Обзор судебной практики Белгородского областного суда по гражданским делам за февраль 2013 года

Обзор судебной практики Белгородского областного суда по гражданским делам за февраль 2013 года

 

Вопросы применения норм материального права

 

Закон не содержит запрета на заключение соглашения о совместном строительстве жилого дома в устной форме

В., являясь матерью А. и ссылаясь на те обстоятельства, что строительство жилого дома производилось за счет ее средств, а также средств других детей, которые ей помогали, А. после возведения стен и крыши дома устранился от финансирования строительства, а также на наличие устной договоренности о создании совместной собственности, обратилась в суд с иском, просила признать за ней право собственности на 1/2 доли земельного участка общей площадью 0,15 га и 1/2 доли жилого дома общей площадью 105,1 кв. м, в том числе жилой 50 кв. м, с хозяйственными строениями и сооружениями.

Решением суда в удовлетворении заявленных требований отказано.

Решение отменено в апелляционном порядке по следующим основаниям.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд указал, что истец не представил бесспорных доказательств, свидетельствующих о наличии соглашения между истцом и собственником жилого дома и земельного участка о создании общей собственности на объект недвижимого имущества, а потому не имеется оснований для признания за нею права собственности на долю в общем имуществе.

Данный вывод суда противоречит фактическим обстоятельствам дела, нормам материального права и материалам дела, поскольку законом какие-либо требования к форме такого соглашения не установлены.

Пунктом 1 статьи 159 ГК РФ предусмотрено, что сделка, для которой законом или соглашением сторон не установлена письменная форма, может быть совершена устно.

Действующее законодательство не содержит запрета на заключение соглашения о совместном строительстве жилого дома в устной форме, поскольку в данном случае стороны договариваются не о размере вложений в общую собственность, а о цели, с которой эти вложения вносятся.

При разрешении данного спора юридически значимыми обстоятельствами являлись наличие цели, которую стороны преследовали, вкладывая свой труд и средства в строительство, а также наличие договоренности о создании общей совместной собственности на объект недвижимости.

Согласно ст. 218 ГК РФ право собственности на новую вещь, изготовленную или созданную этим лицом для себя с соблюдением закона и иных правовых актов, приобретается этим лицом.

Судебной коллегией установлено, что до начала строительства и в его процессе стороны согласовали и выразили свою волю, поскольку все происходило в рамках семейных отношений, на возникновение общей собственности на вновь возводимый жилой дом, что подтверждается доверенностью, которой ответчик уполномочивал истицу производить все действия, связанные с проектированием, со строительством, введением в эксплуатацию жилого дома с правом оформления земельного участка в собственность, с правом заключения договоров на выполнение строительных работ, производить необходимые расчеты, совершать все действия, связанные с данным поручением.

Судебная коллегия пришла к выводу, что между сыном и матерью фактически возникла договоренность о создании общей собственности на спорный жилой дом и в соответствии с этим она вела строительство жилого дома личным трудом и своими денежными средствами для удовлетворения общих потребностей в жилье на принадлежащим ответчику земельном участке, что подтверждается показаниями свидетелей, товарными чеками и товарными накладными.

В соответствии со ст. 244 ГК РФ имущество, находящееся в собственности двух или нескольких лиц, принадлежит им на праве общей собственности. При этом имущество может находиться в общей собственности с определением доли каждого из собственников в праве собственности (долевая собственность).

При определении доли истца невозможно с точностью определить размер вложенных сторонами средств в строительство дома, оценить трудовое участие, а также участие денежными средствами в создании объекта, между тем учитывая постоянное проживание истицы в данном жилом доме и отсутствие у нее другого жилого помещения, в силу ст. 245 ГК РФ судебная коллегия признала доли истца и ответчика равными.

 

Если отдельные виды отношений с участием потребителей регулируются и специальными законами Российской Федерации, содержащими нормы гражданского права (например, договор участия в долевом строительстве, договор страхования, как личного, так и имущественного, договор банковского вклада, договор перевозки, договор энергоснабжения), то к отношениям, возникающим из таких договоров, Закон о защите прав потребителей применяется в части, не урегулированной специальными законами

В результате дорожно-транспортного происшествия автомобили сторон по делу получили повреждения. ООО "Росгосстрах", застраховавшее гражданскую ответственность причинителя вреда, выплатило потерпевшей страховое возмещение в сумме 22785 руб. 39 коп. Не согласившись с произведенной выплатой, П. 26.09.2012 г. обратилась к страховщику с претензией, в которой просила произвести доплату страховой суммы в размере 80849 руб. 61 коп. и расходы по экспертизе - 4000 руб. Получив отказ, П. обратилась в суд с иском, в котором просила взыскать с ООО "Росгосстрах" невыплаченное страховое возмещение в сумме 80849 руб. 61 коп., расходы по экспертизе - 4000 руб., расходы по составлению доверенности - 700 руб., расходы на представителя - 8000 руб., а также штраф в сумме 40424 руб. 80 коп.

Решением суда требования в части страхового возмещения и судебных расходов удовлетворены, а в части взыскания штрафа отказано. С ООО "Росгосстрах" в доход муниципального образования городской округ "Город Белгород" взыскана государственная пошлина в размере 2625 руб. 49 коп.

Решение отменено судом апелляционной инстанции в части отказа во взыскании штрафа по следующим основаниям.

Из разъяснений, содержащихся в пункте 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 г. N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей" следует, что, если отдельные виды отношений с участием потребителей регулируются и специальными законами Российской Федерации, содержащими нормы гражданского права (например, договор участия в долевом строительстве, договор страхования, как личного, так и имущественного, договор банковского вклада, договор перевозки, договор энергоснабжения), то к отношениям, возникающим из таких договоров, Закон о защите прав потребителей применяется в части, не урегулированной специальными законами.

Из содержания подпункта "а" пункта 3 вышеназванного Постановления Пленума Верховного Суда РФ следует, что исходя из преамбулы Закона о защите прав потребителей и статьи 9 Федерального закона от 26.01.1996 г. N 15-ФЗ "О введении в действие части второй Гражданского кодекса РФ" правами, предоставленными потребителю Законом и изданными в соответствии с ним иными правовыми актами, а также правами стороны в обязательстве в соответствии с Гражданским кодексом РФ пользуется не только гражданин, который имеет намерение заказать или приобрести либо заказывающий, приобретающий товары (работы, услуги), но и гражданин, который использует приобретенные (заказанные) вследствие таких отношений товары (работы, услуги) на законном основании.

Отношения между потерпевшим лицом и страховой компанией, независимо от того, к какому страховщику обращается потерпевший, к страховой компании виновника дорожно-транспортного происшествия или страховой компании, в которой потерпевший непосредственно застраховал свою ответственность (прямое урегулирование убытков), регулируются Федеральным законом N 40-ФЗ от 25.04.2002 г. "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств".

С учетом положений статьи 39 Закона "О защите прав потребителей" к отношениям, возникающим из договоров об оказании отдельных видов услуг с участием гражданина, последствия нарушения условий которых не подпадают под действие главы III Закона, должны применяться общие положения Закона о защите прав потребителей, в частности о праве граждан на предоставление информации (ст. 8 - 12), об ответственности за нарушение прав потребителей (ст. 13), о возмещении вреда (ст. 14), о компенсации морального вреда (ст. 15), об альтернативной подсудности (п. 2 ст. 17), а также об освобождении от уплаты государственной пошлины (п. 3 ст. 17) в соответствии с п. 2, 3 ст. 333.36 Налогового кодекса РФ.

Правильно применив положения статьи 39 Закона "О защите прав потребителей" к отношениям, возникающим из договоров об оказании отдельных видов услуг с участием гражданина, Федерального закона "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств", исследовав обстоятельства по делу по представленным доказательствам, суд пришел к выводу о наступлении страхового случая, ответственности страховщика в страховой выплате, обоснованности размера причиненного ущерба с учетом износа.

Однако, отказывая истице во взыскании штрафа, необоснованно указал на то, что действующим законодательством такая ответственность не предусмотрена.

Согласно пункту 6 статьи 13 Закона "О защите прав потребителей" при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере 50% от суммы, присужденной судом в пользу потребителя.

 

Установленная статьей 115 Семейного кодекса РФ неустойка является специальной мерой семейно-правовой ответственности, гарантирующей осуществление прав лиц на получение содержания в виде фиксированного размера взимаемых за каждый день просрочки процентов, уменьшение которой данной нормой не предусмотрено.

На основании судебного приказа от 04.06.2007 г., по которому Г. обязан ежемесячно выплачивать алименты Л. в размере 1/4 части всех видов своего заработка на содержание несовершеннолетнего сына, постановлением судебного пристава-исполнителя Старооскольского районного отдела УФССП России по Белгородской области от 12.08.2008 г. возбуждено исполнительное производство.

Решением мирового суда от 04.07.2007 г. с Г. взысканы алименты в размере 1500 руб. на содержание бывшей супруги Л. ежемесячно до достижения сыном трехлетнего возраста, в связи с чем постановлением судебного пристава-исполнителя Старооскольского районного отдела УФССП России по Белгородской области от 23.08.2008 г. также возбуждено исполнительное производство.

Дело инициировано иском Л. о взыскании с Г. неустойки за несвоевременную уплату алиментов на содержание ребенка (исходя из задолженности 130652 руб. 71 коп.) - в сумме 367376 руб. 69 коп., и алиментов на свое содержание (без указания размера задолженности) - 14327 руб. 50 коп., за период с 01.01.2008 г. по 30.11.2011 г.

Решением мирового суда судебного участка N 7 г. Старый Оскол Белгородской области от 18.06.2012 г. в иске отказано.

Апелляционным определением от 25.09.2012 г. решение отменено с вынесением нового, которым с Г. в пользу Л. взыскана неустойка за несвоевременную уплату алиментов на содержание ребенка (период с 11.05.2009 г. по 30.11.2011 г.), размер которой судом снижен до 25 000 рублей, и госпошлина в бюджет. В остальной части иск отклонен.

Апелляционное определение отменено в кассационном порядке.

В соответствии с п. 2 ст. 115 Семейного кодекса Российской Федерации при образовании задолженности по вине лица, обязанного уплачивать алименты по решению суда, виновное лицо уплачивает получателю алиментов неустойку в размере одной второй процента от суммы невыплаченных алиментов за каждый день просрочки.

Установив вину ответчика в образовавшейся задолженности на содержание несовершеннолетнего ребенка, суд апелляционной инстанции, принимая во внимание последствия трехлетнего срока исковой давности, исходил из расчета неустойки, размер которой исчислен за период с 11.05.2009 г. по 30.11.2011 г. в сумме 338 803 рубля 91 копейка.

При этом, руководствуясь статьей 333 Гражданского кодекса РФ, допускающей уменьшение неустойки в случае явной несоразмерности последствиям нарушения обязательства со ссылкой на статью 4 Семейного кодекса РФ о применении к семейным отношениям норм гражданского законодательства, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о снижении указанного размера неустойки до 25 000 руб.

Такой вывод вызывает сомнения в его законности, поскольку предусмотренная статьей 115 Семейного кодекса РФ неустойка является специальной мерой семейно-правовой ответственности, гарантирующей осуществление прав лиц на получение содержания в виде фиксированного размера взимаемых за каждый день просрочки процентов, уменьшение которой данной нормой не предусмотрено.

Особенности алиментных обязательств исключают возможность применения ст. 333 Гражданского кодекса РФ к возникающей в соответствии с п. 2 ст. 115 Семейного кодекса РФ ответственности должника за их ненадлежащее исполнение.

Изложенное согласуется с правовой позицией, приведенной в Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за третий квартал 2012 года (утв. Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 26.12.2012 года).

Кроме того, по смыслу положений ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод в процессе соотнесения интересов ребёнка и его родителей приоритетом являются интересы ребёнка (Постановление Европейского Суда по правам человека от 20 января 2011 г. по делу "Рытченко против Российской Федерации").

 

Работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по спорам об увольнении - в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки

К. принят на работу в филиал ООО "Мострансгаз" Белгородское управление магистральных газопроводов линейным трубопроводчиком 5 разряда линейно-эксплуатационной службы.

Решением ОАО "Газпром" - участника ООО "Мострансгаз" от 21.01.2008 г. N 37 ООО "Мострансгаз" переименовано в ООО "Газпром трансгаз Москва". На основании решения участника ООО "Газпром трансгаз Москва" от 28.03.2012 года N 43 наименование филиала Белгородское управление магистральных газопроводов изменено на Белгородское линейное производственное управление магистральных газопроводов.

25.06.2012 г. и 26.06.2012 г. К. на работу не вышел.

23 июля 2012 г. в отношении К. издан приказ "О наложении дисциплинарного взыскания", в соответствии с которым он был лишен премии за июнь 2012 года на 100% и в отношении него наложено дисциплинарное взыскание в виде увольнения по п.п. "а" п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ.

В этот же день К. на основании приказа N 82/к от 23.07.2012 г. уволен с работы в связи с однократным грубым нарушением работником должностных обязанностей - прогулом (п.п. "а" п. 6 части I ст. 81 ТК РФ).

К. инициировал дело предъявлением иска к ООО "Газпром Трансгаз Москва", в котором просил суд восстановить срок для обращения в суд за защитой нарушенного права, признать незаконными приказ начальника филиала Белгородского линейного производственного Управления Магистральных газопроводов от 23.07.2012 г. N 81/к "О наложении дисциплинарного взыскания", согласно которому он лишен премии за июнь 2012 года на 100% и к нему применено дисциплинарное взыскание в виде увольнения по п.п. "а" п. 6 ст. 81 ТК РФ; признать незаконным приказ начальника филиала Белгородского линейного производственного Управления Магистральных газопроводов от 23.07.2012 г. N 82/к "О прекращении трудового договора с работником" в связи с однократным грубым нарушением работником должностных обязанностей по п.п. "а" п. 6 ст. 81 ТК РФ; восстановить его на работе; взыскать с ответчика в его пользу заработную плату за время вынужденного прогула и компенсацию морального вреда.

Решением Октябрьского районного суда г. Белгорода, принятым в предварительном судебном заседании исковые требования К. отклонены в полном объеме, в связи с пропуском им месячного срока обращения в суд с указанным иском.

Решение отменено в апелляционном порядке.

Согласно ст. 392 ТК РФ работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по спорам об увольнении - в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки.

В пункте 33 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.06.2008 N 11 "О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству" указано, что в предварительном судебном заседании может рассматриваться возражение ответчика относительно пропуска истцом без уважительных причин срока исковой давности для защиты права и установленного федеральным законом срока обращения в суд. В случае установления факта пропуска без уважительных причин срока исковой давности или срока обращения в суд судья принимает решение об отказе в иске без исследования иных фактических обстоятельств по делу. Такое решение суда может быть обжаловано в апелляционном или кассационном порядке (часть 6 статьи 152 ГПК РФ).

При отсутствии оснований для вывода о пропуске истцом без уважительных причин срока исковой давности для защиты права или установленного законом срока обращения в суд судья назначает дело к судебному разбирательству.

В ходе судебного разбирательства ответчик вправе вновь заявить возражения относительно пропуска истцом без уважительных причин срока исковой давности для защиты права или срока обращения в суд. Суд в этом случае не может быть ограничен в исследовании соответствующих обстоятельств дела исходя из установленных законом (статья 2 ГПК РФ) целей и задач гражданского судопроизводства.

Из содержания указанных норм права следует, что, после назначения дела к судебному разбирательству, суд не имеет процессуальной возможности рассмотрения дела в предварительном судебном заседании, т.е. без исследования фактических обстоятельств дела.

Как следует из материалов дела, ответчиком подано ходатайство о пропуске истцом срока на обращение в суд с иском одновременно с возражениями на иск в ходе предварительной подготовки, на которой истец не присутствовал.

Определением судьи дело назначено к слушанию в судебном заседании на 24.10.2012 г., истцу направлен отзыв и судебная повестка на указанное время, которые впоследствии были возвращены в адрес суда.

24.10.2012 г. судебное заседание отложено ввиду неявки истца на 01.11.2012 г.

01.11.2012 года дело в нарушение вышеприведенных норм рассмотрено в предварительном судебном заседании без исследования и установления иных фактических обстоятельств дела.

Принимая решение об отклонении заявленных требований в предварительном судебном заседании, суд первой инстанции исходил из того, что истцом пропущен срок на обращение в суд и не представлено доказательств, свидетельствующих об уважительности причин пропуска срока на обращение в суд.

Проверяя заявление ответчика о пропуске истцом срока исковой давности, суд первой инстанции установил, что в день увольнения 23.07.2012 года К. было предложено ознакомиться с приказами о наложении дисциплинарного взыскания и увольнении и получить трудовую книжку, от чего истец отказался.

Трудовая книжка была получена им на руки 23.07.2012 года, с иском в суд он обратился 02 октября 2012 года, по истечении предусмотренного ст. 392 ТК РФ месячного срока для обращения в суд.

Применив положения ст. 392 ТК РФ, 152 ГПК РФ, суд пришел к выводу, что срок исковой давности истцом пропущен, что является основанием для отказа в иске.

Между тем, разрешение трудовых споров осуществляется в порядке гражданского судопроизводства, основополагающими принципами которого являются принципы состязательности и диспозитивности.

К. помимо требований об оспаривании законности увольнения было заявлено требование признании незаконным приказа N 81/к от 23.07.2012 г. "О наложении дисциплинарного взыскания", которым истец был лишен премии за июнь 2012 г.

Истец обратился в суд за разрешением трудового спора 04.10.2012 г., следовательно, вывод суда о пропуске им срока на обращение в суд с требованием об оспаривании приказа N 81/к от 23.07.2012 г. "О наложении дисциплинарного взыскания" в части лишения его премии является ошибочным, поскольку трехмесячный срок им пропущен не был.

Кроме того, вывод суда о недоказанности уважительных причин на обращении в суд за разрешением индивидуального трудового спора противоречит принципу состязательности судебного процесса, установленного ст. 12 ГПК РФ.

Как следует из протокола судебного заседания председательствующим материалы дела не докладывались, ответчиком ходатайство о пропуске истцом срока на обращение в суд не заявлялось, мнение истца по заявленному ходатайству не выяснялось, ходатайство истца о восстановлении срока обращения в суд с подробным изложением причин его пропуска, являющихся, по его мнению, уважительными, в нарушение ст. 166 ГПК РФ, на обсуждение сторон судом первой инстанции не выносилось, вопрос о том, являются ли причины пропуска срока уважительными, не исследован, не обсуждалось наличие оснований восстановления срока, что свидетельствует о нарушении судом принципа состязательности судебного процесса, вследствие чего истец лишен был возможности реализовать процессуальные права, предусмотренные положениями ст. 35 ГПК РФ, на представление доказательств в обоснование заявленных требований о восстановлении срока на обращение за разрешением индивидуально трудового спора и уважительных причин пропуска срока.

Приложение к протоколу судебного заседания не свидетельствует о том, что истцу разъяснялось право предоставить доказательства уважительности пропуска им срока обращения в суд.

В материалах дела имеются представленные истцом сведения о том, что его родители являются инвалидами.

Как следует из объяснений К. в суде апелляционной инстанции, данные справки им предоставлены в обоснование уважительности причин восстановления срока.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в пункте 38 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 г. N 13 "О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции", если суд апелляционной инстанции придет к выводу о том, что принятое судом первой инстанции в предварительном судебном заседании (абзац второй части 6 статьи 152 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации) решение об отказе в удовлетворении иска (заявления) по причине пропуска срока исковой давности или пропуска установленного федеральным законом срока обращения в суд является незаконным и (или) необоснованным, то он на основании части 1 статьи 330 и статьи 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации отменяет решение суда первой инстанции. В такой ситуации с учетом положений абзаца второго части 1 статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации дело подлежит направлению в суд первой инстанции для его рассмотрения по существу заявленных требований, поскольку обжалуемое решение суда было вынесено в предварительном судебном заседании без исследования и установления иных фактических обстоятельств дела.

 

К обстоятельствам, имеющим существенное значение для правильного разрешения дела о возмещении ущерба работником, относятся: отсутствие обстоятельств, исключающих материальную ответственность работника; противоправность поведения (действия или бездействие) причинителя вреда; вина работника в причинении ущерба; причинная связь между поведением работника и наступившим ущербом; наличие прямого действительного ущерба; размер причиненного ущерба; соблюдение правил заключения договора о полной материальной ответственности.

Ш. с 23.06.2011 г. работала старшим кассиром-операционистом операционного офиса филиала банка. Сторонами заключен договор о полной индивидуальной материальной ответственности.

25.07.2011 г. в операционной кассе выявлена недостача, которая, согласно заключению служебного расследования, исключает умышленное хищение денежных средств и могла образоваться в результате невнимательности кассира при выдаче денег.

Приказом от 22.08.2011 г. трудовой договор с Ш. расторгнут по инициативе работодателя со ссылкой на п. 7 ст. 81 ТК РФ (совершение виновных действий работником, непосредственно обслуживающим денежные или товарные ценности, если эти действия дают основание для утраты доверия к нему со стороны работодателя).

Вступившим в законную силу решением Старооскольского городского суда от 20.10.2011 г. упомянутый приказ признан незаконным, Ш. восстановлена в прежней должности, в её пользу взыскан средний заработок за время вынужденного прогула 32 000 рублей и компенсация морального вреда 3 000 рублей.

10.01.2012 г. Ш. уволена по собственному желанию.

Дело инициировано иском банка о взыскании с Ш. ущерба, причиненного упомянутой недостачей денежных средств, в размере 109 499 рублей.

Решением Старооскольского городского суда Белгородской области в иске отказано.

Апелляционным определением решение отменено с принятием нового, которым с Ш. в пользу банка взыскано 109 499 рублей и в возврат пошлины 3 389 рублей 98 копеек.

Определение отменено в кассационном порядке.

Обязанность определения юридически значимых обстоятельств и разрешение вопроса, какие из них установлены, и какие обстоятельства не установлены, законом возложена на суд, принимающий решение (часть 2 статьи 56, часть 1 статьи 196 ГПК РФ).

К обстоятельствам, имеющим существенное значение для правильного разрешения дела о возмещении ущерба работником, обязанность доказать которые возлагается на работодателя, в частности, относятся: отсутствие обстоятельств, исключающих материальную ответственность работника; противоправность поведения (действия или бездействие) причинителя вреда; вина работника в причинении ущерба; причинная связь между поведением работника и наступившим ущербом; наличие прямого действительного ущерба; размер причиненного ущерба; соблюдение правил заключения договора о полной материальной ответственности.

Если работодателем доказаны правомерность заключения с работником договора о полной материальной ответственности и наличие у этого работника недостачи, последний обязан доказать отсутствие своей вины в причинении ущерба (пункт 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16.11.2006 N 52 "О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю").

Отсутствие одного из указанных обстоятельств исключает материальную ответственность работника.

Принимая новое решение, судебная коллегия пришла к выводу о причинении банку ущерба действиями Ш., выразившимися в том, что она 25.07.2011 года не пересчитала денежные средства, находящиеся в кассе после смены предыдущего кассира, а также средства, полученные от управляющего после комиссионной проверки; допустила работу в кассе при открытой двери и не помещенными в сейф денежными средствами.

Между тем в апелляционном определении не указано, каким образом эти действия повлекли за собой причинение ущерба в виде выявленной недостачи денежных средств при наличии в материалах дела письменного заключения служебного расследования, исключающего умышленное хищение денежных средств в кассе и содержащего предположение о причинах её образования в результате невнимательности кассира при выдаче денег.

Кроме того, суждения о наличии вины Ш. в причинении ущерба, а также о создании работодателем всех условий для сохранения материальных ценностей, вопреки требованиям статей 61, 67 ГПК РФ, приведены без учета и оценки всех обстоятельств, установленных вступившими в законную силу решением Старооскольского городского суда от 20.10.2011 г. и кассационным определением Белгородского областного суда от 20.12.2011 г. по ранее рассмотренному делу, в котором участвовали те же лица.

В определении имеется ссылка на решение Старооскольского городского суда от 20.10.2011 г. с обстоятельствами ранее рассмотренного дела о том, что содержащаяся в нем иная оценка действий Ш. на установленные юридически значимые обстоятельства не влияет.

При этом выводы по обстоятельствам доказанности вины ответчицы и создания работодателем всех условий для сохранения материальных ценностей, приведенные также в кассационном определении от 20.12.2011 г., оставлены без внимания.

Процессуальные вопросы

 

Судья отказывает в принятии заявления о вынесении судебного приказа по основаниям, предусмотренным статьями 134 и 135 ГПК РФ, а также в случаях, если не представлены документы, подтверждающие заявленное требование; из заявления и представленных документов усматривается наличие спора о праве

По заявлению Л. мировым судьей судебного участка N 2 г. Старый Оскол Белгородской области вынесен судебный приказ, которым с ИП М. в пользу заявителя взыскана сумма долга по договору займа с процентами в размере 497 695 000 рублей, проценты на сумму займа 9 290 307 рублей, расходы по уплате государственной пошлины 30 000 рублей.

Судебный приказ отменен в кассационном порядке.

Судебный приказ, имеющий силу исполнительного документа, выдан со ссылкой на наличие между должником и взыскателем неисполненного в срок обязательства из договора займа на сумму 497 695 000 рублей, а также начисленные проценты в размере 9 290 307 рублей.

Между тем, положениями статьи 6 Федерального закона РФ "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма" предусматривается обязательный контроль операций с денежными средствами, если сумма, на которую она совершается, равна или превышает 600 000 рублей.

В силу требований части 1 статьи 125 ГПК РФ судья отказывает в принятии заявления о вынесении судебного приказа по основаниям, предусмотренным статьями 134 и 135 настоящего Кодекса, а также в случаях, если не представлены документы, подтверждающие заявленное требование; из заявления и представленных документов усматривается наличие спора о праве.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в определении Конституционного Суда Российской Федерации от 15 ноября 2007 года N 785-О-О, положения главы 11 ГПК РФ "Судебный приказ" закрепляют упрощенный процессуальный порядок рассмотрения судами общей юрисдикции определенных категорий требований и, следовательно, направлены на защиту взыскателя по заявлению о выдаче судебного приказа. Согласно положениям абзаца четвертого статьи 122 и пункта 4 части первой статьи 125 ГПК РФ вынесение судебного приказа возможно по требованиям, которые носят характер бесспорных. Наличие признаков спора о праве в каждом конкретном деле устанавливается судьей, рассматривающим заявление о выдаче судебного приказа, который при наличии сомнений в бесспорном характере заявленных требований в целях защиты прав и интересов ответчика отказывает в принятии заявления, что не лишает заявителя права предъявить данное требование в порядке искового производства.

В этой связи доводы, изложенные в кассационном представлении относительно необходимости проверки сделки, по которой выдан судебный приказ, на предмет её совершения в противоправных целях: отмывание денег, уклонение от уплаты налогов или причинение вреда третьим лицам, свидетельствующие о наличии сомнений в бесспорном характере заявленных требований, заслуживают внимания.

Кроме того, в соответствии со статьей 122 ГПК РФ судебный приказ выдается, если требование основано на сделке, совершенной в простой письменной форме.

В силу статьи 124 ГПК РФ в заявлении о вынесении судебного приказа должны быть указаны документы, подтверждающие обоснованность требования взыскателя.

Как усматривается из материалов дела, предъявленные требования о взыскании денежных сумм основаны на упомянутом договоре.

Вместе с тем, к заявлению о вынесении судебного приказа расчет задолженности процентов на сумму займа в размере 9 290 307 рублей не приложен.

Допущенные нарушения норм материального и процессуального права являются существенными, повлиявшими на исход дела, без устранения которых невозможно восстановление и защита нарушенного права заявителя на справедливое судебное разбирательство, гарантированного ч. 1 ст. 46 Конституции РФ, п. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и ст. 1 Протокола N 1 к ней.

 

Иски о расторжении брака могут предъявляться в суд по месту жительства истца в случаях, если при нем находится несовершеннолетний ребенок

Супруги состоят в браке, имеют дочь 2003 года рождения.

Р. инициировал дело предъявлением иска, в котором просил расторгнуть брак и определить место жительства дочери с ним.

Определением суда гражданское дело по ходатайству ответчицы передано по подсудности для рассмотрения в Корочанский районный суд Белгородской области, ввиду её фактического проживания на территории, не относящейся к юрисдикции Октябрьского районного суда г. Белгорода.

Определение отменено в апелляционном порядке по следующим основаниям.

Конституция РФ гарантирует каждому судебную защиту его прав и свобод (ч. I ст. 46) и закрепляет, что никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом (ч. 1 ст. 47).

Передавая гражданское дело по подсудности в Корочанский районный суд Белгородской области, суд первой инстанции пришел к выводу о принятии дела к производству Октябрьского районного суда г. Белгорода с нарушением правил подсудности, установленных ст. 28 ГПК РФ.

При этом судом не учтено, что Р. заявлены требования о расторжении брака и об определении места жительства ребенка.

В соответствии с ч. 4 ст. 29 ГПК РФ иски о расторжении брака могут предъявляться в суд по месту жительства истца в случаях, если при нем находится несовершеннолетний ребенок.

Как следует из материалов дела, несовершеннолетний ребенок проживает совместно с Рогожниковым С.Н. в г. Белгород, обучается в МБОУ "Гимназия N 5" г. Белгорода.

В силу ч. 10 ст. 29 ГПК РФ право выбора между судами, которым согласно общему правилу территориальной подсудности (ст. 28 ГПК РФ) и правилам альтернативной подсудности (ст. 29 ГПК РФ) подсудно, данное дело принадлежит исключительно истцу.

Р., обратившись и суд по месту своего жительства, реализовал свое право, гарантированное ч. 1 ст. 47 Конституции РФ.

С учетом изложенного, судебная коллегия признала вывод суда первой инстанции о неподсудности дела Октябрьскому районному суду г. Белгорода ошибочным.

При таких обстоятельствах определение суда не может быть признано законным и обоснованным и оно в силу п. 4 ч. 1 ст. 330 ГПК РФ отменено с направлением дела для рассмотрения по существу в суд первой инстанции.

 

Заявление может быть подано гражданином в суд по месту его жительства или по месту нахождения органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего, решение, действие (бездействие) которых оспариваются

С. обратился в Октябрьский районный суд г. Белгорода с заявлением об оспаривании бездействия управления архитектуры и градостроительства администрации Белгородского района.

Определением судьи его заявление возвращено по тому основанию, что оно неподсудно данному суду. Заявителю указано на то, что с таким заявлением ему следует обратиться в Белгородский районный суд.

Определение отменено в апелляционном порядке.

В соответствии с п. 2 ст. 254 ГПК РФ, заявление подается в суд по подсудности, установленной статьями 24 - 27 настоящего Кодекса. Заявление может быть подано гражданином в суд по месту его жительства или по месту нахождения органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего, решение, действие (бездействие) которых оспариваются.

Заявитель проживает в Белгородском районе. Государственный орган (управление архитектуры и градостроительства администрации Белгородского района), бездействие которого он оспаривает, расположен в г. Белгороде, ул. Шершнева, 1а (Западный округ).

В силу приведенного выше положения процессуального закона, заявитель самостоятельно определяет, по месту своего жительства или по месту нахождения государственного органа он реализует свое право на обращение в суд.

В данном случае им подано заявление по месту нахождения государственного органа.

Довод обжалуемого определения о том, что администрация Белгородского района расположена в п. Майский, Белгородского района, объективно доказательствами не подтвержден. Выписка из государственного реестра прав содержит сведения о том, что администрация Белгородского района находится в г. Белгороде, ул. Шершнева, 1а. Кроме того, судьей не учтено, что заявитель оспаривает бездействие управления архитектуры и градостроительства администрации Белгородского района. Сведений о нахождении данного госоргана по адресу, указанному в определении, материалы дела не содержат. Таким образом, доводы частной жалобы о нахождении управления по адресу г. Белгород, ул. Шершнева,1-а, представленным материалом не опровергаются.

При таком положении оснований к возвращению заявления по правилам ст. 135 ГПК РФ (дело неподсудно данному суду), не имеется.

 

Суд не утверждает мировое соглашение сторон, если это противоречит закону или нарушает права и законные интересы других лиц

Стороны являются родителями несовершеннолетних Данила и Анастасии, 2012 года рождения. Дети проживают с матерью по адресу в Старооскольском районе.

Б. инициировал дело предъявлением иска к К., в котором, с учетом уточнения требований, просил определить порядок общения с детьми следующим образом, установив график общения с детьми 4 раза в месяц, один раз в неделю, в любой из выходных дней субботу или воскресенье, с 15 до 18 часов, по месту жительства детей, в присутствии матери. Также просил обязать ответчицу не чинить ему препятствий в общении с детьми.

Определением суда производство по делу прекращено, в связи с утверждением заключенного сторонами мирового соглашения, по условиям которого определен следующий порядок общения Б. с несовершеннолетними детьми Данилом и Анастасией: два раза в месяц, в первую и третью недели каждого месяца по средам в период времени с 13 до 15 часов вне территории места жительства матери - К., в условиях зимнего времени года период общения с детьми составляет 1 час с 13 до 14 часов каждую первую и третью среду месяца, а К. обязуется не чинить препятствий Б. в общении с несовершеннолетними детьми.

Определение отменено в апелляционном порядке.

Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации, определяя права и обязанности лиц, участвующих в деле, предусматривает возможность заключения сторонами мирового соглашения.

В силу части 2 статьи 39 ГПК РФ суд не принимает отказ истца от иска, признание иска ответчиком и не утверждает мировое соглашение сторон, если это противоречит закону или нарушает права и законные интересы других лиц.

Утверждая заключенное сторонами мировое соглашение и прекращая производство по делу, суд не проверил, не нарушают ли его условия интересы малолетних детей, не исследовал его условия на соответствие закону.

Исходя из требований семейного законодательства, решение об определении порядка общения с ребенком принимается с учетом интересов ребенка.

При утверждении мирового соглашения суд первой инстанции не проверил, соответствует ли установленный порядок общения интересам малолетних детей, не нарушают ли его условия, с учетом их возраста, режима питания (дети находятся на грудном вскармливании), сна, прогулок, качества питания и т.д., которого малолетние дети ежедневно придерживаются.

Более того, в мировом соглашении, утвержденном судом, не указано место, где именно отец будет общаться с детьми, не определено, будет ли это общение проходить в присутствии матери либо в её отсутствие.

Суд первой инстанции утвердил мировое соглашение, не располагая при этом мотивированным заключением органа опеки и попечительства о возможности определения такого порядка общения отца с несовершеннолетними детьми.

При таких обстоятельствах определение об утверждении мирового соглашения нельзя признать законным и обоснованным, в связи с чем оно в силу п. 4 ч. 1 ст. 330 ГПК РФ подлежит отмене с направлением дела для разрешения по существу в суд первой инстанции, в ходе которого необходимо учесть изложенное, установить обстоятельства, имеющие значение для утверждения мирового соглашения, а именно соответствует ли оно закону, не нарушают ли его условия интересы несовершеннолетних детей.

 

В заявлении об установлении административно надзора должно быть приведено надлежащее обоснование необходимости установления в отношении освобождаемого лица предлагаемых исправительным учреждением административных ограничений

Приговором Свердловского районного суда г. Белгорода от 27.01.2011 г., измененным постановлением президиума Белгородского областного суда от 29.09.2011 г., ранее судимый Г., 1973 года рождения, признан виновным в совершении преступления, предусмотренного частью 2 ст. 228 УК РФ и ему с применением ст. 64 УК РФ назначено наказание в виде лишения свободы на срок 2 года 2 месяца с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Осужденный Г. отбывал наказание в Федеральном казенном учреждении "Исправительная колония N 5 Управления Федеральной службы исполнения наказаний России по Белгородской области" (далее - ФКУ ИК-5 УФСИН России по Белгородской) области с 19.11.2010 г.

01.11.2012 г. администрация ФКУ ИК-5 УФСИН России по Белгородской области обратилась в суд с заявлением об установлении административного надзора в отношении Г., освобождаемого 18.01.2013 г. из мест лишения свободы. Просила установить административный надзор сроком на 6 лет и установить в отношении Г. следующие административные ограничения: запретить посещение мест проведения массовых и иных мероприятий и участие в указанных мероприятиях; запретить пребывание вне жилого помещения, являющегося местом его жительства, в период с 22 до 06 часов; обязать явкой в орган внутренних дел по месту жительства или пребывания для регистрации два раза в месяц.

Решением суда заявление удовлетворено частично. В отношении Г. установлены административный надзор сроком на 6 лет и административные ограничения на период надзора в виде: запрещения посещения мест проведения массовых и иных мероприятий, и участие в указанных мероприятиях; обязательной явки 1 раз в месяц в орган внутренних дел по месту жительства или пребывания для регистрации.

Судом апелляционной инстанции решение отменено в части.

Статьей 4 Федерального закона от 06 апреля 2011 года N 64-ФЗ предусмотрены виды административных ограничений, устанавливаемых при административном надзоре, в том числе: запрещение посещения мест проведения массовых и иных мероприятий и участия в указанных мероприятиях, запрещение пребывания вне жилого или иного помещения, являющегося местом жительства либо пребывания, в определенное время суток; обязательная явка от одного до четырех раз в месяц в орган внутренних дел по месту жительства или пребывания для регистрации.

Как следует из материалов дела, Г. ранее судим: по приговору от 16.06.2005 г. за совершение двух преступлений, квалифицированных по части 3 ст. 158 УК РФ к 2 годам 8 месяцам лишения свободы, был освобожден условно-досрочно 09.02.2007 г.; по приговору от 15.01.2008 г. по пункту "а" части 3 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы, освободился 03.09.2009 г. по отбытии срока наказания. Имея не снятую и не погашенную судимость за совершение тяжкого преступления, он вновь совершил тяжкое преступление, предусмотренное частью 2 ст. 228 УК РФ, за которое осужден приговором от 27.01.2011 г. Таким образом, в силу пункта "б" части 2 ст. 18 УК РФ в действиях Г. имеется опасный рецидив преступления.

Установив, что в действиях Г. имеется опасный рецидив преступления, а также то, что Г. согласно части 4 статьи 15 УК РФ был осужден за совершение тяжкого преступления, срок погашения судимости за которое, установленный подпунктом "г" части 3 статьи 86 УК РФ составляет 06 лет после отбытия наказания, и на момент рассмотрения дела судимость не снята и не погашена в установленном законом порядке, суд обоснованно установил административный надзор сроком на 6 лет.

В соответствии с частью 3 ст. 196 ГПК РФ суд принимает решение по заявленным истцом требованиям.

Как следует из заявления, администрация ФКУ ИК-5 УФСИН России по Белгородской области просила установить в отношении Гаспаряна определенные административные ограничения из числа предусмотренных статьей 4 Федерального закона от 06 апреля 2011 года N 64-ФЗ.

Как видно из решения, суд установил административные ограничения в виде запрещения посещения мест проведения массовых и иных мероприятий и участия в указанных мероприятиях; обязательной явки 1 раз в месяц в орган внутренних дел по месту жительства или пребывания для регистрации. Мотивы по которым суд установил эти административные ограничения и не установил административное ограничение в виде запрещения пребывания вне жилого помещения, являющегося местом жительства, в период с 22 до 06 часов, уменьшил до одной в месяц обязательную явку в орган внутренних дел для регистрации, в решении в нарушение требований ч. 4 ст. 198 ГПК РФ не приведены. Судом формально указано на то, что Г. необходимо установить административные ограничения, предусмотренные статьей 4 Федерального закона от 06 апреля 2011 года N 64-ФЗ.

Исследовав обстоятельства дела по представленным доказательствам, судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения заявления администрации исправительного учреждения в части установления в отношении Г. административных ограничений в виде запрещения посещения мест проведения массовых и иных мероприятий и участия в указанных мероприятиях, пребывания вне жилого помещения, являющегося местом жительства, в период с 22 до 06 часов.

Сведения, которые должны содержаться в заявлении об установлении административного надзора, указаны в статье 261.6 ГПК РФ. На такие заявления также распространяются общие требования, предъявляемые к форме и содержанию искового заявления. Следовательно, с учетом требований статьи 131 ГПК РФ, в заявлении об установлении административно надзора должно быть приведено надлежащее обоснование необходимости установления в отношении освобождаемого лица предлагаемых исправительным учреждением административных ограничений.

Судом было принято к рассмотрению не отвечающее этим требованиям процессуального закона заявление исправительного учреждения, и в ходе судебного разбирательства представитель заявителя также не привела обоснование необходимости применения в отношении Г. указанных административных ограничений.

Согласно статье 2 Федерального закона "Об административном надзоре за лицами, освобождаемыми из мест лишения свободы" административный надзор устанавливается для предупреждения совершения лицами, указанными в статье 3 Закона, преступлений и других правонарушений, оказания на них индивидуального профилактического воздействия в целях защиты государственных и общественных интересов. Однако эта провозглашенная Законом задача не свидетельствует о возможности безусловного применения судом всех административных ограничений, предлагаемых исправительным учреждением. Необходимость применения предлагаемого ограничения должна доказываться заявителем, и при оценке доводов заявителя суд также должен исходить из соразмерности предлагаемого ограничения в отношении данного конкретного лица закрепленным законом целям, учитывать, насколько это ограничение необходимо для обеспечения должного признания и уважения прав и свобод других лиц, для охраны публичного (общественного) порядка, насколько оно отвечает социальной адаптации в обществе освобождаемого из мест лишения свободы.

Представленные заявителем и исследованные судом доказательства не подтверждают необходимость установления в отношении Г. административных ограничений в виде запрещения посещения мест проведения массовых и иных мероприятий, и участия в указанных мероприятиях, пребывания вне жилого помещения, являющегося местом жительства, в период с 22 до 06 часов.

Преступление, за совершение которого Г. отбывал наказание по приговору суда от 27.01.2011 г., совершено им днем, не в общественном месте, тайно. Приговоры, которыми Г. был осужден по части 3 ст. 158 УК РФ, заявитель не представил.

За время отбывания наказания осужденный Г. взысканий не имел, имеет 4 поощрения, характеризуется администрацией учреждения положительно: по прибытии в исправительное учреждение был трудоустроен, к труду относился добросовестно, сменные задания выполнял качественно и в полном объеме; регулярно посещал мероприятия воспитательного характера, правильно реагировал на меры воспитательного воздействия; в коллективе осужденных отношения поддерживал с осужденными преимущественно положительной направленности; в общении с администрацией учреждения вежлив, тактичен; вину в совершенном преступлении признал полностью, в содеянном раскаивается.

В силу положений части 2 ст. 4 Федерального закона от 6 апреля 2011 года N 64-ФЗ установление судом административного ограничения в виде явки от одного до четырех раз в месяц в орган внутренних дел по месту жительства или пребывания для регистрации является обязательным.

При таких обстоятельствах, с учетом положительной характеристики Г. в период отбывания последнего наказания, судебная коллегия считает правильным установить в отношении Г. административное ограничение в виде обязательной явки в орган внутренних дел по месту жительства или пребывания для регистрации один раз в месяц, отказав заявителю в удовлетворении заявления об установлении других административных ограничений.

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Обзор судебной практики Белгородского областного суда по гражданским делам за февраль 2013 года


Текст обзора опубликован в Информационном бюллетене Белгородского областного суда N 3, март 2013 г.