Апелляционное определение СК по гражданским делам Оренбургского областного суда от 15 ноября 2017 г. по делу N 33-7945/2017

 

Судебная коллегия по гражданским делам Оренбургского областного суда в составе:

председательствующего судьи Раковского В.В.,

судей Султанова Р.А., Трифоновой О.М.,

с участием прокурора Стиплина И.В.,

при секретаре Лексиковой Е.А.,

рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционную жалобу Комаровой Н.И. на решение Оренбургского районного суда Оренбургской области от 16 августа 2017 года по исковому заявлению Комаровой Н.И. к муниципальному бюджетному учреждению культуры "Центр культуры муниципального образования Пригородный сельсовет Оренбургского района Оренбургской области" о признании увольнения незаконным, восстановлении на работе, об обязании заключить трудовой договор и выплатить средний заработок за время вынужденного прогула.

Заслушав доклад судьи Оренбургского областного суда Раковского В.В., объяснение представителя истца Комаровой Н.И. - Арутюновой К.С., поддержавшей доводы апелляционной жалобы, объяснения представителя ответчика муниципального бюджетного учреждения культуры "Центр культуры муниципального образования Пригородный сельсовет Оренбургского района Оренбургской области" Ермаковой Т.А., возражавшей против доводов апелляционной жалобы, объяснения представителя третьего лица муниципального образования Пригородный сельсовет Оренбургского района Оренбургской области Забарева М.Ю., возражавшего против доводов апелляционной жалобы, заключение прокурора Стиплина И.В., полагавшего апелляционную жалобу подлежащей оставлению без удовлетворения, судебная коллегия

установила:

Комарова Н.И. обратилась в суд с иском к МБУК "Центр культуры МО Пригородный сельсовет Оренбургского района Оренбургской области" указав, что 03 августа 2015 года между ней и ответчиком был заключен трудовой договор N на неопределенный срок в соответствии с которым она принята на должность "Должность 1" по совместительству. Основным местом работы являлась должность "Должность 2" в "Место работы". 31 декабря 2016 года она была уволена с основного места работы по собственному желанию. С 28 марта 2017 года истец находилась на больничном. 19 апреля 2017 года она обратилась к ответчику с заявлением о принятии ее на должность "Должность 1" по основному месту работы с 20 апреля 2017 года. Однако 20 апреля 2017 года при обращении к работодателю руководитель МБУК "Центр культуры МО Пригородный сельсовет Оренбургского района Оренбургской области" попыталась вручить ей уведомление N1 от 17 апреля 2017 года о предстоящем увольнении, от получения которого она отказалась. Данное уведомление с актом об отказе от подписи были высланы в ее адрес по почте и получены 28 апреля 2017 года. Кроме того, 24 апреля 2017 года ответчик направил в ее адрес письмо с разъяснением, что ее заявление от 19 апреля 2017 года рассмотрено, в его удовлетворении отказано со ссылкой на уведомление N1 от 17 апреля 2017 года. Письмо было получено 02 мая 2017 года. Приказом от 05 мая 2017 года истец уволена с занимаемой должности. Полагает, что ответчиком допущены грубые нарушения норм трудового законодательства при ее увольнении, поскольку увольнение произведено в период нетрудоспособности, с 31 декабря 2016 года работа у ответчика была для неё единственной. На основании изложенного, Комарова Н.И. просила суд признать незаконным приказ от 05 мая 2017 года о прекращении (расторжении) с ней трудового договора от 03 августа 2015 года по ст. 288 Трудового кодекса Российской Федерации, восстановить ее в должности "Должность 1" с 05 мая 2017 года; обязать заключить с ней трудовой договор как с основным работником с 20 апреля 2017 года; обязать с 20 апреля 2017 года внести в трудовую книжку запись о приеме на работу на должность "Должность 1"; взыскать компенсацию морального вреда в размере 70 000 рублей.

Судом к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных исковых требований, привлечены МО Пригородный сельсовет Оренбургского района Оренбургской области, Гришина Т.Т.

В судебном заседании истец Комарова Н.И. и ее представитель Арутюнова К.С., действующая на основании доверенности, исковые требования поддержали, просили удовлетворить.

Представитель ответчика МБУК "Центр культуры МО Пригородный сельсовет Оренбургского района Оренбургской области" Ермакова Т.А., действующий на основании доверенности, возражал против удовлетворения исковых требований.

Представитель третьего лица МО Пригородный сельсовет Оренбургского района Оренбургской области Забарев М.Ю., действующий на основании доверенности, возражал против удовлетворения исковых требований.

Третье лицо Гришина Т.Г. в судебное заседание не явилась, о времени и месте рассмотрения дела была извещена.

Определением суда от 03 августа 2017 года производство по делу по исковому заявлению Комаровой Н.И. в части требований об обязании МБУК "Центр культуры МО Пригородный сельсовет Оренбургского района Оренбургской области" выплатить средний заработок за время вынужденного прогула с 05 мая 2017 года по день вынесения решения прекращено в связи с отказом представителя истца Арутюновой К.С., действующей на основании доверенности, от данной части исковых требований.

Решением Оренбургского районного суда Оренбургской области от 16 августа 2017 года в удовлетворении требований Комаровой Н.И. отказано в полном объеме.

В апелляционной жалобе Комарова Н.И. просит решение суда отменить, ссылаясь на его незаконность и необоснованность.

В судебное заседание апелляционной инстанции истец Комарова Н.И., третье лицо Гришина Т.Г. не явились, о времени и месте рассмотрения дела были извещены надлежащим образом, на основании ст. 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судебная коллегия рассмотрела дело без их участия.

Изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы и проверив законность и обоснованность судебного решения в соответствии со статьей 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в пределах доводов жалобы, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Согласно ст. 60.1 Трудового кодекса Российской Федерации работник имеет право заключать трудовые договоры о выполнении в свободное от основной работы время другой регулярной оплачиваемой работы у того же работодателя (внутреннее совместительство) и (или) у другого работодателя (внешнее совместительство).

В соответствии со ст. 282 Трудового кодекса Российской Федерации совместительство - выполнение работником другой регулярной оплачиваемой работы на условиях трудового договора в свободное от основной работы время.

Как предусмотрено ст. 288 Трудового кодекса Российской Федерации помимо оснований, предусмотренных настоящим Кодексом и иными федеральными законами, трудовой договор, заключенный на неопределенный срок с лицом, работающим по совместительству, может быть прекращен в случае приема на работу работника, для которого эта работа будет являться основной, о чем работодатель в письменной форме предупреждает указанное лицо не менее чем за две недели до прекращения трудового договора.

Судом первой инстанции установлено и подтверждается материалами дела, что с 03 ноября 2014 года по 31 декабря 2016 года Комарова Н.И. работала в "Место работы" в должности "Должность 2".

03 августа 2015 года Комарова Н.И. обратилась к руководителю МБУК "Центр культуры МО Пригородный сельсовет Оренбургского района Оренбургской области" с заявлением о принятии её на работу на должность "Должность 1" на 0,5 ставки по совместительству.

03 августа 2015 года сторонами заключен трудовой договор N, на основании которого руководителем МБУК "Центр культуры МО Пригородный сельсовет Оренбургского района Оренбургской области" издан приказ о принятии Комаровой Н.И. на работу по совместительству бессрочно. С приказом истец ознакомлена 03 августа 2015 года.

28 марта 2017 года в связи с временной нетрудоспособностью Комаровой Н.И. выдан листок нетрудоспособности N, N, N, N, N продолжительностью до 14 сентября 2017 года.

19 апреля 2017 года Комарова Н.И. направила в МБУК "Центр культуры МО Пригородный сельсовет Оренбургского района Оренбургской области" заявление об оформлении трудовых отношений как с основным работником.

Согласно акту N1, Комаровой Н.И. 20 апреля 2017 года было вручено уведомление от 17 апреля 2017 года о предстоящем расторжении с ней трудового договора от 03 августа 2015 года N с 05 мая 2017 года в связи с принятием на должность "Должность 1" работника, для которого эта работа будет являться основной. Комарова Н.И. с уведомлением ознакомилась, от подписи отказалась.

В тот же день уведомление было направлено истцу почтой и получено 28 апреля 2017 года.

Кроме того, 24 апреля 2017 года истцу было направлено уведомление об отказе в удовлетворении заявления от 19 апреля 2017 года со ссылкой на уведомление N1 от 17 апреля 2017 года.

Приказом N от 05 мая 2017 года Комарова Н.И. уволена по ст. 288 Трудового кодекса Российской Федерации с работы по совместительству в связи с заключением трудового договора на постоянной основе с Гришиной Т.Т.

Из материалов дела также усматривается, что 11 апреля 2017 года Гришина Т.Т. обратилась с заявлением в МБУК "Центр культуры МО Пригородный сельсовет Оренбургского района Оренбургской области", в котором просила принять ее на основное место работы на должность "Должность 1" на 0,5 ставки.

05 мая 2017 года Гришина Т.Т. была принята на указанную работу на основании приказа N и с 05 мая 2017 года приступила к выполнению должностных обязанностей, что усматривается из табелей учета рабочего времени.

Разрешая возникший спор и оценивая представленные по делу доказательства в соответствии с требованиями ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд правильно исходил из наличия оснований для прекращения с истцом трудового договора по ст. 288 Трудового кодекса Российской Федерации и соблюдении процедуры увольнения.

Придя к выводу об отказе в удовлетворении основных требований истца, о признании увольнения незаконным, суд также правомерно отказал в удовлетворении требований в части требований о восстановлении на работе, заключении трудового договора, внесении записи о работе в трудовую книжку, взыскании компенсации морального вреда, признав их производными.

Судебная коллегия, в полной мере соглашается с приведенными в решении суда выводами, поскольку они основаны на материалах дела, исследованных доказательствах, их надлежащей оценке.

Установив факт работы истца у ответчика на условиях совместительства, суд сделал обоснованный вывод о наличии у работодателя законных оснований для расторжения трудового договора с истцом на основании ст. 288 Трудового кодекса Российской Федерации. Как следует из материалов дела, Гришина Т.Г. была принята на должность "Должность 1" на основное место работы в день увольнения совместителя Комаровой Н.И., в связи с чем, сомнений в обоснованности расторжения трудового договора с совместителем в связи с приемом основного работника не имеется.

Истец была уведомлена о расторжении трудового договора надлежащим образом, процедура прекращения трудового договора соблюдена.

Доводы апелляционной жалобы о том, что согласно табелей учета рабочего времени за май 2017 года кроме Гришиной Т.Г. на должность "Должность 1" была принята ФИО11, о нарушении трудовых прав истца не свидетельствует.

Как усматривается из табелей учета рабочего времени, ФИО11 была принята "Должность 1" на основную работу с 19 апреля 2017 года.

Таким образом, на должность, которую замещала истец по совместительству, была принята именно Гришина Т.Г.

Суд первой инстанции обоснованно не принял во внимание ссылку Комаровой Н.И. о её преимущественном праве на замещение должности "Должность 1" и оформлении с ней трудовых отношений как с основанным работником. Действующее трудовое законодательство не содержит положений, которые бы обязывали работодателя при увольнении работника-совместителя по основанию, предусмотренному ст. 288 Трудового кодекса Российской Федерации, оценивать наличие у него преимущественного права на замещение данной должности с учетом опыта работы, квалификации, семейного и социального положения.

Доводы жалобы о том, что после увольнения с должности "Должность 2" из "Место работы", работа у ответчика стала для истца единственным местом работы, не могут являться основанием для удовлетворения исковых требований, поскольку при увольнении от работодателя по месту основной работы соответствующая работа по совместительству не может стать для работника основной без соблюдения требований ст. 72 Трудового кодекса Российской Федерации.

Заключив трудовой договор о работе по совместительству, работник приобретает по этому договору соответствующий правовой статус, который не меняется автоматически в связи с изменениями, происходящими по основному месту работы.

Обе стороны заключают трудовой договор на условиях совместительства. Не только работник, но и работодатель изъявили желание, чтобы выполняемая работа была работой по совместительству. Чтобы правовой статус работника изменился, необходимо заключение сторонами соответствующего соглашения об изменении определенных сторонами условий трудового договора, которого, исходя из обстоятельств рассматриваемого дела, достигнуто не было.

От Комаровой Н.И. до 19 апреля 2017 года не поступало заявлений с просьбой принять её на основную работу. При этом Трудовой кодекс Российской Федерации не содержит норм, обязывающих работодателя принимать работника, работающего по совместительству, на основную работу в случае увольнения работника с основного места работы.

Не являются основанием для отмены решения суда доводы истца о том, что с заявлением к работодателю она обратилась 19 апреля 2017 года, а Гришина Т.Г. была принята на занимаемую ею должность только 05 мая 2017 года.

С заявлением о трудоустройстве Гришина Т.Г. обратилась 11 апреля 2017 года, ее принятие на работу 05 мая 2017 года обусловлено наличием у работодателя обязанности соблюсти процедуру увольнения работника-совместителя, в том числе в части двухнедельного срока предупреждения о предстоящем увольнении.

При этом в целях эффективной экономической деятельности и рационального управления имуществом работодатель самостоятельно, под свою ответственность принимает необходимые кадровые решения, в частности по подбору персонала.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами апелляционной жалобы о нарушении процедуры увольнения истца со ссылкой на расторжение трудовых отношений в период временной нетрудоспособности, поскольку они основаны на неправильном толковании и применении норм материального права.

Действительно, как следует из материалов дела, приказ о прекращении с истцом трудового договора от 05 мая 2017 года по ст. 288 Трудового кодекса Российской Федерации издан в период болезни истца

Согласно ч. 6 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации не допускается увольнение работника в период его временной нетрудоспособности и в период пребывания в отпуске (за исключением случая ликвидации организации либо прекращения деятельности индивидуальным предпринимателем) по инициативе работодателя.

В то же время перечень оснований расторжения трудового договора по инициативе работодателя приведен в ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации.

Вместе с тем, спорные правоотношения возникли в связи с увольнением истца по ст. 288 Трудового кодекса Российской Федерации, положения которой являются дополнительным основанием для расторжения трудового договора с лицом, работающим по совместительству, помимо оснований, предусмотренных настоящим Кодексом и иными федеральными законами.

При данных обстоятельствах прекращение трудового договора с лицом, работающим по совместительству, по ст. 288 Трудового кодекса Российской Федерации, не является одним из оснований прекращения трудового договора по инициативе работодателя, предусмотренных ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации, предусматривающей императивный запрет на расторжение трудового договора в период временной нетрудоспособности работника.

Суд обоснованно не принял доводы Комаровой Н.И. о том, что работа у ответчика не являлась совместительством со ссылкой на отсутствие в трудовом договоре прямого указания об этом, поскольку такая позиция истца основана на формальном толковании условий трудового договора.

Из материалов дела усматривается, что в период оформления трудовых отношений с МБУК "Центр культуры МО Пригородный сельсовет Оренбургского района Оренбургской области", основанным местом работы истца являлось "Место работы", что усматривается из трудовой книжки.

Обращаясь с заявлением о трудоустройстве к ответчику, Комарова Н.И. просила принять ее на работу по совместительству. При заключении трудового договора продолжительность работы истца определена в количестве 4 часов в свободное от основной работы время - с 16.00 час. до 20.00 час. На основании заключенного сторонами трудового договора ответчиком был издан приказ о приеме истца на работу на 0,5 ставки по должности "Должность 1" по совместительству, с которым истец была ознакомлена под роспись.

Указанные обстоятельства свидетельствуют о том, что при заключении трудового договора воля Комаровой Н.И. была направлена на трудоустройство по совместительству, сторонами было достигнуто соглашение о работе истца именно на таких условиях, с момента заключения трудового договора Комарова Н.И. понимала, что работает по совместительству.

Остальные доводы апелляционной жалобы не опровергают выводы суда, положенные в основу решения, а фактически сводятся к переоценке исследованных судом доказательств, поэтому не могут служить основанием для отмены решения суда.

Судом первой инстанции полно и правильно установлены обстоятельства, имеющие значение для дела, им дана надлежащая правовая оценка. Судом правильно применены нормы материального права, нарушений норм процессуального права не допущено. Поэтому постановленное по делу судебное решение является законным и обоснованным, оснований для его отмены или изменения, установленных статьей 330 ГПК РФ, не имеется.

Руководствуясь ст.ст. 328, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

решение Оренбургского районного суда Оренбургской области от 16 августа 2017 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Комаровой Н.И. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи