Решение Северо-Кавказского окружного военного суда Ростовской области от 22 января 2018 г. по делу N 3а-1/2018

 

Северо-Кавказский окружной военный суд в составе:

председательствующего - судьи Шендрикова И.В,

при секретаре судебного заседания Сидоренкове К.Ю,

с участием административного истца Руденко И.Н. и его представителя - адвоката Тыртышного А.И, представителя административных ответчиков - полковника юстиции Коденко А.В, рассмотрев в закрытом судебном заседании в помещении Северо-Кавказского окружного военного суда дело по административному исковому заявлению, поданному указанным представителем истца в интересах майора запаса Руденко Игоря Николаевича об оспаривании действий начальника Управления ФСБ России по Ростовской области (далее - управление), связанных с порядком привлечения к дисциплинарной ответственности,

установил:

приказом начальника управления от 5 мая 2017 г. N 509-лс Руденко И.Н. привлечен к дисциплинарной ответственности в виде строгого выговора за совершение грубого дисциплинарного проступка, выразившегося в нарушении правил и требований, устанавливающих порядок ведения секретного делопроизводства, а именно в осуществлении им записи и последующем хранении совершенно секретных электронных документальных материалов на машинном носителе информации (далее - МНИ), имеющем гриф "секретно".

Руденко И.Н. через представителя обратился в суд с заявлением, в котором просил признать данный приказ незаконным и обязать должностное лицо его отменить на том основании, что руководством нарушен порядок привлечения истца к дисциплинарной ответственности. Так, в нарушение положений ст. 28.6 Федерального закона "О статусе военнослужащих" в ходе проведения служебного разбирательства по факту совершения истцом дисциплинарного проступка должностными лицами не выяснялись наличие и характер вредных последствий, обстоятельства, исключающие дисциплинарную ответственность, а также причины и условия, способствовавшие его совершению. Кроме того, РуденкоИ.Н. привлечен к дисциплинарной ответственности с нарушением установленных действующим законодательством сроков.

В судебном заседании представитель истца - Тыртышный А.И. просил удовлетворить заявленное требование, приводя в дополнение к указанной выше позиции следующие доводы. Основанием для издания оспариваемого приказа явилось предвзятое отношение руководства к истцу, которое возникло в связи с желанием Руденко И.Н. из-за ухудшения здоровья перевестись в сентябре 2016 г. на должность, не связанную с оперативной работой, длительное нахождение истца на излечении не в ведомственных медицинских учреждениях, его обращение в органы военной прокуратуры с жалобой на действия должностных лиц управления по причине оказания на него давления во время нахождения на лечении. Проверка режима секретности проводилась целенаправленно только в отношении истца. В ходе данной проверки в рабочем столе Руденко И.Н. был обнаружен жесткий диск с его секретного компьютера. Между тем в середине октября 2016 г. этот диск установленным порядком истцом был сдан на ремонт. Однако исследование этого диска одновременно с находящимся в пользовании истца МНИ не проводилось, что указывает на необъективное проведение служебного разбирательства. Электронные документы, имеющие гриф "совершенно секретно", записаны на флеш-карте РуденкоИ.Н. иными лицами, поскольку перед уходом в отпуск в декабре 2016 г. он с этого МНИ удалил все файлы. Исследование флеш-накопителя истца проводилось не полном объеме ввиду того, что не проверялось, почему файлы, которым присвоен гриф "совершенно секретно", скопированы одной датой.

Истец Руденко И.Н, поддержав позицию своего представителя, также просил заявленное требование удовлетворить. В дополнение указал, что до того, как им в связи с ухудшением здоровья перед руководством был поставлен вопрос о переводе на неоперативную должность, он характеризовался положительно. Выданный ему МНИ для работы с документами, имеющими гриф "секретно", хранился в закрепленном за ним сейфе, ключ от которого по указанию непосредственного начальника Политова Е.И. находился в рабочем столе для того, чтобы сотрудники в его отсутствие имели возможность по служебной необходимости работать с документами и флеш-картой. Неизвестные лица подбросили в его рабочий стол жесткий диск с компьютера, который он сдал в конце октября 2016 г. в ремонт. Поскольку этими действиями не получилось его дискредитировать, была изъята флеш-карта из закрепленного за ним сейфа. Однако акт по изъятию МНИ из его сейфа не составлялся. В электронном виде он готовил документы только с грифом "секретно", которые через его МНИ передавались Е.И. по распоряжению данного должностного лица. При этом документам присваивался гриф "совершенно секретно" только после их распечатывания.

Представитель административных ответчиков - Коденко А.В. просила в удовлетворении заявления Руденко И.Н. отказать, сославшись на то, что факт нарушения истцом порядка ведения секретного делопроизводства установлен проведенным по приказу начальника управления служебным разбирательством, по результатам которого были составлены соответствующее заключение и протокол грубого дисциплинарного проступка. После утверждения этих документов ответчиком обоснованно в пределах предоставленных ему полномочий издан оспариваемый приказ о привлечении истца к дисциплинарной ответственности.

Выслушав стороны, а также исследовав имеющиеся в деле и дополнительно представленные доказательства в их совокупности, суд находит заявление Руденко И.Н. не подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

На основании п. 1 ст. 28.2 Федерального закона "О статусе военнослужащих" (далее - Закон) военнослужащий или гражданин, призванный на военные сборы, привлекается к дисциплинарной ответственности за дисциплинарный проступок, то есть за противоправное, виновное действие (бездействие), выражающееся в нарушении воинской дисциплины, которое в соответствии с законодательством Российской Федерации не влечет за собой уголовной или административной ответственности.

В силу ст. 1 Дисциплинарного устава Вооруженных Сил Российской Федерации (далее - Устав), утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 10 ноября 2007 г. N 1495, воинская дисциплина есть строгое и точное соблюдение всеми военнослужащими порядка и правил, установленных законами Российской Федерации, общевоинскими уставами Вооруженных Сил Российской Федерации и приказами командиров (начальников).

Исходя из положений п.1, 2, 3, 4 и 5 ст.28.8 Закона следует, что по каждому факту совершения военнослужащим или гражданином, призванным на военные сборы, дисциплинарного проступка, за исключением случаев, установленных п.2 настоящей статьи, проводится разбирательство. Срок разбирательства не должен превышать 30суток с момента, когда командиру стало известно о совершении военнослужащим или гражданином, призванным на военные сборы, дисциплинарного проступка, не считая периода временной нетрудоспособности военнослужащего, пребывания его в отпуске, других случаев его отсутствия на службе по уважительным причинам. Порядок проведения разбирательства, полномочия командира или иного лица, проводящего разбирательство, определяются общевоинскими уставами в соответствии с настоящим Федеральным законом. В ходе разбирательства должны быть собраны доказательства, на основании которых могут быть установлены обстоятельства, подлежащие выяснению при привлечении военнослужащего или гражданина, призванного на военные сборы, к дисциплинарной ответственности.

В силу п. 2 ст. 28.5 Закона и п. 1 приложения N 7 к Уставу нарушение правил и требований, устанавливающих порядок ведения секретного делопроизводства, относится к грубым дисциплинарным проступкам.

Как усматривается из материалов дела, Руденко И.Н. с 15 ноября 2002 г. по 7августа 2017 г. проходил военную службу в управлении. В соответствии с должностными обязанностями по занимаемой должности истцу был оформлен допуск по второй форме для работы с документами, имеющими гриф "совершенно секретно". 10августа 2015 г. ему под роспись был выдан флеш-накопитель N серийный номер N с грифом секретности "секретно".

Данное обстоятельство подтверждается выпиской из журнала N8 "Регистрации тетрадей, блокнотов, машинных носителей информации и других материалов, используемых для подготовки секретных документов и описей формы 25" (запись под N N).

9 марта 2017 г. в ходе проверки состояния секретного делопроизводства в отделе в г. Новочеркасске при осмотре содержимого на флеш-карте N с грифом "секретно" серийный номер N, числящегося за Руденко И.Н. и находящегося в его сейфе, обнаружены совершенно секретные документы, что было отражено врио заместителем начальника секретариата управления О.Ю. в справке и доложено по команде начальнику секретариата управления Д.В.

Согласно требованиям, содержащимся в п.16 и 21 Инструкции по секретному делопроизводству в органах федеральной безопасности (далее - Инструкция) гриф секретности дел, изданий, технических документов определяется по наивысшему грифу секретности включенных в них документов, а формам учета, машинным носителям информации, рабочим и стенографическим тетрадям присваивается в зависимости от степени секретности подлежащих включению или фактически содержащихся в них сведений. Категорически запрещается создавать и электронные файлы, в которых содержатся сведения позволяющие идентифицировать лиц, оказывающих (оказывавших) содействие органам безопасности на конфиденциальной основе или в отношении которых ведутся (велись) дела оперативного учета, оперативные дела, сигнальные и оперативные подборки. Указанные сведения вписываются исполнителем в отпечатанные проекты документов от руки.

Следовательно, из приведенных правовых норм следует, что недопустимо осуществлять запись совершенно секретных сведений на флеш-карту, которой присвоен гриф секретности "секретно".

При этом из п. 186, 190, 192, 194 и 195 Инструкции следует, что гриф секретности МНИ определяется исходя из наивысшей степени секретности записываемой (наносимой) на них информации. При необходимости гриф секретности может быть изменен. Снижение грифа секретности МНИ не допускается. Персональную ответственность за формирование текста на МНИ несет сотрудник (пользователь), непосредственно выполнявший эту работу. После окончания работ МНИ изымаются из средств вычислительной техники и хранятся в сейфах сотрудников, за которыми они закреплены. Хранение МНИ должно осуществляться в условиях, исключающих несанкционированное копирование с них защищаемой информации, их хищение или уничтожение содержащейся на них информации. Учет находящихся у исполнителей МНИ осуществляется ими в описи формы 25. Защищаемая информация, не требующаяся в служебной деятельности, должна стираться с МНИ установленным для этих носителей способом.

4 апреля 2017 г. Д.В. в справке, составленной на имя начальника управления, доложено, что на флеш-карте, числящейся за Руденко И.Н, в нарушении требований п. 16 и 21 Инструкции осуществлялась запись пяти электронных файлов, имеющих гриф "совершенно секретно", что указывает о наличии в действиях истца признаков грубого дисциплинарного проступка.

В судебном заседании свидетель Д.В. показал, что в марте 2017 г. при проверке наличия секретных документальных материалов в отделе в г. Новочеркасске на МНИ, числящимся за Руденко И.Н, обнаружены электронные документы, содержащие совершенно секретные сведения. Данное обстоятельство в соответствии с требованиями п. 186, 192, 194 и 195 Инструкции является грубым нарушением секретного делопроизводства, которое могло привести к утрате секретных документов. По данному факту им проведена проверка, в ходе которой было установлено наличие в действиях истца признаков грубого дисциплинарного проступка, связанного с нарушением режима секретности (п. 16 и 21 Инструкции), о чем 4 апреля 2017 г. было по команде доложено начальнику управления.

8 апреля 2017 г. начальником управления в отношении Руденко И.Н. назначено служебное разбирательство, которое было завершено 29 апреля того же года.

Согласно показаниям свидетеля В.В, данным им в судебном заседании, он на основании распоряжения начальника управления в период с 8 по 29 апреля 2017 г. по факту нарушения Руденко И.Н. правил ведения секретного делопроизводства проводил служебное разбирательство, которым установилследующее. В марте 2017 г. в ходе проверки секретариатом управления состояния секретного делопроизводства в отделе в г.Новочеркасске по причине длительного отсутствия Руденко И.Н. на службе с 5декабря 2016 г. по 13 марта 2017 г. была исследована флеш-карта с грифом "секретно", числящаяся за истцом и находящаяся в его личном сейфе. На данном МНИ были обнаружены пять электронных документов, позволяющих в совокупности идентифицировать кандидатов на вербовку и уже завербованных агентов, что в соответствии с п.3.3 приказа ФСБ России от 20 мая 2015г. составляет совершенно секретные сведения. Истец со своего МНИ на флеш-карту своего непосредственного начальника Е.И. осуществлял передачу электронных документов только с грифом "секретно", которые по истечении надобности уничтожались. По служебной необходимости вскрытие сейфа, закрепленного за РуденкоИ.Н, осуществлялось четыре раза. При этом 25 января, 10 февраля и 16 марта 2017 г. доступ к электронным документам на МНИ не осуществлялся. 9 марта 2017 г. был осуществлен доступ в режиме "чтение" к электронным документам на флеш-карте истца врио заместителя начальника секретариата управления О.Ю. в рамках исполняемых ею служебных обязанностей. Однако операций модификации документов или создания на этом МНИ новых документов она не осуществляла. В период отсутствия Руденко И.Н. на службе с 5 декабря 2016г. по 13 марта 2017 г. Е.И. указаний подчиненным сотрудникам отдела осуществлять чтение, запись на флеш-карте истца не давал, санкций на это никто у него не спрашивал. Военнослужащие А.А, А.А. и А.В. доступ к информации на флеш-накопителе РуденкоИ.Н. не осуществляли. С 5 декабря 2016 г. по 25 января 2017 г. неправомерно без санкции начальника отдела в г.Новочеркасске несколько раз вскрытие сейфа истца производил сотрудник отдела Е.А. с помощью ключа, оставленного Руденко И.Н. в тумбе своего рабочего стола. Однако на МНИ истца Е.А. работал только с электронными документами с грифом "секретно", при этом запись или модификацию документов с грифом "совершенно секретно" он не осуществлял. После исследования флеш-карты N специалистом управления дано заключение, согласно которому датой создания на данном МНИ пяти электронных документов, содержащих совершенно секретные сведения, является 27 октября 2016 г. (в указанный день РуденкоИ.Н. в отпуске или на больничном не прибывал, от исполнения служебных обязанностей не освобождался). Исходя из этого, сделан вывод о том, что Руденко И.Н. совершил грубый дисциплинарный проступок, выразившийся в нарушении п.16 и 21 Инструкции. При этом причинами и условиями, способствовавшими совершению этого проступка, явились личная недисциплинированность и слабая правовая подготовка истца, а также недостаточный контроль со стороны непосредственного начальника.

Из показаний свидетеля М.А, данных им в судебном заседании, следует, что он с 19 по 20 апреля 2017 г. на основании запроса, поступившего из управления, проводил исследование флеш-карты N от 10 августа 2015 г. (серийный номер N), целью которого было определить на данном МНИ даты создания, изменения и печати электронных документов и даты создания каталогов. Исследованием установлено, что датой создания на этой флеш-карте "данные изъяты" электронных документов, содержащих совершенно секретные сведения, является 27октября 2016 г, датами последнего сохранения этих документов являются 23 марта, 10, 16, 17 июня и 31ноября 2015 г, а датой последнего вывода на печать 10, 16 и 17 июня 2015 г.

При этом данным свидетелем в судебном заседании на соответствующих средствах вычислительной техники было продемонстрировано, каким образом проводилось исследование флеш-карты N.

Свидетель Е.И. в судебном заседании дал показания, аналогичные показаниям свидетеля В.В, дополнительно указав, что с сентября 2015 г. по 7августа 2017 г. являлся непосредственным начальником Руденко И.Н. По службе он характеризует его как сотрудника, который с решением поставленных задач справлялся слабо. Недобросовестно и неответственно выполнял работу в рамках должностных обязанностей. При выполнении задач и поручений допускал случаи формализма, часто упускал из виду существенные обстоятельства, подготавливаемые документы требовали значительной доработки. Слабо знал и не всегда исполнял требования нормативных правовых актов ФСБ России. По его мнению, снижение показателей в служебной деятельности истца обусловлены его желанием досрочно уволиться с военной службы по состоянию здоровья. Между тем такое основание у Руденко И.Н. отсутствовало, так как он дважды в ноябре 2016 г. и июне 2017 г. проходил медицинские освидетельствования, по результатам которых военно-врачебной комиссией признавался годным к военной службе с незначительными ограничениями.

Из справки от 25 апреля 2017г, представленной заместителем начальника отдела кадров управления в связи с проведением служебного разбирательства, Руденко И.Н. от исполнения служебных обязанностей 27 октября 2016 г. не освобождался.

Принимая во внимание взаимосогласующиеся между собой объяснения представителя административных ответчиков, показания указанных выше свидетелей, с исследованными в судебном заседании доказательствами:

- справкой по результатам проверки отдела в г.Новочеркасске от 10 марта 2017 г.;

-справкой в отношении установления признаков нарушения режима секретности от 4 апреля 2017 г.;

-заключением по материалам служебного разбирательства от 28 апреля 2017 г.;

-заключением специалиста от 24 апреля 2017 г, проводившего исследование флеш-карты N от 10 августа 2015 г, числящейся за Руденко И.Н.;

-рапортами сотрудников отдела в г.Новочеркасске Е.И, А.А, А.А, Е.А, В.А. и А.В, отобранных у этих лиц в ходе служебного разбирательства;

-рапортом Руденко И.Н. от 15 апреля 2017 г. о признании им факта записи на МНИ, числящимся за ним, электронных документов, содержащих совершенно секретные сведения, суд приходит к выводу о том, что запись на флеш-карту N от 10августа 2015 г. совершенно секретных электронных документальных материалов осуществлена истцом 27октября 2016 г. при исполнении им возложенных на него служебных обязанностей.

В соответствии с положениями п.9 Инструкции сотрудники органов безопасности, работающие с секретными материалами, несут персональную ответственность за их сохранность, а также соблюдение установленного в органе безопасности режима секретности.

В подп. 9 того же пункта Инструкции установлено, что сотрудники обязаны при временном убытии (в отпуск, командировку, на учебу, лечение) проверять наличие числящихся за ними секретных документальных материалов; секретные документы, которые подлежат исполнению или могут потребоваться в работе, передавать под роспись в описи формы 25 в секретариат или по указанию непосредственного начальника - другому сотруднику; при увольнении, переводе или убытии в длительную командировку сдавать в установленном порядке числящиеся за ними секретные документальные материалы.

Однако истцом эти требования приведенных правовых норм не выполнены, что в нарушение п.335 Инструкции создало возможность для неправомерного доступа сотрудника Е.А. к флеш-карте РуденкоИ.Н. после несанкционированного вскрытия его сейфа, которое также стало возможно в результате действий истца, оставившего ключ от сейфа в своем рабочем столе.

Исходя из изложенного, суд считает установленным факт совершения истцом грубого дисциплинарного проступка, выразившегося в нарушении правил и требований, устанавливающих порядок ведения секретного делопроизводства, а именно в осуществлении им записи и последующем хранении совершенно секретных электронных документальных материалов на МНИ, имеющем гриф "секретно".

Заключение специалиста АНО "Ростовская лаборатория независимых судебных экспертиз" от 18 августа 2017 г, составленное на основании поставленных в запросе представителя истца вопросов, согласно которому возможно изменить атрибуты электронных файлов на МНИ, на правильность данного вывода не влияет. В данном случае специалистом даны теоретические разъяснения без исследования флеш-карты РуденкоИ.Н.

С учетом установленных по делу обстоятельств, приказ начальника управления от 5 мая 2017 г. N 509-лс о привлечении Руденко И.Н. к дисциплинарной ответственности следует признать правомерным.

Вопреки доводам стороны истца, оснований полагать, что при издании этого приказа нарушен порядок привлечения истца к дисциплинарной ответственности, в частности, проведения разбирательства, не имеется.

Разбирательство по факту совершения Руденко И.Н. дисциплинарного проступка проведено с 8 по 29 апреля 2017 г, то есть в пределах месячного срока, установленного п. 3 ст. 28.8 Закона. Указанные в ст. 28.3 Закона обстоятельства, исключающие дисциплинарную ответственность Руденко И.Н, отсутствуют. Обстоятельства, подлежащие выяснению при привлечении военнослужащего к дисциплинарной ответственности, руководством управления установлены. Составленные по результатам служебного разбирательства заключение и протокол о грубом дисциплинарном проступке утверждены начальником управления 29апреля 2017 г. В тот же день после ознакомления с ними РуденкоИ.Н. поданы замечания. По результатам оценки этих замечаний начальником отдела правового обеспечения управления составлена справка о том, при проведении служебного разбирательства права Руденко И.Н. не нарушены. Решение о привлечении истца к дисциплинарной ответственности принято правомочным должностным лицом в пределах предоставленных ему полномочий и с соблюдением установленного порядка.

Не установлены по делу и какие-либо обстоятельства, которые бы свидетельствовали о предвзятом отношении руководства управления и отдела в г.Новочеркасске к Руденко И.Н, о чем безосновательно заявляли истец и его представитель.

21 сентября 2016 г. истец, ссылаясь на состояние здоровья, обратился к начальнику управления с рапортом о переводе его для прохождения военной службы на неоперативную должность. В удовлетворении данной просьбы было отказано со ссылкой на отсутствие вакантных воинских должностей в неоперативных подразделениях управления.

В соответствии со справкой от 22 ноября 2016 г. N и свидетельством о болезни от 6 июня 2017 г. Руденко И.Н. после проведения медицинского освидетельствования заключением военной врачебной комиссией медико-санитарной части управления был признан "данные изъяты"

В силу требований п.341 и 343 Инструкции проверка состояния секретного делопроизводства проводится комиссией или лицом, назначенным руководителем, начальника органа безопасности, в присутствии начальника секретариата или его заместителя или по их поручению других лиц их сотрудников секретариата. Проверка наличия всех документальных материалов в каждом органе безопасности проводится ежегодно в течение 1 квартала.

Исходя из этого, утверждение истца о том, что проверка режима секретности проводилась целенаправленно в отношении него, является необоснованным.

Пунктом 335 Инструкции предусмотрено, что вскрытие сейфов производится с разрешения начальника подразделения органа безопасности, которому подчинен сотрудник, комиссией в составе не менее двух человек, допущенных к работе с соответствующими секретными документальными материалами. При этом в журнале записей о вскрытии сейфов металлических шкафов, специальных хранилищ и режимных помещений (форма 1) делается соответствующая запись, а в описи формы 25, находящейся в сейфе, проставляется подпись за изъятые из сейфа секретные документальные материалы. Вскрытие сейфа может производиться также с составлением акта (произвольной формы) с последующей записью об этом в журнале формы 11.

В связи с этим мнение стороны истца о том, что при изъятии из сейфа МНИ требовалось в обязательном порядке составление акта ошибочно.

Из исследованного в судебном заседании журнала вскрытия хранилищ N Новочеркасского отдела УФСБ России по Ростовской области видно, что под N имеется запись об изъятии 16 марта 2017 г. из сейфа, закрепленного за РуденкоИ.Н, флеш-карты N. Это подтверждает, что установленный порядок изъятия МНИ из закрепленного за истцом сейфа должностными лицами управления нарушен не был.

Что касается обращения истца в органы военной прокуратуры с жалобой на действия должностных лиц управления, связанные с оказанием на него давления во время нахождения на лечении, то данный факт в ходе проведения соответствующей проверки не подтвердился.

Согласно п. 1 ст. 28.5 Закона при назначении дисциплинарного взыскания учитываются характер дисциплинарного проступка, обстоятельства и последствия его совершения, форма вины, личность военнослужащего, совершившего дисциплинарный проступок, обстоятельства, смягчающие дисциплинарную ответственность, и обстоятельства, отягчающие дисциплинарную ответственность.

При этом в соответствии со ст. 52 Устава при совершении военнослужащим дисциплинарного проступка командир (начальник) должен учитывать, что применяемое взыскание, как мера укрепления воинской дисциплины и воспитания военнослужащих, должно соответствовать тяжести совершенного проступка и степени вины, установленным командиром (начальником) в результате проведенного разбирательства.

Эти положения закона начальником управления не нарушены, так как было учтено наличие и характер вредных последствий дисциплинарного проступка, а именно то, что в результате действий Руденко И.Н. были созданы условия для возможного неправомерного доступа к сведениям, составляющим государственную тайну, их разглашения и утраты. Обстоятельств смягчающих или отягчающих дисциплинарную ответственность при этом не установлено. Также принято во внимание наличие у истца упущений по службе, дисциплинарного взыскания в виде строгого выговора, объявленного Руденко И.Н. приказом начальника управления от 30апреля 2017 г. N 508-лс за совершение проступка, выразившегося в нарушении общих обязанностей военнослужащих, принципов единоначалия и порядка обращения за медицинской помощи.

Следовательно, оспоренное Руденко И.Н. дисциплинарное взыскание соответствует тяжести совершенного им дисциплинарного проступка, что позволяет сделать вывод о том, что действиями начальника управления права истца не нарушены.

Руководствуясь ст. 175-180, 227 КАС РФ, суд

решил:

в удовлетворении административного искового заявления Руденко Игоря Николаевича об оспаривании действий начальника Управления ФСБ России по Ростовской области, связанных с порядком привлечения к дисциплинарной ответственности, отказать.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Судебную коллегию по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации через Северо-Кавказский окружной военный суд в течение месяца со дня его принятия в окончательной форме.

 

Председательствующий И.В. Шендриков

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.