Апелляционное определение СК по гражданским делам Московского городского суда от 18 декабря 2017 г. по делу N 33-51450/2017

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе председательствующего Михалиной С.Е.,

судей Бабенко О.И. и Малыхиной Н.В,

при секретаре Бастрон И.А,

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Михалиной С.Е. дело по апелляционной жалобе истца Диогенова А.И. на решение Бабушкинского районного суда города Москвы от 25 июля 2017 года, которым постановлено:

В удовлетворении исковых требований Диогенова А.И. к ООО "Национальная гильдия профессиональных плательщиков ренты" о признании недействительным договора пожизненного содержания с иждивением - отказать.

УСТАНОВИЛА:

Диогенов А.И. обратился в суд с иском к ООО "Национальная гильдия профессиональных плательщиков ренты" о признании недействительным договора пожизненного содержания с иждивением, заключенного 07 октября 2013 года между Исаевой А.С. и ООО "Национальная гильдия профессиональных плательщиков ренты". В обоснование иска истец указал, что *** года умерла Исаева А.С. Ее наследником по закону являлся супруг Сатин B.C, который умер *** г. Сатин В.С. приходился истцу родным дядей. Истец обратился к нотариусу с заявлением о принятии наследства, открывшегося в связи со смертью Исаевой А.С, и 28.01.2015г. получил свидетельство о праве на наследство по закону в отношении жилого дома и земельного участка. В тот же день истцу стало известно, что Исаева А.С. 07.10.2013 г. заключила договор пожизненного содержания с иждивением с ООО "Национальная гильдия профессиональных плательщиков ренты". На момент заключения данной сделки Исаева А.С. не могла понимать значение своих действий и руководить ими.

25.07.2017г. истец дополнил свои исковые требования и просил признать недействительным договор пожизненного содержания с иждивением в силу его ничтожности, поскольку, как следует из заключения судебной экспертизы, указанная сделка была совершена Исаевой А.С, признанной недееспособной вследствие психического расстройства.

Истец и его представитель в судебное заседание суда первой инстанции явились, исковые требования с учетом их дополнений поддержали.

Представитель ответчика Тарасов А.С. в судебное заседание суда первой инстанции явился, возражал против удовлетворения исковых требований по доводам, изложенным в письменных возражениях, просил применить срок исковой давности. Также указал, что Исаева А.С. не была признана недееспособной, в связи с чем, оснований для признания сделки недействительной в силу ее ничтожности не имеется.

Третье лицо нотариус Бекташева М.А. в судебное заседание не явилась, извещалась надлежащим образом, в связи с чем, суд счел возможным рассмотреть дело в ее отсутствие в порядке ст.167 ГПК РФ.

Суд постановилвышеуказанное решение, об отмене которого просит истец Диогенов А.И. по доводам апелляционной жалобы.

В заседание судебной коллегии третье лицо

нотариус Бекташева М.А. не явилась, о времени и месте судебного разбирательства была извещена надлежащим образом, о причинах своей неявки суду не сообщила, об отложении дела слушанием не заявляла, в связи с чем, судебная коллегия сочла возможным рассмотреть дело в ее отсутствие на основании ст. ст. 167, 327 ГПК РФ.

Судебная коллегия, проверив материалы дела, выслушав объяснения истца Диогенова А.И. и его адвоката Флеровой У.А, представляющей интересы истца по доверенности и ордеру, представителя ответчика ООО "Национальная гильдия профессиональных плательщиков ренты" по доверенности Тарасова А.С, обсудив доводы апелляционной жалобы, считает, что решение судом постановлено в соответствии с фактическими обстоятельствами дела и требованиями закона.

В силу ст.195 ГПК РФ решение суда должно быть законным и обоснованным.

Как разъяснено в п.п.2 и 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2003 года N 23 "О судебном решении" решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (часть 1 статьи 1, часть 3 статьи 11 ГПК РФ).

Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 - 61, 67 ГПК РФ), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

Указанным требованиям обжалуемое решение соответствует.

В соответствии с ч. 1 ст. 166 ГК РФ сделка недействительна по основаниям, установленным настоящим Кодексом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

В силу ч. 2 ст. 167 ГК РФ при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах - если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом'.

Согласно ч. 1 ст. 171 ГК РФ ничтожна сделка, совершенная гражданином. признанным недееспособным вследствие психического расстройства. Каждая из сторон такой сделки обязана возвратить другой все полученное в натуре, а при невозможности возвратить полученное в натуре - возместить его стоимость в деньгах.

В соответствии с п. 1 ст. 29 ГК РФ гражданин, который вследствие психического расстройства не может понимать значения своих действий или руководить ими, может быть признан судом недееспособным в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством. Над ним устанавливается опека.

Такой порядок установлен главой 31 Гражданского процессуального кодекса РФ.

Статьей 177 ГК РФ предусмотрено, что сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной но иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения. Сделка, совершенная гражданином, впоследствии признанным недееспособным, может быть признана судом недействительной по иску его опекуна, если доказано, что в момент совершения сделки гражданин не был способен понимать значение своих действий или руководить ими. Если сделка признана недействительной на основании настоящей статьи, соответственно применяются правила, предусмотренные абзацами вторым и третьим пункта 1 статьи 171 настоящего Кодекса.

В силу ч. 2 ст. 181 ГК РФ срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (пункт 1 статьи 179), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

Как следует из материалов дела, спорным жилым помещением является квартира, расположенная по адресу: ***.

Указанное жилое помещение принадлежало на праве собственности Исаевой А.С.

07 октября 2013 г. между Исаевой А.С. и ООО "Национальная гильдия профессиональных плательщиков ренты" заключен договор пожизненного содержания с иждивением, удостоверенный нотариусом г.Москвы Бекташевой М.А, по условиям которого Исаева А.С. передала за плату в собственность плательщика ренты квартиру, расположенную по адресу: ***, а плательщик ренты обязался осуществлять пожизненное содержание Исаевой А.С. и ее супруга Сатина B.С, обеспечивать продуктами питания, одеждой, лекарствами, а в случае необходимости предоставить необходимый уход (вызов врачей, уборка квартиры, приготовление пищи, сопровождение в больницу, помощь в проведении санитарно-гигиенических процедур вплоть до круглосуточного ухода), сохранив за Исаевой А.С. и Сатиным B.C. право бесплатного пожизненного пользования вышеуказанной жилой площадью. Плательщик ренты принимает на себя обязанность по оплате ритуальных услуг в случае смерти каждого из получателей ренты.

*** г. умерла Исаева А.С, наследником которой по закону первой очереди являлся супруг Сатин В.С, который не успел принять наследство ввиду его смерти *** г.

Диогенов А.И. приходится Сатину В.С. племянником и является его наследником по закону второй очереди по праву представления.

Истец обратился с заявлением о принятии наследства, открывшегося в связи со смертью Исаевой А.С. к нотариусу Киреевой Л.Н. в порядке наследственной трансмиссии (ст. 1156 ГК РФ). 28 января 2015 года Диогенову А.И. выдано свидетельство о праве на наследство по закону после смерти Исаевой А.С. на жилой дом и земельный участок, расположенные по адресу: ***.

Определением Бабушкинского районного суда г.Москвы от 13.04.2017г. по делу по ходатайству стороны истца была назначена посмертная судебная психиатрическая экспертиза, проведение которой поручено экспертам ФГБУ "Федеральный медицинский исследовательский центр психиатрии и наркологии имени В.П. Сербского Министерства здравоохранения Российской Федерации.

Согласно выводам комиссии экспертов от 20.06.2017 г. Исаева А.С. 07.10.2013 г. при подписании договора пожизненного содержания с иждивением по своему психическому состоянию не могла понимать значение своих действий и руководить ими.

Суд первой инстанции счел возможным в соответствии со ст. ст. 67, 68, 187 ГПК РФ принять указанное заключение в качестве достоверного и допустимого доказательства по делу, поскольку эксперт предупрежден об уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ, обладает специальными познаниями, заключение является последовательным и мотивированным, противоречий в выводах эксперта не усматривается.

Разрешая исковые требования, применяя вышеприведенные нормы права, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу об отсутствии оснований для применения последствий недействительности сделки на основании ст. 171 ГК РФ, поскольку в установленном законом порядке Исаева А.С. не была признана недееспособной.

Отказывая в удовлетворении требования истца о признании сделки недействительной по основанию, предусмотренному ст. 177 ГПК РФ, суд первой инстанции исходил из того, что Диогенов А.И. с данным требованием обратился по истечении установленного ст. 181 ГК РФ срока, о применении которого было заявлено ответчиком.

Удовлетворяя ходатайство ответчика о применении срока исковой давности, суд первой инстанции обоснованно учел, что после смерти Исаевой А.С, умершей *** г, Сатин B.C, являющийся ее наследником по закону первой очереди, продолжал принимать исполнение ответчиком условий оспариваемого договора, что подтверждается письменными материалами дела, данный договор не оспаривал. Истец, являющийся правопреемником Сатина. B.C, умершего *** г, обратился с настоящим иском в ноябре 2015г. (л.д.15), то есть спустя почти два года с даты смерти Исаевой А.С. и полутора лет с даты смерти Сатина В.С, таким образом, пропустив установленный ст. 181 ГК РФ срок исковой давности, при этом доказательств, свидетельствующих об уважительности причин пропуска срока исковой давности, истцом суду представлено не было.

Суд первой инстанции правомерно отклонил довод истца о необходимости исчисления срока исковой давности с момента, когда ему стало известно о заключении наследодателем оспариваемого договора, а также о том, что она страдала психическим расстройством, исходя из того, что предъявление наследником после смерти наследодателя иска о признании недействительной совершенной им сделки, в случае, когда самим наследодателем сделка не оспаривалась, не влечет изменения сроков исковой давности, а также порядка их исчисления.

Судебная коллегия соглашается с приведенными в решении суда выводами, основанными на установленных по делу фактических обстоятельствах и правильном применении норм материального права.

При проверке законности и обоснованности решения по настоящему делу в апелляционном порядке судебная коллегия не установиланарушений норм материального или процессуального законодательства судом первой инстанции, являющихся основанием к отмене решения суда.

Судебная коллегия считает, что решение судом постановлено с соблюдением норм материального и процессуального права, юридически значимые обстоятельства судом установлены правильно, представленные сторонами доказательства надлежащим образом оценены судом.

Доводы апелляционной жалобы о том, что начало течения срока исковой давности необходимо исчислять с момента, когда истцу стало известно о заключении договора, основаны на неправильном толковании норм материального права.

Довод апелляционной жалобы о рассмотрении дела судом в незаконном составе судебной коллегией отклоняется как несостоятельный, поскольку дело рассмотрено в соответствии с правилами подсудности, лицом, наделенным полномочиями судьи, оснований, предусмотренных пунктами 1, 2 части 1 и частью 2 статьи 16 ГПК РФ, для отвода судьи не имелось.

Ссылка на отсутствие в материалах дела определения о принятии судьей дела к своему производству не влечет отмену обжалуемого решения в силу п. 6 ст. 330 ГПК РФ, согласно которому правильное по существу решение суда первой инстанции не может быть отменено по одним только формальным соображениям.

Также несостоятельным является и довод о том, что решение судом постановлено без непосредственного исследования доказательств, содержащихся в материалах дела, поскольку, как следует из протокола судебного заседания, содержащиеся в материалах дела письменные доказательства непосредственно исследованы судом в судебном заседании.

Наличие в деле копий документов, приобщенных к материалам дела судом в другом судебном заседании, не свидетельствует о нарушении судом норм процессуального права, поскольку в силу ст. 71 ГПК РФ подлинные документы представляются тогда, когда обстоятельства дела согласно законам или иным нормативным правовым актам подлежат подтверждению только такими документами, когда дело невозможно разрешить без подлинных документов или когда представлены копии документа, различные по своему содержанию.

Как усматривается из протокола судебного заседания, истец подпись Сатина В.С. в представленных расписках и актах об оказании услуг не оспаривал, не заявлял о подложности представленных ответчиком доказательств.

Судебная коллегия находит, что судом правильно применен материальный закон, подлежащий применению, установлены обстоятельства, имеющие значение для дела, имеющимся доказательствам дана надлежащая правовая оценка в соответствии с требованиями ст.ст.67, 196 ГПК РФ.

Доводы апелляционной жалобы направлены на иную оценку доказательств, не содержат обстоятельств, которые не были бы предметом исследования суда и опровергающих его выводы.

Нарушений норм процессуального закона, которые могли бы служить основанием для отмены решения суда, судом допущено не было.

С учетом изложенного, руководствуясь ст. ст. 328-330 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Бабушкинского районного суда города Москвы от 25 июля 2017 года оставить без изменения, апелляционную жалобу истца Диогенова А.И. - без удовлетворения.

 

Председательствующий:

 

Судьи:

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.