Апелляционное определение СК по гражданским делам Мурманского областного суда от 16 января 2018 г. по делу N 33-2/2018

 

Судебная коллегия по гражданским делам Мурманского областного суда в составе:

председательствующего

Устинович С.Е.

судей

Пырч Н.В.

Кузнецовой Т.А.

при секретаре

Лащенко И.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску общества с ограниченной ответственностью "Центр правовой поддержки "ДАНТАЛИОН" к Вокуеву Сергею Николаевичу о взыскании задолженности по кредитным договорам,

по апелляционной жалобе и дополнению к ней ООО "Центр правовой поддержки "ДАНТАЛИОН", апелляционной жалобе Вокуева Сергея Николаевича на

решение Оленегорского городского суда Мурманской области от 12 сентября 2017 года (с учетом определения суда от 02 ноября 2017 года об исправлении арифметической ошибки), по которому постановлено:

"исковые требования Общества с ограниченной ответственностью "Центр правовой поддержки "ДАНТАЛИОН" к Вокуеву Сергею Николаевичу о взыскании задолженности по кредитным договорам удовлетворить частично.

Взыскать с Вокуева Сергея Николаевича в пользу Общества с ограниченной ответственностью "Центр правовой поддержки "ДАНТАЛИОН" задолженность по кредитным договорам в сумме 3 432 040 рублей 49 копеек, неустойку в размере 176 710 рублей, расходы по уплате госпошлины в сумме 28 010 рублей 49 копеек".

Заслушав доклад судьи Кузнецовой Т.А, объяснения представителя ООО "Центр правовой поддержки "ДАНТАЛИОН" Феоктистова И.С, поддержавшего доводы апелляционной жалобы истца и возражавшего против удовлетворения апелляционной жалобы ответчика, судебная коллегия по гражданским делам Мурманского областного суда

установила:

Общество с ограниченной ответственностью "Центр правовой поддержки "ДАНТАЛИОН" (далее - ООО "ЦПП "ДАНТАЛИОН") обратилось в суд с иском к Вокуеву С.Н. о взыскании задолженности по кредитным договорам.

Требование обосновано тем, что 06 сентября 2010 года между ОАО "Сбербанк России" и ООО "ОРС" заключено генеральное соглашение N * об открытии рамочной кредитной линии на срок до 04 ноября 2015 года с лимитом в сумме *** рублей. В рамках данного соглашения его сторонами заключено пять кредитных договоров о предоставлении кредитных денежных средств на условиях их возвратности и уплатой процентов в размере 14,25% годовых.

В целях обеспечения исполнения кредитных обязательств 06 сентября 2010 года между ОАО "Сбербанк России" и Вокуевым С.Н. заключен договор поручительства, которым ответчик обязался отвечать за неисполнение заемщиком всех обязательств по генеральному соглашению об открытии рамочной кредитной линии.

25 июля 2014 между ОАО "Сбербанк России" и ООО "Центр правовой поддержки "ДАНТАЛИОН" заключен договор уступки прав (требований) N *, согласно которому истцу уступлены права требования к заемщику, вытекающие из указанного генерального соглашения на сумму 3 405 521 рубль.

В связи с ненадлежащим исполнением условий договоров в адрес заемщика направлена претензия с требованием погашения образовавшейся задолженности, которая оставлена без удовлетворения.

Полагая, что ООО "ЦПП "ДАНТАЛИОН" вправе требовать взыскания с Вокуева С.Н. задолженности, истец указал, что ответчик, является единственным участником ООО "ОРС", а также поручителем, который по условиям договора несет солидарную с заемщиком ответственность по возникшим обязательствам.

С учетом уточнения заявленных требований, ООО "ЦПП "ДАНТАЛИОН" просило суд взыскать с Вокуева С.Н. сумму остатка задолженности по кредитам (основной долг) в размере 3371 300 рублей; проценты по кредиту, начисленные на остаток задолженности по состоянию на 21 июля 2014 года в сумме 34221 рубль; проценты по кредиту, начисленные на остаток задолженности за период с 22 июля 2014 года по 15 августа 2014 года в сумме 31588 рублей 62 копейки; проценты по кредиту, начисленные на остаток задолженности за период с 06 июня 2016 года по 04 июля 2016 года в сумме 36853 рубля 39 копеек; неустойку за период с 06 июня 2016 года по 07 сентября 2016 года в сумме 52742 447 рублей 11 копеек, а также расходы по оплате государственной пошлины в размере 60000 рублей.

Представитель ООО "ЦПП "ДАНТАЛИОН" Федосеев Е.А. в судебном заседании указанные требования поддержал, уточнил период и размер неустойки, просил суд взыскать с ответчика неустойку за период с 06 июня 2016 года по 16 марта 2017 года в сумме 530132 рубля 72 копейки.

Ответчик Вокуев С.Н, действующий и в интересах третьих лиц ООО "СуперСум" и ООО "ОРС", не оспаривая факт заключения им договора поручительства, иск не признал, также считал заявленную сумму неустойки чрезмерно завышенной, просил на основании статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации в случае удовлетворения иска снизить ее размер.

Представитель третье лицо ПАО "Сбербанк России" в судебное заседание не явился, представил письменное заявление о рассмотрении дела в отсутствие представителя банка.

Третье лицо Тарасенкова Ю.В. в судебное заседание не явилась, о рассмотрении дела извещена надлежащим образом.

Третьи лица Казаков А.С, Куриленко И.Н. и Бондарев Ю.В. в судебное заседание не явились, о времени и месте рассмотрения дела извещены с соблюдением установленного процессуальным законом порядка.

Судом постановлено приведенное выше решение.

В апелляционной жалобе представитель ООО "Центр правовой поддержки "ДАНТАЛИОН" Федосеев Е.А. просит изменить решение суда и удовлетворить исковые требования с учетом их уточнения в полном объеме.

Считает, что суд необоснованно из размера задолженности исключил суммы процентов по состоянию на 21 июля 2014 года в размере 34221 рубль; процентов за период с 22 июля 2014 года по 15 августа 2014 года в размере 31588 рублей 62 копейки; процентов за период с 06 июня 2016 года по 04 июля 2016 года в сумме 36853 рубля 39 копеек; а также неустойки за период с 06 июня 2016 года по 07 сентября 2016 года в размере 52742 447 рублей 11 копеек.

Указывает, что ответчик в силу пункта 2.10 договора поручительства не вправе выдвигать какие-либо возражения против требований банка, в данном случае истца, об оплате задолженности ООО "ОРС" по возврату суммы кредита, уплате процентов и пени, в том числе и возражений относительно несоразмерности начисленной неустойки (пени) последствиям нарушения обязательства.

Уплата заемщиком (поручителем) неустойки в размере увеличенной в два раза учетной ставки в процентах годовых, начисленной на сумму просроченного платежа за каждый день просрочки за несвоевременное исполнение обязательств, предусмотрена пунктом 7 кредитных договоров и пунктом 1.2.5 договора поручительства.

Обращает внимание, что суд первой инстанции принял во внимание представленный истцом расчет неустойки на сумму 530132 рубля 72 копейки, нашел его верным, однако на основании статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации, посчитав заявленную сумму неустойки несоразмерной последствиям нарушения обязательств, снизил ее размер до 176710 рублей. При этом в решении суда не приведено мотивов, по которым судом признана заявленная сумма неустойки несоразмерной последствиям нарушения обязательств.

При заключении договора уступки права требования истец погасил перед банком задолженность за ООО "ОРС" и Вокуева С.Н. на сумму 3405521 рубль, в связи с чем, требование погашения задолженности к ответчику в указанном размере перешло к истцу на условиях заключенных кредитных договоров.

Полагает, что стоимость привлечения денежных средств для участников рынка, в том числе ООО "ОРС" и Вокуева С.Н. на условиях займа не может быть ниже установленного Центральным Банком России в настоящее время размера ключевой ставки, который составляет 8,5% годовых. Также как и истец, являясь участником гражданских правовых отношений при передаче денежных средств другим участникам рынка на условиях их возвратности или банку на условиях депозита, истец вправе рассчитывать на получение дохода в размере не ниже 8,5% годовых.

Неоплата заемщиком и поручителем задолженности по кредитным договорам в сроки и на условиях кредитных договоров причинила истцу убытки в виде невозвращенного в срок долга в размере 3371 300 рублей, а также упущенной выгоды в виде процентов, на которые истец мог рассчитывать в минимальном размере, определенном по ключевой ставке ЦБ Росси, в сумме 898 936 рублей 36 копеек за 1145 дней пользования.

Считает, что в данном случае заявленная сумма неустойки в размере 530132 рубля 72 копейки не может быть признана судом чрезмерно завышенной и несоразмерной последствиям нарушения обязательств.

В дополнении (уточнении) к апелляционной жалобе представитель ООО "Центр правовой поддержки "ДАНТАЛИОН" Федосеев Е.А, приводя аналогичные доводы, просит изменить решение суда и взыскать с ответчика задолженность по кредитам в размере 3432040 рублей 49 копеек, неустойку за период с 06 июня 2016 года по 07 сентября 2016 года в сумме 52742 447 рублей 11 копеек, а также расходы по оплате государственной пошлины в размере 60000 рублей.

В апелляционной жалобе Вокуев С.Н. просит решение суда отменить и принять по делу новое решение об отказе в иске.

В обоснование жалобы указывает, что после заключения договора цессии, истец, к которому перешли права требования, 28 июля 2014 года заключил с поручителями Казаковым А.С, Куриленко И.Н. и Бондаревым Ю.В. соглашения о расторжении договоров поручительства и в этот же день расторг договор ипотеки объекта недвижимости, заключенный ОАО "Сбербанк России" с Куриленко И.Н. и Казаковым А.С. Считает, что заключение указанных соглашений привели к утрате существовавшего на момент заключения договора поручительства обеспечения долга.

Обращает внимание, что судом отвергнуты приведенные им доводы в ходе судебного разбирательства о совместном поручительстве, наличии оснований для применения положений пункта 4 статьи 363 Гражданского кодекса Российской Федерации, предусматривающих освобождение поручителя от ответственности по обязательству в связи с утратой иного обязательства, также как и наличии оснований для оставления иска без рассмотрения по причине необращения кредиторов к нему с требованием о погашении задолженности.

Приводя доводы о том, что иск подлежит оставлению без рассмотрения, поскольку право истца не нарушено, указывает, что обязательства ответчика, как поручителя по оплате просроченной задолженности, исходя из условий пункта 2.2 договора поручительства, возникают после получения им письменного уведомления кредитора о просрочке заемщиком платежей. Вместе с тем, таких уведомлений, как и требований о погашении долга в его адрес не поступало, о возникновении просрочки по исполнению обязательств ему не было известно.

Ссылаясь на положение пункта 3 статьи 362 Гражданского кодекса Российской Федерации, указывает, что совместное поручительство подтверждается заключенными в один день и в целях обеспечения одного обязательства договорами поручительства Такое поручительство предоставлялось с учетом совместного несения поручителями ответственности по обязательствам заемщика, а также, что в случае невозврата кредита заемщиком имеется обеспечение в виде залога недвижимого имущества.

Находит ошибочным вывод суда о том, что норма пункта 4 статьи 363 Гражданского кодекса Российской Федерации не подлежит применению в связи с тем, что введена после возникновения обязательств по договору поручительства, указывает, что пункт 4 данной нормы введен Федеральным законом от 08 марта 2015 N 42-ФЗ, вступившим в силу с 01 июня 2015 года.

Полагает, что независимо от того, что договор поручительства был заключен ранее вступления в законную силу пункта 4 статьи 363 Гражданского кодекса Российской Федерации, предусмотренные данной нормой положения подлежат применению при разрешении возникшего спора, поскольку обязанность поручителя по уплате долга по кредиту возникла после предъявления такого требования к нему, то есть в день принятия иска к производству суда - 03 февраля 2017 года и вступления данной нормы права в силу.

Также указывает, что расторжение истцом договоров поручительства и договора залога объекта недвижимости, в случае погашения им, как поручителем задолженности по кредитным договорам за заемщика, лишает его возможности рассчитывать на встречное исполнение обязательств в его пользу за вычетом причитающейся на него доли за счет иных поручителей и реализации предмета залога.

В судебное заседание суда апелляционной инстанции не явились ответчик Вокуев С.Н. и его представитель Белый К.М, представители третьих лиц ООО "СуперСум", ООО "ОРС" и ПАО "Сбербанк России", третьи лица Казаков А.С, Куриленко И.Н. и Бондарев Ю.В, заблаговременно и в надлежащей форме извещенные о времени и месте рассмотрения дела.

Вокуевым С.Н. и его представителем Белым К.М. представлены письменные ходатайства об отложении слушания дела в связи с занятостью представителя ответчика в другом судебном процессе.

Рассмотрев данное ходатайство, судебная коллегия по гражданским делам Мурманского областного суда не усматривает оснований для удовлетворения ходатайства, учитывая следующее.

Первоначально гражданское дело по апелляционной жалобе Вокуева С.Н. было назначено к рассмотрению в суде апелляционной инстанции на 13 декабря 2017 года в 11 часов 20 минут. Вокуев С.Н, извещенный надлежащим образом, в судебное заседание не явился, а явившийся представитель ответчика Белый К.М. заявил ходатайство об отложении судебного разбирательства в связи с невручением судом первой инстанции дополнения (уточнения) к апелляционной жалобе ООО "Центр правовой поддержки "ДАНТАЛИОН", необходимости предоставления времени для ознакомления с ним и выработки позиции.

Данное ходатайство судом апелляционной инстанции удовлетворено и с учетом мнения представителя Вокуева С.Н. - Белого К.М, не возражавшего против рассмотрения дела 16 января 2018 года в 11 часов, судебное разбирательство было назначено на указанную дату.

Частью 1 статьи 169 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации установлено, что отложение разбирательства дела допускается в случаях, предусмотренных названным Кодексом, а также в случае, если суд признает невозможным рассмотрение дела в этом судебном заседании вследствие неявки кого-либо из участников процесса.

Из приведенной нормы права следует, что отложение судебного заседания по ходатайству лица, участвующего в деле, является, правом, но не обязанностью суда, такие ходатайства суд разрешает с учетом их обоснованности и обстоятельств дела.

В части 1 статьи 6.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации закреплено, что судопроизводство в судах и исполнение судебного постановления осуществляются в разумные сроки.

Судебная коллегия полагает, что занятость представителя Вокуева С.Н. - Белого К.М. в другом судебном процессе не свидетельствует об уважительности причин неявки ответчика и его представителя, не влечет невозможность рассмотрение дела в их отсутствие, поскольку указанные лица самостоятельно определяет свое права на участие в суде апелляционной инстанции и, действуя в своем интересе, реализует данное право по-своему усмотрению.

При таких обстоятельствах неявка лиц, участвующих в деле, надлежащим образом извещенных о времени и месте рассмотрения апелляционной жалобы, в силу части 3 статьи 167 и части 1 статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не является препятствием к рассмотрению жалобы судом апелляционной инстанции.

В соответствии с частью 1 статьи 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения апелляционных жалоб и отмены решения, постановленного в соответствии с установленными в суде обстоятельствами и требованиями закона.

Разрешая возникший спор, суд первой инстанции правильно руководствовался положениями статей 309, 310, 323, 363, 809, 810, 819 Гражданского кодекса Российской Федерации и пришел к обоснованному выводу об удовлетворении заявленных требований.

Согласно пункту 1 статьи 819 Гражданского кодекса Российской Федерации по кредитному договору банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуются предоставить денежные средства кредит заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на нее.

К отношениям по кредитному договору применяются правила, предусмотренные параграфом 1 главы 42 Гражданского кодекса Российской Федерации, если иное не предусмотрено правилами настоящего параграфа и не вытекает из существа кредитного договора (пункт 2 статьи 819 ГК РФ).

В соответствии с пунктом 1 статьи 809 Гражданского кодекса Российской Федерации, если иное не предусмотрено законом или договором займа, займодавец имеет право на получение с заемщика процентов на сумму займа в размерах и в порядке, определенных договором.

На основании пункта 1 статьи 810 Гражданского кодекса Российской Федерации заемщик обязан возвратить займодавцу полученную сумму займа в срок и в порядке, которые предусмотрены договором займа.

Исходя из положений пункта 2 статьи 811 Гражданского кодекса Российской Федерации, если договором займа предусмотрено возвращение займа по частям (в рассрочку), то при нарушении заемщиком срока, установленного для возврата очередной части займа, займодавец вправе потребовать досрочного возврата всей оставшейся суммы займа вместе с причитающимися процентами.

Основания возникновения поручительства и ответственность поручителя регламентированы параграфом 5 "Поручительство" главы 23 "Обеспечение исполнения обязательств" Гражданского кодекса Российской Федерации.

Пунктом 1 статьи 361 Гражданского кодекса Российской Федерации (здесь и далее нормы Гражданского кодекса Российской Федерации приведены в редакции, действовавшей на момент заключения с ответчиком и третьими лицами договоров поручительства) предусмотрено, что по договору поручительства поручитель обязывается перед кредитором другого лица отвечать за исполнение последним его обязательства полностью или в части.

В соответствии с пунктом 1 статьи 363 Гражданского кодекса Российской Федерации при неисполнении или ненадлежащем исполнении должником обеспеченного поручительством обязательства поручитель и должник отвечают перед кредитором солидарно, если законом или договором поручительства не предусмотрена субсидиарная ответственность поручителя.

Поручитель отвечает перед кредитором в том же объеме, как и должник, включая уплату процентов, возмещение судебных издержек по взысканию долга и других убытков кредитора, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства должником, если иное не предусмотрено договором поручительства (пункт 2 статьи 363 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В силу положений статей 309, 310 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона. Односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законом.

Материалами дела подтверждено и судом установлено, что 06 сентября 2010 года между ОАО "Сбербанк России" и ООО "ОРС" заключено генеральное соглашение N * об открытии рамочной кредитной линии, по условиям которого банк открыл заемщику ООО "ОРС" кредитную линию для приобретения недвижимости, ремонта помещений, благоустройства территории и прочие вложения во внеоборотные активы на срок по 04 сентября 2015 года с лимитом в сумме *** рублей, а заемщик обязался возвратить кредитору полученные кредиты и уплатить проценты за пользование ими, иные платежи в размере, сроки и на условиях соглашения и договоров (том 1 л.д.177).

Согласно пункту 1.2 в рамках данного соглашения с заемщиком заключаются отдельные кредитные договоры и/или договоры об открытии невозобновляемой кредитной линии с графиком выборки, которые являются неотъемлемой частью соглашения. Пунктом 3 соглашения процентная ставка определена в размере 14,25% годовых.

Пунктом 3.1.4 соглашения предусмотрено, что заемщик уплачивает кредитору неустойку по заключенным в рамках соглашения договорам, в случае несовоевременного перечисления платежей в погашение кредитов, или уплату процентов, или других платежей, установленных условиями отдельных договоров, в размере увеличенной в 2 раза учетной ставки (ставки рефинансирования Банка России) в процентах годовых.

В качестве обеспечения своевременного и полного выполнения обязательства по отдельным договорам, заключенным в рамках соглашения, заемщик предоставляет кредитору залог (ипотеку) объекта недвижимости - магазина, расположенного по адресу.., принадлежащего Казакову А.С. и Куриленко И.Н. в одной второй доле каждому, а также поручительства физических лиц Казакова А.С. Вокуева С.Н, Бондарева Ю.В, Куриленко И.Н. (статья 7 генерального соглашения) (том 1 л.д. 173-177).

В статье 11 генерального соглашения определен срок его действия - со дня подписания соглашения сторонами до полного выполнения сторонами своих обязательств по данному соглашению и договорам, заключенным в рамках соглашения.

В соответствии с генеральным соглашением об открытии рамочной кредитной линии между ОАО "Сбербанк России" и Казаковым А.С, Куриленко И.Н. заключен договор ипотеки N * от 06 сентября 2010 года на указанный выше магазин оценочной стоимостью *** рублей, данный объект недвижимого имущества передан в залог банку (том 2 л.д. 193-197).

Также в обеспечение обязательств по указанным кредитным договорам между ОАО "Сбербанк России" и физическими лицами Казаковым А.С, Вокуевым СВ.Н, Бондаревым Ю.В. и Куриленко И.Н. заключены 06 сентября 2010 года договоры поручительства NN *, *, * и *, по условиям которых поручители приняли на себя обязательства отвечать перед банком за исполнение заемщиком всех обязательств по генеральному соглашению об открытии рамочной кредитной линии N * в полном объеме и на условиях заключенного соглашения (пункты 1.1-1.2.2) (том 2 л.д. 230-240).

В пункте 1.2 поручители указали об ознакомлении со всеми условиями генерального соглашения N * об открытии рамочной кредитной линии от 06 сентября 2010 года.

Согласно пункту 2.1 договоров поручительства поручители обязались отвечать перед банком солидарно с заемщиком за исполнение обязательств по генеральному соглашению об открытии рамочной кредитной линии.

Договорами поручительства конкретно определены пределы и основания ответственности поручителей и из их содержания следует, что поручители обязались отвечать перед кредитором солидарно с заемщиком за исполнение обязательств по генеральному соглашению об открытии рамочной кредитной линии, включая погашение основного долга, процентов за пользование кредитом, платы за открытие кредитной линии/платы за предоставление кредита, платы за пользование лимитом кредитной линии, платы за обслуживание кредита, платы за резервирование ресурсов, платы за досрочный возврат ресурсов, платы за досрочный возврат кредита, неустойки, возмещение судебных расходов по взысканию долга и других убытков банка, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением заемщиком своих обязательств.

Поручитель принимает на себя обязательство отвечать за исполнение обязательств, предусмотренных соглашением, за заемщика, а также за любого иного должника в случае перевода долга на другое лицо (пункт 2.11).

Пунктами 4.1 предусмотрено, что данные договоры поручительства вступают в силу с даты их подписания сторонами и действуют по 04 сентября 2018 года.

В рамках указанного выше генерального соглашения между ОАО "Сбербанк России" и ООО "ОРС" заключено пять кредитных договоров:

N * от 20 сентября 2010 года на сумму *** рублей (том 1 л.д. 37-40);

N * от 22 октября 2010 года на сумму *** рублей (том 1 л.д. 47-48);

N * от 22 октября 2010 года на сумму *** рублей (том 1 л.д. 55-56);

N * от 18 мая 2011 года на сумму *** рублей (том 1 л.д. 63-64);

N * от 14 июля 2011 года на сумму *** рублей (том 1 л.д. 72-73).

В соответствии с условиями пункта 1 названных договоров заемщику предоставлены кредиты для приобретения недвижимости, ремонта помещений, благоустройства территории и прочие вложения во внеоборотные активы на срок по 04 сентября 2015 года (том 1 л.д.178-222)

Пунктом 4 кредитных договоров установлено, что заемщик уплачивает проценты за пользование кредитом по ставке 14,25% годовых.

При несвоевременном перечислении платежа в погашение кредита, или уплату процентов, или иных платежей, предусмотренных договором, заемщик уплачивает кредитору неустойку в размере увеличенной в 2 раза учетной ставки (ставки рефинансирования Банка России) в процентах годовых, начисляемую на сумму просроченного платежа за каждый день просрочки в период с даты возникновения просроченной задолженности (не включая эту дату) по дату полного погашения просроченной задолженности (включительно) (пункт 7 кредитных договоров).

Неотъемлемой частью каждого из заключенных кредитных договоров являются подписанные сторонами Общие условия предоставления и обслуживания обеспеченных кредитов, изложенные в приложении N 1 (пункт 13 кредитных договоров).

Согласно пункту 6.2 Общих условий предоставления и обслуживания обеспеченных кредитов кредитор вправе полностью или частично переуступить свои права и обязательства по договору, а также по сделкам, связанным с обеспечением возврата кредита, другому лицу без согласия заемщика.

Судом установлено, что 25 июля 2014 года между ОАО "Сбербанк России" и ООО "ЦПП "ДАНТАЛИОН" заключен договор уступки прав (требований) N *, которым ОАО "Сбербанк России" уступил истцу права (требования) к ООО "ОРС" по указанным кредитным договорам, заключенным в рамках генерального соглашения.

Истцу передано право на получение задолженности на общую сумму 3405 521 рублей, в том числе основной долг - 3 371 300 рублей, проценты - 34221 рублей (том 1 л.д. 84-85). Одновременно по акту приема - передачи истцу переданы документы, подтверждающие права (требования) к ООО "ОРС".

Письмом от 25 июля 2014 года ОАО "Сбербанк России" уведомило ООО "ОРС" об уступке прав (требований) (том 3 л.д. 209-210).

Платежным поручением N * от 25 июля 2014 года ООО "ЦПП "ДАНТАЛИОН" перечислило в адрес ОАО "Сбербанк России" в счет оплаты по договору цессии 3 405 521 рубль (том 2 л.д. 123)

28 июля 2014 года между ООО "ЦПП "ДАНТАЛИОН" и Бондаревым Ю.В, Куриленко И.Н, Казаковым А.С. заключены соглашения о расторжении договоров поручительства, заключенных с ОАО "Сбербанк России" в целях обеспечения исполнения обязательств заемщика в рамках генерального соглашения о кредитной линии (том 2 л.д. 130-133).

В тот же день истцом расторгнут договор ипотеки N * на объект недвижимого имущества, заключенный ОАО "Сбербанк России" с Куриленко И.Н. и Казаковым А.С. (том 2 л.д. 129).

Имеющимся в материалах дела письменным сообщением Мурманского отделения N 8626 ПАО "Сбербанк России" от 05 августа 2016 N 30-2001 подтверждено, что по договору уступки прав (требований) N * объем уступленных требований (основной долг и проценты) составил:

по кредитному договору N * от 20 сентября 2010 года сумма основного долга 375 000 рублей, сумма процентов - 3806 рублей 50 копеек;

по кредитному договору N * от 22 октября 2010 года сумма основного долга 126 000 рублей, сумма процентов - 1 278 рублей 99 копеек;

по кредитному договору N * от 22 октября 2010 года сумма основного долга 1525 000 рублей, сумма процентов - 15 481 рубль 82 копейки;

по кредитному договору N * от 18 мая 2011 года сумма основного долга 865 100 рублей, сумма процентов - 8781 рубль 36 копеек;

по кредитному договору N * от 14 июля 2011 года сумма основного долга 480 000 рублей, сумма процентов - 4 872 рубля 3 копейки.

Всего сумма задолженности по основному долгу по состоянию на 26 июля 2014 года составила 3371100 рублей, сумма процентов - 34221 рублей, общая сумма уступаемых прав составила 3405321 рубль (том 1 л.д. 120-121).

Также из материалов дела усматривается, что решением Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 15 августа 2014 года ООО "ОРС" признано несостоятельным (банкротом) по упрощенной процедуре банкротства ликвидируемого должника, в отношении его открыто конкурсное производство (том 3 л.д. 106-108).

Определением того же суда от 28 января 2016 года производство по делу о банкротстве ООО "ОРС" прекращено в связи с отсутствием у должника кредиторов, а также отсутствием у Казакова А.С. полномочий действовать от имени общества "ОРС", что установлено вступившим в силу решением Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 16 ноября 2015 года по делу N А56-33698/2015 (том 3 л.д. 109-110).

Постановлением Тринадцатого арбитражного суда от 06 июня 2016 N13АП-6681/2016 указанный выше судебный акт оставлен без изменения и вступил в законную силу.

Из материалов дела следует, что 08 февраля 2016 года ООО "Бастион", 05 июля 2016 года Казаков А.С, 08 июля 2016 года ООО "Альфа", 30 января 2017 года ООО "ЦПП "ДАНТАЛИОН" обратились в арбитражный суд с заявлением о признании ООО "ОРС" несостоятельным (банкротом), указанные дела приняты и объединены в одно производство (том 3 л.д. 114-115).

Определением Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 14 мая 2017 года в отношении ООО "ОРС" введена процедура наблюдения, временным управляющим утверждена Т. (том 3 л.д. 111-113).

На день рассмотрения настоящего дела судом апелляционной инстанции дело о несостоятельности (банкротстве) ООО "ОРС" арбитражным судом не разрешено.

Кроме того, решением Арбитражного суда Мурманской области от 21 июля 2017 года отказано в удовлетворении иска ООО "ОРС" о признании недействительным договора уступки прав (требований) от 25 июля 2014 N *, заключенного между ООО ЦПП "Данталион" и ПАО "Сбербанк России" (том 3 л.д. 72-73).

Постановлением Тринадцатого арбитражного суда от 18 октября 2017 N13АП-22469/2017 названное решение оставлено без изменения.

Обсуждая заявленные требования, обоснованно суд исходил из того, что в соответствии с пунктом 1 статьи 382 Гражданского кодекса Российской Федерации право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании закона.

Для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором (пункт 2 статьи 382 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Согласно пункту 1 статьи 384 Гражданского кодекса Российской Федерации, что если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. В частности, к новому кредитору переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства, а также другие связанные с требованием права, в том числе право на неуплаченные проценты.

Из содержания приведенных правовых норм следует, что уступка права (требования) представляет собой замену кредитора в обязательстве, при этом последствием уступки права (требования) является замена кредитора в конкретном обязательстве, в содержание которого входит уступленное право (требование).

Оценив в соответствии с требованиями статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации установленные по делу обстоятельства в совокупности со всеми материалами дела, проанализировав объяснения ответчика и представителей сторон, суд пришел к правильному выводу о частичном удовлетворении иска.

Судом учтено, что на момент предъявления иска и рассмотрения дела по существу исполнение обязательства ООО "ОРС" по генеральному соглашению об открытии рамочной кредитной линии N * и заключенным в соответствии с ним указанными выше кредитным договорам обеспечено поручительством Вокуева С.Н. (том 1 л.д. 223-224).

Поручительства иных лиц прекратили свое действие в связи с заключением соглашений об их расторжении.

Пунктом 4.1 договора поручительства, заключенного с Вакуевым С.Н, определен в соответствии со статьей 190 Гражданского кодекса Российской Федерации срок действия договора - по 04 сентября 2018 года.

Поскольку указанный в договоре поручительства срок не наступил, выданное Вокуевым С.Н. поручительство не является прекращенным.

Совокупностью исследованных судом доказательств подтверждено, что Вокуевым С.Н. выдано поручительство, которым ответчик обязался отвечать перед банком солидарно с заемщиком за исполнение обязательств по генеральному соглашению об открытии рамочной кредитной линии (том 1 л.д. 223-224).

Из содержания заключенных между ОАО "Сбербанк России" и физическими лицами Казаковым А.С, Вокуевым СВ.Н, Бондаревым Ю.В. и Куриленко И.Н. договоров поручительства от 06 сентября 2010 года, следует, что каждый из поручителей принял на себя солидарную ответственность перед ОАО "Сбербанк России" по обязательствам заемщика ООО "ОРС" по самостоятельному договору поручительства.

Основания прекращения поручительства установлены статьей 367 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Согласно пункту 1 приведенной выше нормы (в редакции, действовавшей на момент заключения договоров поручительства) поручительство прекращается с прекращением обеспеченного им обязательства, а также в случае изменения этого обязательства, влекущего увеличение ответственности или иные неблагоприятные последствия для поручителя, без согласия последнего.

Вместе с тем, основное обязательство ООО "ОРС" по возврату кредитных денежных средств не было изменено и его действие не прекращалось.

Содержанием заключенных с Казаковым А.С, Вокуевым С.Н, Бондаревым Ю.В. и Куриленко И.Н. договоров поручительства подтверждено, что в них отсутствует условия о невозможности изменения состава и численности поручителей без согласия остальных поручителей.

В договоре поручительства Вокуева С.Н. не содержится условия о том, что в случае расторжения договоров поручительства, заключенных с другими поручителями, поручительство ответчика считается прекращенным.

Само по себе изменение количества поручителей не изменяет обеспечиваемое обязательство (генеральное соглашение об открытии рамочной кредитной линии и заключенные в его исполнение кредитные договоры) и не относятся к тем обстоятельствам, с которыми положения статьи 367 Гражданского кодекса Российской Федерации связывают возможность прекращения поручительства, поскольку уменьшение численности поручителей не изменяет в данном случае обеспечиваемое (кредитное) обязательство, а именно, размер полученных денежных средств, процентов, подлежащих уплате, а также срок возврата кредита.

В пункте 6 Обзора судебной практики по гражданским делам, связанным с разрешением споров об исполнении кредитных обязательств, утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 22 мая 2013 года, разъяснено, что, если исполнение кредитного обязательства обеспечено несколькими способами (залог, поручительство), то недействительность или прекращение действия одного способа обеспечения само по себе не влечет аналогичные последствия в отношении другого способа обеспечения обязательства.

При таких обстоятельствах доводы апелляционной жалобы Вокуева С.Н. со ссылкой на увеличение его ответственности в связи с расторжением договоров поручительства и ипотеки обоснованными признать нельзя.

Кроме того, в силу пункта 1 статьи 323 Гражданского кодекса Российской Федерации при солидарной обязанности должников кредитор вправе требовать исполнения как от всех должников совместно, так и от любого из них в отдельности, притом как полностью, так и в части долга.

Расценивать указанные выше договоры поручительства, как совместное поручительство, (пункт 3 статьи 363 Гражданского кодекса Российской Федерации в редакции, действовавшей на момент заключения договоров поручительства) оснований не имеется, поскольку договоры поручительства даны раздельно друг от друга, в них отсутствует условие о предоставлении поручительства иными лицами в целях совместного обеспечения.

Материалы дела не содержат доказательств наличия волеизъявления поручителей, направленного именно на совместное обеспечение обязательства.

Доводы апелляционной жалобы Вокуева С.Н, основанные на положениях пункта 4 статьи 363 Гражданского кодекса Российской Федерации, не могут быть приняты во внимание, поскольку данная норма введена Федеральным законом от 08 марта 2015 N 42-ФЗ, вступившим в силу с 01 июня 2015 года, и не применима к спорным правоотношениям в силу пункта 2 статьи 2 названного Федерального закона.

Утверждение Вокуева С.Н. о незнании о самой задолженности не влияет на выполнение им обязанности поручителя, поэтому ссылка на это обстоятельство не может быть принята во внимание.

Также из обстоятельств дела видно, что, начиная с августа 2014 года по настоящее время, арбитражными судами рассматриваются дела, связанные с признанием ООО "ОРС" несостоятельным (банкротом), включении в реестр требований, в том числе, заявленной по настоящему делу задолженности, представитель Вокуева С.Н, как единственного участника общества, принимал в них участие, в связи с чем, ответчик не мог не знать о наличии задолженности.

Согласно пункту 1 статьи 401 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, не исполнившее обязательства либо исполнившее его ненадлежащим образом, несет ответственность при наличии вины (умысла или неосторожности), кроме случаев, когда законом или договором предусмотрены иные основания ответственности.

Лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства (абзац второй пункта 1).

В силу пункта 2 статьи 401 Гражданского кодекса Российской Федерации отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательства.

Из приведенных положений закона в их взаимосвязи следует, что обязанность доказать факт надлежащего исполнения обязательства, надлежащей заботливости и осмотрительности, отсутствие вины в данном случае лежит на ответчике, таких доказательств суду представлено не было.

Изложенные в апелляционной жалобе доводы повторяют позицию Вокуева С.Н. и обусловлены иной оценкой установленных судом обстоятельств дела, были приведены им в ходе разбирательства дела, являлись предметом рассмотрения в суде, исследованы судом и подробно изложены в постановленном решении.

Иная точка зрения Вокуева С.Н. по вопросу установления фактических обстоятельств дела и толкования норм материального права, не может служить основанием для отмены решения суда.

Судебная коллегия также не усматривает оснований для удовлетворения апелляционной жалобы ООО "ЦПП "ДАНТАЛИОН" в части изменения суммы взысканной задолженности.

Вопреки доводам жалобы судом удовлетворены требования истца о взыскании общей суммы уступленных прав в размере 3405321 рубль 10 копеек, в которую вошла сумма основного долга - 3 371 300 рублей и проценты по состоянию на 25 июля 2014 года - 34 221 рублей.

Судом также взысканы проценты за пользование кредитом за период с 25 июля 2014 года по 15 августа 2014 года в сумме 26519 рублей 49 копеек.

Требования о взыскании процентов за пользование кредитом за период с 15 августа 2014 года по 06 июня 2016 года и неустойки истцом заявлено не было, поскольку в указанный период времени ООО "ОРС" находилось в процедуре банкротства, в отношении должника было открыто конкурсное производство, положением абзаца второго пункта 1 статьи 126 Федерального закона от 26 октября 2002 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" установлен запрет на начисление процентов, неустоек (штрафов, пеней) и иных санкций за неисполнение или ненадлежащее исполнение денежных обязательств с даты принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства.

Заявляя требование о взыскании неустойки, истец сослался на пункт 1.2.5 договора поручительства с Вокуевым С.Н, которым предусмотрено взыскание неустойки в размере увеличенной в два раза учетной ставки (ставки рефинансирования Банка России) в процентах годовых от суммы просроченного платежа за каждый день просрочки (том 2 л.д. 175-178).

Аналогичное условие содержится и в пункте 3.1.4 генерального соглашения N * об открытии рамочной кредитной линии и в пункте 7 кредитных договоров.

Проверяя правильность представленных истцом расчетов неустойки, суд посчитал арифметически неверными расчеты на взыскание неустойки в размере 28655599 рублей 50 копеек и 52742447 рублей 11 копеек, приняв во внимание расчет на сумму 530132 рубля 72 копеек, с чем согласился и истец в своих письменных дополнительных пояснениях по иску (том 2 л.д. 175-178).

Расчет неустойки на сумму 530132 рубля 72 копеек был поддержан представителем истца и в судебном заседании 12 сентября 2017 года, в котором возникший спор разрешен по существу (том 3 л.д. 193-198).

Таким образом, принимая решение о взыскании неустойки, суд в соответствии с требованиями части 3 статьи 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации исходил из заявленных истцом требований.

При этом суд первой инстанции нашел предусмотренные законом основания для применения положения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации о снижении неустойки.

Определяя размер неустойки, учитывая фактические обстоятельства дела, приняв во внимание ходатайство ответчика о применении положения статьи 333 Гражданского кодекса, суд пришел к выводу, что заявленный истцом размер неустойки в сумме 530132 рубля 72 копеек явно несоразмерен последствиям нарушения ответчиком обязательства и подлежит снижению до 176 710 рублей 90 копеек.

Судебная коллегия соглашается с таким выводом суда по следующим основаниям.

В соответствии с пунктом 1 статьи 330 Гражданского кодекса Российской Федерации неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения. По требованию об уплате неустойки кредитор не обязан доказывать причинение ему убытков.

Согласно пункту 1 статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить неустойку. Если обязательство нарушено лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность, суд вправе уменьшить неустойку при условии заявления должника о таком уменьшении.

Таким образом, исходя из принципа осуществления гражданских прав своей волей и в своем интересах (статья 1 ГК РФ), неустойка может быть уменьшена судом на основании статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации при наличии обоснованного заявления со стороны ответчика, сделанного при рассмотрении дела судом первой инстанции.

В ходе рассмотрения дела судом первой инстанции ответчиком сделано мотивированное заявление о несоразмерности неустойки.

Проанализировав изложенные обстоятельства, суд правомерно указал в решении на явную очевидность свидетельства того, что неустойка имеет для ответчика излишне высокий размер и это свидетельствует о несоразмерности неустойки.

Исходя из правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в пункте 2 Определения от 21.12.2000 N 263-О, положения пункта 1 статьи 333 Гражданского кодекса РФ одновременно содержат обязанность суда установить баланс между применяемой к нарушителю мерой ответственности и оценкой действительного, а не возможного размера ущерба.

Предоставленная суду возможность снижать размер неустойки в случае ее чрезмерности по сравнению с последствиями нарушения обязательств является одним из правовых способов, предусмотренных в законе, которые направлены против злоупотребления правом свободного определения размера неустойки, т.е, по существу, - на реализацию требования статьи 17 (часть 3) Конституции Российской Федерации, согласно которой осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц. Именно поэтому в части первой статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации речь идет не о праве суда, а, по существу, о его обязанности установить баланс между применяемой к нарушителю мерой ответственности и оценкой действительного (а не возможного) размера ущерба.

Учитывая компенсационный характер гражданско-правовой ответственности, под соразмерностью суммы неустойки последствиям нарушения обязательства Кодекс предполагает выплату кредитору такой компенсации его потерь, которая будет адекватна и соизмерима с нарушенным интересом. При этом учитывая, что степень соразмерности заявленной истцом неустойки последствиям нарушения обязательства является оценочной категорией, только суд вправе дать оценку указанному критерию, исходя из своего внутреннего убеждения и обстоятельств конкретного дела.

При таких обстоятельствах, поскольку неустойка в данном случае носит компенсационный характер, ее размер должен соответствовать характеру, длительности и последствиям нарушения денежного обязательства, вывод суда первой инстанции о несоразмерности заявленной суммы неустойки последствиям неисполнения обязательств и, в этой связи, снижению неустойки, судебная коллегия находит верным. Оснований не согласиться с определенной судом первой инстанции суммой неустойки судебная коллегия не усматривает.

Взыскание неустойки в большем размере будет противоречить правовым принципам обеспечения восстановления нарушенного права и соразмерности ответственности правонарушителя, и придаст правовой природе неустойки не компенсационный, а карательный характер.

Таким образом, нормы материального и процессуального права судом первой инстанции применены правильно, оснований, предусмотренных статьей 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, для отмены решения суда судебной коллегией не установлено.

Руководствуясь статьями 193, 199, 327, 328, 329, 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Мурманского областного суда

определила:

решение Оленегорского городского суда Мурманской области от 12 сентября 2017 года (с учетом определения суда от 02 ноября 2017 года об исправлении арифметической ошибки) оставить без изменения, апелляционную жалобу и дополнение к ней ООО "Центр правовой поддержки "ДАНТАЛИОН" и апелляционную жалобу Вокуева Сергея Николаевича - без удовлетворения.

 

председательствующий:

 

судьи:

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.