Обзор судебной практики Белгородского областного суда по гражданским делам за январь 2013 года

Обзор судебной практики Белгородского областного суда по гражданским делам за январь 2013 года

 

Вопросы применения норм материального права

 

Если после заключения договора принят закон, устанавливающий обязательные для сторон правила иные, чем те, которые действовали при заключении договора, условия заключенного договора сохраняют силу, кроме случаев, когда в законе установлено, что его действие распространяется на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров

Истцу установлена 3 группа инвалидности по причине получения заболевания в период прохождения военной службы.

Признав данный случай страховым, ответчик 29.05.2012 г. выплатил истцу страховое возмещение в размере 25 окладов денежного содержания истца на день страховой выплаты в общей сумме 219725 руб.

Б., полагая произведенную выплату страховой суммы в размере 219725 рублей недостаточной, поскольку в ст. 5 Федерального закона от 28.03.1998 г. N 52-ФЗ "Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы" были внесены изменения Федеральным законом N 309-ФЗ от 08.11.2011 г., которые предусматривали при наступлении страхового случая выплату страховой суммы инвалидам 3 группы в фиксированном размере - 500 000 руб., обратился в суд с иском и просил взыскать с ОАО "Чрезвычайная страховая компания" недоплаченное страховое возмещение в сумме 280275 руб., штраф за необоснованную задержку выплаты страхового возмещения в размере 30830 руб.

Решением суда исковые требования удовлетворены в полном объеме. С ОАО "Чрезвычайная страховая компания" в пользу Б. взыскано страховое возмещение в размере 280 275 руб., штраф 30 830 руб., а также государственная пошлина в доход бюджета муниципального образования Городской округ "Город Белгород" в сумме 6311,05 руб.

Решение изменено в апелляционном порядке.

В соответствии со ст. 9 Закона РФ от 27.11.1992 года N 4015-1 "Об организации страхового дела в Российской Федерации" (с последующими изменениями и дополнениями) страховым случаем является совершившееся событие, предусмотренное договором страхования или законом, с наступлением которого возникает обязанность страховщика произвести страховую выплату страхователю, застрахованному лицу, выгодоприобретателю или иным третьим лицам.

Согласно ст. 4 Федерального закона от 28.03.1998 года N 52-ФЗ "Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы" страховыми случаями при осуществлении обязательного государственного страхования является, в том числе, установление застрахованному лицу инвалидности в период прохождения военной службы, службы, военных сборов либо до истечения одного года после увольнения с военной службы, со службы, после отчисления с военных сборов или окончания военных сборов вследствие увечья (ранения, травмы, контузии) или заболевания, полученных в период прохождения военной службы, службы, военных сборов (абзац 3).

В силу пункта 2 статьи 5 названного Федерального закона в редакции, действовавшей до 01.01.2012 г., устанавливалось о том, что в случае установления застрахованному лицу инвалидности в период прохождения военной службы, службы, военных сборов либо до истечения одного года после увольнения с военной службы, со службы, после отчисления с военных сборов или окончания военных сборов вследствие увечья (ранения, травмы, контузии) или заболевания, полученных в период прохождения военной службы, службы, военных сборов: инвалиду 3 группы выплачивается 25 окладов.

Федеральным законом N 309-ФЗ от 08.11.2011 г. в указанную статью внесены изменения, вступившие в силу с 01.01.2012 г., в соответствии с которыми частью второй установлен размер страховой суммы, выплачиваемой при наступлении страхового случая инвалиду 3 группы - 500 000 руб.

Судом установлено и стороной ответчика не оспаривается право истца на получение страховой суммы как лица, которому установлена 3 группа инвалидности до истечения одного года после увольнения со службы.

Пунктом 10.1.2. Государственного контракта N 1/202-5803 от 11.01.2011 г. предусмотрено, что в случае установления застрахованному лицу инвалидности в период прохождения военной службы, службы, военных сборов либо до истечения одного года после увольнения с военной службы, со службы, после отчисления с военных сборов вследствие увечья (ранения, травмы, контузии) или заболевания, полученных в период прохождения службы, военных сборов страховая сумма инвалиду 3 группы выплачивается в размере 25 окладов.

Указанное условие соответствовало положениям ст. 5 Федерального закона от 28.03.1998 г. N 52-ФЗ в редакции, действующей на момент заключения контракта и до внесения изменений Федеральным законом N 309-ФЗ от 08.11.2011 г., вступившим в действие с 01.01.2012 года.

Между тем, в силу ст. 422 ГК РФ договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения.

Если после заключения договора принят закон, устанавливающий обязательные для сторон правила иные, чем те, которые действовали при заключении договора, условия заключенного договора сохраняют силу, кроме случаев, когда в законе установлено, что его действие распространяется на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров.

Согласно ч. 2 ст. 5 ФЗ от 28.03.1998 г. N 52-ФЗ в редакции, действующей с 01.01.2012 г. страховые суммы выплачиваются при наступлении страховых случаев в случае установления застрахованному лицу инвалидности в период прохождения военной службы, службы или военных сборов либо до истечения одного года после увольнения с военной службы, со службы, после отчисления с военных сборов или окончания военных сборов вследствие увечья (ранения, травмы, контузии) или заболевания, полученных в период прохождения военной службы, службы или военных сборов инвалиду 3 группы - 500 000 рублей.

Размер указанных страховых сумм ежегодно увеличивается (индексируется) с учетом уровня инфляции в соответствии с федеральным законом о федеральном бюджете на очередной финансовый год и плановый период. Решение об увеличении (индексации) указанных страховых сумм принимается Правительством Российской Федерации. Указанные страховые суммы выплачиваются в размерах, установленных на день выплаты страховой суммы.

Исходя из толкования вышеприведенных норм, суд пришел к обоснованному выводу, что поскольку датой страхового случая является дата установления инвалидности, и как следствие расчет страховой суммы должен быть произведен с применением редакции закона действовавшей на указанную дату.

Согласно ст. 11 Федерального закона от 28.03.1998 г. N 52-ФЗ, которым регулируются рассматриваемые правоотношения, обязанность Страховщика производить выплату страховой суммы, возникает после предоставления ему документов подтверждающих наступления страхового случая. Перечень этих документов утвержден Постановлением Правительства N 855 от 29.07.1998 г.

Таким образом, получение страховой выплаты носит заявительный характер.

Судом установлено, и сторонами не оспаривалось, что документы, подтверждающие наступивший страховой случай, предоставлены Белоусовым в 2012 году, после установления 3 группы инвалидности, то есть в период действия изменений внесенных в Федеральный закон N 52-ФЗ, который указывает на обязанность Страховщика производить выплату страховой суммы после предоставления документов подтверждающих страховой случай, и в размерах, установленных на момент ее выплаты.

Доводы ответчика о том, что страховая выплата должна быть определена исходя из размера 25 окладов месячного денежного содержания истца на момент увольнения, поскольку страховой случай, предусмотренный п. 3.1.2. Государственного контракта N 1/202-5803 от 11.01.2011 г. и выплата страховой суммы истцу должна производится по его условиям, с учетом вышеприведенных правовых норм, являются несостоятельными.

В силу вышеизложенного не могут быть признаны состоятельными доводы апелляционной жалобы о не применении судом первой инстанции ст.ст. 4, 309, 422 ГК РФ, о применении закона (ст. 5 ФЗ в редакции от 08.11.2011 г. N 309), не подлежащего применению и его неправильном истолковании, применении иных норм материального права и ином действии закона во времени.

При установленных по делу обстоятельствах произведенная ответчиком страховая выплата из размера 25 окладов денежного содержания застрахованного, судом первой инстанции правильно признана необоснованной поскольку страховой случай наступил после 01.01.2012 г.

Признав, что право истца на получение страхового возмещения в установленном законом размере не подлежит ограничению в силу вышеуказанных обстоятельств, и не может быть поставлено в зависимость от порядка исполнения договорных отношений между страховщиком и страхователем, суд пришел к обоснованному выводу об удовлетворении требований истца о взыскании недоплаченного страхового возмещения в размере 280275 руб. (500000 - 219725 = 280275).

Довод апелляционной жалобы о рассмотрении иска судом с нарушением правил подсудности не основан на законе.

В соответствии с ч. 1 ст. 47 Конституции Российской Федерации никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом.

Отказывая в удовлетворении ходатайства о передаче дела по подсудности по месту нахождения ответчика, суд первой инстанции обоснованно исходил из того, что спорные правоотношения, возникшие между сторонами, регулируются Федеральным законом от 28.03.1998 года N 52-ФЗ "Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы".

В силу статьи 13 указанного Федерального закона споры, связанные с обязательным государственным страхованием, разрешаются в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.

Частью 5 ст. 29 ГПК РФ предусмотрена возможность предъявления истцом иска о возмещении вреда, причиненного увечьем, иным повреждением здоровья или в результате смерти кормильца, в суд по месту его жительства или месту причинения вреда.

Таким образом, суд первой инстанции, приняв к производству исковое заявление по месту жительства истца, не нарушил требований о подсудности и в этой связи правильно отказал ОАО "Чрезвычайная страховая компания" в удовлетворении ходатайства о передаче дела по подсудности в суд по месту нахождения ответчика.

Ссылка автора жалобы на имеющуюся иную правоприменительную практику по делам по искам ОАО "Чрезвычайная страховая компания" о взыскании страховых выплат судебная коллегия во внимание не принимает, так как решения судом приняты по делам, где истцами выступали другие граждане, решения по данным делам преюдициального значения для разрешения требований истца не имеют. Обязательному учету подлежит только практика Верховного Суда РФ.

Между тем, заслуживает внимания довод ОАО "Чрезвычайная страховая компания" о необоснованном удовлетворении требований истца о взыскании суммы штрафа за задержку выплаты страховой суммы.

В соответствии с п. 4 ст. 11 Федерального закона N 52-ФЗ выплата страховых сумм производится страховщиком в 15-дневный срок со дня получения документов, необходимых, для принятия решения об указанной выплате. В случае необоснованной задержки страховщиком выплаты страховых сумм страховщик из собственных средств выплачивает застрахованному лицу штраф в размере 1% страховой суммы за каждый день просрочки.

Исходя из смысла данной нормы обязанность уплаты штрафа возникает при невыплате страховщиком в установленный срок назначенных сумм возмещения вреда.

Однако, как установлено судом и подтверждается материалами дела ОАО "Чрезвычайная страховая компания" страховые выплаты Белоусову С.В. не назначались и не выплачивались исходя из размера установленного с 01.01.2012 г. в твердой денежной сумме 500 000 рублей, поскольку между страховщиком и истцом имел место спор о праве на получение страхового возмещения в указанной сумме.

При этом, исходя из положений ст. 8, 330 ГК РФ право на взыскание неустойки, в том числе в виде штрафа, в случае возникновения спора о праве на назначение страховых выплат, т.е. по существу обязательства, может быть реализовано только после окончательного разрешения спора, в данном случае - после вступления в силу решения суда, которым определена сумма, подлежащая выплате.

Аналогичная позиция в части толкования и применения норм п. 4 ст. 11 Закона во взаимосвязи с нормами ст.ст. 8, 330 ГК РФ изложена в определении Верховного суда РФ от 13.05.2011 N 23-В11-3.

При таких обстоятельствах решение суда в указанной части нельзя признать законным и обоснованным, оно подлежит отмене с принятием нового решения об отказе во взыскании суммы штрафа.

В остальной части судебная коллегия признала обжалуемое решение подлежащими оставлению без изменения.

 

При определении порядка общения родителя с ребенком принимаются во внимание возраст ребенка, состояние его здоровья, привязанность к каждому из родителей и другие обстоятельства, способные оказать воздействие на физическое и психическое здоровье ребенка, на его нравственное развитие

У родителей Д. 12.11.2008 г.р., возник спор, связанный с воспитанием ребенка, за разрешением которого истец обратился в суд с соответствующим иском.

Решением суда установлен порядок общения отца с несовершеннолетним сыном, проживающим с матерью с 10 час. до 19 час. каждое воскресенье месяца и с 17 час. до 19 час. каждый понедельник ежемесячно в отсутствие матери.

Стороны обязаны предупреждать заранее о причинах, по которым встречи с ребенком не состоятся. Место и дополнительное время общения истец обязан обговаривать с ответчицей заранее. Общение с сыном определено по месту его жительства. Мать обязана не чинить препятствий ответчику в общении с сыном.

Судебная коллегия по гражданским делам Белгородского областного суда признала решение суда подлежащим изменению по следующим основаниям.

Разрешая спор, суд первой инстанции, применив положения ст.ст. 54, 61, 66 СК РФ, ч. 1 ст. 18 Конвенции о правах ребенка, ч. 2 ст. 38 Конституции РФ, исходил из принципа общей и одинаковой ответственности обоих родителей за воспитание и развитие ребенка.

При этом судом не учтены разъяснения, содержащиеся в п. 8 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 г. N 10, согласно которым при определении порядка общения родителя с ребенком принимаются во внимание возраст ребенка, состояние его здоровья, привязанность к каждому из родителей и другие обстоятельства, способные оказать воздействие на физическое и психическое здоровье ребенка, на его нравственное развитие.

Как усматривается из материалов дела отец неоднократно заключал договоры об оказании наркологических услуг, в июле 2010 г. прошел курс лечения методом кодировки по Довженко сроком на три года.

Из постановления об отказе в возбуждении уголовного дела от 21.12.2011 г., характеристики, медицинской документации , заключения МБУ "Центр социальной помощи семье и детям" усматривается наличие конфликтных отношений между сторонами, которые перенесены в детско-родительскую сферу, грубое отношение отца к матери в присутствии ребенка, проблемы с состоянием здоровья ребенка, в том числе и неврологического характера, что позволяет признать убедительными приведенные в апелляционной жалобе доводы об обеспокоенности ответчицы установленным решением порядком общения отца с пятилетним ребенком в ее отсутствие.

Учитывая малолетний возраст Д., его состояние здоровья, данные о личности истца, необходимость обеспечения безопасности ребенка, судебная коллегия признает более предпочтительным предложенный ответчицей вариант общения истца с сыном в первую и третью субботы каждого месяца с 11 до 14 часов в общественных местах в присутствии матери. Такой вариант общения будет соответствовать интересам ребенка и соблюдению баланса интересов, прав и обязанностей обоих родителей.

 

Особенности алиментных обязательств исключают возможность применения статьи 333 ГК РФ о возможности снижения размера неустойки к возникающей в соответствии с пунктом 2 статьи 115 СК РФ ответственности должника за их ненадлежащее исполнение

Судебным приказом мирового судьи судебного участка N 2 Борисовского района от 17 сентября 2002 г. с Д. в пользу Н. взысканы алименты на содержание их сыновей - Андрея (1986 г.р.) и Виктора (1994 г.р.) в размере 1/3 части заработка ежемесячно.

По достижении сыном Андреем совершеннолетия размер алиментов на содержание сына Виктора составлял 1/4 ежемесячного заработка отца.

С февраля 2010 г. до 19 февраля 2012 г. (день совершеннолетия Виктора) у Д. образовалась задолженность по уплате алиментов в размере 70799,81 руб. ввиду ненадлежащего исполнения им этого обязательства.

Дело инициировано иском Н. о взыскании с Д. неустойки в размере 194330 руб. за несвоевременную уплату указанной суммы алиментов.

Во встречном иске Д. просил освободить его от уплаты задолженности по алиментам и неустойки.

Решением мирового судьи судебного участка N 2 Борисовского района от 4 сентября 2012 г., оставленным без изменения в апелляционном порядке, иск Н. признан обоснованным частично. С учётом положений ст. 333 ГК РФ на Д. возложена обязанность по уплате неустойки за период с 1 февраля 2010 г. по 10 июля 2012 г. в размере 70799,81 руб. Встречный иск отклонён.

Определение отменено в кассационном порядке.

Разрешая спор, и, снижая размер неустойки на основании положений ст. 333 ГК РФ, нижестоящими инстанциями не принято во внимание, что особенности алиментных обязательств исключают возможность применения указанной правовой нормы к возникающей в соответствии с п. 2 ст. 115 СК РФ ответственности должника за их ненадлежащее исполнение.

Исходя из положений п. 1 ст. 60, п. 1 ст. 80 СК РФ алиментные обязательства родителей преследуют цель предоставления содержания их ребёнку как нуждающемуся члену семьи, который является таковым в силу обстоятельств, признаваемых законом социально уважительными.

Специальной мерой семейно-правовой ответственности, гарантирующей осуществление прав несовершеннолетних детей на получение содержания, является установленная п. 2 ст. 115 СК РФ фиксированная неустойка в размере 1/2 процента от суммы невыплаченных алиментов за каждый день просрочки.

Установив, что образование задолженности по алиментам произошло по вине ответчика, а неустойка рассчитана истицей в соответствии с действующими с 2008 г. положениями п. 2 ст. 115 СК РФ, судебными инстанциями не учтено, что уменьшение размера этой неустойки указанной нормой не предусмотрено.

При этом нельзя признать правомерной и обеспечивающей соблюдение наилучших интересов ребёнка ссылку в апелляционном определении на положения ст.ст. 2 и 4 СК РФ в обоснование уменьшения неустойки по правилам ст. 333 ГК РФ.

При таких обстоятельствах убедительны доводы кассационной жалобы о существенном нарушении судебными инстанциями правовых норм при разрешении спора и об отсутствии всесторонней и объективной проверки законности и обоснованности решения мирового судьи районным судом.

Согласно положениям ст.ст. 3 и 18 Конвенции о правах ребенка во всех действиях государства и родителей в отношении детей первоочередное внимание уделяется наилучшему обеспечению их интересов, в частности такой защиты и заботы, которые необходимы для благополучия ребёнка, его воспитания и развития.

 

Местоположение границ земельных участков подлежит в установленном этим федеральным законом порядке обязательному согласованию с заинтересованными лицами

Решением районного суда, оставленным без изменения при кассационном рассмотрении дела, в удовлетворении иска З. (впоследствии его правопреемницы К.) к Т. об установлении границ земельного участка, об исключении сведений из ГКН, о признании недействительным межевого плана, об установлении права ограниченного пользования (сервитута) отказано.

Судебные постановления отменены в кассационном порядке.

Отказывая в удовлетворении требования о признании межевого плана земельного участка N 80 недействительным, судебные инстанции исходили из непредставления истцом доказательств нарушения межеванием земельного участка N 80 границы принадлежащего ему земельного участка, проходящей по имеющемуся забору. Ссылки на не извещение его о межевании, отсутствие согласования с ним прохождения межевой границы во внимание не приняты, поскольку истцом не указано, как нарушено его право пользования земельным участком. В судебном же порядке подлежит защите только нарушенное либо оспариваемое право (ст. 3 ГПК РФ).

В соответствии с положениями ст. 39 Федерального закона от 24.07.2007 г. N 221-ФЗ "О государственном кадастре недвижимости" местоположение границ земельных участков подлежит в установленном этим Федеральным законом порядке обязательному согласованию с заинтересованными лицами. Местоположение границ земельного участка считается согласованным при наличии в акте согласования местоположения границ личных подписей всех заинтересованных лиц или их представителей, за исключением предусмотренного ч. 3 ст. 40 ФЗ N 221-ФЗ случая.

Указанным Законом установлен определенный порядок действий лиц, интересы которых затронуты уточнением границ смежного земельного участка и которые должны выразить свое мнение в отношении согласования местоположения границ земельного участка.

Согласно п. 5 ст. 40 этого Закона споры, не урегулированные в результате согласования местоположения границ, после оформления акта согласования границ разрешаются в силу ст. 64 ЗК РФ в судебном порядке.

В акте согласования местоположения границы земельного участка отсутствуют данные об извещении истца о проведении согласования местоположения границ этого земельного участка, не содержится его подписи либо записи о непредставлении им возражения о местоположении границы.

Таким образом, у истца имелись основания для обращения за защитой своих нарушенных прав в судебном порядке.

Вопреки требованиям ч. 3 ст. 196 ГПК РФ в обжалуемых судебных постановлениях отсутствуют суждения и выводы по заявленным требованиям о признании недействительным решения Территориального отдела по Шебекинскому району, г. Шебекино, Корочанскому и Яковлевскому районам Управления Роснедвижимости по Белгородской области от 23.03.2010 г. "Об учете изменений объекта недвижимости"; обязании Территориального отдела N 4 ФБУ "Кадастровая палата" по Белгородской области исключить из ГКН сведения о характерных точках границы (раздел 1 межевого плана) и частях границы (раздел 2 межевого плана) земельного участка.

Согласно ч. 1 ст. 194 ГПК РФ, Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2003 г. N 23 "О судебном решении" решение является актом правосудия, окончательно разрешающим дело.

По мнению заявителя, обжалуемыми судебными постановлениями эти положения также нарушены, поскольку предъявленный им иск в целях разрешения длящегося длительное время спора по межевой границе фактически не рассмотрен.

Допущенные нарушения норм материального и процессуального права в конкретных обстоятельствах свидетельствуют о фундаментальном нарушении ст. 46 Конституции РФ, ст.ст. 6, 13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, гарантирующих эффективную судебную защиту и справедливое судебное разбирательство, повлиявшем на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление нарушенных прав и законных интересов заявителя.

 

При разрешении вопроса о взыскании с материально ответственного работника суммы недостачи к обстоятельствам, подлежащим доказыванию работодателем, относятся наличие недостачи имущества, вверенного работнику персонально по договору о полной индивидуальной материальной ответственности, и размер этой недостачи

Решением городского суда в удовлетворении иска по делу по иску ООО "П" к Ч., Щ. о возмещении ущерба, причиненного при исполнении трудовых обязанностей, отказано. При апелляционном рассмотрении дела решение отменено и вынесено новое о взыскании с Ч. и Щ. в пользу ООО "П" суммы недостачи в равных долях - по 111222,84 руб. с каждой.

Апелляционное определение отменено в кассационном порядке.

Принимая новое решение, судебная коллегия исходила из заключения с Ч. и Щ. договоров о полной индивидуальной материальной ответственности и образования недостачи в сумме 222445,69 руб. в результате их действий по реализации полученных ими товарно-материальных ценностей.

При этом не учтено, что правоотношения сторон по возмещению причиненного работодателю ущерба на основании указанных договоров регулируются пунктом 2 части первой статьи 243 ТК РФ, согласно которой материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба возлагается на работника в случае недостачи ценностей, вверенных ему на основании специального письменного договора.

В соответствии с положениями статьи 244 ТК РФ с работником может заключаться договор о полной индивидуальной материальной ответственности (пункт 2 части первой статьи 243 ТК РФ), то есть о возмещении работодателю причиненного ущерба в полном размере за недостачу вверенного работнику имущества. Статьей 245 ТК РФ предусмотрена возможность заключения с работниками договора о коллективной (бригадной) материальной ответственности за причинение ущерба при совместном выполнении работниками отдельных видов работ, связанных с хранением, обработкой, продажей или иным использованием переданных им ценностей, когда невозможно разграничить ответственность каждого работника за причинение ущерба; в этом случае при взыскании ущерба в судебном порядке степень вины каждого члена коллектива (бригады) определяется судом.

Согласно пункту 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16.11.2006 г. N 52 "О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю" если работодателем доказаны правомерность заключения с работником договора о полной материальной ответственности и наличие у этого работника недостачи, последний обязан доказать отсутствие своей вины в причинении ущерба.

Из приведенных положений следует, что к обстоятельствам, имеющим существенное значение для правильного разрешения дела в части требований к Щ., и подлежащим доказыванию работодателем, относятся, в частности, наличие у Щ. недостачи имущества, вверенного ей персонально по договору о полной индивидуальной материальной ответственности, и размер этой недостачи.

Между тем, истец не указал размер недостачи имущества, вверенного по договору непосредственно Щ., утверждая о невозможности разграничения ответственности Щ. и Ч. ввиду их совместной работы с материальными ценностями.

Наличие и размер недостачи у Щ. судебной коллегией также не установлены, в апелляционном определении в нарушение пункта 5 части 2 статьи 329 ГПК РФ вывода об этих обстоятельствах не содержится. Взыскание с ответчиц суммы недостачи в равных долях мотивированы положениями части 2 статьи 242, пункта 1 части 1 статьи 243 ТК РФ, которые, однако, не предусматривают порядка определения размера ущерба, подлежащего взысканию с каждого из работников, если ущерб причинен их совместными действиями.

 

В случае прекращения деятельности филиала, представительства или иного обособленного структурного подразделения организации, расположенных в другой местности, расторжение трудовых договоров с работниками этих структурных подразделений производится по правилам, предусмотренным для случаев ликвидации организации

Решением районного суда отказано в удовлетворении иска Д. к ОАО "Н" о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда.

При апелляционном рассмотрении дела решение отменено в части с вынесением нового, которым увольнение истицы признано незаконным. Поскольку Д. не поддержала требование о восстановлении на работе, судом апелляционной инстанции изменена формулировка причины ее увольнения на собственное желание с 21.08.2012 г., с ОАО "Н" взыскана заработная плата - за время вынужденного прогула с 14.03.2012 г. по 21.08.2012 г. в сумме 157359 руб. 71 коп., а также компенсация морального вреда в размере 5000 руб. В остальной части решение оставлено без изменения.

Апелляционное определение отменено в кассационном порядке.

Разрешая дело, суд первой инстанции, установив, что Белгородский филиал ОАО "Н" действительно прекратил свою деятельность, с учетом положения ч. 4 ст. 81 ТК РФ пришел к выводу о законности увольнения истицы по основанию п. 1 ч. 1 ст. 81 ТК РФ в связи с ликвидацией филиала.

Отменяя решение суда в части и признавая незаконным ее увольнение по указанному основанию, суд апелляционной инстанции исходил из недоказанности ликвидации юридического лица - ОАО "Н", не опровергнув при этом установленный судом первой инстанции факт прекращения деятельности Белгородского филиала.

Между тем, как ясно и определенно следует из ч. 4 ст. 81 ТК РФ в случае прекращения деятельности филиала, представительства или иного обособленного структурного подразделения организации, расположенных в другой местности, расторжение трудовых договоров с работниками этих структурных подразделений производится по правилам, предусмотренным для случаев ликвидации организации (п. 1 ч. 1 ст. 81 ТК РФ).

Как разъяснено Конституционным Судом РФ в Определении от 21.04.2005 г. N 144-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Пермяковой Светланы Васильевны на нарушение ее конституционных прав частью четвертой статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации" такое правовое регулирование порядка расторжения трудового договора с работниками, работающими в расположенном в другой местности филиале организации, деятельность которого прекращается, обусловлено фактическим прекращением деятельности самой организации в этой местности и, соответственно, делает невозможным перевод работников с их согласия на другую работу в ту же организацию в пределах той же местности.

При таком положении убедительны доводы заявителя о неправильном толковании судом апелляционной инстанции п. 1 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, сделанном без учета положения ч. 4 ст. 81 ТК РФ.

Процессуальные вопросы

 

При обращении с требованиями о взыскании страхового возмещения, вытекающими из договора имущественного страхования к спорным правоотношениям должны применяться общие правила Закона РФ "О защите прав потребителей", в том числе об освобождении от уплаты государственной пошлины

Определением судьи исковое заявление оставлено без движения, поскольку И. в нарушение требований ст. 132 ГПК РФ не уплачена госпошлина в части заявленных требований к ответчику ООО "Росгосстрах" в размере 3600 руб. и заявителю предложено в срок до 30.11.2012 г. предоставить документ, подтверждающий оплату госпошлины в указанном размере.

Определение отменено в апелляционном порядке.

Оставляя исковое заявление без движения ввиду несоблюдения И. требований ст. 132 ГПК РФ, а именно не приложения им к исковому заявлению документа об уплате госпошлины в части заявленных требований к ООО "Росгосстрах", суд исходил из того, что к спорным правоотношениям положения Закона РФ "О защите прав потребителей" не применяются.

Как усматривается из искового заявления и приложенных к нему документов, требования И. о защите нарушенных прав вытекают из договора обязательного страхования транспортного средства.

Из разъяснений, содержащихся в п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 г. N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей" следует, что, если отдельные виды отношений с участием потребителей регулируются и специальными законами Российской Федерации, содержащими нормы гражданского права (например, договор участия в долевом строительстве, договор страхования, как личного, так и имущественного, договор банковского вклада, договор перевозки, договор энергоснабжения), то к отношениям, возникающим из таких договоров, Закон о защите прав потребителей применяется в части, не урегулированной специальными законами.

Исходя из преамбулы Закона о защите прав потребителей и ст. 9 Федерального закона от 26.01.1996 г. N 15-ФЗ "О введении в действие части второй Гражданского кодекса РФ" правами, предоставленными потребителю Законом и изданными в соответствии с ним иными правовыми актами, а также правами стороны в обязательстве в соответствии с Гражданским кодексом РФ пользуется не только гражданин, который имеет намерение заказать или приобрести либо заказывающий, приобретающий товары (работы, услуги), но и гражданин, который использует приобретенные (заказанные) вследствие таких отношений товары (работы, услуги) на законном основании (п.п. "а" п. 3 указанного Постановления).

Отношения между потерпевшим лицом и страховой компанией, независимо от того к какому страховщику обращается потерпевший - к страховой компании виновника ДТП или страховой компании, в которой потерпевший непосредственно застраховал свою ответственность (прямое урегулирование убытков), регулируются ФЗ N 40-ФЗ от 25.04.2002 г. "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств".

С учетом положений ст. 39 Закона о защите прав потребителей к отношениям, возникающим из договоров об оказании отдельных видов услуг с участием гражданина, последствия нарушения условий которых, не подпадают под действие главы III Закона, должны применяться общие положения Закона о защите прав потребителей, в частности о праве граждан на предоставление информации (ст. 8 - 12), об ответственности за нарушение прав потребителей (ст. 13), о возмещении вреда (ст. 14), о компенсации морального вреда (ст. 15), об альтернативной подсудности (п. 2 ст. 17), а также об освобождении от уплаты государственной пошлины (п. 3 ст. 17) в соответствии с п. 2, 3 ст. 333.36 Налогового кодекса РФ.

Учитывая, что И. обратился с иском к ООО "Росгосстрах" о взыскании страхового возмещения, его требования вытекают из договора имущественного страхования, то к спорным правоотношениям должны применяться общие правила Закона РФ от 07.02.1992 г. N 2300-1 "О защите прав потребителей", в том числе об освобождении от уплаты государственной пошлины.

На основании изложенного, оснований для оставления искового заявления без движения не имелось, поскольку требования ст. 132 ГПК РФ И. при подаче иска не нарушены.

При таких обстоятельствах определение отменено с направлением материала в районный суд для разрешения вопроса о принятии искового заявления к производству.

 

Срок для исправления недостатков апелляционной жалобы должен отвечать требованиям разумности

Решением городского суда от 25 июля 2012 года исковые требования ОАО "СГ "МСК" к К. о взыскании суммы страхового возмещения удовлетворены в части.

28 августа 2012 года истцом подана апелляционная жалоба.

Определением суда от 31 августа 2012 года апелляционная жалоба оставлена без движения, истцу предоставлен срок до 19 сентября 2012 года для устранения недостатков.

Определение отменено в апелляционном порядке.

Оставляя апелляционную жалобу ОАО "СГ "МСК" без движения, суд первой инстанции сослался на то, что требования жалобы не мотивированы и не приложен документ, подтверждающий уплату государственной пошлины.

Выводы суда являются обоснованными, вынесенными в полном соответствии с п. 4 ч. 1 и ч. 4 ст. 322 и ч. 1 ст. 323 ГПК РФ.

Вместе с тем, как обоснованно указано в частной жалобе, срок для устранения недостатков до 19 сентября 2012 г., установленный судом не является разумным с учетом направления определения суда от 31 августа 2012 года только 18 сентября 2012 года в 17 час. 20 мин., что подтверждается материалами дела.

Согласно ч. 1 ст. 323 ГПК РФ судья устанавливает разумный срок для исправления недостатков жалобы с учетом характера таких недостатков, а также места жительства или места нахождения лица, подавшего жалобу.

При таких обстоятельствах определение суда нельзя признать законным и обоснованным, и оно подлежит отмене в соответствии со ст. 334 ГПК РФ.

Учитывая, что апелляционная жалоба ОАО "СГ "МСК" не отвечает требованиям ст. 322 ГПК РФ - не содержит основания, по которым истцы считают решение суда незаконным, при подаче жалобы не оплачена госпошлина, суд апелляционной инстанции назначил срок для устранения недостатков до 17 февраля 2013 г.

 

В случае, если лицо, подавшее апелляционную жалобу, выполнит в установленный срок указания, содержащиеся в определении судьи, жалоба считается поданной в день первоначального поступления в суд

Р. подана кассационная жалоба на решение районного суда, которая определением того же суда от 13.12.2011 г. оставлена без движения в связи с неуказанием мотивов несогласия с решением и отсутствием просительной части.

Во исполнение определения Р. представила новую кассационную жалобу, которая определением суда от 28.12.2011 г. также оставлена без движения в связи с наличием в ней недопустимых выражений в адрес судей. Заявителю предложено в срок до 12.01.2012 г. устранить имеющиеся в жалобе недостатки, а именно привести в соответствие с требованиями ст. 339 ГПК РФ, исключив фразы, порочащие честь, достоинство и деловую репутацию судей.

10.01.2012 г. Р. на это определение подана частная жалоба, впоследствии оставленная без удовлетворения, а 11.01.2012 г. отправлена по почте кассационная жалоба на упомянутое решение, поступившая в районный суд 16.01.2012 г.

Определением районного суда от 21.02.2012 г., оставленным без изменения апелляционным определением от 20.04.2012 г., кассационная жалоба на решение возвращена Р. на основании п. 1 ч. 1 ст. 324 ГПК РФ.

Определение отменено в кассационном порядке.

Суд первой инстанции, сославшись на пункт 1 части 1 статьи 324 ГПК РФ, определением возвратил кассационные жалобы Р. (включая поданную 11.01.2012 г.), мотивировав невыполнением в установленный срок указаний судьи, содержащихся в определении об оставлении жалобы без движения, с чем согласился суд апелляционной инстанции.

Между тем, в частной жалобе на судебное определение о возврате жалобы заявительница указывала, что в жалобе, поданной 11.01.2012 г. до истечения установленного срока, она выполнила указания судьи, содержащихся в определении от 28.12.2011 г., исправив все недостатки.

Тем не менее, в апелляционном определении, ограничившись указанием на наличие в материалах дела всех поступивших от Р. кассационных жалоб, суд сослался на их многократную подачу, лишающую других лиц возможности надлежащей подготовки к кассационному рассмотрению дела в разумные сроки.

Вопреки части 2 и 3 статьи 329 ГПК РФ, в апелляционном определении судом не приведены ссылки на законы, которыми он руководствовался. Оценка содержания последней кассационной жалобы, отправленной по почте 11.01.2012 г., на предмет ее соответствия требованиям статьи 339 ГПК РФ (действовавшей на момент подачи жалобы) и устранения указанных недостатков, в апелляционном определении не дана.

В этой связи заслуживают внимания доводы заявительницы, указывающие на оставление судами без внимания упомянутой последней кассационной жалобы с выполненными ею в установленный срок указаниями, содержащимися в определении судьи.

Изложенное свидетельствует о фундаментальном нарушении правовых норм (статьи 46 Конституции РФ, статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод), гарантирующих судебную защиту и справедливое судебное разбирательство, без устранения которого невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявительницы.

 

Суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционной жалобе, и возражениях относительно жалобы

Решением районного суда удовлетворен иск П. к ООО "А" о досрочном расторжении договора аренды земельного участка, находящегося в общей долевой собственности.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Белгородского областного суда решение отменено с принятием нового об отказе в иске.

Апелляционное определение отменено в кассационном порядке.

Разрешая дело и удовлетворяя иск, районный суд, руководствуясь ст. 619 ГК РФ, ст. 22 ЗК РФ, исходя из установленных обстоятельств: фактического прекращения ООО "А" в 2009 г. хозяйственной деятельности, а с 05.02.2010 г. использования земельного участка, заключения 05.02.2010 г. договора субаренды земельного участка с ООО "Т" сроком на 11 месяцев при отсутствии в договоре аренды такого права и не уведомлении о совершенном действии арендодателей; введения 05.05.2010 г. процедуры наблюдения в отношении ООО "А", признания его 10.09.2010 г. банкротом и открытия конкурсного производства, пришел к выводу о наличии основания для расторжения договора аренды.

Отменяя решение и принимая новое об отказе в иске, суд апелляционной инстанции исходил из предъявления иска к ненадлежащему ответчику, полагая, что на момент принятия (19.04.2012 г.) искового заявления ООО "А" не являлось арендатором земельного участка, а к моменту разрешения дела таковыми стали М., который приобрел право аренды и обрабатывает земельный участок и ООО "А-Б", на которого переведены права и обязанности по договору аренды; в суде апелляционной инстанции не применяются правила о замене ненадлежащего ответчика.

В силу ст. 450 ГК РФ изменение и расторжение договора возможны по соглашению сторон, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом, другими законами или договором.

По требованию одной из сторон договор может быть изменен или расторгнут по решению суда только при существенном нарушении договора другой стороной и в иных случаях, предусмотренных Гражданским кодексом РФ, другими законами или договором (п. 2 ст. 450 ГК РФ).

Пункт 4.3.4 договора аренды земельного участка от 10.04.2006 г. прямо предусматривает право арендодателей расторгнуть договор, заключенный с ООО "А", в одностороннем порядке в случае не использования земельного участка в течение 1 года, что имело место в 2010 г., когда арендатором являлось именно ООО "А".

Согласно ч. 1 ст. 327.1 ГПК РФ суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционной жалобе и возражениях относительно жалобы.

В своих возражениях относительно апелляционной жалобы заявитель привел аналогичные вышеуказанным доводы, которые в нарушение требований ст. 329 ГПК РФ судом апелляционной инстанции оставлены без рассмотрения. Между тем, их соблюдение является одной из фундаментальных гарантий реализации права каждого на судебную защиту.

Исходя из положений п. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод правовая оценка доводов сторон в судебном постановлении является обязательным условием справедливого судебного разбирательства.

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Обзор судебной практики Белгородского областного суда по гражданским делам за январь 2013 года


Текст обзора опубликован в Информационном бюллетене Белгородского областного суда N 2, февраль 2013 г.