Апелляционное определение СК по гражданским делам Архангельского областного суда от 18 января 2018 г. по делу N 33-316/2018

 

Судебная коллегия по гражданским делам Архангельского областного суда в составе председательствующего Гаркавенко И.В.,

судей Бланару Е.М. и Мананниковой Т.А,

при секретаре судебного заседания Орловой А.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании 18 января 2018 г. в городе Архангельске дело по апелляционным жалобам истца Семаковой Е.Ю. и ответчика Фадеева М.Н. на решение Виноградовского районного суда Архангельской области от 09 ноября 2017 г, которым постановлено:

"иск Семаковой Е.Ю. к Фадееву М.Н. о возмещении ущерба, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия удовлетворить в части.

Взыскать с Фадеева М.Н. в пользу Семаковой Е.Ю. ущерб, причиненный в результате дорожно-транспортного происшествия в размере "данные изъяты", расходы на уплату государственной пошлины пропорционально удовлетворенного судом иска в размере "данные изъяты" рублей.

В остальной части иска отказать.".

Заслушав доклад судьи Бланару Е.М, судебная коллегия

установила:

Семакова Е.Ю. обратилась в суд с иском к Фадееву М.Н. о возмещении ущерба, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия (далее - ДТП), компенсации упущенной выгоды.

В обоснование заявленных требований указала, что 16 июля 2016 г. имело место ДТП, в результате которого принадлежащая ей корова была сбита автомашиной "данные изъяты", государственный регистрационный знак "данные изъяты", управляемой ответчиком. Ей были причинены убытки в виде стоимости коровы в размере "данные изъяты" рублей и убытки в виде упущенной выгоды, которую она могла получить при рождении теленка, в размере "данные изъяты" рублей.

Истец Семакова Е.Ю. в суде первой инстанции на удовлетворении иска настаивала.

Ответчик Фадеев М.Н. исковые требования не признал, считая, что в гибели коровы виновата сама Семакова Е.Ю. Указал, что достоверных доказательств тому, каким образом истец распорядился останками туши коровы в материалах дела не имеется.

Судом постановлено указанное решение, с которым не согласились истец и ответчик.

В апелляционной жалобе истец Семакова Е.Ю. просит решение изменить в части размера ущерба, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия. В обоснование доводов жалобы указывает, что суд необоснованно усмотрел в ее действиях грубую неосторожность. Виновником ДТП она не признана. Корова, согласно следу тормозного пути автомобиля, в момент ДТП находилась на обочине и не создавала никому помех. Ссылается на то, что ответчик не просил снизить размер ущерба в соответствии со ст. 1083 Гражданского кодекса РФ. Выражает несогласие с выводом суда о том, что корова является источником повышенной опасности и, как следствие, с выводом о применимости принципа смешанной ответственности. Считает, что в соответствии с ч.1 ст. 1064, ст. 1079, ст. 1082 Гражданского кодекса РФ возмещению подлежит ущерб в размере рыночной стоимости коровы, а также упущенная выгода от неполученного приплода.

Ответчик Фадеев М.Н. в апелляционной жалобе просит решение отменить, принять новое решение об отказе в удовлетворении иска. В обоснование доводов жалобы ссылается на недоказанность его вины в гибели животного. Указывает, что истец Семакова Е.Ю. не обеспечила надлежащий надзор за принадлежащей ей коровой, нарушив тем самым п.п. 24.5 - 25.6 Правил дорожного движения, утвержденных постановлением Правительства РФ от 23 октября 1993 г. N 1090. Постановлением N N от 25 июля 2016 г. истец привлечен к административной ответственности по ч.2 ст. 12.29 КоАП РФ. Полагает, что непосредственной и основной причиной гибели животного являются действия самой Семаковой Е.Ю. Кроме того, указывает, что истцом не представлено доказательств того, что повреждения, полученные животным в результате ДТП, обязательно привели бы к летальному исходу, а также того, что корове не могла быть оказана ветеринарная помощь. Ветеринарный, предубойный осмотр животного произведен не был. Обращает внимание, что после забоя коровы, мясо было использовано Семаковой Е.Ю. по своему усмотрению в личных целях.

В судебное заседание суда апелляционной инстанции стороны, надлежащим образом в установленном гражданском процессуальном порядке извещенные о времени и месте его проведения, не явились, о причинах своей неявки суду не сообщили. При таких обстоятельствах в соответствии с ч.ч.3,4 ст.167, ч.1 ст.327 ГПК РФ, учитывая, что применительно к ч.2 ст.117 ГПК РФ, абз.2 п.1 ст.165.1 ГК РФ, с учетом положений ч.4 ст.1 ГПК РФ, отказ в получении почтовой корреспонденции по указанному истцом адресу места жительства, о чем свидетельствует ее возврат по истечении срока хранения, следует считать надлежащим извещением о слушании дела, судебная коллегия посчитала возможным рассмотреть дело в отсутствие не явившихся лиц, участвующих в деле.

Изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, проверив законность и обоснованность решения суда в их пределах, судебная коллегия приходит к следующему.

Судом установлено и из материалов дела следует, что 16 июля 2016 г. около 19 часов в "адрес" произошло дорожно-транспортное происшествие. В результате столкновения с автомобилем "данные изъяты", государственный регистрационный знак "данные изъяты", находящимся под управлением Фадеева М.Н. и принадлежащим ему на праве собственности, была сбита корова, принадлежащая Семаковой Е.Ю.

Как следует из пояснений ответчика в судебном заседании первой инстанции, срок действия его полиса страхования гражданской автоответственности владельца транспортного средства на момент ДТП истек.

Считая, что причиненный ей в результате ДТП ущерб в виде рыночной стоимости аналогичной коровы с учетом неполученного приплода должен быть возмещен ответчиком Фадеевым М.Н, истец обратилась в суд с настоящим иском.

Удовлетворяя частично заявленные требования Семаковой Е.Ю, суд первой инстанции исходил из того, что в произошедшем ДТП усматривается вина, как ответчика, так и собственника животного Семаковой Е.Ю, которая допустила небрежность в отношении своих обязанностей, возложенных на нее как на владельца домашнего животного. В то же время при условии соблюдения Фадеевым М.Н. п.10.1 Правил дорожного движения, а также требований дорожного знака 3.24 "Ограничение максимальной скорости", у него имелась бы возможность предотвратить наезд на корову.

Судебная коллегия соглашается с указанными выводами суда первой инстанции, считает их правильными, основанными на исследованных доказательствах, которым была дана верная правовая оценка, выводы в решении подробно мотивированы, полностью соответствуют фактическим обстоятельствам и материалам дела, сомнений у судебной коллегии не вызывают.

В соответствии с требованиями ч. 1 и ч. 2 ст. 327.1 ГПК РФ и разъяснениями, содержащимися в п.24 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 июня 2012 г. N13, суд апелляционной инстанции проверяет законность и обоснованность судебного постановления суда первой инстанции только в обжалуемой части, исходя из доводов, изложенных в апелляционной жалобе и возражениях относительно нее.

Согласно п.1 ст.1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

В соответствии с п.1 ст.1079 ГК РФ юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Владелец источника повышенной опасности может быть освобожден судом от ответственности полностью или частично также по основаниям, предусмотренным пунктами 2 и 3 статьи 1083 настоящего Кодекса.

Обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности и т.п.).

Источником повышенной опасности надлежит признать любую деятельность, осуществление которой создает повышенную вероятность причинения вреда из-за невозможности полного контроля за ней со стороны человека, а также деятельность по использованию, транспортировке, хранению предметов, веществ и иных объектов производственного, хозяйственного или иного назначения, обладающих такими же свойствами. Имущественная ответственность за вред, причиненный действием таких источников, должна наступать как при целенаправленном их использовании, так и при самопроизвольном проявлении их вредоносных свойств (например, в случае причинения вреда вследствие самопроизвольного движения автомобиля).

Исходя из указанных норм права, владелец источника повышенной опасности должен возместить причиненный ущерб, если не представит доказательства, подтверждающие, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего.

В силу п. 2, п. 3 ст. 1083 ГК РФ если грубая неосторожность самого потерпевшего содействовала возникновению или увеличению вреда, в зависимости от степени вины потерпевшего и причинителя вреда размер возмещения должен быть уменьшен.

При грубой неосторожности потерпевшего и отсутствии вины причинителя вреда в случаях, когда его ответственность наступает независимо от вины, размер возмещения должен быть уменьшен или в возмещении вреда может быть отказано, если законом не предусмотрено иное. При причинении вреда жизни или здоровью гражданина отказ в возмещении вреда не допускается.

Суд может уменьшить размер возмещения вреда, причиненного гражданином, с учетом его имущественного положения, за исключением случаев, когда вред причинен действиями, совершенными умышленно.

Согласно заключению эксперта ФБУ Архангельская лаборатория судебной экспертизы Минюста РФ от 21 июня 2017 г. N N, водитель Фадеев М.Н. имел техническую возможность предотвратить наезд на препятствие (корову), действия водителя не соответствовали требованиям п. 10.1 ч.2 Правил дорожного движения, а также требованию дорожного знака 3.24 "Ограничение максимальной скорости".

Постановлением ОГИБДД ОМВД России по Шенкурскому району Архангельской области N N от 25 июля 2017 г. Семакова Е.Ю. привлечена к административной ответственности в виде административного штрафа по ч.2 ст.12.29 КоАП РФ за оставление принадлежащего ей животного на автодороге без надзора.

Учитывая указанные обстоятельства, подтвержденные совокупностью представленных сторонами доказательств, суд первой инстанции пришел к верному выводу о том, что в данному случае в произошедшем ДТП усматривается вина как ответчика, так и истца, установив грубую неосторожность последнего в произошедшем ДТП.

Применив принцип смешанной ответственности, суд обоснованно определилвину сторон, оценив ее степень в размере 50 %.

Установление причин ДТП, наличия, формы и степени вины каждой из сторон, а также размера ущерба относится к установлению фактических обстоятельств дела, оценке и исследованию доказательств.

Доводы истца о несогласии с распределением ответственности между сторонами сводятся к переоценке доказательств по делу и установлению иных обстоятельств, чем те, которые были установлены судом первой инстанции, оснований к чему в апелляционных жалобах не содержится.

Определяя размер причиненного истцу ущерба, суд исходил из среднего веса стельной коровы, возрастом пяти лет, и средней цены живого веса за один килограмм, на основании справок крестьянских фермерских хозяйств, расположенных на территории Шенкурского района.

Оснований не согласиться с таким порядком расчета у судебной коллегии не имеется. При этом судом первой инстанции обоснованно не приняты объявления о продажной стоимости коров в Вологодской области, представленные истцом, как не свидетельствующие о действительной стоимости пострадавшего в результате ДТП животного и не обладающие свойством относимости. Сведения, содержащиеся в справке КХ " "данные изъяты"", опровергнуты иными доказательствами, в частности справкой данного К(Ф)Х от 06 октября 2017 г, представленной по запросу суда, а также справками КХ " "данные изъяты"" от 10 ноября 2017 г, К(Ф)Х " "данные изъяты"" от 18 октября 2017 г.

Взыскивая с ответчика упущенную выгоду в сумме "данные изъяты" руб, размер которой им не оспаривался в суде первой инстанции, суд также обоснованно руководствовался принципом смешанной ответственности.

Данный вывод подробно мотивирован судом первой инстанции в соответствии с требованиями ст. 198 ГПК РФ, с чем судебная коллегия оснований для несогласия не усматривает.

Оспаривая решение суда, ответчик ссылается на то, что непосредственной и основной причиной гибели животного являются действия самой Семаковой Е.Ю.

Вместе с тем указанный довод опровергается материалами дела, в частности заключением эксперта ФБУ Архангельская лаборатория судебной экспертизы Минюста РФ от 21 июня 2017 г. N N. Доказательств, свидетельствующих об отсутствии вины ответчика в произошедшем ДТП, в материалах дела не содержится, в связи с чем у судебной коллегии не имеется оснований для отмены постановленного решения и в данной части.

Обоснованно отвергнуты судом первой инстанции и ссылки ответчика на то, что после забоя коровы, мясо было использовано Семаковой Е.Ю. по своему усмотрению в личных целях, ввиду отсутствия в материалах дела относимых и допустимых доказательств, подтверждающих получение истцом дохода от реализации останков коровы, учтя, что в соответствии с п. 1.22 Правил ветеринарного осмотра убойных животных и ветеринарно-санитарной экспертизы мяса и мясных продуктов, утвержденных Минсельхозом СССР 27 декабря 1983 г, трупы животных, погибших в ДТП, подлежат утилизации, их использование в корм зверям возможно лишь после обязательного бактериологического исследования.

Таким образом, по существу доводы апелляционных жалоб были предметом исследования в суде первой инстанции и не нашли своего подтверждения, судом им была дана надлежащая оценка, оснований не согласиться с которой у судебной коллегии не имеется. Иных доводов, которые могли бы явиться основанием для отмены или изменения решения суда, апелляционные жалобы не содержит.

Принимая во внимание изложенное, судебная коллегия полагает, что, разрешая заявленные требования, суд первой инстанции правильно определилюридически значимые обстоятельства дела, применил закон, подлежащий применению, дал надлежащую правовую оценку представленным сторонами и исследованным в судебном заседании доказательствам и постановилрешение, отвечающее нормам материального права при соблюдении требований гражданского процессуального законодательства.

Руководствуясь ст.328 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

решение Виноградовского районного суда Архангельской области от 09 ноября 2017 г. оставить без изменения, апелляционные жалобы истца Семаковой Е.Ю. и ответчика Фадеева М.Н. - без удовлетворения.

 

Председательствующий И.В. Гаркавенко

 

Судьи Е.М. Бланару

Т.А. Мананникова

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.