Постановление Северо-Кавказского окружного военного суда Ростовской области от 22 января 2018 г. по делу N 4А-2/2018-

 

заместитель председателя Северо-Кавказского окружного военного суда Михайлюк С.А., рассмотрев жалобу Еловенко М.Ю. - лица, которому назначено административное наказание, на вступившие в законную силу постановление заместителя председателя Астраханского гарнизонного военного суда от 30 мая 2017 г. и решение судьи Северо-Кавказского окружного военного суда от 3 июля 2017 г. по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, в отношении военнослужащего войсковой части N "данные изъяты" Еловенко М.Ю.

установил:

согласно постановлению заместителя председателя гарнизонного военного суда от 30 мая 2017 г. водитель Еловенко признан виновным в том, что в "данные изъяты" часа "данные изъяты" минут ДД.ММ.ГГГГ г. на ул. "адрес", управляя транспортным средством, в нарушение требований п. 2.3.2 Правил дорожного движения РФ (далее - Правил) отказался от выполнения законного требования уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения, чем совершил правонарушение, предусмотренное ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, за которое ему назначено административное наказание в виде административного штрафа в размере "данные изъяты" руб, с лишением права управления транспортными средствами на срок "данные изъяты".

3 июля 2017 г. решением судьи Северо-Кавказского окружного военного суда данное судебное постановление оставлено без изменения.

В жалобе, поданной в порядке ст. 30.14 КоАП РФ, Еловенко, считая состоявшиеся судебные решения незаконными и необоснованными ввиду существенного нарушения процессуальных требований при рассмотрении материалов дела об административном правонарушении, просит их отменить, а производство по делу прекратить.

В обоснование этого Еловенко, приведя собственный анализ законодательства и доказательств по делу, указывает, что привлечение его к административной ответственности проведено с нарушением его прав и законных интересов, процессуальных требований о всестороннем, полном и объективном рассмотрении дела. Выводы, изложенные в судебном постановлении, не соответствуют фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, которым должная оценка не дана, а неустранимые сомнения по делу не истолкованы в пользу его.

По мнению Еловенко, судьи обеих инстанций при рассмотрении дела поверхностно и формально рассмотрели вопрос относительно управления им автомобилем, приняв за основу показания инспекторов ДПС (далее - инспектор) ФИО5 и ФИО6 о том, что якобы он управлял автомобилем с признаками алкогольного опьянения.

В частности, оснований для остановки транспортного средства у инспекторов не имелось, факт управления им данным транспортным средством не доказан.

После остановки автомобиля инспекторы, не представившись, не разъяснив причин такой остановки, вытащили его с заднего пассажирского сидения транспортного средства, усадили в патрульный автомобиль и заявили об управлении им транспортным средством в нетрезвом состоянии.

Рапорта инспекторов не могут являться доказательствами по делу, поскольку эти лица не были предупреждены об административной ответственности за сообщение заведомо ложных сведений.

Необоснованно отвергнуты показания свидетелей ФИО7 и ФИО8, пояснивших, что транспортным средством управляла последняя из них, а он находился на заднем пассажирском сидении.

Не соглашаясь с показаниями инспекторов относительно того, что они являлись очевидцами управления им транспортным средством и последующего его пересаживания на заднее пассажирское сидение, Еловенко обращает внимание на противоречия между показаниями инспектора ФИО5, пояснившего, что после остановки к транспортному средству первым подбежал инспектор ФИО10, и представленной видеозаписью, согласно которой это был сам ФИО5. По мнению Еловенко, если бы инспекторы являлись очевидцами факта его пересаживания в салоне транспортного средства, то подошли бы к задней пассажирской двери, хотя ФИО5 первоначально подошел к передней пассажирской двери автомобиля.

Меры обеспечения производства по делу об административном правонарушении применялись к нему в отсутствие понятых. Впоследствии прибывшие по вызову инспекторов два сотрудника военной полиции, находившиеся в форменной одежде и при исполнении служебных обязанностей, лишь расписались в процессуальных документах в качестве понятых, им не были разъяснены права и обязанности. Поведение указанных лиц с инспекторами свидетельствовало об их знакомстве, а, следовательно, о заинтересованности, как и инспекторов, в исходе дела. При этом после судебного заседания он видел, как эти же лица, разговаривали между собой на улице.

Пройти освидетельствование на состояние алкогольного опьянения ему не предлагалось, а от прохождения медицинского освидетельствования на состояние опьянения он не отказывался. При этом он не отрицал употребление спиртных напитков, однако требовал от инспекторов разъяснения оснований прохождения такого освидетельствования с учетом того, что он не являлся водителем транспортного средства. На его требование предъявить доказательства управления им транспортным средством сотрудники полиции ответили отказом.

 

Судьями обеих инстанций не было уделено должного внимания нарушению процедуры привлечения его к административной ответственности, в том числе направления на медицинское освидетельствование без предложения освидетельствования на месте, законность которой предполагает получение доказательств по делу в соответствии с установленными законом правилами, а нарушение данной процедуры влечет недопустимость полученных в ее ходе доказательств.

По его мнению, у инспектора отсутствовали законные основания для направления его, Еловенко, на медицинское освидетельствование.

Содержание приобщенной к материалам дела видеозаписи с видеорегистратора патрульного автомобиля также не подтверждает факт управления им транспортным средством. К тому же данная видеозапись была представлена инспектором не в полном виде для того, что скрыть противоправные действия в отношении него и отсутствие его отказа от прохождения медицинского освидетельствования на состояние опьянения.

Права и обязанности инспектором ему не разъяснялись, копии составленных протоколов не вручались, возможность с ними ознакомиться и сделать соответствующие замечания не предоставлялась. От подписи протоколов он не отказывался, в последующем копии указанных документов ему не направлялись.

Незаконным и необоснованным является и решение, вынесенное в порядке первого пересмотра, поскольку вышеуказанные доводы не были учтены судьей окружного военного суда, а сделанные им выводы не соответствуют обстоятельствам дела о его невиновности, поэтому данное решение также подлежит отмене.

Рассмотрев доводы жалобы Еловенко и материалы истребованного дела об административном правонарушении, нахожу жалобу не подлежащей удовлетворению по следующим основаниям.

Выводы, изложенные в постановлении судьи о наличии в действиях водителя Еловенко состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на совокупности доказательств, с достаточной полнотой исследованных в суде.

Как усматривается из материалов дела, зафиксированный факт совершения Еловенко вмененного ему правонарушения при правильно установленных по делу обстоятельствах, верно изложенных в судебном постановлении, подтверждается протоколами об отстранении его от управления транспортным средством, о направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения и об административном правонарушении, показаниями инспекторов ФИО5 и ФИО10, других лиц, а также иными документами.

Протоколы процессуальных действий составлены согласно процедуре их оформления, установленной КоАП РФ, с участием понятых, достоверность и объективность их содержания сомнений не вызывает.

Приведенные в судебном постановлении доказательства получены в установленном порядке и с соблюдением требований закона, по своему содержанию были достаточны для правильного и объективного разрешения дела, поэтому сомнений в своей достоверности не вызывают. Все собранные по делу доказательства в указанном постановлении получили надлежащую оценку в соответствии с требованиями ст. 26.11 КоАП РФ. В судебном постановлении и в протоколе рассмотрения дела судьей объективно изложены фактические обстоятельства и содержание доказательств по делу, в том числе и показания свидетелей, понятых, которым дана должная оценка.

Изложенный в обжалуемом постановлении вывод о наличии в действиях Еловенко события и состава правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, является обоснованным и мотивированным.

Как видно из протокола рассмотрения дела, в ходе судебного разбирательства соблюдены права участников процесса, которым председательствующий, сохраняя объективность и беспристрастность, создал необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела.

Все представленные доказательства исследованы, а заявленные ходатайства разрешены в установленном законом порядке.

По делу не установлено данных, свидетельствующих об исследовании недопустимых доказательств, ошибочном исключении допустимых доказательств или об отказе в исследовании доказательств, которые могли бы иметь существенное значение для правильного разрешения дела.

В соответствии с п. 2.3.2 Правил водитель транспортного средства обязан по требованию должностных лиц, которым предоставлено право государственного надзора и контроля за безопасностью дорожного движения и эксплуатации транспортного средства, проходить освидетельствование на состояние алкогольного опьянения и медицинское освидетельствование на состояние опьянения.

Направление Еловенко на медицинское освидетельствование на состояние опьянения осуществлено должностным лицом Госавтоинспекции в пределах его компетенции.

В силу ч. 1 1 ст. 27.12 КоАП РФ требование инспектора ДПС о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения признается законным при наличии достаточных оснований полагать, что водитель находится в состоянии опьянения. Поводом для направления этого водителя на медицинское освидетельствование на состояние опьянения является его отказ от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения либо его несогласие с результатами освидетельствования, а равно при наличии достаточных оснований полагать, что лицо находится в состоянии опьянения.

Согласно п. 3 Правил освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, направления указанного лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинского освидетельствования этого лица на состояние опьянения и оформления его результатов, утвержденных постановлением Правительства РФ от 26 июня 2008 г. N 475, достаточными основаниями полагать, что водитель находится в состоянии опьянения, является наличие одного или нескольких следующих признаков: запах алкоголя изо рта, неустойчивость позы, нарушение речи, резкое изменение окраски кожных покровов лица, а также поведение, не соответствующее обстановке.

Как видно из протокола о направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, составленного в отношении водителя Еловенко, законным основанием для его направления на медицинское освидетельствование при наличии признаков опьянения явился его отказ от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения, заявленный инспектору в присутствии понятых ФИО15 и ФИО16, которым разъяснены права и обязанности, предусмотренные ст. 25.7 КоАП РФ.

Поскольку в материалах дела не имеется данных о заинтересованности указанных инспекторов и понятых в исходе дела, то оснований не доверять их показаниям и содержанию составленных и подписанных ими документов, не имеется.

Надлежащая оценка дана показаниям понятых ФИО15 и ФИО16, в связи с чем судья пришел к обоснованному выводу об обеспечении инспектором их участия при проведении по делу процессуальных действий, о чем свидетельствуют соответствующие подписи в имеющихся в деле протоколах.

При этом, вопреки утверждению в жалобе, факт составления указанных протоколов подтвердил в судебном заседании и сам Еловенко.

Довод в жалобе о том, что указанные понятые являются сотрудниками военной полиции, не может служить основанием для сомнений в достоверности сообщенных последними сведений, поскольку не свидетельствует о их заинтересованности.

Утверждение Еловенко о согласии пройти медицинское освидетельствование при условии предъявления ему сотрудниками полиции доказательств управления им транспортным средством также свидетельствует о невыполнении им законного требования сотрудника полиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения. В данном случае закон не связывает обязанность выполнения водителем такого требования сотрудника полиции с необходимостью заблаговременного предъявления по требованию лица доказательств управления им транспортным средством, о чем указано в решении судьи окружного военного суда.

Факт невыполнения законного требования сотрудника полиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения подтверждается также данными в ходе судебного разбирательства показаниями свидетеля ФИО7 и самого Еловенко.

Меры обеспечения производства по делу об административном правонарушении применены к Еловенко в соответствии с требованиями ст. 27.12 КоАП РФ.

Участие понятых при отстранении Еловенко от управления транспортным средством и направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения инспектором обеспечено. Изложенное подтверждается соответствующими протоколами, содержание которых удостоверено подписями понятых ФИО15 и ФИО16, подтвердивших в судебном заседании достоверность изложенных в этих протоколах обстоятельств, а также хода и результатов процессуальных действий. Вопреки мнению автора жалобы, наличие у них статуса сотрудников военной полиции само по себе не препятствовало их привлечению к участию в деле в качестве понятых и не свидетельствует об их заинтересованности в исходе дела. Утверждения Еловенко о знакомстве понятых с инспекторами и их общении после судебного заседания материалами дела не подтверждены.

Довод жалобы о том, что Еловенко не управлял транспортным средством, опровергается совокупностью перечисленных выше доказательств, которым в судебном постановлении дана правильная оценка.

Так, свидетели - инспекторы ФИО5 и ФИО10 в суде подтвердили, что при задержании транспортного средства в результате его преследования они видели, как Еловенко управлял транспортным средством. При этом ФИО10 заметил, как водитель перемещался на заднее пассажирское сидение, а его место заняла гражданка ФИО8, сидевшая на переднем пассажирском сидении. Данные показания свидетелей ФИО5 и ФИО10 полностью согласуются с обстоятельствами совершения Еловенко административного правонарушения, изложенными в их рапортах.

Об обстоятельствах перемещения Еловенко с водительского на пассажирское сиденье пояснили в ходе рассмотрения дела и свидетели ФИО15 и ФИО16, которым об этом стало известно со слов указанных инспекторов.

Процессуальных препятствий для признания относимыми, допустимыми и достоверными доказательствами по делу показаний свидетелей ФИО5 и ФИО10, являвшихся очевидцами управления Еловенко транспортным средством, как и оснований не доверять им, не имелось. Заинтересованность инспекторов в исходе дела материалами не подтверждена, факт оформления ими административного материала, в том числе составление соответствующих рапортов, не ставит под сомнение достоверность их показаний.

При этом в судебном постановлении обоснованно отвергнуты по мотивам, приведенным в постановлении, как не нашедшие своего подтверждения, показания находящихся в дружеских отношениях с Еловенко свидетелей ФИО7 и ФИО8 о якобы управлении транспортным средством последней из них, поскольку эти показания опровергаются совокупностью иных доказательств по делу и направлены на избежание Еловенко административной ответственности.

Вопреки жалобе, отсутствие видеозаписи с фиксацией факта управления им транспортным средством не влияет на правильность оценки доказательств по правилам ст. 26.11 КоАП РФ с точки зрения их достаточности для вывода о том, что именно он являлся водителем данного транспортного средства.

Из приобщенной к материалам дела видеозаписи видно, что в начале сбавления хода по требованию инспекторов останавливаемого автомобиля на переднем пассажирском сидении находился пассажир. После полной остановки автомобиля (примерно через "данные изъяты" мин.) и подъезда полицейской машины Еловенко вышел из заднего пассажирского сидения, что подтверждает показания сотрудников полиции о пересаживании Еловенко с водительского на заднее пассажирское сидение, а пассажира ФИО8 - на водительское сидение.

Не ставят под сомнение правильность выводов заместителя председателя суда об управлении Еловенко транспортным средством и доводы последнего о наличии противоречий между показаниями инспектора ФИО5 и представленной видеозаписью относительно действий инспекторов ДПС при остановке транспортного средства.

То обстоятельство, что вышеуказанные понятые не являлись очевидцами управления Еловенко транспортным средством и участвовали в отстранении последнего от управления этим транспортным средством уже после его остановки, само по себе не влияет на законность и обоснованность привлечения Еловенко к административной ответственности.

Вопреки утверждению Еловенко, инспектор разъяснил ему права, предусмотренные ст. 51 Конституции РФ и ст. 25.1 КоАП РФ, о чем свидетельствуют записи в протоколе об административном правонарушении об отказе Еловенко поставить свою подпись для удостоверения фактов разъяснения ему прав, предоставления ему возможности дать свои объяснения и получения копий процессуальных документов.

В связи с этим несостоятельными являются доводы жалобы о составлении административных материалов с нарушением процессуальных требований, в том числе недопустимости в качестве доказательств рапортов инспекторов ДПС.

Доводы Еловенко о беспричинной остановке сотрудниками полиции транспортного средства, несообщении последними сведений о себе, применении грубой силы, задержании транспортного средства, опровергаются материалами дела и не влияют на правильность выводов в судебном постановлении о наличии в действиях Еловенко состава вмененного административного правонарушения.

В обжалуемом судебном постановлении обоснованно отвергнуто утверждение Еловенко о непризнании вины в совершении указанного правонарушения, что получило соответствующую и правильную оценку. Оснований для переоценки изложенных в нем объективных выводов не усматривается.

Несогласие автора жалобы с оценкой имеющихся в деле доказательств, якобы не позволивших всесторонне, полно и объективно рассмотреть дело, не свидетельствует о существенных нарушениях требований КоАП РФ.

Назначенное Еловенко наказание соответствуют санкции ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ. При его определении должным образом учтены характер содеянного и данные о личности виновного.

Из материалов дела видно, что решение судьи окружного военного суда, в котором по результатам пересмотра дела приведена должная оценка всей совокупности исследованных по делу доказательств, также является законным, обоснованным, мотивированным и соответствует требованиям, предъявляемым ч. 2 ст. 30.7 и ч. 1 ст. 29.10 КоАП РФ.

Нарушений норм материального и процессуального права, влекущих отмену состоявшихся по делу судебных актов, в ходе производства по данному делу об административном правонарушении не допущено и из дела не усматривается.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 30.17 КоАП РФ,

постановил:

постановление заместителя председателя Астраханского гарнизонного военного суда от 30 мая 2017 г. и решение судьи Северо-Кавказского окружного военного суда от 3 июля 2017 г. по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, в отношении Еловенко М.Ю. оставить без изменения, а жалобу последнего - без удовлетворения.

 

Заместитель председателя суда С.А. Михайлюк

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.