Апелляционное определение СК по гражданским делам Московского городского суда от 14 декабря 2017 г. по делу N 33-51417/2017

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе председательствующего Бельченко И.В. и судей Рачиной К.А., Дегтеревой О.В., при секретаре Ильиной Д.М., заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Рачиной К.А. дело по апелляционной жалобе Морозовой Надежды Васильевны на решение Тушинского районного суда г. Москвы от 17 июля 2017 года, которым постановлено:

В удовлетворении исковых требований Морозовой Надежды Васильевны к Ассоциации ТСЖ "Митинский оазис. Эксплуатация имущественных комплексов" о признании приказа об увольнении незаконным, изменении основания и даты увольнения, взыскании премии, компенсации за неиспользованный отпуск, оплаты за сверхурочную работу, выходного пособия по сокращению, компенсации морального вреда, отказать,

УСТАНОВИЛА:

Истец Морозова Н.В. обратилась в Тушинский районный суд г. Москвы с иском, к ответчику Ассоциации ТСЖ "Митинский оазис. Эксплуатация имущественных комплексов" о признании приказа N *** от 31 октября 2016 года об её увольнении не соответствующим действующему трудовому законодательству Российской Федерации, обязании ответчика изменить основание ее увольнения, указав дату увольнения 03 ноября 2016 года, а также формулировку увольнения на увольнение по п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации (в связи с сокращением численности или штата работников организации), взыскании не выплаченной "тринадцатой" зарплаты в размере 17670 руб. 60 коп, компенсации за неиспользованный ежегодный оплачиваемый отпуск за сентябрь, октябрь 2016 года в размере 3754 руб. 25 коп, заработной платы за сверхурочную работу в размере 138744 руб. 00 коп, выходного пособия в размере 44000 руб. в связи с изменением основания увольнения на увольнение по п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации, компенсации морального вреда в размере 100000 руб, расходов по оплате юридических услуг 28775 руб.

Требования мотивированы тем, что с 03 октября 2006 года работала в АТСЖ "Митинский оазис. Эксплуатация имущественных комплексов" в должности диспетчера, условиями трудового договора была предусмотрена почасовая оплата труда на условиях суммированного учета рабочего времени с учетным периодом - год. 31 октября 2016 года ей было вручено уведомление о сокращении её должности с 31 октября 2016 года, при этом под давлением со стороны работодателя, она вынуждена была написать заявление об увольнении по собственному желанию, несмотря на то, что не имела желания прекращать трудовые отношения с ответчиком, была согласна уволиться в связи с сокращением численности или штата работников. Приказом N *** от 31 октября 2016 года трудовые отношения с ней прекращены по п. 3 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации, в связи с чем полагала, что данный приказ не соответствующим действующему законодательству Расторгнув с ней трудовой договор по основанию, предусмотренному п. 3 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации, ответчик не стал производить выплату выходного пособия, предусмотренного законом при увольнении по п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации, нарушив её права. Также ссылалась на то, что в период работы ответчик при продолжительности рабочей смены 24 часа оплачивал ей только 22 часа. Кроме того, полагала, что ответчиком не был произведен окончательный расчет при увольнении, не выплачены: компенсация за неиспользованный отпуск за сентябрь и октябрь 2016 года тринадцатая заработная плата. В связи с тем, что её увольнение произведено с нарушением требований закона, ей причинены нравственные страдания, она вынуждена была обратиться в суд, и понесла судебные расходы.

В суде первой инстанции истец поддержала исковые требования, представитель ответчика иск не признал, суд постановилприведенное выше решение.

В апелляционной жалобе Морозова Н.В. ставит вопрос об отмене решения и частично удовлетворить ее исковые требования.

Изучив материалы дела, проверив законность и обоснованность постановленного по делу судебного постановления в соответствии с частью 1 статьи 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в пределах доводов апелляционной жалобы, выслушав объяснения Морозовой Н.В, возражения представителя Ассоциации ТСЖ "Митинский оазис. Эксплуатация имущественных комплексов" Давыдчика В.М, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии с ч. 1 ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке являются: неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела; недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела; несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела; нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Таких оснований для отмены или изменения обжалуемого судебного постановления в апелляционном порядке по доводам апелляционной жалобы, изученным материалам дела, не имеется.

Судом первой инстанции установлено и подтверждается материалами дела, что Морозова Н.В. на основании трудового договора от 03 октября 2006 года N *** приказом от 05 октября 2006 года N *** приказом была принята на работу в АТСЖ "Митинский оазис. Эксплуатация имущественных комплексов" с 03 октября 2006 года на должность диспетчера в диспетчерскую службу с часовой тарифной ставкой 46 руб. 47 коп. на условиях суммированного учета рабочего времени с учетным периодом - год (т. 1 л.д. 138). Дополнительным соглашением от 01 января 2015 года к трудовому договору установлена почасовая оплата труда на условиях суммированного учета рабочего времени, предусмотрена почасовая тарифная ставка в размере: стоимость дневного часа составляет 96 руб. 35 коп. (9:00-22:00 и 6:00-9:00 - 16 дневных часов), стоимость ночного часа работы составляет 115 руб. 62 коп. (22:00-6:00 - 8 ночных часов) (т. 1 л.д. 32).

Приказом АТСЖ "Митинский оазис. Эксплуатация имущественных комплексов" от 31 августа 2016 года N**** в связи с изменением состава обслуживаемых домов, передачей ОДС в ГБУ "Жилищник" произведены изменения в штатном расписании подразделения ОДС (4 штатные единицы): 2 единицы - сокращение штатов; 1 единица - переходит в ГБУ "Жилищник", 1 единица - переводится на другую должность в АТСЖ (т. 1 л.д. 139-140).

31 августа 2016 года Морозова Н.В. подписала уведомления от 31 августа 2016 года о сокращении с 31 октября 2016 года должности диспетчера АТСЖ "Митинский оазис ЭИК" (т. 1 л.д. 28).

Распоряжением Департамента имущества г. Москвы от 28 октября 2016 года N **** нежилое помещение по адресу: ******** и служба объединенной диспетчерской переданы с 01 ноября 2016 года в распоряжение ГБУ "Жилищник района Митино" (т. 1 л.д. 86-89).

Морозова Н.В. обратилась к ответчику с просьбой уволить её с занимаемой должности по собственному желанию 31 октября 2016 года (т. 1 л.д. 142).

Приказом от 31 октября 2016 года N **** трудовой договор от 01 октября 2006 года N **** прекращен (расторгнут), а Морозова Н.В. 31 октября 2016 года уволена по п. 3 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации по инициативе работника (т. 1 л.д. 141).

Факт собственноручного написания и предъявления работодателю заявления об увольнении по собственному желанию истцом не оспаривался в суде первой инстанции.

Обоснованных пояснений о том, в чем конкретно заключалось понуждение со стороны работодателя к увольнению, истцом приведено не было. Судом первой инстанции при рассмотрении дела фактов совершения ответчиком в отношении истца каких-либо неправомерных действий, ограничивающих волю работника на продолжение трудовых отношений, не установлено.

Утверждения истца об отсутствии намерения уволиться и наличии со стороны работодателя принуждения к увольнению в ходе судебного разбирательства допустимыми и достоверными доказательствами подтверждены не были.

Из трудовой книжки истца следует, что 04 ноября 2016 года Морозова Н.В. принята на работу в диспетчерскую службу ГБУ города Москвы "Жилищник района Митино" на должность диспетчера (т.1 л.д. 65-76).

Разрешая спор и оценивая представленные доказательства по правилам ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в совокупности, в том числе показания свидетеля, руководствуясь ст. 80 Трудового кодекса Российской Федерации, исходя из того, что увольнение истца по п. 3 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации по собственному желанию было произведено ответчиком с соблюдением требований действующего трудового законодательства и на основании поданного истцом заявления об увольнении по собственному желанию, до издания работодателем приказа об увольнении истцом указанное заявление отозвано не было, доказательства отсутствия добровольного волеизъявления на подачу заявления об увольнении по собственному желанию истцом в нарушение ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и п. 22 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года N 2 в суд представлены не были, суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу об отказе Морозовой Н.В. в удовлетворении заявленных требований о признании приказа N **** от 31 октября 2016 года об увольнении не соответствующим действующему трудовому законодательству Российской Федерации, а также в удовлетворении требований истца об изменении основания увольнения на увольнение по п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с сокращением численности или штата работников организации и изменении даты увольнения 03 ноября 2016 года, при этом правильно исходил из того, что часть 4 ст. 394 Трудового кодекса Российской Федерации содержит императивное правило об изменении формулировки основания увольнения только на увольнение по собственному желанию; соответственно обоснованно отказал и в удовлетворении производного требования истца о взыскании выходного пособия, выплата которого предусмотрена ст. 178 Трудового кодекса Российской Федерации при увольнении по сокращению численности или штата работников.

Разрешая требования истца о взыскании заработной платы за сверхурочную работу, суд первой инстанции установил, что пунктом 5.4 Правил внутреннего трудового распорядка АТСЖ "Митинский оазис. Эксплуатация имущественных комплексов" для диспетчеров и для работников ремонтно-эксплуатационной службы, работающих по сменному графику работы устанавливается суммированный учет рабочего времени с периодом один год. Выходные дни для этих категорий сотрудников предоставляются по скользящему графику. Графики сменности доводятся до сведения работников не позднее, чем за один месяц до введения их в действие. Работники чередуются по сменам равномерно, смена производится в определенные графиком сменности часы (в 9:00). Перерыв на отдых и прием пищи дневной перерыв - с 13-00 до 14-00, вечерний с 20-00 до 21-00 осуществляется в рабочее время, в специально оборудованной комнате (т. 1 л.д. 143-157).

Суд первой инстанции пришел к выводу, что продолжительность рабочей смены истца составляла 22 часов, поскольку 2 часа, выделенные на перерыв, не включаются в рабочее время, так как указанные перерывы на отдых и прием пищи установлены в организации ответчика в соответствии с положениями ст. 108 Трудового кодекса Российской Федерации, который в рабочее время не включается, в связи с чем данное время оплате не подлежит; при этом суд обоснованно не принял во внимание расчет часов переработки, представленный истцом (т.1 л.д. 107-112), поскольку в нем не отражает периоды ее временной нетрудоспособности (т.1 л.д. 97, 98, 100).

Приказы или распоряжения работодателя о привлечении истца с ее письменного согласия к сверхурочным работам в период с января 2014 года по октябрь 2016 года не издавались. Обстоятельств для привлечения работодателем истца к сверхурочной работе без ее согласия судом первой инстанции не установлено.

Установив указанные обстоятельства, оценив представленные доказательства, в том числе табели учета рабочего времени (т. 1 л.д. 163-234), справки по форме 2-НДФЛ (т.1 л.д. 159-161), реестры денежных средств и платежных поручений к ним (т. 1 л.д. 245-250, т. 2 л.д. 1-114), руководствуясь положениями ст. ст. 22, 97, 98, 108, 152, 189 Трудового кодекса Российской Федерации, Правилами внутреннего трудового распорядка АТСЖ "Митинский оазиз. Эксплуатация имущественных комплексов", суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу, что ответчиком произведена выплата заработной платы за отработанное время в период с января 2014 года по октябрь 2016 года в полном объеме, в связи с чем правомерно отказал Морозовой Н.В. в удовлетворении требования о взыскании заработной платы за сверхурочную работу.

Разрешая требования истца о взыскании с ответчика "тринадцатой" заработной платы, суд первой инстанции установил, что в АТСЖ "Митинский оазис. Эксплуатация имущественных комплексов" действовало Положение о премировании персонала, утвержденное 24 июня 2009 года, которым предусматривалась возможность начисления и выплаты премии на основании индивидуальной оценки администрацией Ассоциации труда каждого сотрудника, его личного вклада в обеспечение выполнения задач и договорных обязательств, при наличии свободных денежных средств; трудовым договором от 03 октября 2006 года N **** в редакции дополнительного соглашения от 01 января 2015 года не предусмотрена обязанность работодателя по выплате "тринадцатой" заработной платы; заработная плата, установленная Морозовой Н.В. трудовым договором в редакции дополнительного соглашения от 01 января 2015 года выплачивалась ей в полном объеме; доказательств, подтверждающих обязанность работодателя по выплате дополнительной заработной платы, либо иных стимулирующих выплат - истцом не представлено, в связи с чем пришел к выводу об отказе в удовлетворении данного требования, что соответствует требованиям ст. 129, 191 Трудового кодекса Российской Федерации.

Отказывая Морозовой Н.В. в удовлетворении требования о взыскании компенсации за неиспользованный отпуск в размере 3754 руб. 25 коп, суд первой инстанции, руководствуясь положениями ч. 1 ст. 140 Трудового кодекса Российской Федерации и оценив представленные доказательства, обоснованно исходил из того, что истцу в период с 03 августа 2016 года по 30 августа 2016 года был предоставлен ежегодный оплачиваемый отпуск продолжительностью 28 календарных дней, ко дню увольнения у истца был не использован отпуск продолжительностью 2,33 календарных дня, за которые при увольнении была начислена компенсация в размере 1404 руб. 77 коп, выплаченная по реестру денежных средств от 04 ноября 2016 года путем зачисления на счет истца (т. 1 л.д. 162, 245).

Не установив нарушения трудовых прав истца, суд отказал и в удовлетворении производных требований о взыскании компенсации морального вреда, судебных расходов, поскольку отсутствуют основания, предусмотренные ст. ст. 237 и 394 Трудового кодекса Российской Федерации, ст. 98 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Доводы апелляционной жалобы Морозовой Н.В. о том, что она не была ознакомлена с приказом N *** от 31 октября 2016 года об ее увольнении не может служить основанием к отмене решения суда, поскольку не ознакомление с приказом об увольнении не свидетельствует о незаконности увольнения по п. 3 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации, произведенного на основании ее личного заявления.

Довод апелляционной жалобы Морозовой Н.В. о том, что заявление на увольнение по собственному желанию она не писала, судебная коллегия признает несостоятельным, поскольку как в исковом заявлении, так и в суде первой инстанции она не отрицала написание заявления на увольнение по собственному желанию, а указывала лишь на то, что написала данное заявление под давлением работодателя. Между тем, факт давления о стороны ответчика на истца при написании заявления на увольнение по собственному желанию не нашел своего подтверждения.

В апелляционной жалобе Морозова Н.В. ссылается на то, что уведомление от 31 августа 2016 года о сокращении должности диспетчера АТСЖ содержит ее фамилию, однако указанное обстоятельство не исключает права работника при наличии такого уведомления на расторжение трудового договора по инициативе работника.

Несостоятельны и доводы апелляционной жалобы Морозовой Н.В. о том, что суд не учел ее пребывание на рабочем месте в обеденный перерыв, поскольку доказательств того, что она не покидала рабочее место во время обеденного перерыва по инициативе работодателя, материалы дела не содержат.

Довод апелляционной жалобы Морозовой Н.В. том, что ответчик с 2011 года не производил отчисления в Пенсионный фонд Российской Федерации, в силу ч. 4 ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не принимается и не рассматривается судом апелляционной инстанции, поскольку он не был предметом исследования суда первой инстанции.

Доводы апелляционной жалобы, направленные на оспаривание судебного решения, судебная коллегия не может признать состоятельными, поскольку отсутствуют правовые основания для иной оценки представленных сторонами и исследованных судом доказательств, приведенные выводы суда не противоречат материалам настоящего.

Разрешая спор, суд правильно определилобстоятельства, имеющие значение для дела, дал им надлежащую правовую оценку и постановилзаконное и обоснованное решение. Выводы суда соответствуют обстоятельствам дела. Нарушений норм материального и процессуального права, влекущих отмену решения, судом допущено не было.

Таким образом, оснований, установленных статьей 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, для отмены решения суда по доводам апелляционной жалобы не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 328, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Тушинского районного суда г. Москвы от 17 июля 2017 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Морозовой Надежды Васильевны - без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.