей по контролю и цензуре корреспонденции относились только к содержанию этой корреспонденции, тогда как их решение в деле заявителей было основано на иных критериях. Законодательство не содержало положений относительно использования иных языков, кроме турецкого, в переписке заключенных и не предусматривало ограничений или запретов, которые могли быть установлены в этой связи. Таким образом, Европейский Суд заключил, что вмешательство в свободу корреспонденции заявителей не было "предусмотрено законом". Кроме того, Европейский Суд отметил, что в период, относящийся к обстоятельствам дела, в отсутствие обработки корреспонденции, составленной на иных языках, кроме турецкого, тюремные власти ввели практику требования предварительного перевода за счет заключенного. Такая практика в случае ее внедрения была бы несовместимой со статьей 8 Конвенции, поскольку она автоматически исключала из сферы защиты, предусмотренной этим положением, целой категории корреспонденции, которую заключенные могли желать осуществлять.


Постановление


По делу допущено нарушение требований статьи 8 Конвенции (принято единогласно).


Компенсация


В порядке применения статьи 41 Конвенции. Установление нарушения само по себе является достаточной справедливой компенсацией причиненного морального вреда.


По жалобам о нарушении статьи 10 Конвенции


Вопрос о соблюдении права на свободу выражения мнения


По делу обжалуется запрет публичной демонстрации рекламного плаката в связи с аморальным поведением его распространителей и указанием на плакате адреса запрещенного интернет-сайта. По делу требования статьи 10 Конвенции нарушены не были.


Швейцарское движение раэлитов* против Швейцарии
[Mouvement raelien suisse v. Switzerland] (N 16354/06)


* Раэлиты - движение, приверженцы которого верят в сверхцивилизацию инопланетян (Элохимы), с которыми можно контактировать с помощью специальных духовных практик. Одну из своих главных задач раэлиты видят в достижении бессмертия человека средствами науки, основные надежды связываются с клонированием (прим. переводчика).


Постановление от 13 января 2011 г. [вынесено I Секцией]


Обстоятельства дела


Заявителем по делу выступает некоммерческая ассоциация, представляющая собой национальное отделение движения раэлитов, уставной целью которого является установление первоначального контакта и налаживание хороших отношений с инопланетянами. В 2001 году ассоциация-заявитель обратилась в полицию за разрешением на демонстрацию плакатов, содержащих изображения лиц инопланетян, а также адрес интернет-сайта и номер телефона движения. В разрешении на демонстрацию плакатов было отказано, и все последующие жалобы ассоциации были отклонены.


Вопросы права


По поводу соблюдения статьи 10 Конвенции. Имело место вмешательство в свободу выражения мнения ассоциации-заявителя, поскольку ей не было разрешено распространять свои идеи посредством кампании, предусматривающей демонстрацию плакатов. Вмешательство было предусмотрено законом и преследовало законные цели предотвращения преступлений, охраны здоровья и нравственности и защиты прав иных лиц. Не оспаривалось, что ни формулировки, ни изображения на плакате не содержали ничего незаконного или шокирующего публику. Однако на нем был указан жирным шрифтом адрес интернет-сайта ассоциации, который содержал ссылку на сайт компании "Клонайд", где публично предлагались особые услуги по клонированию, запрещенные законом. Поскольку рассматриваемые интернет-сайты были сами по себе доступны любому лицу, включая детей, воздействие плакатов на публику было бы усилено, и интерес государства в запрете кампании по демонстрации плакатов возрастал. Соответственно, власти имели достаточные основания для признания необходимым отказа в разрешении, о котором просила ассоциация-заявитель, учитывая ссылку на сайт компании "Клонайд", возможное сексуально-девиантное отношение движения раэлитов к детям и пропаганду "гениократии", теории, согласно которой власть должна принадлежать лицам с высоким коэффициентом интеллекта. Наконец, рассматриваемый запрет касался исключительно демонстрации плакатов в общественных местах. Соответственно, национальные власти не вышли за рамки свободы усмотрения, предоставленной им в отношении расширенного использования публичного пространства. Они также привели относимые и достаточные основания в поддержку своей позиции. Запрет кампании по демонстрации плакатов, таким образом, был соразмерен преследуемой законной цели, и само существо свободы выражения мнения ассоциации-заявителя не было нарушено.


Постановление


По делу требования статьи 10 Конвенции нарушены не были (вынесено пятью голосами "за" и двумя - "против").


Вопрос о соблюдении права на свободу выражения мнения


По делу обжалуется взыскание компенсации за нарушение конфиденциальности в результате раскрытия газетой подробностей лечения знаменитости от наркотической зависимости. По делу требования статьи 10 Конвенции нарушены не были.

По делу обжалуется решение суда, обязывающее газету уплатить гонорар успеха адвокатам противной стороны. По делу допущено нарушение требований статьи 10 Конвенции.


Компания "Эм-джи-эн лимитед" против Соединенного Королевства
[MGN Limited v. United Kingdom] (N 39401/04)


Постановление от 18 января 2011 г. [вынесено IV Секцией]


Обстоятельства дела


Заявитель являлся издателем национальной ежедневной газеты, которая опубликовала статью, раскрывающую подробности лечения от наркотической зависимости известной манекенщицы. Статья сопровождалась фотографиями, включая фотографию, сделанную негласно возле центра анонимных наркоманов (NA), который она посещала. Когда адвокат манекенщицы написал заявителю, жалуясь на вмешательство в частную жизнь его доверительницы, заявитель опубликовал еще две статьи в сопровождении аналогичной иллюстрации, в которых критиковались образ жизни манекенщицы и ее требование о соблюдении неприкосновенности частной жизни. Манекенщица предъявила иск о нарушении конфиденциальности. Ее требования были в конечном счете удовлетворены большинством Палаты лордов, которое пришло к выводу, что, несмотря на наличие общественного интереса в сведениях о том, что она вводила публику в заблуждение, утверждая, что не принимает наркотики, публикация подробностей ее лечения в центре NA и негласно сделанных фотографий, тем не менее, являлись неоправданным вмешательством в ее частную жизнь. Ей была присуждена компенсация в размере 3 500 фунтов стерлингов, а также судебные издержки. Издержки в разбирательстве в Палате лордов включали "гонорар успеха" в соответствии с договором об условном гонораре* (* Договор об условном гонораре представляет собой договор между клиентом и юридическим представителем, который предусматривает, что гонорар юридического представителя полностью или частично подлежит уплате лишь при определенных обстоятельствах (например, при удовлетворении иска или, как в данном случае, жалобы). Решение суда о взыскании судебных издержек со стороны, проигравшей дело, может предусматривать надбавку в отношении гонорара успеха до 100% от величины первоначальных издержек.) между манекенщицей и ее адвокатами, что почти удвоило первоначальные издержки. Заявитель оспорил уплату гонорара успеха на том основании, что его несоразмерность нарушала его право на свободу выражения мнения. Однако в конечном счете он согласился на мировое соглашение (составной частью которого был гонорар успеха) после вынесения Палатой лордов решения о том, что институт гонорара успеха совместим с Конвенцией. Общие согласованные издержки в отношении двух этапов разбирательства только в Палате лордов достигли 500 000 фунтов стерлингов.


Вопросы права


По поводу соблюдения статьи 10 Конвенции. (a) Что касается нарушения конфиденциальности. Вывод о нарушении конфиденциальности представлял собой вмешательство в право заявителя на свободу выражения мнения, которое было предусмотрено законом и преследовало законную цель защиты прав других лиц. Что касается вопроса о том, было ли вмешательство необходимо в демократическом обществе, Европейский Суд отмечает, что единственный спорный момент между судьями страны, которые пришли к единому мнению об относимых конвенционных принципах, касался применения этих принципов к вопросу о том, было ли оправданным вмешательство в редакционное решение опубликовать дополнительные материалы (о посещении истицей встреч в центре NA). Национальные суды подробно рассмотрели этот вопрос и привели подробные мотивы своих решений. С учетом этих предпосылок и принимая во внимание свободу усмотрения, которой располагают национальные суды при принятии решений в этом контексте, Европейскому Суду требуются серьезные причины, чтобы подменить своим мнением позицию, выраженную в решении большинства Палаты лордов. С точки зрения фактов, он считает основания, приведенные большинством, исчерпывающими. Большинство подчеркнуло интимный и частный характер дополнительной информации о психическом и физическом здоровье и лечении истицы и пришло к выводу о том, что ее публикация была вредной и могла значительно осложнить выздоровление. Кроме того, они отметили, что фотографии, которые явно причиняли переживания, были сделаны негласно с целью включения в статью, сопровождались подписями, из которых следовало, что она шла с встречи в центре NA, и позволяли установить его местонахождение. Наконец, публикация дополнительных материалов не была необходимой для обеспечения достоверности повествования, поскольку заявитель уже располагал достаточной информацией, в то время как общественный интерес был удовлетворен публикацией основных фактов о зависимости и лечении истицы. Европейский Суд, таким образом, полагает, учитывая относимость и достаточность этих оснований, что отсутствует причина, тем более серьезная, для того, чтобы он подменял собственным мнением позицию, выраженную в окончательном решении Палаты лордов.


Постановление


По делу требования статьи 10 Конвенции нарушены не были (вынесено шестью голосами "за" и одним - "против").

(b) Что касается гонорара успеха. Решение, обязывающее заявителя выплатить гонорар успеха, являлось вмешательством в право заявителя на свободу выражения мнения. Это вмешательство было предусмотрено законом и преследовало законную цель обеспечения как можно более широкого доступа общественности к юридическим услугам в гражданских разбирательствах, финансируемым за счет частного сектора, и, соответственно, цель защиты прав иных лиц.

Европейский Суд исследует вопрос о том, была ли возможность взыскания значительного по размеру гонорара успеха с ответчиков, против которых принято решение, разумной, соразмерной и необходимой для достижения этой цели. Он обращает особое внимание на тот факт, что данная система была предметом подробных и длительных национальных публичных консультаций, инициированных Министерством юстиции начиная с 2003 года. Хотя данные консультации не получили законодательных последствий, обзор (обзор Джексона), опубликованный в 2010 году, выявил четыре основополагающие проблемы, особенно в делах, подобных делу заявителя: отсутствие квалифицирующих требований для истцов, позволяющих заключить договор о гонораре успеха; отсутствие для истцов стимула контролировать понесенные издержки; "устрашающий" эффект системы, который часто побуждает противные стороны на ранней стадии заключать мировое соглашение, несмотря на хорошие перспективы для успешной защиты; и, наконец, возможность для адвокатов "отбирать" выигрышные дела, избегая при этом исков с меньшими шансами на успех (что умаляет намеченную цель облегчения доступа к правосудию самого широкого круга лиц). Такое давление на ответчиков, направленное на заключение мирового соглашения по делам, имеющим перспективы защиты, представляет угрозу для работы средств массовой информации и, соответственно, для права на свободу выражения мнения. Министерство юстиции признало, что возможность взыскания гонорара успеха делала бремя издержек в гражданских делах чрезмерным и что равновесие чрезмерно смещалось в пользу истцов вопреки интересам ответчиков, в частности по делам о диффамации и защите частной жизни. Проблемы, выявленные в процессе консультаций, отразились в деле заявителя: истица, будучи состоятельной, не могла лишиться доступа к правосудию по финансовым мотивам, у ее адвокатов было мало клиентов, заключивших договоры о гонораре успеха, поэтому они едва ли представляли интересы нуждающихся истцов, и, как показали разделившиеся мнения национальных судов, позиция заявителя не была лишена оснований. В то время как точная сумма, выплаченная заявителем в отношении гонорара успеха, не могла быть оценена с определенностью, цифра была значительной. Соответственно, требование о выплате заявителем гонорара успеха было несоразмерно с учетом законных целей, которые предполагалось достигнуть, и выходило за рамки даже широкой свободы усмотрения, предоставленной государствам в подобных вопросах.


Постановление


По делу допущено нарушение требований статьи 10 Конвенции (принято единогласно).


Компенсация


В порядке применения статьи 41 Конвенции. Вопрос не готов к рассмотрению.


Вопрос о соблюдении права на свободу выражения мнения


По делу обжалуется осуждение сторонницы запрещенной организации за нарушение запрета. По делу требования статьи 10 Конвенции нарушены не были.


Айдин против Германии
[Aydin v. Germany] (N 16637/07)


Постановление от 27 января 2011 г. [вынесено V Секцией]


Обстоятельства дела


В 1993 году власти Германии установили запрет на деятельность Курдской рабочей партии (PKK). В 2001 году PKK начала широкомасштабную кампанию, призванную побудить ее сторонников требовать отмены запрета. Примерно 100 000 заявлений были поданы властям в этой связи. Заявительница организовала сбор подписей в Берлине. Она также подписала заявление сама. Заявление содержало следующее высказывание: "Кроме того, я заявляю, что не признаю данный запрет и принимаю любую ответственность, вытекающую из этого". Впоследствии она была осуждена за нарушение запрета на деятельность организации и приговорена к выплате штрафа в течение 150 дней в размере восемь евро в день. Национальные суды истолковали ее высказывание как предполагающее, что она выразила намерение не повиноваться запрету в будущем и предоставлять PKK содействие для планирования будущих незаконных действий. Они далее постановили, что заявление не охватывалось правом заявительницы на свободу выражения мнения, поскольку она не ограничилась требованием свободы и самоопределения для курдов и требованием об отмене запрета. Они также сочли, что кампания была организована PKK с целью затруднить преследование нарушений запрета в результате перегруженности органов прокуратуры большим количеством уголовных дел. Об этом свидетельствовал тот факт, что заявительница и другие участники кампании не обращались в федеральное министерство внутренних дел, в компетенцию которого входила отмена запрета, но подавали множество заявлений в прокуратуру. Жалоба заявительницы в порядке конституционного производства была отклонена как необоснованная.


Вопросы права


По поводу соблюдения статьи 10 Конвенции. Осуждение заявительницы за оказание поддержки незаконной организации представляло собой вмешательство в ее право на свободу выражения мнения. Вмешательство было основано на законе об ассоциациях и преследовало законные цели защиты порядка и безопасности. Наказание, примененное к заявительнице, было направлено на обеспечение того, чтобы соблюдался запрет на деятельность PKK. Запрет организации был бы неэффективным, если бы ее последователи могли свободно осуществлять на практике деятельность запрещенной организации. Национальные суды явно признали право заявительницы призывать к отмене запрета и публично обращаться на этот счет в компетентный орган. Она могла, таким образом, избежать уголовного преследования. Суды тщательно исследовали содержание спорного заявления в контексте кампании PKK и приняли во внимание тот факт, что заявительница нарушила запрет другим путем, сделав пожертвование дочерней организации PKK, которая также была запрещена. Примененное к ней наказание не представляется несоразмерным. Следовательно, суды в достаточной степени приняли во внимание право заявительницы на свободу выражения мнения в рамках производства по уголовному делу в ее отношении.


Постановление


По делу требования статьи 10 Конвенции нарушены не были (вынесено шестью голосами "за" и одним - "против").


Вопрос о соблюдении права на свободу выражения мнения


По делу обжалуется запрет для заключенного носить вне камеры потенциально провокационную эмблему. Жалоба признана неприемлемой.


Доналдсон против Соединенного Королевства
[Donaldson v. United Kingdom] (N 56975/09)


Решение от 25 января 2011 г. [вынесено IV Секцией]


Обстоятельства дела


Заявитель отбывал срок лишения свободы в отдельном крыле тюрьмы для заключенных-республиканцев в Северной Ирландии. В соответствии с действующим законодательством, заключенным не разрешалось носить эмблемы вне камер, за исключением ношения трилистника в день святого Патрика и мака в день поминовения. В пасхальное воскресенье 2008 года заявитель прикрепил пасхальную лилию к своей верхней одежде в память об ирландских бойцах-республиканцах, погибших во время восстания 1916 года. Заявитель отказался снять эмблему по распоряжению сотрудника тюрьмы, после чего был признан виновным в неповиновении законному распоряжению и наказан тремя днями заключения в карцере. Возбужденное им разбирательство с целью добиться судебной проверки было безуспешным.


Вопросы права


По поводу соблюдения статьи 10 Конвенции. Политика тюрьмы, составляющая вмешательство в право заявителя на свободу выражения мнения, явно преследовала законные цели предотвращения беспорядков и преступлений и защиты прав иных лиц. Что касается соразмерности меры, государства пользуются широкой свободой усмотрения при оценке того, какие эмблемы могут потенциально обострить существующие противоречия, поскольку культурные и политические эмблемы имеют многоуровневые значения, которые могут быть в полной мере понятны лишь лицам, знакомым с исторической подоплекой. Пасхальная лилия рассматривалась как символ, неразрывно связанный с конфликтом в обществе, поскольку его носили в знак памяти об убитых республиканцах. Таким образом, она являлась одной из многих эмблем, которые рассматривались как неприемлемые на рабочих местах и в местах общего доступа в тюрьмах Северной Ирландии. И хотя тяжесть оскорбления, вызванного конкретной эмблемой, не могла сама по себе обусловить ограничение права на свободу выражения мнения, в моменты конфликтов тюрьмы характеризуются острой угрозой беспорядков, и эмблемы, которые с наибольшей вероятностью могут рассматриваться как оскорбительные, соответственно, с наибольшей вероятностью могут вызвать насилие и беспорядки в случае их публичного ношения. В деле заявителя обжалуемое вмешательство было относительно мягким, поскольку применялось лишь к отбывающим наказание заключенным во время их нахождения вне камер, и при данных обстоятельствах было соразмерно законной цели предотвращения беспорядков. Поскольку речь шла о празднике пасхи, и в эти дни увеличивалось количество визитов, повышалась вероятность того, что отдельно содержащиеся заключенные вступят в контакт с другими заключенными. Кроме того, во всех конфликтах в Северной Ирландии сотрудники тюрем обычно подвергались нападениям со стороны членов военизированных формирований. Европейский Суд, таким образом, признает, что запрет на ношение эмблем для заключенных - членов военизированных формирований был также необходим для обеспечения безопасной рабочей обстановки для тюремного персонала.


Решение


Жалоба признана неприемлемой (жалоба признана явно необоснованной).

Европейский Суд также признал неприемлемой жалобу заявителя, что касается статьи 14 Конвенции во взаимосвязи со статьей 10 Конвенции, а также пункта 1 статьи 6 Конвенции.


По жалобам о нарушении статьи 12 Конвенции


Вопрос о соблюдении права на вступление в брак


По делу обжалуется невозможность вступления в брак лиц, признанных судом недееспособными вследствие психического расстройства. Жалоба признана приемлемой.


Лашин против России
[Lashin v. Russia] (N 33117/02)


Решение от 6 января 2011 г. [вынесено I Секцией]


Заявитель страдает от шизофрении и в 2000 году был признан недееспособным. В 2002 году он и его невеста обратились в компетентный орган с целью регистрации брака. Однако им было отказано, поскольку статья 14 Семейного кодекса России запрещает заключать брак лицам, признанным судом недееспособными вследствие психического расстройства.


Решение


Жалоба признана приемлемой, что касается статьи 12 во взаимосвязи со статьей 13 Конвенции (принято единогласно).

Европейский Суд также признал приемлемой жалобу заявителя, что касается пунктов 1 и 4 статьи 5 и статьи 8 во взаимосвязи со статьей 13 Конвенции.


По жалобам о нарушении статьи 13 Конвенции


Вопрос о соблюдении права на эффективное средство правовой защиты


По делу обжалуются недостатки процедуры убежища в Греции и угроза высылки в отсутствие серьезного рассмотрения по существу ходатайства о предоставлении убежища или доступа к эффективному средству правовой защиты. По делу допущено нарушение требований статьи 13 Конвенции.


M.S.S. против Бельгии и Греции
[M.S.S. v. Belgium and Greece] (N 30696/09)


Постановление от 21 января 2011 г. [вынесено Большой Палатой]


(См. выше изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте статьи 3 Конвенции.)


Вопрос о соблюдении права на эффективное средство правовой защиты


По делу обжалуется отсутствие эффективного средства правовой защиты для обжалования условий содержания под стражей в штрафном изоляторе. По делу допущено нарушение требований статьи 13 Конвенции.


Пайе против Франции
[Payet v. France] (N 19606/08)


Постановление от 20 января 2011 г. [вынесено V Секцией]


(См. выше изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте статьи 3 Конвенции.)


В порядке применения статьи 35 Конвенции


В порядке применения пункта 1 статьи 35 Конвенции


Вопрос о соблюдении права на эффективное средство правовой защиты - Соединенное Королевство


Вопрос о соблюдении правила шестимесячного срока в целях подачи жалобы в Европейский Суд


Обращение в комиссию по пересмотру уголовных дел. Средство правовой защиты не является эффективным/жалоба признана неприемлемой.


Тьюка против Соединенного Королевства
[Tucka v. United Kingdom] (N 34586/10)


Решение от 18 января 2011 г. [вынесено IV Секцией]


Обстоятельства дела


Жалоба заявителя на обвинительный приговор по делу об изнасиловании* (* Интересно, что заявление потерпевшей было подано через 10 лет после совершения преступления, что не стало препятствием для осуждения заявителя к 20 годам лишения свободы. Однако апелляционный суд уменьшил ему наказание до 15 лет лишения свободы (прим. переводчика).) была отклонена в 2008 году. Он обратился в комиссию по пересмотру уголовных дел (CCRC)* (* Осужденный может обратиться за "разрешением" на обжалование приговора в апелляционный суд, а в случае отказа в комиссию по пересмотру уголовных дел, которая в составе 11 человек (назначаются премьер-министром; треть из них имеет юридическую квалификацию, а остальные "познания или опыт" в системе уголовной юстиции) рассматривает обращения и может направить дело в апелляционный суд. По-видимому, допускается также обжалование решений апелляционного суда (прим. переводчика).) для возвращения дела в Апелляционный суд, но в 2010 году был уведомлен о том, что CCRC отклонила его обращение. Впоследствии он подал жалобу в Европейский Суд, в которой ссылался на нарушение его права на справедливое разбирательство. Предварительно Европейский Суд рассмотрел вопрос о соблюдении шестимесячного срока на подачу жалобу.


Вопросы права


В порядке применения пункта 1 статьи 35 Конвенции. Европейский Суд напомнил, что использование средств правовой защиты, которые не рассматриваются как эффективные для целей пункта 1 статьи 35 Конвенции, учитывается при определении даты "окончательного решения" или расчета начала течения шестимесячного срока. Обращение 2010 года в CCRC было эффективно направлено на возобновление оконченного уголовного разбирательства против заявителя. Из содержания соответствующего законодательства следует, что решение о передаче дела в Апелляционный суд относится к усмотрению CCRC и что обращение в этот орган могло быть направлено "в любое время". Таким образом, нетрудно видеть, что отсутствуют ограничения срока обращения в CCRC или количества обращений в CCRC, которое может подать лицо. Таким образом, если бы обращение в CCRC рассматривалось как эффективное средство правовой защиты, созданная им неопределенность лишила бы смысла правило шестимесячного срока в отношении обвинительных приговоров, вынесенных в Соединенном Королевстве. Соответственно, обращение в CCRC о передаче дела не составляло эффективное средство правовой защиты для целей пункта 1 статьи 35 Конвенции, и жалоба в Европейский Суд была подана более чем через шесть месяцев после решения Апелляционного суда.


Решение


Жалоба признана неприемлемой (жалоба подана за пределами срока).


По жалобе о нарушении статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции


Вопрос о соблюдении права на беспрепятственное пользование имуществом


Вопрос о правомерности контроля государства за использованием имущества


По делу обжалуется обязанность землевладельца, выступающего против охоты по этическим соображениям, претерпевать охоту на своей территории и вступить в охотничью ассоциацию. По делу требования статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции нарушены не были.


Херман против Германии
[Herrmann v. Germany] (N 9300/07)


Постановление от 20 января 2011 г. [вынесено V Секцией]


Обстоятельства дела


Заявитель является владельцем земельного участка в Германии. В качестве такового он автоматически является членом охотничьей ассоциации в соответствии с федеральным законом об охоте и вынужден претерпевать охоту на своей земле. Возражая против охоты по этическим соображениям, он обратился в охотничий орган с требованием о прекращении его членства в ассоциации, которое было отклонено. Аналогичное обращение было отклонено административными судами. В декабре 2006 г. Федеральный конституционный суд отказал в рассмотрении жалобы заявителя в порядке конституционного производства, указав, в частности, что законодательство преследовало законные цели и не возлагало на землевладельцев избыточное бремя. Также отмечалось, что положения законодательства была направлены на сохранение дичи способом, адаптированным к сельским условиям, и на обеспечение здоровой и разнообразной природы, а обязательное членство в охотничьей ассоциации являлось целесообразным и необходимым средством достижения этих целей и не нарушало имущественных прав заявителя или его прав на свободу совести или объединения с другими. Его право на равное обращение также не было нарушено, поскольку закон являлся обязательным для всех землевладельцев.


Вопросы права


По поводу соблюдения статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. Обязанность заявителя претерпевать охоту на своей земле составляла вмешательство в его право на беспрепятственное пользование своим имуществом. Цель этого вмешательства, а именно сохранение разнообразной и здоровой популяции дичи и избежание вреда дичи, отвечало общему интересу. Что касается необходимости данных мер, Европейский Суд указал, что ситуация в Германии как одной из наиболее густонаселенных территорий Центральной Европы делала необходимым разрешение общей охоты на всех пригодных для этого участках. Он отметил, что данный закон применялся во всей Германии, что отличало ситуацию от французского дела Шассанью и других* (* Постановление Большой Палаты от 29 апреля 1999 г. по делу "Шассанью и другие против Франции" [Chassagnou and Others v. France], жалобы N 25088/94, 28331/95 и 28443/95, "Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" N 5.), в котором режим обязательного членства в охотничьих ассоциациях был распространен только на 29 из 93 департаментов. Хотя закон предусматривал исключения в системе общей охоты, они в основном касались территорий, где существовала угроза общественным и природным ресурсам, или земель особого окружения (например, анклава, окруженного частной охотничьей территорией). Кроме того, германский правовой режим не освобождал публичных или частных владельцев участков, пригодных для охоты, от обязанности претерпевать охоту на их территории* (* См. противоположный пример в Постановлении Европейского Суда от 10 июля 2007 г. по делу "Шнейдер против Люксембурга" [Schneider v. Luxembourg] (жалоба N 2113/04), где коронные земли были освобождены от этой обязанности.), и заявитель имел право на долю прибыли от аренды, соответствующую размеру владения. Хотя сумма, которую он мог требовать, по-видимому, не являлась существенной, соответствующие положения препятствовали другим лицам в извлечении финансовой выгоды от использования участка заявителя. Он также имел право на компенсацию любого ущерба, который мог быть причинен охотой. В заключение и с учетом широких пределов усмотрения, которыми пользуются государства в этой сфере, Европейский Суд нашел, что государство-ответчик установило справедливое равновесие между защитой имущественных прав и требованиями общего интереса.


Постановление


По делу требования статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции нарушены не были (вынесено четырьмя голосами "за" и тремя - "против").

По поводу соблюдения статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции во взаимосвязи со статьей 14 Конвенции. Европейский Суд нашел, что, в соответствии с положениями оспариваемого закона, существовало различие в обращении между владельцами меньших по размеру участков (такими как заявитель) и владельцами больших участков, поскольку последние были вправе сами избрать способ исполнения обязанностей, предусмотренных охотничьим законодательством (путем самостоятельной организации охоты или передачи охотничьих прав в аренду), тогда как первые обладали только правом участия в принятии решений охотничьей ассоциации. Однако он согласился с тем, что это различие в обращении являлось оправданным, в частности, необходимостью группировки небольших участков с целью обеспечения общей охоты и эффективного управления поголовьем дичи. Аналогичным образом, различие в обращении между заявителем и владельцами иных участков, которые не подлежали охоте, как отмечалось с точки зрения статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции, оправдывалось особыми обстоятельствами отдельных участков, для которых закон устанавливал исключения.


Постановление


По делу требования статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции нарушены не были (вынесено четырьмя голосами "за" и тремя - "против").

По поводу соблюдения статьи 11 Конвенции как таковой и во взаимосвязи со статьей 14 Конвенции. Современные охотничьи ассоциации создавались в форме публично-правовых ассоциаций, подлежащих контролю охотничьего органа, и их внутренние правовые акты требовали одобрения этого органа. Они имели право выдавать административными актами требования о расходах, которые исполнялись публичным казначейством. Таким образом, они подлежали государственному надзору, который явно выходил за пределы обычного надзора за частными ассоциациями, и были в достаточной степени интегрированы в государственные структуры, чтобы считаться публично-правовыми учреждениями. Кроме того, они преследовали цели управления осуществлением охотничьих прав и обеспечения управления и защиты поголовья дичи, что отвечало общему интересу. Соответственно, охотничья ассоциация не являлась "объединением" для целей статьи 11 Конвенции, которая поэтому не являлась применимой.


Решение


Жалоба признана неприемлемой (жалоба несовместима с положениями Конвенции ratione materiae* (* Ratione materiae (лат.) - "ввиду обстоятельств, связанных с предметом рассмотрения", критерий существа обращения, применяемый при оценке приемлемости жалобы Европейским Судом (прим. переводчика).)).

По поводу соблюдения статьи 9 Конвенции. Европейский Суд не счел необходимым определять, должна ли жалоба заявителя на нарушение его права на свободу мысли и совести рассматриваться с точки зрения статьи 9 Конвенции, поскольку в любом случае вмешательство в его права было оправданным, в соответствии с пунктом 2 этого положения, как необходимое в демократическом обществе в интересах общественной безопасности, общественного здоровья и для защиты прав других лиц.


Постановление


По делу требования статьи 9 Конвенции нарушены не были (вынесено шестью голосами "за" и одним - "против").


По жалобе о нарушении статьи 2 Протокола N 1 к Конвенции


Вопрос о соблюдении права на образование


По делу обжалуется исключение ученика из средней школы на длительный срок в связи с уголовным расследованием происшествия в школе. По делу требования статьи 2 Протокола N 1 к Конвенции нарушены не были.


Али против Соединенного Королевства
[Ali v. United Kingdom] (N 40385/06)


Постановление от 11 января 2011 г. [вынесено IV Секцией]


Обстоятельства дела


В марте 2001 г. началось уголовное расследование в связи с поджогом в школе заявителя. Заявитель, являвшийся одним из подозреваемых, был исключен из школы до окончания полицейского расследования. В период исключения школа направила ему самооценивающуюся работу по математике, английскому языку и науке на основе пройденного материала со сроком до мая 2001 г., когда ему было разрешено посещать школу для сдачи экзаменов. В июне 2001 г. преследование заявителя было прекращено за отсутствием доказательств. Поскольку родители заявителя не явились на встречу в июле 2001 г., назначенную с целью содействия его реинтеграции, директор школы сообщила им, что она исключает заявителя из списка учащихся. В сентябре 2001 г. он не возвратился в школу. Его имя оставалось в списке до середины октября 2001 г., хотя в этот период он не проходил обучение в школе. В ноябре 2001 г., когда отец заявителя наконец потребовал его восстановления, он был уведомлен о том, что его место предоставлено учащемуся из списка очередников. В январе 2002 г. заявитель был принят в новую школу. Он безуспешно жаловался в национальных судах на нарушение его права на образование.


Вопросы права


По поводу соблюдения статьи 2 Протокола N 1 к Конвенции. Мера, состоящая в приостановлении обучения ученика по причинам, не связанным с внутренними правилами школы, - таким как уголовное расследование происшествия в школе, - может считаться оправданной. Исключение заявителя являлось и законным, и предсказуемым, несмотря на некоторые процессуальные недочеты. В частности, школа не установила срок для первоначального периода исключения и не уведомила заявителя и его родителей об их праве обжалования в управляющий совет; последний не назначил слушание; и период исключения продлился свыше 45-дневного максимума. Однако следует надлежащим образом учитывать крайне сложную ситуацию, в которой оказалась школа в связи с продолжением полицейского расследования. По истечении 45-дневного срока законодательство требовало или восстановить заявителя, или исключить его окончательно. Ни то, ни другое не было сделано. Заявитель не мог быть восстановлен, пока продолжалось уголовное расследование, поскольку другие ученики и персонал являлись потенциальными свидетелями. Но для школы было бы в той же степени недопустимо окончательное исключение, пока не было установлено, что он совершил правонарушение. Что касается пропорциональности меры, Европейский Суд учел факторы, такие как имевшиеся процессуальные гарантии для обжалования исключения и избежания произвола; длительность исключения; склонность к сотрудничеству, продемонстрированная учеником или его родителями в отношении попыток его реинтеграции; попытки школьных властей свести к минимуму последствия его исключения и, в частности, адекватность альтернативного обучения, предложенного школой на период исключения; и пределы влияния на права третьих лиц. Заявитель был исключен только до окончания уголовного расследования. Тот факт, что он не был восстановлен в школе после окончания уголовного расследования, имел место по его вине или по вине его родителей, которые не явились на встречу, предложенную директором с целью содействия его реинтеграции. Кроме того, заявителю было предложено альтернативное обучение на период исключения, хотя он решил не использовать это предложение. Хотя альтернативное обучение не охватывало полностью национальную программу, оно было адекватно с учетом того, что период исключения рассматривался как временное явление, до окончания уголовного расследования. Статья 2 Протокола N 1 к Конвенции не обязывает школы обеспечивать альтернативное обучение, охватывающее полную национальную программу, всем ученикам, временно исключенным из школы. Однако ситуация могла быть иной, если бы ученик возраста обязательного обучения был окончательно исключен из одной школы и не мог впоследствии получить полноценное образование в соответствии с национальной программой в другой школе. Таким образом, исключение заявителя не составляло отказ в праве на образование и не было несоразмерно с преследуемой законной целью.


Постановление


По делу требования статьи 2 Протокола N 1 к Конвенции нарушены не были (принято единогласно).


По жалобам о нарушении статьи 3 Протокола N 1 к Конвенции


Вопрос о соблюдении права на участие в голосовании


По делу обжалуется запрещение заключенному голосовать, являющееся автоматическим последствием осуждения. По делу допущено нарушение требований статьи 3 Протокола N 1 к Конвенции.


Скоппола против Италии
[Scoppola v. Italy] (N 3) (N 126/05)


Постановление от 18 января 2011 г. [вынесено II Секцией]


Обстоятельства дела


В 2002 году суд присяжных приговорил заявителя к пожизненному лишению свободы за убийство, покушение на убийство, жестокое обращение с членами семьи и незаконное владение огнестрельным оружием. В соответствии с итальянским законодательством пожизненное заключение влекло пожизненный запрет осуществления публичных функций, включая постоянное лишение избирательного права. Жалобы заявителя на данный запрет оказались безуспешными. Кассационный суд принял решение не в его пользу в 2006 году, указав, что постоянное лишение избирательного права являлось последствием наказания в виде лишения свободы на срок более пяти лет или пожизненного заключения (наказание в виде лишения свободы на срок до пяти лет влекло лишение избирательных прав лишь на пять лет).


Вопросы права


По поводу соблюдения статьи 3 Протокола N 1 к Конвенции. Европейский Суд напоминает, что безусловное лишение избирательного права заключенных на срок лишения свободы представляет собой общее, автоматическое и неизбирательное ограничение, несовместимое со статьей 3 Протокола N 1 к Конвенции* (* См. Постановление Большой Палаты от 6 октября 2005 г. по делу "Херст против Соединенного Королевства" (Hirst v. United Kingdom) (N 2), жалоба N 74025/01, "Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" N 79.).

Кроме того, решение о лишении избирательных прав должно приниматься судом и быть надлежащим образом мотивированным* (* См. Постановление Европейского Суда от 8 апреля 2010 г. по делу "Фродль против Австрии" (жалоба N 20201/04, "Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" N 129.).

В настоящем деле, хотя и не оспаривалось, что постоянный запрет голосовать, установленный в отношении заявителя, имел основу в итальянском законодательстве, эта мера применялась автоматически, поскольку она по умолчанию следовала из основного наказания, примененного к нему (пожизненное лишение свободы), и не упоминалась в судебных актах о его осуждении. Кроме того, эта общая мера принималась неизбирательно, поскольку была обусловлена продолжительностью срока лишения свободы, независимо от совершенного преступления и без оценки судом, рассматривающим дело, характера и тяжести преступления. Тот факт, что судья осуществлял оценку при вынесении приговора, и возможность реабилитации заявителя в определенный момент решением суда не может изменить этот вывод.


Постановление


По делу допущено нарушение требований статьи 3 Протокола N 1 к Конвенции (принято единогласно).


Компенсация


В порядке применения статьи 41 Конвенции. Установление нарушения само по себе является достаточной справедливой компенсацией причиненного морального вреда.


Вопрос о соблюдении права выдвигать свою кандидатуру на выборах


По делу обжалуется постоянное запрещение президенту, подвергшемуся импичменту, выдвигать свою кандидатуру на выборах на парламентскую должность. По делу допущено нарушение требований статьи 3 Протокола N 1 к Конвенции.


Паксас против Литвы
[Paksas v. Lithuania] (N 34932/04)


Постановление от 6 января 2011 г. [вынесено Большой Палатой]


Обстоятельства дела


Заявителем по делу выступает бывший президент Литвы, который был отстранен от должности парламентом после объявления ему импичмента в связи с грубым нарушением Конституции. Конституционный суд пришел к выводу, что заявитель, будучи президентом, незаконно и в личных интересах предоставил литовское гражданство российскому бизнесмену, разгласил последнему государственную тайну и использовал свой статус для оказания ненадлежащего влияния на частную компанию в интересах близких знакомых. В апреле 2004 года Центральная избирательная комиссия пришла к выводу об отсутствии препятствий для выдвижения заявителем своей кандидатуры на президентских выборах, назначенных в результате его отстранения от должности. Однако 4 мая 2004 г. парламент изменил закон о выборах президента, включив в него положение о том, что лицо, которое было отстранено от должности в результате импичмента, не может быть избрано президентом в течение пяти лет. В результате Центральная избирательная комиссия в конечном счете отказала в регистрации заявителя в качестве кандидата. Конституционный суд впоследствии, 25 мая 2004 г., постановил, что запрет на выставление кандидатуры в результате изменения законодательства был совместим с Конституцией, но установление сроков такого запрета противоречило ей. 15 июля 2004 г. парламент принял изменение в закон о выборах в парламент, согласно которому любое лицо, которое было отстранено от должности в результате импичмента, не могло стать членом парламента.


Вопросы права


По поводу соблюдения статьи 3 Протокола N 1 к Конвенции. (a) Приемлемость жалобы. Статья 3 Протокола N 1 к Конвенции, которая гарантирует право на свободные выборы, применима лишь к "органам законодательной власти". Соответственно, постольку, поскольку жалоба заявителя касалась его отстранения от должности или запрещения выставлять кандидатуру на президентских выборах, она была несовместима с положениями Конвенции ratione materiae и, соответственно, неприемлема. Однако она была приемлема ratione materiae в части невозможности выставлять свою кандидатуру на выборах в парламент.

(b) Существо жалобы. Имело место вмешательство в право заявителя выставлять свою кандидатуру на выборах, поскольку он был лишен любой возможности выступить кандидатом в члены парламента. Вмешательство соответствовало закону и преследовало законную цель защиты демократического порядка. Не преуменьшая серьезности предполагаемых действий заявителя в связи с его конституционными обязанностями и не ставя под вопрос принцип его отстранения от президентской должности, вмешательство имело значительные последствия, поскольку он был лишен возможности не только стать членом парламента, но также занять любую должность, для которой было необходимо принимать присягу, в соответствии с Конституцией. Позиция Литвы в этой сфере являлась исключением в Европе, поскольку в большинстве государств - участников Совета Европы импичмент не имел прямого влияния на избирательные права заинтересованного лица, или отсутствовали прямые последствия для осуществления права выставлять свою кандидатуру на парламентских выборах, или допустимые ограничения требовали специального судебного решения и были ограничены по сроку. Оценивая пропорциональность такой меры, решающее значение необходимо придавать наличию ограничения по сроку и возможности пересмотра спорной меры. Необходимость пересмотра была, более того, связана с необходимостью принимать во внимание исторический и политический контекст в заинтересованном государстве. Поскольку этот контекст, без сомнения, изменяется, не в последнюю очередь с точки зрения возможного восприятия избирателями обстоятельств, которые привели к установлению подобного общего ограничения, первоначальное основание для ограничения может утратить значение по прошествии времени. В настоящем деле, однако, ограничение было не только неограниченным по времени, но и норма, на которой оно было основано, имела конституционный характер. Запрещение заявителю выставлять кандидатуру на выборах, соответственно, подразумевало неизменность, которая едва ли совместима со статьей 3 Протокола N 1 к Конвенции. Кроме того, тот факт, что на процесс законотворчества, посредством которого данная мера была введена, оказали большое влияние специфические обстоятельства, дополнительно свидетельствовал о несоразмерном характере ограничения. Все эти факторы, особенно постоянный и неизменный характер запрещения заявителю занимать парламентские должности, заставляют Европейский Суд заключить, что ограничение было несоразмерным.


Постановление


По делу допущено нарушение требований статьи 3 Протокола N 1 к Конвенции (вынесено 14 голосами "за" и тремя - "против").


Компенсация


В порядке применения статьи 41 Конвенции. Установление нарушения само по себе является достаточной справедливой компенсацией причиненного морального вреда.


Перед подписанием номера в печать


Председателем Европейского Суда по правам человека избран сэр Николас Братца, заместителем председателя Первой Секции - Анатолий Ковлер, а судьей от Франции - Андрэ Потоки

Европейский Суд по правам человека тайным голосованием избрал своим новым председателем сэра Николаса Братца (Соединенное Королевство). Он вступит в должность 4 ноября 2011 года и заменит Жан-Поля Коста (Франция), чей мандат истекает 3 ноября 2011 г. ввиду достижения им предельного возраста пребывания в должности судьи.

Сэр Николас Братца родился в 1945 году. Право изучал в Оксфордском университете. Получив диплом адвоката, был назначен младшим советником двора, и позднее - королевским советником, секретарем Королевского Суда. В 1998 году избран судьей Европейского Суда по правам человека, занимал должности председателя одной из его секций, заместителя Председателя Европейского Суда по правам человека.

Анатолий Иванович Ковлер - известный российский правовед, доктор юридических наук, профессор, автор фундаментальных научных трудов, занимался преподавательской деятельностью в Москве, Брюсселе, Милане, Женеве, Вашингтоне, Париже и других городах мира. С 21 сентября 1999 г. избран судьей Европейского Суда по правам человека от Российской Федерации, сменив на этом посту Владимира Александровича Туманова.

Андрэ Потоки (Andre Potocki) 110 голосами из 160 избран Парламентской ассамблеей Совета Европы судьей от Франции. Он вступит в должность 4 ноября 2011 г. и заменит действующего судью от Франции Жан-Поля Коста. Андрэ Потоки родился в 1950 году, окончил юридический факультет Университета Париж II; сделал успешную судейскую карьеру. В 2002-2006 годах он занимал должность вице-председателя Европейской комиссии по эффективности правосудия.


Ист. инф. www.coe.int


Наши публикации


Постановления Европейского Суда с пометкой "Nota bene"* 


(* Перевод избранных постановлений, вынесенных Европейским Судом по правам человека в 2010 году, специально для "Бюллетеня Европейского Суда по правам человека" подготовила к.ю.н. Н.В. Прусакова (г. Санкт-Петербург).)


Как и год назад, представляем вам нашу ежегодную рубрику, в которой знакомим вас с перечнем избранных постановлений, вынесенных Европейским Судом по правам человека в прошедшем году* (* Перечень избранных постановлений, вынесенных Европейским Судом по правам человека в 2009 году, опубликован в N 7 "Бюллетеня ЕСПЧ" за 2010 год.). Данный список составлен самим Европейским Судом и опубликован в соответствующем разделе отчета о деятельности Европейского Суда / 2010.

Напомним, что в 2010 году Европейский Суд вынес 1 499 постановлений, что меньше, чем в 2009 году (1 625). Далеко не все постановления внесли значительный вклад в развитие, прояснение или изменение правовых позиций Европейского Суда (как в общем смысле, так и в отношении конкретных стран). Большую часть постановлений Суд принял по так называемым клоновым делам, которые по понятным причинам остались за пределами публикуемого нами списка. Доля же значимых дел в 2010 году, по оценкам самого Европейского Суда, составила почти 33% от всех вынесенных постановлений, что продолжает тенденцию увеличения доли таких дел (2009 год - 28%; 2008 и 2007 годы - 23%).

Представленные в данном материале постановления интересны не только тем, что вносят вклад в развитие позиций Европейского Суда в отношении содержания прав, предусмотренных Конвенцией, но также и тем, что проливают свет на юрисдикцию Суда (например, постановление по делу "Медведев (Medvedyev) и другие против Франции", касающееся задержания иностранного судна в открытом море), а также проясняют вопросы процедуры: кто может претендовать на статус жертвы (см., например, постановление по делу "Сахновский (Sakhnovskiy) против России"), что следует считать исчерпанием внутренних средств правовой защиты, каковы причины, препятствующие дальнейшему рассмотрению дела, каков спектр мер, принимаемых государствами в целях исполнения постановлений Европейского Суда (см., например, содержащееся в постановлении по делу "Константин Маркин (Konstantin Markin) против России" требование о необходимости изменения законодательства, регулирующего право военнослужащих на отпуск по уходу за ребенком) и т.д.

Перечень избранных постановлений Европейского Суда, в котором кратко - в одном предложении - излагается суть его правовых позиций, не только позволяет найти интересующее вас дело, но и помогает уловить основные направления, по которым развивается практика Европейского Суда, почувствовать пульс Конвенции - "живого" документа.

После ознакомления с этим перечнем у вас есть возможность более внимательно изучить дело, обратившись либо к конкретным номерам нашего ежемесячного бюллетеня, либо к ежегодным выпускам "Путеводителя по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека", в которых обстоятельства дела и выводы Европейского Суда излагаются более подробно. Для удобства поиска наименование дела сопровождается ссылкой на номер нашего бюллетеня, в котором опубликовано данное постановление. В публикуемом ниже перечне мы также приводим реквизиты дела, необходимые для быстрого поиска в электронной базе данных Европейского Суда по правам человека.

Итак, избранные постановления, вынесенные Европейским Судом в 2010 году.


Избранные постановления, вынесенные Европейским Судом по правам человека в 2010 году*


(* European Court of Human Rights. Annual Report 2010. Registry of the European Court of Human Rights: Strasbourg, 2011. PP. 85-106.).


Статья 1 Конвенции


Ответственность государств


Юрисдикция государств


Ранцев против Кипра и России
[Rantsev v. Cyprus and Russia], N 25965/04


Пределы компетенции Европейского Суда в делах, затрагивающих международную торговлю людьми.


Ответственность государств


Юрисдикция государств


Территориальная юрисдикция в отношении задержания иностранного судна в открытом море


Медведев и другие против Франции
[Medvedyev and Others v. France], N 3394/03


Территориальная юрисдикция в отношении задержания иностранного судна в открытом море.


Статья 2 Конвенции


Право на жизнь


Позитивные обязательства государства


Лютфи Демирчи и другие против Турции
[Lutfi Demirci and Others v. Turkey], N 28809/05


Самоубийство солдата, заведомо имеющего психологические расстройства, во время военной службы: допущено нарушение.


Оял против Турции
[Oyal v. Turkey], N 4864/05


Уклонение от предоставления пациенту, зараженному вирусом ВИЧ при переливаниях крови во время родов, полной и бесплатной медицинской помощи пожизненно: допущено нарушение.


Ясиньская против Польши
[Jasinska v. Poland], N 28326/05


Самоубийство заключенного путем приема смертельной дозы психотропных лекарств, назначенных в связи с психическими расстройствами: допущено нарушение.


Динк против Турции
[Dink v. Turkey], NN 2668/07 и др.


Неспособность властей защитить жизнь журналиста после угроз убийством: допущено нарушение.


Позитивные обязанности государства


Эффективное расследование


Ранцев против Кипра и России
[Rantsev v. Cyprus and Russia], N 25965/04


Уклонение кипрских властей от проведения эффективного расследования убийства, в частности что касается обеспечения получения относимых доказательств за границей в соответствии с Международной конвенцией о взаимной правовой помощи: допущено нарушение.


Эуджения Лазэр против Румынии
[Eugenia Lazar v. Romania], N 32146/05


Неадекватность правил судебно-медицинской экспертизы: допущено нарушение.


Мицигарова против Словакии
[Mizigarova v. Slovakia], N 74832/01


Предполагаемое самоубийство подозреваемого-цыгана во время нахождения под стражей и отсутствие эффективного и независимого расследования: допущено нарушение.


Ясинкис против Латвии
[Jasinskis v. Latvia], N 45744/08


Ненадлежащее медицинское лечение глухонемого лица, содержащегося под стражей в полицейском отделении: допущено нарушение.


Статья 3 Конвенции


Бесчеловечное или унижающее достоинство обращение


Петьо Петков против Болгарии
[Petyo Petkov v. Bulgaria], N 32130/03


Возложение на заключенного обязанности ношения маски за пределами его камеры: допущено нарушение.


Мусхаджиева и другие против Бельгии
[Muskhadzhiyeva and Others v. Belgium], N 41442/07


Административное содержание под стражей детей, ходатайствующих о предоставлении убежища: допущено нарушение.


V.D. против Румынии
[V.D. v. Romania], N 7078/02


Отказ в предоставлении зубных протезов беззубому и малоимущему заключенному: допущено нарушение.


Слюсарев против России
[Slyusarev v. Russia], N 60333/00


Уклонение от предоставления заключенному с близорукостью очков: допущено нарушение.


Оджикэ против Румынии
[Ogica v. Romania], N 24708/03


Длящаяся ситуация, связанная с неудовлетворительными условиями содержания под стражей в полицейских камерах и следственном изоляторе: допущено нарушение.


Гефген против Германии
[Gafgen v. Germany], N 22978/05


Угрозы применения силы со стороны полиции с целью установления местонахождения пропавшего ребенка: допущено нарушение.


Ашот Харутюнян против Армении
[Ashot Harutyunyan v. Armenia], N 34334/04


Неадекватная медицинская помощь и использование металлической клетки во время рассмотрения апелляционной жалобы на приговор: допущены нарушения.


Гаврилицэ против Румынии
[Gavrilita v. Romania], N 10921/03


Отсутствие адекватного лечения в тюрьме в течение менее чем 14 дней: нарушение не допущено.


Чорап против Молдавии (N 2)
[Ciorap v. Moldova] (no. 2), N 7481/06,


Присуждение на уровне страны компенсации, значительно уступающей минимуму, присуждаемому Европейским Судом по делам о бесчеловечном обращении: допущено нарушение.


Иоргов (N 2) против Болгарии
[Iorgov v. Bulgaria (no. 2)], N 36295/02


Пожизненное лишение свободы в отсутствие возможности смягчения этого наказания, но при наличии возможности его уменьшения де-юре и де-факто: нарушение не допущено.


Ксирос против Греции
[Xiros v. Greece], N 1033/07


Недостаточное рассмотрение национальными судами медицинской рекомендации о госпитализации заключенного в специализированную клинику на период, требующийся для его лечения: допущено нарушение.


Флоря против Румынии
[Florea v. Romania], N 37186/03


Пассивное курение в тюрьме: допущено нарушение.


Миланович против Сербии
[Milanovic v. Serbia], N 44614/07


Нападение частных лиц на члена движения "Харе Кришна", вызванные религиозной нетерпимостью: допущено нарушение.


Позитивные обязательства государства


Аль-Саадун и Муфзи против Соединенного Королевства
[Al-Saadoon and Mufdhi v. the United Kingdom], N 61498/08


Передача заключенных иракским властям, несмотря на угрозу смертной казни: допущено нарушение.


Умар Каратепе против Турции
[Umar Karatepe v. Turkey], N 20502/05


Непредоставление надлежащей медицинской помощи лицу, получившему травму в полицейском отделении: допущено нарушение.


Добри против Румынии
[Dobri v. Romania], N 25153/04


Непроведение диагностики туберкулеза при поступлении в тюрьму для отбывания наказания: допущено нарушение.


Высылка


R.C. против Швеции
[R.C. v. Sweden], N 41827/07


Намерение выслать в Иран лицо, подвергавшееся жестокому обращению за критику иранского правительства: в случае высылки будет допущено нарушение.


Клейн против России
[Klein v. Russia], N 24268/08


Предполагаемая экстрадиция осужденного наемника в Колумбию: в случае высылки будет допущено нарушение.


N. против Швеции
[N. v. Sweden], N 23505/09


Угроза жестокого обращения в деле о высылке в Афганистан женщины, разведенной с мужем: в случае высылки будет допущено нарушение.


Искандаров против России
[Iskandarov v. Russia], N 17185/05


Незаконная высылка лидера таджикской оппозиции в Таджикистан в отсутствие оценки угрозы жестокого обращения: допущено нарушение.


Статья 4 Конвенции


Применимость


Ранцев против Кипра и России
[Rantsev v. Cyprus and Russia], N 25965/04


Торговля людьми: статья 4 Конвенции применима.


Позитивные обязательства государства


Ранцев против Кипра и России
[Rantsev v. Cyprus and Russia], N 25965/04


Уклонение Кипра от создания адекватной правовой основы для борьбы с торговлей людьми или от принятия оперативных мер по защите потерпевших: допущено нарушение.

Уклонение России от проведения эффективного расследования трудоустройства молодой женщины на ее территории торговцами людьми: допущено нарушение.


Статья 5 Конвенции


Пункт 1 статьи 5 Конвенции


Личная свобода


Искандаров против России
[Iskandarov v. Russia], N 17185/05


Непризнанное содержание под стражей и незаконная высылка с целью обхода процедур экстрадиции: допущено нарушение.


Лишение свободы


Соблюдение порядка, предусмотренного законом


Медведев и другие против Франции
[Medvedyev and Others v. France], N 3394/03


Заключение под стражу экипажа иностранного судна, задержанного в открытом море: допущено нарушение.


Юсич против Швейцарии
[Jusic v. Switzerland], N 4691/06


Несоблюдение требований внутригосударственного законодательства, регулирующего порядок заключения под стражу в целях депортации: допущено нарушение.


Законное задержание или заключение под стражу


Оджикэ против Румынии
[Ogica v. Romania], N 24708/03


Продолжение содержания заявителя под стражей в течение двух дней в отсутствие правовой основы после окончательного решения о его освобождении: допущено нарушение.


Ичин и другие против Украины
[Ichin and Others v. Ukraine], NN 28189/04 и 28192/04


Произвольное заключение под стражу несовершеннолетних: допущено нарушение.


Подпункт "b" пункта 1 статьи 5 Конвенции


Несоблюдение судебного приказа


Обеспечение исполнения обязанности, предусмотренной законом


Гатт против Мальты
[Gatt v. Malta], N 28221/08


Непропорциональное содержание под стражей в связи с неспособностью уплатить требуемую сумму за несоблюдение условий освобождения из-под стражи: допущено нарушение.


Подпункт "е" пункта 1 статьи 5 Конвенции


Заключение под стражу душевнобольных


С.Б. против Румынии
[C.B. v. Romania], N 21207/03


Заключение в психиатрическую больницу на 14 дней с целью осуществления психиатрической экспертизы человека, обвиненного в злонамеренном судебном преследовании: допущено нарушение.


Пункт 3 статьи 5 Конвенции


Незамедлительное доставление к судье или к иному должностному лицу


Медведев и другие против Франции
[Medvedyev and Others v. France], N 3394/03


Доставка к судье по истечении 13 дней после первоначального заключения под стражу в связи с задержанием судна в открытом море: нарушение не допущено.


Мулен против Франции
[Moulin v. France], N 37104/06


Доставка задержанной к прокурору, не отвечавшему требованию независимости от исполнительной власти и сторон: допущено нарушение.


Освобождение из-под стражи до суда


Гарантии явки в суд по вызову


Мангурас против Испании
[Mangouras v. Spain], N 12050/04


Уровень залога, установленного для освобождения капитана судна в деле о загрязнении морской среды: нарушение не допущено.


Пункт 4 статьи 5 Конвенции


Судебная проверка законности заключения под стражу


Аллен против Великобритании
[Allen v. the United Kingdom], N 18837/06


Отказ судьи в разрешении личного присутствия обвиняемой, имевшей представителя, при рассмотрении жалобы стороны обвинения на решение о ее освобождении под залог: допущено нарушение.


Пункт 5 статьи 5 Конвенции


Компенсация


Данев против Болгарии
[Danev v. Bulgaria], N 9411/05


Отказ в предоставлении компенсации за незаконное содержание под стражей на том основании, что заявителю не был причинен моральный вред: допущено нарушение.


Статья 6 Конвенции


Пункт 1 статьи 6 Конвенции [гражданское производство]


Применимость


Цудак против Литвы
[Cudak v. Lithuania] [GC], N 15869/02


Разбирательство по иску о необоснованном увольнении служащей посольства: статья 6 Конвенции применима.


Ужукаускас против Литвы
[U.ukauskas v. Lithuania], N 16965/04


Разбирательство об исключении имени заявителя из секретного полицейского досье и об отзыве лицензии на огнестрельное оружие: статья 6 Конвенции применима.


Право на рассмотрение дела судом


Суда против Чехии
[Suda v. the Czech Republic], N 1643/06


Обязательство передать дело на рассмотрение в арбитраж на основании положения контракта, заключенного третьими лицами: допущено нарушение.


Доступ к правосудию


Греко-католический приход Сэмбата Бихор против Румынии
[Sambata Bihor Greek Catholic Parish v. Romania], N 48107/99


Ограничение права церковного прихода на доступ к суду в споре с другим приходом: допущено нарушение.


Цудак против Литвы
[Cudak v. Lithuania], N 15869/02


Признание иммунитета государства от юрисдикции в отношении иска о необоснованном увольнении служащей посольства: допущено нарушение.


Урбанек против Австрии
[Urbanek v. Austria], N 35123/05


Установление размера судебных издержек, подлежащих уплате кредитором компании-банкрота, исходя из общей суммы заявленных требований по иску: нарушение не допущено.


Булуа против Люксембурга
[Boulois v. Luxembourg], N 37575/04


Неоднократный отказ тюремной администрации в предоставлении заключенному временного освобождения, не предусматривающий права на обжалование в административный суд: допущено нарушение.


Справедливое судебное разбирательство


Антикэ и компания "R" против Румынии
[Antica and "R" company v. Romania], N 26732/03


Немотивированное привлечение к солидарной ответственности фотографа и компании - издателя газеты за причинение вреда: допущено нарушение.


Штефеникэ и другие против Румынии
[Stefanica and Others v. Romania], N 38155/02


Отсутствие единообразного толкования закона судами, выступающими судами последней инстанции по делам о коллективном увольнении: допущено нарушение.


Суд, созданный на основании закона


Компания "DMD Group" против Словакии
[DMD Group, a.s., v. Slovakia], N 19334/03


Решение председателя районного суда, осуществляющего административные функции, взять дело на свое рассмотрение: допущено нарушение.


Пункт 1 статьи 6 Конвенции [уголовное производство]


Применимость


Вера Фернандес-Уидобро против Испании
[Vera Fernandez-Huidobro v. Spain], N 74181/01


Отсутствие беспристрастности следственного судьи: статья 6 Конвенции применима.


Александр Зайченко против России
[Aleksandr Zaichenko v. Russia], N 39660/02


Признания подозреваемого, полученные во время милицейской проверки на дороге: статья 6 Конвенции применима.


Бёйен против Германии
[Buijen v. Germany], N 27804/05


Передача осужденного иностранца в страну происхождения на основании Конвенции о передаче осужденных лиц после получения заверений прокурора: статья 6 Конвенции применима.


Доступ к правосудию


Бёйен против Германии
[Buijen v. Germany], N 27804/05


Невозможность обжалования решения о передаче осужденного иностранца в страну, насколько оно связано с заверениями прокурора: допущено нарушение.


Справедливое разбирательство дела


Александр Зайченко против России
[Aleksandr Zaichenko v. Russia], N 39660/02


Вынесение обвинительного приговора на основе признаний, сделанных в милиции до разъяснения прав: допущено нарушение.


Йолдаш против Турции
[Yoldas v. Turkey], N 27503/04


Добровольный и недвусмысленный отказ от права на помощь защитника при содержании под стражей в полиции: нарушение не допущено.


Орхан Чачан против Турции
[Orhan Cacan v. Turkey], N 26437/04


Осуждение, основанное в решающей степени на показаниях свидетеля, от которых он впоследствии отказался: допущено нарушение.


Ласка и Лика против Албании
[Laska and Lika v. Albania], NN 12315/04 и 17605/04


Осуждение на основании несправедливо проведенного опознания: допущено нарушение.


Гефген против Германии
[Gafgen v. Germany], N 22978/05


Использование в судебном разбирательстве доказательств, полученных под давлением: нарушение не допущено.


Шипуш против Соединенного Королевства
[Szypusz v. the United Kingdom], N 8400/07


Пребывание сотрудника полиции, управлявшего работой видеооборудования, наедине с коллегией присяжных при просмотре ею важных видеозаписей: нарушение не допущено.


Бруско против Франции
[Brusco v. France], N 1466/07


Вынесение обвинительного приговора лицу на основании показаний, сделанных им во время содержания под стражей в полиции после принесения присяги, обычно приносимой свидетелями: допущено нарушение.


Банникова против России
[Bannikova v. Russia], N 18757/06


Тайная операция органов внутренних дел, за которой последовало обвинение в распространении наркотиков: нарушение не допущено.


Гарсия Эрнандес против Испании
[Garcia Hernandez v. Spain], N 15256/07


Отсутствие публичного слушания в апелляционном суде, рассматривающем дело по существу: допущено нарушение.


Такске против Бельгии
[Taxquet v. Belgium], N 926/05


Отсутствие надлежащих процессуальных гарантий, позволяющих обвиняемому понять основания вынесения обвинительного приговора присяжными суда ассизов: допущено нарушение.


Равенство сторон


Жук против Украины
[Zhuk v. Ukraine], N 45783/05


Рассмотрение Верховным Судом кассационной жалобы по вопросам права в предварительном слушании в присутствии прокурора, но в отсутствие обвиняемого: допущено нарушение.


Независимый и беспристрастный суд


Вера Фернандес-Уидобро против Испании
[Vera Fernandez-Huidobro v. Spain], N 74181/01


Отсутствие беспристрастности при расследовании устранено при новом расследовании судьей другого суда: нарушение не допущено.


Адамкевич против Польши
[Adamkiewicz v. Poland], N 54729/00


Последовательное исполнение одним и тем же судьей следственных и судебных функций в отношении одного и того же несовершеннолетнего: допущено нарушение.


Шень против Франции
[Chesne v. France], N 29808/06


Вынесение решения о предварительном заключении на основании устоявшегося мнения о виновности обвиняемого: допущено нарушение.


Фатуллаев против Азербайджана
[Fatullayev v. Azerbaijan], N 40984/07


Участие в рассмотрении уголовного дела о клевете того же председательствующего судьи, который ранее рассматривал гражданское дело: допущено нарушение.


Мансель и Бранкар против Франции
[Mancel and Branquart v. France], N 22349/06


Оценка вопроса, касающегося чисто фактического доказательства, почти идентичным составом кассационного суда по двум последовательным жалобам: допущено нарушение.


Кардона Серрат против Испании
[Cardona Serrat v. Spain], N 38715/06


Вопрос о беспристрастности в связи с участием двух из трех судей, решавших вопрос о продлении срока пребывания заявителя под стражей, в составе суда, который впоследствии признал его виновным: допущено нарушение.


Хенрик Урбан и Рышард Урбан против Польши
[Henryk Urban and Ryszard Urban v. Poland], N 23614/08


Отсутствие гарантий независимости помощников судей в районных судах: допущено нарушение.


Пункт 2 статьи 6 Конвенции


Презумпция невиновности


Кузьмин против России
[Kouzmin v. Russia], N 58939/00


По делу обжалуются враждебные комментарии о районном прокуроре, обвиняемом в изнасиловании, высказанные по телевидению кандидатом на выборах в губернаторы: допущено нарушение.


Понсле против Бельгии
[Poncelet v. Belgium], N 44418/07


Преследование высокопоставленного государственного служащего на основании докладов, составленных в рамках административного расследования: допущено нарушение.


Фатуллаев против Азербайджана
[Fatullayev v. Azerbaijan], N 40984/07


Допущенное до предъявления обвинений высказывание Генерального прокурора о том, что в действиях подозреваемого содержится состав преступления: допущено нарушение.


Ашот Харутюнян против Армении
[Ashot Harutyunyan v. Armenia], N 34334/04


Постоянное применение металлической клетки во время рассмотрения апелляционной жалобы на приговор: нарушений не допущено.


Тендам против Испании
[Tendam v. Spain], N 25720/05


Отказ в присуждении компенсации за предварительное заключение в связи с тем, что заявитель был оправдан за недоказанностью вины: допущено нарушение.


Пункт 3 статьи 6 Конвенции


Права защиты


Бруско против Франции
[Brusco v. France], N 1466/07


Неуведомление лица, находящегося под стражей, до начала допроса о его праве не свидетельствовать против себя и праве хранить молчание: допущено нарушение.


Право на квалифицированную юридическую помощь


Александр Зайченко против России
[Aleksandr Zaichenko v. Russia], N 39660/02


Отсутствие юридической помощи при милицейской проверке на дороге: нарушение не допущено.


Йолдаш против Турции
[Yoldas v. Turkey], N 27503/04


Добровольный и недвусмысленный отказ от права на помощь защитника при содержании под стражей в полиции: нарушение не допущено.


Адамкевич против Польши
[Adamkiewicz v. Poland], N 54729/00


Использование полицией признания несовершеннолетнего, который был лишен доступа к защитнику: допущено нарушение.


Сахновский против России
[Sakhnovskiy v. Russia], N 21272/03


Отсутствие перед кассационным слушанием личной встречи между заявителем и его вновь назначенным адвокатом, ведущим защиту на основании доводов предыдущего защитника: допущено нарушение.


Подпункт "d" пункта 3 статьи 6 Конвенции


Допрос свидетелей


V.D. против Румынии
[V.D. v. Romania], N 7078/02


Неспособность обвиняемого подвергнуть перекрестному допросу основного свидетеля обвинения или оспорить ее показания: допущено нарушение.


Орхан Чачан против Турции
[Orhan Cacan v. Turkey], N 26437/04


Осуждение, в значительной степени основанное на показаниях, от которых свидетель впоследствии отказался: допущено нарушение.


Статья 7 Конвенции


Nullum crimen sine lege*


(* Нет преступления без предусматривающего его закона (лат.).)


Кононов против Латвии
[Kononov v. Latvia], N 36376/04


Осуждение в соответствии с законодательством, введенным в 1993 году, за военные преступления, совершенные в период Второй мировой войны: нарушение не допущено.


Статья 8 Конвенции


Применимость


Шальк и Копф против Австрии
[Schalk and Kopf v. Austria], N 30141/04


Сожительство однополой пары, имеющей стабильные отношения, составляет "семейную жизнь": статья 8 Конвенции применима.


Частная жизнь


Гиллан и Кинтон против Соединенного Королевства
[Gillan and Quinton v. the United Kingdom], N 4158/05


Полномочия по остановке и обыску лиц в отсутствие разумного подозрения в совершении правонарушений: допущено нарушение.


Кемаль Ташкин и другие против Турции
[Kemal Taskin and Others v. Turkey], NN 30206/04 и др.


Требование о написании имен в официальных документах только буквами официального турецкого алфавита: нарушение не допущено.


Узун против Германии
[Uzun v. Germany], N 35623/05


Слежка за подозреваемым в терроризме с помощью GPS: нарушение не допущено.


Поланко Торрес и Мовилья Поланко против Испании
[Polanco Torres and Movilla Polanco v. Spain], N 34147/06


Статья в прессе, обвиняющая жену высокопоставленного судьи на основании замечаний бывшего бухгалтера в причастности к недобросовестным сделкам с компанией: нарушение не допущено.


А. против Хорватии
[A. v. Croatia], N 55164/08


Неисполнение властями судебных приказов, направленных на обеспечение защиты заявительницы от нападения и угроз мужа: допущено нарушение.


Озпинар против Турции
[Ozpinar v. Turkey], N 20999/04


Смещение судьи с должности по основаниям, частично связанным с ее частной жизнью: допущено нарушение.


Гиллберг против Швеции
[Gillberg v. Sweden], N 41723/06


Привлечение к уголовной ответственности профессора университета, отказавшегося исполнить судебный приказ о предоставлении доступа к материалам исследований: нарушение не допущено.


Терновски против Венгрии
[Ternovszky v. Hungary], N 67545/09


Предусмотренная законодательством уголовная ответственность медицинских работников за предоставление акушерских услуг на дому, фактически лишающая беременных женщин права на медицинскую помощь при домашних родах: допущено нарушение.


A, B и С против Ирландии
[A, B and C v. Ireland], N 25579/05


Запрещение абортов в Ирландии: допущено нарушение / нарушение не допущено.


Частная и семейная жизнь


M.A.K. и R.K. против Соединенного Королевства
[M.A.K. and R.K. v. the United Kingdom], NN 45901/05 и 40146/06


Медицинский осмотр потерпевшго от насилия ребенка без согласия родителей или решения суда: допущено нарушение.


Курич и другие против Словении
[Kuric and Others v. Slovenia], N 26828/06


Уклонение от урегулирования ситуации лиц, исключенных из реестра постоянных резидентов после провозглашения независимости Словении: допущено нарушение.


Дадуш против Мальты
[Dadouch v. Malta], N 38816/07


Длительное уклонение от регистрации брака, заключенного за границей: допущено нарушение.


Обст против Германии
[Obst v. Germany], N 425/03


Шют против Германии
[Schuth v. Germany], N 1620/03


Увольнение церковных служащих за супружескую неверность: допущено нарушение/нарушение не допущено.


Семейная жизнь


M.A.K. и R.K. против Соединенного Королевства
[A.D. and O.D. v. the United Kingdom], N 28680/06


Медицинский осмотр потерпевшего от насилия ребенка без согласия родителей или решения суда: допущено нарушение.


Мустафа и Армаан Акын против Турции
[Mustafa and Armagan Akin v. Turkey], N 4694/03


Судебный приказ об опеке, препятствовавший детям в совместном проведении времени: допущено нарушение.


Макреди против Чехии
[Macready v. Czech Republic], NN 4824/06 и 15512/08


Необеспечение права отца на общение с сыном во время разбирательства о возвращении сына, увезенного матерью за границу: допущено нарушение.


Моретти и Бенедетти против Италии
[Moretti and Benedetti v. Italy], N 16318/07


Отказ в рассмотрении ходатайства приемной семьи перед принятием решения о признании ребенка отвечающим условиям усыновления: допущено нарушение.


Курочкин против Украины
[Kurochkin v. Ukraine], N 42276/08


Решение об отмене усыновления после развода приемных родителей: допущено нарушение.


Нойлингер и Шурук против Швейцарии
[Neulinger and Shuruk v. Switzerland], N 41615/07


Постановление о возвращении ребенка с матерью в страну проживания отца, откуда он был незаконно вывезен: в случае принудительного возвращения будет допущено нарушение.


Менгеша Кимфе против Швейцарии
[Mengesha Kimfe v. Switzerland], N 24404/05


Аграв против Швейцарии
[Agraw v. Switzerland], N 3295/06


Длившийся пять лет отказ властей от перевода искателей убежища в тот кантон, в котором находились их супруги, для совместного проживания: допущено нарушение.


Эуне против Норвегии
[Aune v. Norway], N 52502/07


Решение о лишении заявительницы родительских прав и разрешение на усыновление ее сына приемными родителями: нарушение не допущено.


Сергидес против Польши
[Serghides v. Poland], N 31515/04


Отмена приказа о возвращении ребенка, похищенного матерью, по причине неудовлетворительного поведения обоих родителей: нарушение не допущено.


Чавдаров против Болгарии
[Chavdarov v. Bulgaria], N 3465/03


Невозможность для биологического отца установить свое отцовство в отношении детей, рожденных замужней женщиной, с которой он сожительствовал: нарушение не допущено.


Высылка


Мутлаг против Германии
[Mutlag v. Germany], N 40601/05


Депортация иммигранта, проживающего длительное время в Германии, за особо тяжкие и насильственные преступления: нарушение не допущено.


Гезгинчи против Швейцарии
[Gezginci v. Switzerland], N 16327/05


Решение о депортации лица, являвшегося нелегальным иммигрантом в течение долгого времени: в случае депортации нарушение допущено не будет.


Жилище


Деес против Венгрии
[Dees v. Hungary], N 2345/06


Недостаточность мер, предпринятых властями государства в целях уменьшения шума от дорожного движения: допущено нарушение.


Переписка


Кеннеди против Соединенного Королевства
[Kennedy v. United Kingdom], N 26839/05


Пропорциональность и гарантии законодательства о перехвате внутренних сообщений: нарушение не допущено.


Позитивные обязательства


Чьюботару против Молдавии
[Ciubotaru v. Moldova], N 27138/04


Невозможность изменения регистрации национальности в официальных документах: допущено нарушение.


Милева и другие против Болгарии
[Mileva and Others v. Bulgaria], NN 43449/02 и 21475/04


Неспособность властей прекратить незаконную деятельность компьютерного клуба, причиняющего шум и беспокойство в жилом здании: допущено нарушение.


Хаждуова против Словакии
[Hajduova v. Slovakia], N 2660/03


Непредоставление жене достаточной защиты от нападений и угроз мужа: допущено нарушение.


Чавдаров против Болгарии
[Chavdarov v. Bulgaria], N 3465/03


Невозможность для биологического отца установить свое отцовство в отношении детей, рожденных замужней женщиной, с которой он сожительствовал: нарушение не допущено.


Статья 9 Конвенции


Свобода вероисповедания


Синан Ишик против Турции
[Sinan Isik v. Turkey], N 21924/05


Указание религии в удостоверениях личности: допущено нарушение.


Димитрас и другие против Греции
[Dimitras and Others v. Greece], N 42837/06 и др.


Обязанность раскрыть религиозные убеждения, чтобы избежать принятия религиозной присяги по уголовному делу: допущено нарушение.


"Свидетели Иеговы в Москве" против России
[Jehovah's Witnesses of Moscow v. Russia], N 302/02


Ликвидация религиозной общины в отсутствие относимых и достаточных оснований: допущено нарушение.


Свобода исповедовать религию или убеждения


Ахмет Арслан и другие против Турции
[Ahmet Arslan and Others v. Turkey], N 41135/98


Уголовное осуждение за ношение религиозного наряда в общественном месте: допущено нарушение.


Якобский против Польши
[Jakobski v. Poland], N 18429/06


Отказ заключенному-буддисту в диете, свободной от мясных блюд: допущено нарушение.


Статья 10 Конвенции


Свобода выражения мнения


Акдаш против Турции
[Akdas v. Turkey], N 41056/04


Изъятие перевода литературного произведения эротического характера и осуждение его издателя: допущено нарушение.


Антикэ и компания "R" против Румынии
[Antica and "R" company v. Romania], N 26732/03


Привлечение издателя газеты к солидарной ответственности с работником фотографом по возмещению вреда репутации третьего лица, вовлеченного в громкое дело: допущено нарушение.


Флинккиля и другие против Финляндии
[Flinkkila and Others v. Finland], N 25576/04


Осуждение редакторов за публикацию информации о подруге должностного лица: допущено нарушение.


Фатуллаев против Азербайджана
[Fatullayev v. Azerbaijan], N 40984/07


Привлечение к уголовной ответственности редактора газеты за выражение сомнений в отношении официальной версии событий и политики правительства: допущены нарушения.


Агенауэр против Франции
[Haguenauer v. France], N 34050/05


Осуждение выборной представительницы за высказывания в ответ на заявления должностного лица во время демонстрации, касающиеся особенно чувствительного для населения вопроса: допущено нарушение.


Брюне-Леконт и "Лион маг" против Франции
[Brunet-Lecomte and Lyon Mag v. France], N 17265/05


Осуждение за публикацию заявлений, намекающих на участие профессора, исповедующего ислам, в террористической деятельности: допущено нарушение.


Кокс против Турции
[Cox v. Turkey], N 2933/03


Запрет американскому ученому на возвращение в страну за полемические высказывания по курдскому и армянскому вопросам: допущено нарушение.


Гюль и другие против Турции
[Gul and Others v. Turkey], N 4870/02


Осуждение мирных демонстрантов за выкрикивание лозунгов в поддержку незаконной организации: допущено нарушение.


Cапан против Турции
[Sapan v. Turkey], N 44102/04


Изъятие книги, которое продолжалось в течение почти двух лет и восьми месяцев на основании немотивированных судебных решений: допущено нарушение.


Ролан Дюма против Франции
[Roland Dumas v. France], N 34875/07


Осуждение за диффамацию в связи с публикацией книги, в которой бывший подсудимый описал судебное разбирательство против него: допущено нарушение.


Гиллберг против Швеции
[Gillberg v. Sweden], N 41723/06


Привлечение к уголовной ответственности профессора университета, отказавшегося исполнить судебный приказ о предоставлении доступа к материалам исследований: нарушение не допущено.


Пойраз против Турции
[Poyraz v. Turkey], N 15966/06


Наложение на государственного служащего обязательства выплатить компенсацию вреда за разглашение в прессе информации, касающейся конфиденциального отчета о поведении судьи Кассационного Суда: нарушение не допущено.


Свобода получать и распространять информацию


Компания "Санома эйтгеверс Б.В." против Нидерландов
[Sanoma Uitgevers B.V. v. the Netherlands], N 38224/03


Изъятие полицией материала, способного привести к раскрытию журналистских источников: допущено нарушение.


Свобода распространять информацию


Гёзель и Ёзер против Турции
[Gozel and Ozer v. Turkey], NN 43453/04 и 31098/05


Автоматическое по сути осуждение представителей средств массовой информации за публикацию письменного материала о запрещенных организациях: допущено нарушение.


Салиев против России
[Saliyev v. Russia], N 35016/03


Необоснованное изъятие главным редактором тиража муниципальной газеты после публикации: допущено нарушение.


Позитивные обязательства государства


Динк против Турции
[Dink v. Turkey], NN 2668/07 и др.


Неспособность властей защитить право на свободу выражения мнения журналиста, который выступил с комментариями по национальному вопросу турецких граждан армянского происхождения: допущено нарушение.


Статья 11 Конвенции


Свобода мирных собраний и объединения


Вёрзёр Олафсон против Исландии
[Vordur Olafsson v. Iceland], N 20161/06


Обязанность нечлена по уплате взноса в частно-правовую промышленную федерацию: допущено нарушение.


"Свидетели Иеговы в Москве" против России
[Jehovah's Witnesses of Moscow v. Russia], N 302/02


Отказ в перерегистрации общины в качестве религиозной организации в отсутствие законных оснований: допущено нарушение.


Алеексеев против России
[Alekseyev v. Russia], NN 4916/07, 25924/08 и 14599/09


Неоднократные отказы в разрешении на проведение гей-парадов: допущено нарушение.


Статья 12 Конвенции


Право на вступление в брак


Фрасик против Польши
[Frasik v. Poland], N 22933/02


Яремович против Польши
[Jaremowicz v. Poland], N 24023/03


Отказ в разрешении заключенному вступить в брак в тюрьме: допущено нарушение.


Шальк и Копф против Австрии
[Schalk and Kopf v. Austria], N 30141/04


Невозможность вступления в брак однополой пары: нарушений не допущено.


О'Донахью и другие против Соединенного Королевства
[O'Donaghue and Others v. the United Kingdom], N 34848/07


Требование к иммигрантам получать специальное разрешение на регистрацию брака вне Англиканской церкви: допущено нарушение.


Статья 13 Конвенции


Эффективное средство правовой защиты


Аль-Саадун и Муфзи против Соединенного Королевства
[Al-Saadoon and Mufdhi v. the United Kingdom], N 1498/08


Жалоба в Палату лордов оказалась неэффективной в связи с передачей заключенных иракским властям до того, как жалоба могла быть рассмотрена: допущено нарушение.


Гросару против Румынии
[Grosaru v. Romania], N 78039/01


Послевыборный спор относительно парламентского представительства национального меньшинства: допущено нарушение.


Макфарлейн против Ирландии
[McFarlane v. Ireland], N 31333/06


Отсутствие эффективного средства правовой защиты для требования возмещения ущерба, причиненного задержками уголовного разбирательства: допущено нарушение.


Озпинар против Турции
[Ozpinar v. Turkey], N 20999/04


Судье отказано в эффективном средстве правовой защиты по жалобе на нарушение требований статьи 8 Конвенции: допущено нарушение.


Статья 14 Конвенции


Дискриминация (в контексте статьи 3 Конвенции)


Миланович против Сербии
[Milanovic v. Serbia], N 44614/07


Нападения частных лиц на члена движения "Харе Кришна", вызванные религиозной нетерпимостью: допущено нарушение.


Дискриминация (в контексте статьи 5 Конвенции)


Клифт против Соединенного Королевства
[Clift v. the United Kingdom], N 7205/07


Различия в процессуальных требованиях к досрочному освобождению в зависимости от длительности срока лишения свободы: допущено нарушение.


Дискриминация (в контексте пункта 1 статьи 6 Конвенции)


Греко-католический приход Сэмбата Бихор против Румынии
[Sambata Bihor Greek Catholic Parish v. Romania], N 48107/99


Ограничение права церковного прихода на доступ к суду в споре с другим приходом: допущено нарушение.


Параскева Тодорова против Болгарии
[Paraskeva Todorova v. Bulgaria], N 7193/07


Отказ в предоставлении отсрочки исполнения приговора в связи с этническим происхождением заявительницы: допущено нарушение.


Дискриминация (в контексте статьи 8 Конвенции)


Козак против Польши
[Kozak v. Poland], N 13102/02


Отказ гомосексуалисту в приобретении права найма квартиры после смерти партнера: допущено нарушение.


S.H. и другие против Австрии
[S.H. and Others v. Austria], N 57813/00


Предусмотренный национальным законодательством запрет использования донорских яйцеклетки и спермы для экстракорпорального оплодотворения: допущено нарушение.


Швицгебель против Швейцарии
[Schwizgebel v. Switzerland], N 25762/07


Отказ незамужней женщине определенного возраста в усыновлении второго ребенка: нарушение не допущено.


Шальк и Копф против Австрии
[Schalk and Kopf v. Austria], N 30141/04


Невозможность вступления в брак однополой пары: нарушение не допущено.


Аксу против Турции
[Aksu v. Turkey], NN 4149/04 и 41029/04


Публикации, предположительно оскорбляющее цыганское сообщество: нарушение не допущено (дело передано в Большую Палату).


Константин Маркин против России
[Konstantin Markin v. Russia], N 30078/06


Неравенство между военнослужащими мужского и женского полов в отношении права на отпуск по уходу за ребенком: допущено нарушение.


Фовси против Греции
[Fawsie v. Greece], N 40080/07


Сайдун против Греции
[Saidoun v. Greece], N 40083/07


Отказ в предоставлении социальных пособий иностранным гражданам: допущено нарушение.


Лосонци Роз и Роз против Швейцарии
[Losonci Rose and Rose v. Switzerland], N 664/06


Дискриминация в отношении интернациональной пары в связи с выбором ими фамилии: допущено нарушение.


P.V. против Испании
[P.V. v. Spain], N 35159/09


Ограничение права родителя-транссексуала на общение с ее ребенком: нарушение не допущено.


Дискриминация (в контексте статьи 9 Конвенции)


Гжеляк против Польши
[Grzelak v. Poland], N 7710/02


По делу обжалуется уклонение от обеспечения обучения этике с выставлением оценок ученику, освобожденному от религиозного обучения: допущено нарушение.


Союз церквей "Слово жизни" и другие против Хорватии
[Savez сrkava "Rijec zivota" and Others v. Croatia], N 7798/08


Отказ реформистским церквям в праве предоставлять религиозное образование в школах, а также регистрировать официально признаваемые религиозные браки: допущено нарушение.


Дискриминация (в контексте статьи 12 Конвенции)


О'Донахью и другие против Соединенного Королевства
[O'Donaghue and Others v. the United Kingdom], N 34848/07


Требование к иммигрантам получать специальное разрешение на регистрацию брака вне Англиканской церкви: допущено нарушение.


Дискриминация (в контексте статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции)


Карсон и другие против Соединенного Королевства
[Carson and Others v. the United Kingdom] [GC], N 42184/05


Отсутствие права на индексацию для пенсионеров, проживающих в странах, не заключивших двусторонние соглашения с Соединенным Королевством: нарушение не допущено.


J.M. против Соединенного Королевства
[J.M. v. the United Kingdom], N 37060/06


Различие в обращении по основаниям сексуальной ориентации в отношении правил содержания детей: допущено нарушение.


Шерифе Йигит против Турции
[Serife Yigit v. Turkey], N 3976/05


Отказ в признании женщины в качестве наследницы мужчины, женой которого она являлась только в силу церковного обряда: нарушение не допущено.


Таркоев и другие против Эстонии
[Tarkoev and Others v. Estonia], NN 14480/08 и 47916/08


Отказ на основании двустороннего соглашения в пенсионном обеспечении лицам, являющимся российскими военными пенсионерами: нарушение не допущено.


Дискриминация (в контексте статьи 2 Протокола N 1 к Конвенции)


Оршуш и другие против Хорватии
[Orsus and Others v. Croatia], N 15766/03


Зачисление цыганских детей в отдельные классы вследствие их недостаточного знания хорватского языка: допущено нарушение.


Статья 22 Конвенции


Избрание судей


Консультативное заключение (N 2) о некоторых правовых вопросах, связанных со списками кандидатов, представленными для выборов судей Европейского Суда по правам человека [Большая Палата].

Отзыв списка кандидатов для выборов судей Европейского Суда после истечения предельного срока на подачу списка в Парламентскую ассамблею: отзыв недопустим.


Статья 34 Конвенции


Статус жертвы


Флоря Поп против Румынии
[Floarea Pop v. Romania], N 63101/00


Решение национального суда, которым признано нарушение Конвенции и предоставлено надлежащее и достаточное возмещение в связи с ним: утрата статуса жертвы нарушения Конвенции.


Дюздемир и Гюнер против Турции
[Duzdemir and Guner v. Turkey], NN 25952/03 и 25966/03


Значение национального мирового соглашения о выплате присужденных судом сумм после длительной задержки: статус жертвы сохраняется.


Гефген против Германии
[Gafgen v. Germany], N 22978/05


Национальные власти признали факт бесчеловечного обращения, но не предоставили компенсацию и не назначили адекватного наказания преступникам: статус жертвы сохраняется.


Чорап против Молдавии (N 2)
[Ciorap v. Moldova] (no. 2), N 7481/06


Присуждение на уровне страны компенсации, значительно уступающей минимуму, присуждаемому Европейским Судом по делам о бесчеловечном обращении: статус жертвы сохраняется.


Сахновский против России
[Sakhnovskiy v. Russia], N 21272/03


Возобновление производства по делу в порядке надзора: статус жертвы сохраняется.


Воспрепятствование осуществлению права на подачу индивидуальной жалобы


Аль-Саадун и Муфзи против Соединенного Королевства
[Al-Saadoon and Mufdhi v. the United Kingdom], N 61498/08


Передача заключенных иракским властям в нарушение предварительного указания предположительно из-за "объективных препятствий", делающих его соблюдение невозможным: допущено нарушение.


Камалиевы против России
[Kamaliyevy v. Russia], N 52812/07


По делу обжалуется уклонение властей от соблюдения предварительной меры, указанной Европейским Судом на основании правила 39 Регламента Суда: допущено нарушение.


D.B. против Турции
[D.B. v. Turkey], N 33526/08


Невозможность встречи с адвокатом искателя убежища, находящегося в изоляторе, несмотря на указание о предварительной мере со стороны Европейского Суда: допущено нарушение.


Лопата против России
[Lopata v. Russia], N 72250/01


Запугивание и оказание давления на заявителя властями в связи с обращением в Европейский Суд: допущено нарушение.


Найден против Украины
[Naydyon v. Ukraine], N 16474/03


Отказ властей предоставить заключенному копии документов, необходимых для подачи жалобы в Европейский Суд: допущено нарушение.


Статья 35 Конвенции


Пункт 1 Статьи 35 Конвенции


Эффективное внутреннее средство правовой защиты (Чешская Республика)


Кнебл против Чешской Республики
[Knebl v. the Czech Republic], N 20157/05


Право требовать только возмещения вреда в связи с нарушением требования "безотлагательного рассмотрения жалобы", предусмотренного положением пункта 4 статьи 5 Конвенции: эффективное средство правовой защиты.


Шестимесячный срок для подачи жалобы


Бююкдере и другие против Турции
[Buyukdere and Others v. Turkey], N 6162/04


Шестимесячный срок в целях подачи жалобы в Европейский Суд должен исчисляться с учетом критериев, применимых к Конвенции: жалоба признана неприемлемой.


Пункт 3 статьи 35 Конвенции


Компетенция ratione personae*


(* Ввиду обстоятельств, относящихся к лицу (лат.).)


Моретти и Бенедетти против Италии
[Moretti and Benedetti v. Italy], N 16318/07


Жалоба подана от имени несовершеннолетнего ребенка приемными родителями: жалоба признана неприемлемой.


Подпункт "b" пункта 3 статьи 35 Конвенции


Незначительный ущерб


Гальоне и другие против Италии
[Gaglione and Others v. Italy], NN 45867/07 и др.


Жалобы, касающиеся существенных задержек в выплате присужденных сумм, превышающих 200 евро: предварительные возражения отклонены.


Статья 37 Конвенции


Пункт 1 Статьи 37 Конвенции


Требование соблюдения прав человека


Специальные обстоятельства, требующие продолжения рассмотрения жалобы


Техрани и другие против Турции
[Tehrani and Others v. Turkey], NN 32940/08, 41626/08 и 43616/08


Наличие сомнений относительно психического состояния заявителя, желающего отозвать свою жалобу, поданную в Европейский Суд: заявление об отзыве жалобы подлежит отклонению.


Хакими против Бельгии
[Hakimi v. Belgium], N 665/08


Одностороннее заявление государства-ответчика лишает заявителя возможности требовать установления нарушения пункта 1 статьи 6 Конвенции, которое необходимо для пересмотра национального решения: в прекращении производства по жалобе отказано.


Статья 41 Конвенции


Справедливая компенсация


Оял против Турции
[Oyal v. Turkey], N 4864/05


Государство-ответчик обязано предоставить пациенту, зараженному вирусом ВИЧ при переливаниях крови во время родов, полную и бесплатную медицинскую помощь пожизненно


Священный синод Болгарской православной церкви (митрополита Иннокентия) и другие против Болгарии
[Holy Synod of the Bulgarian Orthodox Church (Metropolitan Inokentiy) and Others v. Bulgaria], NN 412/03 и 35677/04


Вмешательство государства во внутренний спор о руководстве расколотой религиозной общины: компенсация морального вреда.


Муминов против России
[Muminov v. Russia], N 42502/06


Государство-ответчик обязано обеспечить выплату присужденной заявителю Европейским Судом справедливой компенсации, способствуя восстановлению связи с заявителем, выдворенным в государство, не являющееся членом Совета Европы (Узбекистан).


Статья 46 Конвенции


Исполнение постановлений [Суда] - меры общего характера


Клаус и Юрий Киладзе против Грузии
[Klaus and Iouri Kiladze v. Georgia], N 7975/06


Государству-ответчику предложено безотлагательно принять меры для устранения законодательного пробела, препятствующего жертвам советских политических репрессий использовать на практике свои права на компенсацию.


Синан Ишик против Турции
[Sinan Isik v. Turkey], N 21924/05


Государству-ответчику предложено устранить указание религиозной принадлежности из удостоверений личности.


Ласка и Лика против Албании
[Laska and Lika v. Albania], NN 12315/04 и 17605/04


Государство-ответчик обязано принять меры, обеспечивающие возможность возобновления национального разбирательства или повторного рассмотрения дела заявителей.


Сарыджа и Дилавер против Турции
[Sarica and Dilaver v. Turkey], N 11765/05


Государство-ответчик обязано принять общие меры для пресечения незаконного занятия земель.


Етиш и другие против Турции
[Yetis and Others v. Turkey], N 40349/05


Государство-ответчик обязано принять общие меры для устранения обесценивания компенсаций за экспроприацию.


Курич и другие против Словении
[Kuriс and Others v. Slovenia], N 26828/06


Государству-ответчику предложено ввести целесообразное законодательство, регулирующее проживание лиц, "исключенных" из реестра постоянных резидентов после провозглашения независимости Словении.


Румпф против Германии
[Rumpf v. Germany], N 46344/06


Государство-ответчик обязано в течение года учредить эффективное средство правовой защиты по требованиям, связанным с длительностью разбирательства.


Священный синод Болгарской православной церкви (митрополита Иннокентия) и другие против Болгарии
[Holy Synod of the Bulgarian Orthodox Church (Metropolitan Inokentiy) and Others v. Bulgaria], NN 412/03 и 35677/04


Государство-ответчик обязано изменить законодательство о религиозных конфессиях.


Константин Маркин против России
[Konstantin Markin v. Russia], N 30078/06


Государство-ответчик обязано принять законодательство, упраздняющее дискриминацию между военнослужащими мужского и женского полов в отношении их права на отпуск по уходу за ребенком.


Мария Атанасиу и другие против Румынии
[Maria Atanasiu and Others v. Romania], NN 30767/05 и 33800/06


Государство-ответчик обязано принять законодательство и разработать административные меры, гарантирующие защиту прав собственников в случае национализации недвижимости.


Гринс и М.Т. против Соединенного Королевства
[Greens and M.T. v. the United Kingdom], NN 60041/08 и 60054/08


Государство-ответчик обязано обеспечить реализацию права голосовать на выборах лиц, отбывающих наказание в местах лишения свободы.


Булуа против Люксембурга
[Boulois v. Luxembourg], N 37575/04


Государство-ответчик обязано предпринять все необходимые меры для обеспечения рассмотрения судом жалоб, касающихся исполнения приговора, с соблюдением требований пункта 1 статьи 6 Конвенции.


Гальоне и другие против Италии
[Gaglione and Others v. Italy], NN 45867/07 и др.


Государство-ответчик обязано предпринять меры по восстановлению эффективности средства правовой защиты, предусмотренного законом Пинто.


Вассилиос Афанасиоу и другие против Греции
[Vassilios Athanasiou and Others v. Greece], N 50973/08


Опубликовано в "Бюллетене ЕСПЧ" N 6/2011


Государство-ответчик обязано в течение одного года учредить средство правовой защиты в связи с чрезмерной длительностью разбирательства в административных судах.


Исполнение постановлений [Суда] - меры индивидуального характера


Аль-Саадун и Муфзи против Соединенного Королевства
[Al-Saadoon and Mufdhi v. the United Kingdom], N 61498/08


Государство-ответчик обязано принять все возможные меры для получения гарантий от иракских властей относительно того, что заявители не будут подвергнуты смертной казни.


Фатуллаев против Азербайджана
[Fatullayev v. Azerbaijan], N 40984/07


Государство-ответчик обязано обеспечить немедленное освобождение редактора газеты, осуждение и наказание которого нарушили его право на уважение свободы выражения мнения.


"Свидетели Иеговы в Москве" против России
[Jehovah's Witnesses of Moscow v. Russia], N 302/02


Государство-ответчик обязано принять меры для пересмотра решений о ликвидации и отказе в перерегистрации религиозной общины.


Курич и другие против Словении
[Kuriс and Others v. Slovenia], N 26828/06


Государству-ответчику предложено выдать заявителям виды на жительство, имеющие обратную силу.


Абуева и другие против России
[Abuyeva and Others v. Russia], N 27065/05


Государство-ответчик обязано провести новое независимое расследование в отношении пропорциональности применения смертоносного оружия.


Статья 47 Конвенции


Консультативное заключение


Консультативное заключение (N 2) о некоторых правовых вопросах, связанных со списками кандидатов, представленными для выборов судей Европейского Суда по правам человека [Большая Палата].

Отзыв списка кандидатов для выборов судей Европейского Суда после истечения предельного срока на подачу списка в Парламентскую Ассамблею: отзыв недопустим.


Статья 1 Протокола N 1 к Конвенции


Право на беспрепятственное пользование своим имуществом


Айспуруа Ортис и другие против Испании
[Aizpurua Ortiz and Others v. Spain], N 42430/05


Коллективное соглашение, изменяющее права на дополнительную пенсию по возрасту, приобретенные по ранее действовавшему коллективному договору: нарушение не допущено.


Клаус и Юрий Киладзе против Грузии
[Klaus and Iouri Kiladze v. Georgia], N 7975/06


Законодательный пробел, препятствующий жертвам советских политических репрессий использовать на практике свои права на компенсацию: допущено нарушение.


Джёкич против Боснии и Герцеговины
Dokic v. Bosnia and Herzegovina], N 6518/04


Невозможность восстановления владения квартирой в связи со службой в вооруженных силах, которые участвовали в военных действиях в стране: допущено нарушение.


Сагхинадзе и другие против Грузии
[Saghinadze and Others v. Georgia], N 18768/05


Выселение лица, перемещенного внутри страны, из государственного жилья после 10 лет непрерывного добросовестного использования: допущено нарушение.


Тендам против Испании
[Tendam v. Spain], N 25720/05


Отказ в присуждении компенсации за утрату или ухудшение имущества, изъятого в рамках уголовного разбирательства: допущено нарушение.


Лишение имущества


Котов против России
[Kotov v. Russia], N 54522/00


Незаконное распределение активов частного банка конкурсным управляющим: дело передано в Большую Палату.


"Сюд паризьен де конструксьон" против Франции
[Sud Parisienne de Construction v. France], N 33704/04


Изменение законодательства, придавшее обратную силу ставке штрафной неустойки, применимой к договорам подряда для общественных нужд: нарушение не допущено.


Ди Бельмонте против Италии
[Di Belmonte v. Italy], N 72638/01


Налоговое обязательство, возникшее вследствие задержки в исполнении властями судебного приказа о выплате компенсации за экспроприацию: допущено нарушение.


Сарыджа и Дилавер против Турции
[Sarica and Dilaver v. Turkey], N 11765/05


Фактическая экспроприация без выплаты компенсации: допущено нарушение.


Етиш и другие против Турции
[Yetis and Others v. Turkey], N 40349/05


Возложенное на заявителей несоразмерное бремя, вызванное обесцениванием компенсации за экспроприацию между датой оценки и датой урегулирования в отсутствие штрафных процентов: допущено нарушение.


Пердиган против Португалии
[Perdig o v. Portugal], N 24768/06


Судебные расходы превысили сумму компенсации за экспроприированное имущество: допущено нарушение.


Контроль над использованием имущества


Депаль против Франции
[Depalle v. France], N 34044/02


Броссе-Трибуле и другие против Франции
[Brosset-Triboulet and Others v. France ], N 34078/02


Возложение на собственников обязанности по сносу за их счет и без компенсации домов, которые были ими законно приобретены на прибрежных участках общественной земли: нарушение не допущено.


Консор Рише и Ле Бер против Франции
[Consorts Richet and Le Ber v. France], NN 18990/07 и 23905/07


Отказ властей исполнять договорные обязательства после введения в действие новых правовых актов: допущено нарушение.


Алмейда Ферейра и Мело Ферейра против Португалии
[Almeida Ferreira and Melo Ferreira v. Portugal], N 41696/07


Предусмотренный законом запрет землевладельцу прекращать долгосрочную аренду: нарушение не допущено.


Статья 3 Протокола N 1 к Конвенции


Свободное волеизъявление народа


Гросару против Румынии
[Grosaru v. Romania], N 78039/01


Послевыборный спор относительно парламентского представительства национального меньшинства: допущено нарушение.


Алайош Кишш против Венгрии
[Alajos Kiss v. Hungary], N 38832/06


Автоматическое лишение права участия в голосовании вследствие введения частичной опеки: допущено нарушение.


Ситаропулос и Зякумопулос против Греции
[Sitaropoulos and Giakoumopoulos v. Greece], N 42202/07


Уклонение от принятия в течение более чем 30 лет законодательства, обеспечивающего экспатриантам практическую возможность реализации конституционного права голосовать на парламентских выборах во время пребывании за границей: допущено нарушение (дело передано в Большую Палату)


Керимова против Азербайджана
[Kerimova v. Azerbaijan], N 20799/06


Произвольное признание недействительными результатов выборов в парламентском избирательном округе и неэффективность судебной проверки: допущено нарушение.


Право избираться


Фродль против Австрии
[Frodl v. Austria], N 20201/04


Отстранение некоторых категорий осужденных от участия в голосовании на выборах: допущено нарушение.


Намат Алиев против Азербайджана
[Namat Aliyev v. Azerbaijan], N 8705/06


Уклонение национальных органов от адекватной проверки жалоб на нарушения, допущенные на выборах: допущено нарушение.


Тэнасе против Молдавии
[Tanase v. Moldova], N 7/08


Запрет избрания в парламент лиц с множественным гражданством: допущено нарушение.


Статья 5 Протокола N 7 к Конвенции


Равенство супругов


Константин Маркин против России
[Konstantin Markin v. Russia], N 30078/06


Предположительное неравенство военнослужащих мужского и женского полов в отношении права на отпуск по уходу за ребенком: жалоба признана неприемлемой.


Статья 1 протокола N 12 к Конвенции


Общее запрещение дискриминации


Союз церквей "Слово жизни" и другие против Хорватии
[Savez сrkava "Rijec zivota" and Others v. Croatia], N 7798/08


Отказ реформистским церквям в праве предоставлять религиозное образование в школах, а также регистрировать официально признаваемые религиозные браки: статья 1 Протокола N 12 применима.


В Совете Европы


Парламентская ассамблея Совета Европы вновь критиковала российские правопорядки


На очередном заседании Парламентской ассамблеи (ПАСЕ) был заслушан доклад швейцарца Дика Марти о ситуации в десяти странах Совета Европы (СЕ), находящихся под мониторингом ассамблеи, - Азербайджане, Албании, Армении, Боснии и Герцеговине, Грузии, Молдавии, России, Сербии, на Украине и в Черногории. В своем докладе господин Марти уделил России немало места, в основном сосредоточившись на различных аспектах организации и проведения выборов, а также положении оппозиционных партий в стране.

По мнению докладчика, в России из-за существенных недостатков в политической системе произошел подрыв политического плюрализма, а ее состояние в целом мало соответствует стандартам СЕ. "Несмотря на ряд поправок к Избирательному кодексу, направленных на его либерализацию и принятых Думой в 2009-2010 годах, ограниченный политический плюрализм и другие ограничения в политической среде вызывают обеспокоенность", - отмечается в докладе господина Марти

Далее Дик Марти указывает, что "ограничительные условия для деятельности оппозиции вкупе с ограничениями на свободу выражения мнений и свободу собраний ставят под угрозу политический процесс в целом". Кроме того, озабоченность СЕ вызывает то, что "большая часть оппозиции в России остается вне Думы и не участвует в политическом диалоге". "Значимый прогресс в этой области требует значительных улучшений политической среды, с тем чтобы сформировалась подлинно многопартийная система, а оппозиция стала по-настоящему конкурентоспособной", - констатируется в докладе.

В резолюции к докладу, принятой по итогам его обсуждения, ПАСЕ советует властям РФ устранить препятствия для регистрации партий и кандидатов, снизить порог для вхождения в парламент, а также установить полноценный политический диалог с оппозицией, в том числе и внепарламентской. При этом ассамблея призывает российский парламент внести "изменения в Конституцию с целью усиления парламентского контроля над деятельностью исполнительной власти".

Вот что рассказал о реакции российской делегации корреспондент "Коммерсанта" Владимир Соловьев: "Резолюция, особенно ее пункт о необходимости корректировки Конституции, вызвала негодование членов российской делегации, которая в этот день осталась в ПАСЕ в абсолютном меньшинстве. "Мы не стали писать к ней (резолюции.- "Ъ") поправок, потому что исправить ее нельзя! - негодовал сенатор Александр Починок.- А как иначе, когда в этом зале в ультимативной форме требуют изменить Конституцию! Давайте тогда ликвидируем английскую королеву! А в Германии давайте усилим слабого президента! А в США президент, наоборот, слишком сильный - давайте увеличим полномочия конгресса. Поймите - у нас у всех разные государства!"

Критике господина Починка подверглась и та часть резолюции, в которой говорилось о том, что власти Грузии смогли наладить диалог с оппозицией. "А слезоточивый газ? А резиновые дубинки и пули? Нам это все в фантастическом фильме привиделось? Это диалог с оппозицией?" - припомнил сенатор недавний разгон оппозиционного митинга в Тбилиси.

Впрочем, господин Починок в ходе голосования был в явном меньшинстве: 54 члена ПАСЕ проголосовали за, три - против и один воздержался. Воздерживались и голосовали против документа четыре российских сенатора, оставшихся в этот день в Страсбурге (помимо Александра Починка это были Валерий Парфенов, Валерий Сударенков и Валерий Федоров). Все остальные члены делегации РФ (в ее списке на сайте ассамблеи фигурируют 36 человек) к этому моменту уже вылетели в Москву".


Избранные постановления Европейского Суда по правам человека по жалобам против Российской Федерации


Выбор постановлений, публикуемых в номере, диктуется важностью изложенных в них правовых позиций для национальной судебной практики, рекомендациями Г.О. Матюшкина, Уполномоченного Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека - заместителя министра юстиции Российской Федерации, пожеланиями и предложениями наших читателей. Перевод Г.А. Николаева, О.Л. Ветровой и Н.В. Прусаковой.


Колесник против России
[Kolesnik v. Russia] (N 26876/08)


Заявители, супруги - гражданка Туркменистана и гражданин России, проживающие в Тульской области, - жаловались на то, что содержание заявительницы под стражей для цели экстрадиции являлось незаконным и что экстрадиция заявительницы в Туркменистан, где ей предъявлено обвинение в совершении мошенничества, составит нарушение права не подвергаться негуманному обращению, поскольку существует реальная угроза жизни и здоровью заявительницы.

Европейский Суд единогласно постановил, что в данном деле российские власти нарушили требования статьи 3 и пунктов 1 4 статьи 5 Конвенции, и обязал государство-ответчика выплатить заявительнице 24 000 евро в качестве компенсации морального вреда.


Никифоров против России
[Nikiforov v. Russia] (N 42837/04)


Заявитель, отбывающий наказание в виде лишения свободы в Костроме за грабеж, жаловался на то, что его избивали в отделении милиции с целью получения признательных показаний, а также на отсутствие эффективного расследования его жалоб на пытки.

Европейский Суд единогласно постановил, что в данном деле российские власти нарушили требования статьи 3 Конвенции, и обязал государствоответчика выплатить заявителю 30 000 евро в качестве компенсации морального вреда.

Совпадающее мнение по настоящему делу выразил судья Дж. Малинверни (избранный от Швейцарии), к которому присоединились судьи Х. Розакис (избранный от Греции) и С.-Э. Йебенс (избранный от Норвегии).


Гелаевы против России
[Gelayevy v. Russia] (N 20216/07)


Заявители (6 человек), проживающие в Чеченской Республике, утверждали, что российские власти несут ответственность за исчезновение их близкого родственника, а также за непроведение адекватного расследования обстоятельств исчезновения. Вторая заявительница также жаловалась, что была подвергнута негуманному обращению со стороны представителей российских властей.

Европейский Суд единогласно постановил, что в данном деле российские власти нарушили требования статей 2, 3, 5 и 13 Конвенции, и обязал государство-ответчика выплатить первому и второй заявителям совместно 18 000 евро в качестве компенсации материального ущерба, а также 10 000 евро - второй заявительнице и 78 000 евро - всем заявителям совместно в качестве компенсации морального вреда.


Ахматхановы против России
[Akhmatkhanovy v. Russia] (N 20147/07)


Заявители (4 человека), проживающие в Чеченской Республике, утверждали, что российские власти несут ответственность за исчезновение их близкого родственника (сына, брата и мужа соответственно), а также за непроведение адекватного расследования обстоятельств исчезновения.

Европейский Суд единогласно постановил, что в данном деле российские власти нарушили требования статей 2, 3, 5 и 13 Конвенции, и обязал государство-ответчика выплатить четвертой заявительнице 15 000 евро в качестве компенсации материального ущерба, а также всем заявителям совместно 60 000 евро в качестве компенсации морального вреда.


Самошенков и Строков против России
[Samoshenkov and Strokov v. Russia] (N 21731/03 и 1886/04)


Заявители, отбывающие наказание в Челябинской области, жаловались: первый - на чрезмерную длительность (около пяти лет) судебного разбирательства по его уголовному делу и рассмотрение его дела в суде кассационной инстанции в отсутствие защитника; второй - на незаконный характер содержания его под стражей.

Европейский Суд единогласно постановил, что в данном деле российские власти нарушили требования пункта 1 статьи 5 Конвенции в отношении второго заявителя и требования пункта 1 статьи 6, а также требования пункта 1 и подпункта "с" пункта 3 статьи 6 Конвенции в отношении первого заявителя, и обязал государство-ответчика выплатить первому заявителю 2 400 евро, а второму заявителю - 9 000 евро в качестве компенсации морального вреда.


Шапошников против России
[Shaposhnikov v. Russia] (N 8998/05)


Заявитель, проживающий в Ульяновске, обжаловал незаконный характер содержания под стражей по обвинению в перевозке наркотиков (санкционирование содержания под стражей постфактум при продлении срока).

Европейский Суд единогласно постановил, что российские власти нарушили требования пункта 1 статьи 5 Конвенции.


Тигран Айрапетян против России
[Tigran Ayrapetyan v. Russia] (N 75472/01)


Заявитель, проживающий в Москве, жаловался на избиения в отделе внутренних дел района Отрадное г. Москвы, куда он был доставлен по подозрению в вымогательстве денег у ученика школы, в которой учился. Он также утверждал, что российские власти не создали Европейскому Суду всех необходимых условий для проведения расследования обстоятельств дела.

Европейский Суд единогласно постановил, что в данном деле российские власти нарушили требования статьи 3 Конвенции в связи с пытками и непроведением эффективного расследования обстоятельств причинения страданий, а также требований подпункта "а" пункта 1 статьи 38 Конвенции, и обязал государство-ответчика выплатить заявителю 35 000 евро в качестве компенсации морального вреда.


Данилин против России
[Danilin v. Russia] (N 4176/03)


Заявитель, проживающий в Москве, жаловался на негуманные и унижающие человеческое достоинство условия содержания под стражей до суда (переполненность камер, отсутствие вентиляции, неадекватное питание).

Европейский Суд единогласно постановил, что в данном деле российские власти нарушили требования статьи 3 Конвенции, и обязал государство-ответчика выплатить заявителю 13 500 евро в качестве компенсации морального вреда.



Бюллетень Европейского Суда по правам человека Российское издание N 7/2011


Проект Московского клуба юристов и Издательского дома "Юстиция"


Перевод: Николаев Г.А.


Данный выпуск "Бюллетеня Европейского Суда по правам человека" основан на английской версии бюллетеня "Information Note N 137 on the case-law. January 2010"


Текст издания представлен в СПС Гарант на основании договора с ИД "Юстиция"



Заинтересовавший Вас документ доступен только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.