• ТЕКСТ ДОКУМЕНТА
  • АННОТАЦИЯ
  • ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Определение Московского городского суда от 15 января 2018 г. по делу N 4г-0286/2018

 

Судья Московского городского суда Тихенко Г.А., изучив кассационную жалобу Барина С.В. , поданную в организацию почтовой связи 20 декабря 2017 года, поступившую в Московский городской суд 26 декабря 2017 года, на решение Хамовнического районного суда города Москвы от 27 февраля 2017 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 14 августа 2017 года по гражданскому делу по иску Барина С.В. к Адвокатской палате г. Москвы о признании незаконными заключения и решения, восстановлении статуса адвоката,

УСТАНОВИЛ:

Барин С.В. обратился в суд с иском к Адвокатской палате г. Москвы об оспаривании решения о применении дисциплинарного взыскания, мотивируя свои требования тем, что являлся адвокатом, но на основании жалобы *В. в Адвокатской палате

г. Москвы было возбуждено дисциплинарное производство о привлечении Барина С.В. к дисциплинарной ответственности. 13 июля 2016 года Квалификационная комиссия Адвокатской палаты г. Москвы вынесла заключение о наличии в действиях Барина С.В. нарушений норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре, a 11 августа 2016 года Советом Адвокатской палаты г. Москвы было принято решение N 195 о применении к истцу меры дисциплинарной ответственности в виде лишения статуса адвоката за нарушение пп. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ от 31.05.2002 N63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" и п. 1 ст. 8, ч. 1 ст. 12 Кодекса профессиональной этики адвоката. По мнению истца решение Совета и заключение Квалификационной комиссии являются незаконными и необоснованными, поскольку при их вынесении ответчиком нарушены права истца в связи с ненадлежащим извещением о времени и месте рассмотрения дисциплинарного производства, нарушена процедура принятия оспариваемых решений. Считает, что никаких нарушений требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре в отношении *В, влекущих прекращение статуса адвоката, им допущено не было, а при даче заключения от 13.07.2016 года и принятии решения от 11.08.2016 года Адвокатская палата г. Москвы не учла обстоятельства существенные для рассмотрения вопроса о привлечении истца к дисциплинарной ответственности. Просил суд признать незаконными и отменить заключение Квалификационной комиссии Адвокатской палаты г. Москвы от

13.07.2016 года, признать незаконным и отменить решение Совета Адвокатской палаты

г. Москвы от 11.08.2016 года, восстановив его в статусе адвоката.

Решением Хамовнического районного суда города Москвы от 27 февраля 2017 года, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 04 июля 2017 года, в удовлетворении заявленных исковых требованиях отказано.

В кассационной жалобе заявитель ставит вопрос об отмене состоявшихся по делу судебных актов и направлении дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

В соответствии с частью 2 статьи 381 Гражданского процессуального кодекса РФ по результатам изучения кассационных жалобы, представления судья выносит определение:

1) об отказе в передаче кассационных жалобы, представления для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции, если отсутствуют основания для пересмотра судебных постановлений в кассационном порядке. При этом кассационные жалоба, представление, а также копии обжалуемых судебных постановлений остаются в суде кассационной инстанции;

2) о передаче кассационных жалобы, представления с делом для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции.

В соответствии со ст. 387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Оснований для передачи настоящей кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции, по доводам, изложенным в кассационной жалобе, не имеется.

Судом установлено, что Барин С.В. являлся адвокатом Адвокатской палаты

г. Москвы.

В апреле 2016 года в Адвокатскую палату г. Москвы поступила жалоба от *В, согласно которой адвокат Барин С.В. допустил нарушение ее прав, в том числе отказавшись от заявления ходатайств в защиту *В. и от совершения необходимых юридических действий направленных на прекращение производства процессуального действия - уведомления об окончании следственных действий 13 апреля 2016 года. При этом *В. отказалась от услуг адвоката Барина С.В. в связи с утратой доверия, но адвокат Барин С.В. вопреки воле *В. продолжил принимать участие в следственных действиях с ее участием.

Распоряжением N 82 от 29.04.2016 года жалоба принята Адвокатской палатой

г. Москвы и в отношении адвоката Барина С.В. возбуждено дисциплинарное производство.

13 июля 2016 года Квалификационная комиссия Адвокатской палаты г. Москвы дала заключение о неисполнении истцом требований ФЗ от 31.05.2002 N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" и Кодекса профессиональной этики адвоката в отношении *В.

11 августа 2016 года Совет Адвокатской палаты г. Москвы принял решение N 195 о применении к адвокату Барину С.В. меры дисциплинарной ответственности в виде прекращения статуса адвоката.

Основанием для дачи заключения от 13.07.16 г. и принятия решения N 195 от 11.08.16г. послужили допущенные истцом нарушения пп. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ от 31.05.2002 N63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" и п. 1 ст. 8, ч. 1

ст. 12 Кодекса профессиональной этики адвоката в виде ненадлежащего исполнения своих профессиональных обязанностей перед доверителем *В, выразившееся в: - неисполнении обязанности заявить по прибытии в ГКБ N 52 г. Москвы 13 апреля 2016 г. ходатайство о предоставлении ему и обвиняемой *В. конфиденциального свидания для интервьюирования и консультирования по вопросам, имеющим значение для выработки позиции по делу и/или участия в предстоящих процессуальных действиях; - неисполнении обязанности заявить ходатайство об ознакомлении с материалами уголовного дела, которые на данной стадии должны предоставляться ему в соответствии с п. 6 ч. 1 ст. 53 УПК РФ, и не ознакомлении с ними при производстве процессуального действия - уведомления об окончании следственных действий 13 апреля 2016 года; - ненадлежащем исполнении обязанности выяснить у следователя Карабанова Е.А. об уведомлении защитников обвиняемой *В. по соглашению о дне, времени и месте производства процессуального действия - уведомления об окончании следственных действий 13 апреля 2016 года; - неисполнении обязанности потребовать от следователя Карабанова Е.А. вынесения постановления, разрешающего ходатайство обвиняемой *В. об отказе от защитника по назначению - адвоката Барина СВ, заявленного при оформлении протокола уведомления об окончании следственных действий от 13 апреля 2016г, в порядке, определенном правилами главы 15 УПК РФ, и несовершении всех последующих действий, указанных в Разъяснении Совета Адвокатской палаты города Москвы от 02 марта 2004 года "Об участии в делах по назначению" (заявление письменного ходатайства о рассмотрении ходатайства обвиняемой; заявление о невозможности продолжать участвовать в процессуальном действии; оставление места производства следственного действия; обжалование действий (бездействия) следователя; сообщение о случившемся в Адвокатскую палату города Москвы); - неисполнении обязанности совершить все необходимые юридические действия, направленные на прекращение производства процессуального действия - уведомления об окончании следственных действий 13 апреля 2016 года в условиях плохого физического состояния доверителя *В. в медицинском учреждении стационарного пребывания ГКБ N 52

г. Москвы и обеспечении состояния, при котором доверитель может продолжать лечение.

Разрешая настоящий спор, суд первой инстанции, руководствуясь положениями

ст. ст. 7, 17 Федерального закона от 31 мая 2002 года N63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации", ст. ст. 12, 18, 22, 23, 24 Кодекса профессиональной этики адвоката, на основании оценки собранных по делу доказательств в их совокупности, обоснованно пришел к выводу об отказе в удовлетворении заявленных Бариным С.В. требований, при этом суд первой инстанции исходил из того, что факт нарушения истцом пп. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ от 31.05.2002 N63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" и п. 1 ст. 8, ч. 1 ст. 12 Кодекса профессиональной этики адвоката был подтвержден представленными суду доказательствами, в том числе жалобой *В, протоколом об окончании следственных действий от

13.04.2016 года, уведомлениями N 17/сч-210 от 13.04.2016 года, выписным эпикризом в отношении *В, расшифровкой разговора от 13.04.2016 года, ответом на адвокатский запрос N 05-527/16 от 26.04.2016 года, постановлением от 1.05.2016 года о частичном удовлетворении жалобы *В, в связи с чем, в силу ст. 18 Кодекса профессиональной этики адвоката у Адвокатской палаты г. Москвы имелись основания для дачи заключения от 13.07.2016 года и принятия решения N. 195 от 11.08.2016 года.

Довод истца о том, что никаких нарушений действующего законодательства им допущено не было, районный суд правомерно счел несостоятельным, поскольку пп. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ от 31.05.2002 N63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" и п. 1 ст. 8, ч. 1 ст. 12 Кодекса профессиональной этики адвоката не допускают такое поведение адвоката, которое безусловно подрывает к нему доверие и направлено на нарушение законных интересов доверителя, как самим адвокатом, так и третьими лицами без попыток их устранения.

Так как в рассматриваемом случае истец допустил бездействие при исполнении своих профессиональных обязанностей перед доверителем *В, не учел ее болезненное состояние при проведении процессуальных действий и ее отказ от защиты Бариным С.В, то ответчик правомерно оценил вышеизложенное как нарушение истцом прав *В. и пп. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ от 31.05.2002 N63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации", п. 1 ст. 8, ч. 1 ст. 12 Кодекса профессиональной этики адвоката.

С указанными выводами суда первой инстанции согласилась судебная коллегия по гражданским делам, проверяя дело в апелляционном порядке по жалобе истца, не усмотрев правовых оснований для отмены судебного постановления, предусмотренных ст. 330 ГПК РФ.

Применительно к требованиям ч. 1 ст. 196 ГПК РФ суды первой и второй инстанций определили имеющие значение для дела обстоятельства, правоотношения сторон, и подлежащий применению к данным правоотношениям закон.

Выводы судов являются правильными, в решении суда и определении судебной коллегии мотивированы и в жалобе по существу не опровергнуты.

Судом правомерно отмечено, что в порядке ст. 18 "Кодекса профессиональной этики адвоката" у Совета Адвокатской палаты г. Москвы имелись основания для принятия оспариваемого решения, ответчиком учтены обстоятельства, тяжесть проступка, а также соблюдён срок привлечения истца к дисциплинарной ответственности.

Доводы истца о том, что он не был уведомлен о заседании Совета Адвокатской палаты г. Москвы состоявшегося 11 августа 2016 года проверялись судом и дополнительной проверки не требуют.

Доводы жалобы основаны на неверном толковании норм права, направлены на переоценку доказательств, собранных по делу, оспариванию обоснованности выводов суда об установленных им обстоятельствах по делу при том, что суд кассационной инстанции, в силу своей компетенции при рассмотрении жалобы должен исходить из признанных установленными судебными инстанциями фактических обстоятельств, проверять лишь правильность применения и толкования норм материального и процессуального права судом первой и второй инстанций, и правом переоценки доказательств не наделен (ст. 390 ГПК РФ).

Принцип правовой определенности предполагает, что стороны не вправе требовать пересмотра вступивших в законную силу судебных постановлений только в целях проведения повторного слушания и получения нового судебного постановления другого содержания. Иная точка зрения на то, как должно было быть разрешено дело, не может являться поводом для отмены или изменения вступившего в законную силу судебного постановления нижестоящего суда.

Как неоднократно указывал Европейский Суд по правам человека в своих постановлениях, касающихся производства в кассационном порядке по гражданским делам в Российской Федерации, иной подход приводил бы к несоразмерному ограничению принципа правовой определенности.

На основании изложенного, руководствуясь ч. 2 ст. 381, 383 Гражданского процессуального кодекса РФ,

ОПРЕДЕЛИЛ:

в передаче кассационной жалобы Барина С.В. на решение Хамовнического районного суда города Москвы от 27 февраля 2017 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 14 августа 2017 года для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции - отказать.

 

Судья

Московского городского суда Тихенко Г.А.

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.