Апелляционное определение СК по гражданским делам Московского городского суда от 14 декабря 2017 г. по делу N 33-51559/2017

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе председательствующего Вишняковой Н.Е.,

судей Андреевой И.Ю, Ефимовой И.Е.

при секретаре Чернышеве А.А,

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Ефимовой И.Е дело по апелляционной жалобе Ухаля А.А на решение Мещанского районного суда г. Москвы от 19 мая 2017 года, которым постановлено:

В удовлетворении исковых требований Ухаля А.А. к ООО КБ "Витязь" в лице Государственной корпорации Агентство по страхованию вкладов о признании недействительным договора поручительства, применения последствий недействительности-отказать.

УСТАНОВИЛА:

Ухаль А.А. обратился в суд с иском к ООО КБ "Витязь" в лице Государственной корпорации Агентство по страхованию вкладов о признании недействительным договора поручительства, мотивируя свои требования тем, что заключенный договор поручительства в силу п. 1 ст. 170 ГК РФ является мнимой сделкой, поскольку данный договор заключен на условиях присоединения к основной сделке, без намерения создать в будущем какие-либо правовые последствия. При заключении договора истец лишен был возможности влиять на его содержание. Истец также ссылается на то обстоятельство, что при заключении договора поручительства поручитель должен обладать реальной возможностью в случае неисполнения заемщиком обязательств по возврату кредита, уплате процентов и неустоек. В противном случае поручительство утрачивает свою актуальность, как способ обеспечения исполнения обязательств. Таким образом, на момент заключения договора поручительства и в течении срока его действия истец не предполагал его исполнение, поскольку не имел соответствующих доходов, которые бы позволяли принять на себя обязательства по досрочному возврату всей суммы кредита. Поскольку договор поручительства заключен исключительно в целях предоставления заемных средств заемщику, совершен без намерения создать соответствующие правовые последствия и заведомо не мог быть исполнен, истец просит суд признать договор поручительства N 096/2014-П-3 от 17.10.2014 года, заключенный между ООО КБ "Витязь" и Ухалем А.А. недействительной (ничтожной) сделкой, применить последствия недействительности сделки.

Представитель истца в судебном заседании явился, исковые требования поддержал в полном объеме.

Представитель ответчика по доверенности Прохоров А.В. в судебном заседании в удовлетворении исковых требований просил отказать, по доводам, изложенным в возражениях.

Судом постановилуказанное выше решение, об отмене которого, как незаконного, в своей апелляционной жалобе просит Ухаль А.А.

Проверив материалы дела, заслушав представителя истца Ухаля А.А. по доверенности Костина С.В, поддержавшего доводы апелляционной жалобы, представителя ответчика ООО КБ "Витязь" в лице Государственной корпорации Агентство по страхованию вкладов по доверенности Прохорова А.В, возражавшего против доводов апелляционной жалобы, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к выводу о том, что не имеется оснований для отмены обжалуемого решения, постановленного в соответствии с фактическими обстоятельствами дела и требованиями законодательства.

В соответствии со ст. 195 ГПК РФ, решение суда должно быть законным и обоснованным.

В соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда РФ N 23 от 19 декабря 2003 года, решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (часть 1 статьи 1, часть 3 статьи 11 ГПК РФ).

Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 - 61, 67 ГПК РФ), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

Данным требованиям решение суда соответствует в полном объеме.

В силу п. 1 ст. 170 ГК РФ, мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна.

Как установлено судом и следует из материалов дела, 17.10.2014 года между ООО "Аль -Трейд" и ООО КБ "Витязь" заключен кредитный договор N 096/2014-КЛ, согласно которому ответчик предоставил заемщику кредитные средства в размере 60 000 000 рублей на срок 16.10.2015 года, под процентную ставку за пользование кредитом 13,3 процентов годовых.

В обеспечение исполнения обязательств по кредитному договору между истцом и ответчиком заключен договор поручительства N 096/2014-П-3, согласно условиям которого, поручитель принимает на себя солидарную ответственность с ООО "Аль-Трейд", за исполнение последним всех своих обязательств перед Банком по кредитному договору N 096/2014-КЛ.

Согласно условиям договора поручительства N 096/2014-П-3 от 17.10.2014 года и в силу ст. 361 ГК РФ поручитель обязывается перед Банком отвечать за исполнение Заемщиком обязательств в полном объеме.

Согласно п. 2.1 договора поручительства, основанной на требованиях ст. 363 ГК РФ, поручитель обязался солидарно с Заемщиком отвечать перед кредитором в том же объеме, как и Заемщик, включая возврат основного долга, уплату процентов, уплату комиссий предусмотренных Кредитным соглашением, уплату неустоек, штрафов, расходов и потерь, связанных с исполнением обязательства по Кредитному соглашению, возмещение судебных издержек по взысканию долга и других убытков кредитора, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательств Заемщика.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции указал на то, что обстоятельства, на основании которых можно было сделать вывод о мнимости оспариваемого договора поручительства, об отсутствии намерений сторон исполнять либо требовать исполнения условий договора поручительства, не установлены, напротив, действия кредитора свидетельствуют о намерении потребовать от поручителя исполнения условий договора поручительства.

Судебная коллегия соглашается с выводами суда, так как они соответствуют установленным по делу обстоятельствам, сделаны при правильном применении норм материального права и его толковании, на основании представленных сторонами доказательств, которым судом дана надлежащая оценка в порядке ст. 67 ГПК Российской Федерации.

В своей жалобе Ухаль А.А. выражает несогласие с решением суда, указывая на то обстоятельство, что банк не проанализировал финансовое состояние поручителя, уровень его кредито - и платежеспособности, тем самым злоупотребил своим правом.

С данным доводом судебная коллегия не согласна в силу следующего.

Согласно ст. 361 ГК РФ, по договору поручительства поручитель обязывается перед кредитором другого лица отвечать за исполнение последним его обязательства полностью или в части.

В соответствии с п. 1 ст. 363 ГК РФ, при неисполнении или ненадлежащем исполнении должником обеспеченного поручительством обязательства поручитель и должник отвечают перед кредитором солидарно, если законом или договором поручительства не предусмотрена субсидиарная ответственность поручителя.

Согласно п. 1 ст. 323 ГК РФ, при солидарной обязанности должников кредитор вправе требовать исполнения как от всех должников совместно, так и от любого из них в отдельности, притом как полностью, так и в части долга.

В силу п. 1 ст. 170 ГК РФ, мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна.

Согласно п. п. 1 и 2 ст. 167 ГК РФ, недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.

По смыслу п. 1 ст. 170 ГК РФ мнимые сделки представляют собой, в том числе, действия, совершаемые для создания у лиц, не участвующих в этой сделке, ложное представление о намерениях участников сделки. В случае совершения мнимой сделки целью сторон является возникновение правовых последствий для каждой или для одной из них в отношении третьих лиц.

Таким образом, ГК РФ и договор поручительства N 096/2014-П-3 от 17.10.2014 г года не ставят возможность заключения договора поручительства, а также обязанность поручителя нести ответственность по договору в зависимость от его платежеспособности, либо наличия у него имущества, достаточного для исполнения обязательств по договору.

Поручитель должен при заключении договора учитывать собственное финансовое положение с точки зрения возможности исполнения принимаемых на себя обязательств, а несоответствие финансового положения и принимаемых поручителем на себя обязательств не свидетельствует о недобросовестности кредитора.

В соответствии с п. 5 ст. 10 ГК РФ, разумность действий и добросовестность участников гражданских правоотношений предполагается.

Следовательно, поручаясь за заемщика, Ухаль А.А. мог и должен был оценить возможность наступления неблагоприятных для себя последствий в случае нарушения заемщиком обязательств по кредитному соглашению. Кредитором в данном случае обязательства по предоставлению кредита исполнено, заемщик воспользовался заемными средствами, а потому оснований полагать, что стороны (банк, поручитель) не намеревались создавать соответствующие условия этой сделки правовые последствия, не имеется.

В свою очередь, недобросовестность поручителя при заключении договора поручительства не может являться основанием для освобождения его от исполнения обязательств по данному договору.

На основании вышеизложенного, судебная коллегия приходит к выводу о том, что, невозможность исполнения сделки при ее заключении не свидетельствует о ее мнимости, а довод жалобы основан на неверном толковании норм права.

Ссылка в жалобе на то обстоятельство, что судом не дана оценка представленным истцом доказательствам, является несостоятельной, т.к. направлена на переоценку доказательств, при этом определение обстоятельств, имеющих значение для дела, а также истребование, прием и оценка доказательств, в соответствии со ст. ст. 56, 59, 67 ГПК РФ, относится к исключительной компетенции суда первой инстанции.

Судом дана оценка всех представленных доказательств.

При таких обстоятельствах, суд пришёл к обоснованному выводу о недоказанности заявленных требований.

Ссылка в жалобе на то обстоятельство, что дело рассмотрено в отсутствии третьего лица, не извещенного надлежащим образом о дате, месте и времени слушания дела, является несостоятельной, поскольку ООО "Аль - Трейд" было извещено о дне слушания дела надлежащим образом (л.д. 74). Кроме того, самостоятельно решение суда не обжалует, полномочия на обжалование решения суда от своего имени Ухалю А.А. не предоставляло.

Выводы решения суда подтверждены материалами дела, которым суд дал надлежащую оценку. Юридически значимые обстоятельства судом определены правильно. Доводы апелляционной жалобы не содержат обстоятельств, которые опровергали выводы судебного решения и направлены на иную оценку доказательств, что не является основанием для отмены судебного решения.

Нарушений норм процессуального и материального права, влекущих отмену решения, судом допущено не было.

При таких обстоятельствах, решение суда является законным и обоснованным, оснований к его отмене по доводам апелляционной жалобы не усматривается.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Мещанского районного суда г. Москвы от 19 мая 2017 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Ухаля А. А - без удовлетворения.

 

Председательствующий:

 

Судьи:

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.