Обзор судебной практики Белгородского областного суда по уголовным делам за январь 2015 года

Обзор судебной практики Белгородского областного суда по уголовным делам за январь 2015 года

 

Процессуальные вопросы

 

Досудебное производство

 

В соответствии с ч. 4 ст. 7 УПК РФ постановление суда должно быть законным, обоснованным и мотивированным.

Заявитель Л. обратился в суд с жалобой в порядке ст. 125 УПК РФ о признании незаконным и необоснованным постановления следователя об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Ш. и С. по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, за отсутствием в их действиях признаков преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 217 УК РФ.

Постановлением Шебекинского районного суда Белгородской области жалоба Л. удовлетворена частично.

Постановление следователя в части отказа в возбуждении уголовного дела в отношении Ш. признано необоснованным, а в остальной части в удовлетворении жалобы Л. отказано.

Суд апелляционной инстанции постановление отменил, материалы дела направил на новое судебное рассмотрение в тот же суд, указав следующее.

В соответствии с ч. 4 ст. 7 УПК РФ постановление суда должно быть законным, обоснованным и мотивированным.

Согласно ст. 240 УПК РФ выводы суда, изложенные в постановлении, должны быть основаны лишь на тех доказательствах, которые исследовались в судебном заседании.

Данные требования закона судом первой инстанции не выполнены.

Удовлетворяя жалобу Л. и признавая постановление следователя в части отказа в возбуждении уголовного дела в отношении Ш. незаконным, суд сослался на то, что выводы следователя противоречат заключению комиссионной судебной экспертизы, находящемуся в материалах дела.

Вместе с тем, из протокола судебного заседания следует, что указанное заключение, а также иные материалы проверки при рассмотрении жалобы Л. судом не исследовались.

Кроме того, в соответствии со ст. 125 УПК РФ, при рассмотрении жалобы заявителя суд обязан проверить законность и обоснованность решений должностного лица с учетом всех доводов, изложенных заявителем.

В жалобе Л. просил признать незаконным постановление следователя в отношении С. указывая на то, что выводы об отсутствии состава преступления в его действиях противоречат материалам уголовного дела.

Указанным доводам заявителя в постановлении суда первой инстанции правовой оценки не дано.

Таким образом, суд апелляционной инстанции, пришел к выводу, что допущенные судом нарушения уголовно-процессуального закона являются существенными, и они могли повлиять на законность принятого им решения.

Судебное производство

 

В соответствии с ч. 4 ст. 7 УПК РФ, постановления суда должны быть законными, обоснованными и мотивированными.

Постановлением Октябрьского районного суда города Белгорода удовлетворено представление ФКУ УИИ УФСИН России по Белгородской области о замене осужденному Г. наказания в виде ограничения свободы на лишение свободы.

Суд апелляционной инстанции постановление отменил, материалы дела направил на новое судебное рассмотрение в тот же суд, указав следующее.

Удовлетворяя представление ФКУ УИИ УФСИН России по Белгородской области о замене осужденному Г. наказания в виде ограничения свободы на лишение свободы, суд в постановлении сослался на наличие нескольких официальных предостережений, вынесенных в адрес осужденного, о недопустимости нарушения установленных судом ограничений.

Вместе с тем, указывая в постановлении на нарушения Г. установленных судом ограничений, суд не раскрыл в чем они выразились, какие конкретно ограничения были нарушены.

В постановлении суда отсутствует оценка имевшим место нарушениям, исходя из их характера, не отражено, в связи с чем они были вызваны, не смотря на то, что осужденный нарушения признавал и давал по ним пояснения как в апелляционной инстанции, так и в суде первой инстанции.

С учетом изложенного постановление суда нельзя признать законным, обоснованным и мотивированным.

 

Обязательным условием рассмотрения вопроса об условно-досрочном освобождении осужденного от отбывания наказания, является наличие ходатайства об этом, соответствующего установленным требованиям и поданного надлежащим лицом.

Постановлением Свердловского районного суда города Белгорода З., осужденному приговором суда по п. "а" ч. 3 ст. 158 УК РФ, п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ, ч. 1 ст. 158 УК РФ (2 эпизода), отказано в удовлетворении ходатайства об условно-досрочном освобождении от дальнейшего отбывания наказания.

Суд апелляционной инстанции постановление отменил, материалы дела направил на новое судебное рассмотрение в тот же суд, указав следующее.

В силу требований ст. 399 УПК РФ вопрос, связанный с возможностью условно-досрочного освобождения осужденного от отбывания наказания, рассматривается судом по ходатайству осужденного.

Статья 175 УИК РФ регламентирует порядок обращения с ходатайством об освобождении от отбывания наказания.

Так осужденный, к которому может быть применено условно-досрочное освобождение, а также его адвокат (законный представитель) вправе обратиться в суд с ходатайством об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания. В ходатайстве должны содержаться сведения о том, что для дальнейшего исправления осужденный не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания.

Таким образом, закон прямо указывает, что обязательным условием рассмотрения вопроса об условно-досрочном освобождении осужденного от отбывания наказания, является наличие ходатайства об этом, соответствующего установленным требованиям и поданным надлежащим лицом.

Из представленных материалов следует, что в них не содержится такого ходатайства.

Из текста, имеющегося в материалах дела ходатайства осужденного З., которое было принято судом к производству и рассмотрено как ходатайство об условно-досрочном освобождении, следует, что осужденный просил рассмотреть ранее поданное им в суд ходатайство.

Таким образом, судом был разрешен вопрос о невозможности условно-досрочного освобождения З. при отсутствии ходатайства осужденного об этом, что является недопустимым и свидетельствует о незаконности принятого судом решения.

Вопросы применения норм материального права

 

В действиях виновного лица отсутствует квалифицирующий признак преступления "с применением предметов, используемых в качестве оружия", если это лицо не намеревалось использовать предмет для причинения телесных повреждений, опасных для жизни и здоровья.

Приговором Белгородского районного суда Белгородской области В. и Б. осуждены в том числе по ч. 3 ст. 162 УК РФ.

Президиум областного суда приговор изменил, указав следующее.

По смыслу ч. 2 ст. 162 УК РФ под предметами, используемыми в качестве оружия, следует понимать предметы, которыми потерпевшему могли быть причинены телесные повреждения, опасные для жизни или здоровья, а также предметы, предназначенные для временного поражения цели. При этом в действиях виновного лица отсутствует квалифицирующий признак "с применением предметов, используемых в качестве оружия", если это лицо не намеревалось использовать предмет для причинения телесных повреждений, опасных для жизни и здоровья.

Обвиняя В. и Б. в совершении совместного разбойного нападения с применением предметов, используемых в качестве оружия, органы следствия не установили, какой именно предмет использовал Б. в качестве оружия. Потерпевший Ш., утверждая, что первые удары в ухо ему были нанесены Б. твёрдым предметом, все же не смог объяснить какой именно предмет использовался нападавшим, а сам Б. вообще отрицал применение каких-либо предметов в отношении потерпевшего.

Согласно выводам судебно-медицинской экспертизы телесные повреждения в области правого уха Ш. были причинены тупым предметом, каким могла быть рука, нога или иной подобный предмет. Таким образом, органами следствия не только не было определено, какой предмет использовался Б. в качестве оружия, но и не было установлено достаточных доказательств его наличия.

В описательно-мотивировочной части приговора суд также указал, что при нападении на Ш. виновный Б. использовал в качестве оружия твёрдый предмет, которым нанёс потерпевшему три удара в область правого уха. Между тем, в дальнейшем суд самостоятельно установил этот предмет и сделал вывод, что при нападении Б. использовал в качестве оружия свой сотовый телефон.

Делая такой вывод, суд не выяснил, каким же образом Б. использовал свой сотовый телефон при нападении на потерпевшего - наносил ли удары непосредственно сотовым телефоном, либо он находился в кулаке, и был ли у него вообще телефон.

В соответствии с ч. 3 и ч. 4 ст. 14 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях, а все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном законом, толкуются в пользу обвиняемого.

Таким образом, судом первой и апелляционной инстанции были нарушены нормы материального и процессуального права.

 

Назначая лицу, совершившему коррупционное преступление, наказание в виде штрафа, определяя его размер и решая вопрос о рассрочке его выплаты, необходимо учитывать не только тяжесть совершенного виновным преступления, но и его имущественное положение, а также возможность получения им заработной платы или иного дохода.

Приговором Губкинского городского суда Белгородской области К. осужден по ч. 3 ст. 291 УК РФ к штрафу в размере шестидесятикратной суммы взятки, составляющей 300 000 рублей.

Суд апелляционной инстанции приговор изменил, указав следующее.

Исходя из правовой позиции Верховного Суда РФ, закрепленной в Постановлении Пленума от 9 июля 2013 года N 24 "О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях", при разрешении вопроса о том, какое наказание должно быть назначено осужденному, совершившему коррупционное преступление, в случае наличия в санкции статьи наказания в виде штрафа, суду необходимо обсуждать возможность его исполнения. Назначая штраф, определяя его размер и решая вопрос о рассрочке его выплаты, необходимо учитывать не только тяжесть совершенного преступления, но и имущественное положение осужденного и его семьи, а также возможность получения им заработной платы или иного дохода (ч. 3 ст. 46 УК РФ). В этих целях следует иметь в виду наличие или отсутствие у осужденного основного места работы, размер его заработной платы или иного дохода, возможность трудоустройства, наличие имущества, иждивенцев и другие обстоятельства.

При определении К. вида наказания за совершенное им преступление, в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, суд первой инстанции учел характер и степень общественной опасности преступления, которое относится к категории тяжких преступлений, фактические обстоятельств дела, а также данные о личности осужденного.

В качестве обстоятельств, смягчающих К. наказание, суд признал явку с повинной. Суд установил, что К. характеризуется положительно. Обстоятельств, отягчающих наказание по делу не установлено.

Судом первой инстанции в приговоре не обсуждалось имущественное положение осужденного, его совокупный доход, имущественное положение его семьи, возможность уплаты определенного размера штрафа, то есть влияние назначенного наказания на его исправление и на условия жизни семьи.

При таких обстоятельствах, суд апелляционной инстанции признал несправедливым размер штрафа, определенный К. в максимальных пределах санкции ч. 3 ст. 291 УК РФ.

При вынесении приговора суд первой инстанции неверно определил судьбу вещественных доказательств.

В силу ст. 81 УПК РФ деньги, являвшиеся предметом взятки подлежат обращению в доход государства.

Вопреки данным требованиям закона, по данному делу предмет взятки - денежная купюра достоинством 5000 рублей была возвращена по принадлежности осужденному.

По указанным основаниям приговор суда был изменен, с учетом всех обстоятельств по делу, К. определено наказание с применением положений ст. 64 УК РФ в виде штрафа, в размере 30000 рублей, а вещественное доказательство обращено в доход государства.

 

При приведении приговора в соответствие с действующим законом суд должен применить все изменения, улучшающие положение осужденного.

Постановлением Валуйского районного суда Белгородской области в удовлетворении ходатайства М. о приведении приговора в соответствие с Федеральным законом от 6 мая 2010 года N 81-ФЗ - отказано.

Суд апелляционной инстанции постановление отменил, материалы дела направил на новое судебное рассмотрение, указав следующее.

В соответствии со ст. 10 УК РФ уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление имеет обратную силу, то есть распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу, в том числе на лиц, отбывающих наказание. Если новый уголовный закон смягчает наказание за деяние, которое отбывается лицом, то это наказание подлежит сокращению в пределах, предусмотренных новым уголовным законом.

По смыслу закона, с учетом правовой позиции, изложенной Конституционным Судом РФ в Постановлении от 20.04.2006 года N 4-П, при приведении приговора в соответствие с действующим законом должны быть применены все изменения, улучшающие положение осужденного.

Судом эти требования закона не выполнены.

Отказывая в удовлетворении ходатайства о приведении в соответствие с изменениями, внесенными в уголовный закон постановленного в отношении К. приговора, суд сослался на отсутствие оснований для применения по делу Федерального закона от 06.05.2010 года N 81-ФЗ, поскольку положение осужденного он не улучшил.

Вместе с тем, суд оставил без внимания тот факт, что Федеральным законом от 07 декабря 2011 года N 420-ФЗ, в ст. 15 УК РФ были внесены изменения, согласно которым преступлениями небольшой тяжести признаются умышленные и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное УК РФ не превышает трех лет.

Приговором суда К. осужден по ч. 1 ст. 228 УК РФ, санкция которой предусматривает наказание в виде лишения свободы до 3 лет.

Таким образом, преступление, за которое К. был осужден, перешло из категории средней тяжести в категорию небольшой тяжести, что является обстоятельством, улучшающим его положение. Следовательно, вышеуказанные изменения закона подлежали применению при пересмотре приговора суда в отношении К., что судом первой инстанции сделано не было.

 

Постановление суда отменено ввиду неправильного применения уголовного закона.

Постановлением Алексеевского районного суда С., осужденному по ч. 2 ст. 162 УК РФ (4 эпизода), отказано в удовлетворении ходатайства о приведении приговора в соответствие с ФЗ N 141-ФЗ от 29 июня 2009 года.

Президиум областного суда постановление отменил, с направлением материалов дела на новое судебное рассмотрение, по следующим основаниям.

Отказывая в приведении приговора в отношении С. в соответствие с Федеральным законом N 141-ФЗ от 29 июня 2009 года, суд в постановлении указал, что назначенное ему по ч. 2 ст. 162 УК РФ наказание не превышает 2/3 максимального срока, ввиду чего новая редакция ч. 1 ст. 62 УК РФ не улучшает его положение.

Вместе с тем данные выводы суда противоречат требованиям ст. 10 УК РФ, согласно которым уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу.

В соответствии с правовой позицией Конституционного Суда РФ, выраженной в постановлении от 20 апреля 2006 года N 4-П, содержащейся в ч. 2 ст. 10 УК РФ предписание о смягчении назначенного по приговору суда наказания в пределах, предусмотренных новым уголовным законом, предполагает применение общих начал назначения наказания, в силу которых смягчение наказания осуществляется в пределах, определяемых всей совокупностью норм УК РФ - не только Особенной, но и Общей части.

Федеральным законом N 141-ФЗ от 29 июня 2009 года ч. 1 ст. 62 УК РФ изложена в новой редакции, в соответствии с которой при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных пунктами "и" и (или) "к" ч. 1 ст. 61 УК РФ, и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ.

Прежняя редакция ст. 62 УК РФ предусматривала, что срок наказания не мог превышать трех четвертей максимального срока наиболее строгого наказания.

Судом в качестве обстоятельств, смягчающих наказание С. были признаны: явка с повинной, а также возмещение имущественного ущерба и морального вреда потерпевшему, предусмотренные п.п. "и", "к" ч. 1 ст. 61 УК РФ.

Отягчающих наказание обстоятельств по делу установлено не было.

При таких обстоятельствах, суд вопреки положениям ч. 2 ст. 10 УК РФ, необоснованно не применил в отношении С. новый закон, улучшающий его положение в части смягчения назначенного наказания.

Административное производство

 

По смыслу административного закона решение по результатам рассмотрения жалобы на постановление по делу должно быть, в том числе, мотивированным и непротиворечивым.

Решением судьи Октябрьского районного суда г. Белгорода оставлено без изменения постановление мирового судьи судебного участка N 7 Западного округа г. Белгорода, которым М. признана виновной в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ.

Заместитель председателя областного суда решение отменил, указав следующее.

Делая вывод в решении о квалификации действий М. по ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ судья сослался на то, что такая квалификация не зависит от формы вины, и указанное правонарушение может быть совершено по неосторожности.

Такое толкование закона неверно, так как субъективная сторона административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ, характеризуется виной только в форме прямого умысла.

При таких данных, решение судьи районного суда является незаконным.

 

Жалоба на постановление по делу об административном правонарушении может быть подана в течение 10 суток со дня вручения или получения копии постановления.

Определением судьи Октябрьского районного суда М. возвращена жалоба без рассмотрения на постановление должностного лица.

Судья областного суда определение отменил, указав следующее.

Согласно ст. 30.3 КоАП РФ жалоба на постановление по делу об административном правонарушении может быть подана в течение 10 суток со дня вручения или получения копии постановления. В случае пропуска указанного срока, он может быть восстановлен судьей или должностным лицом, правомочным рассматривать жалобу, по ходатайству лица, подающего жалобу.

Эти требования закона судьей районного суда учтены не в полной мере.

Возвращая без рассмотрения жалобу М. на постановление должностного лица суд указал, что согласно отметки Свердловского районного суда г. Белгорода жалоба была подана заявителем по истечении установленного законом срока на его обжалование.

Вместе с тем, из материалов дела и жалобы М. усматривалось, что она была сдана в организацию почтовой связи в установленный законом срок.

С учетом изложенного, делая вывод о нарушении М. срока обжалования, судья не проверил все имеющиеся по делу обстоятельства в полном объеме, что является недопустимым.

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Обзор судебной практики Белгородского областного суда по уголовным делам за январь 2015 года


Текст обзора опубликован в Информационном бюллетене Белгородского областного суда N 2, февраль 2015 г.