Апелляционное определение СК по гражданским делам Московского областного суда от 07 февраля 2018 г. по делу N 33-2600/2018

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского областного суда в составе:

председательствующего Хугаева А.Г,

судей Клубничкиной А.В, Бурцевой Л.Н,

при секретаре "данные изъяты" О.Г,

рассмотрев в судебном заседании 07 февраля 2018 года апелляционную жалобу "данные изъяты" на решение Раменского городского суда Московской области от 07 марта 2017 года по делу по иску Кредитного потребительского кооператива "Кредитный союз" к "данные изъяты" о взыскании задолженности по договору займа,

заслушав доклад судьи Хугаева А.Г, объяснения представителя "данные изъяты" К.О. - "данные изъяты" И.Н,

УСТАНОВИЛА:

Истец КПК "Кредитный союз" обратился в суд с иском к "данные изъяты" М.П, "данные изъяты" К.О. о взыскании с них, как с наследников "данные изъяты" А.А, задолженности по договору займа по состоянию на 12 сентября 2016г. в размере 67 377 руб, из которых: невозвращенный остаток займа - 39 246 руб, проценты - 22 628 руб, пени - 5 503 руб, расходов по оплате госпошлины.

Требования мотивированы тем, что между КПК "Кредитный союз" и "данные изъяты" А.А. 19 декабря 2014г. был заключен договор займа N00631. В соответствии с договором "данные изъяты" А.А. предоставлены денежные средства в сумме 60 000 руб. на потребительские нужды сроком на 18 месяцев до 18.06.2016г. включительно с уплатой ежемесячных процентов за пользование займом в размере 45,6% годовых, начисляемых на сумму фактического остатка от займа. Истец предоставил "данные изъяты" А.А. денежный заем в размере 60 000 руб. В соответствии с п. 1.6 договора займа возврат денежных средств должен осуществляться заемщиком согласно графику платежей, включая сумму займа и сумму процентов, начисленных на остаток займа. В соответствии с 1.12 договора займа в случае нарушения заемщиком обязательств по возврату займа и (или) уплате процентов на сумму займа накладывается штрафная санкция в размере 20% годовых от суммы займа за соответствующий период нарушения обязательств. 09 июля 2015 г. "данные изъяты" А.А. умер, на момент смерти обязательства им в полном объеме не были выполнены. 20 октября 2015г. истцом в адрес нотариуса было направлено требование к наследственному имуществу "данные изъяты" А.А. с указанием суммы долга и наличии паевого взноса. Наследниками к имуществу "данные изъяты" А.А. являются "данные изъяты" М.П. и "данные изъяты" К.О, которые не вносили платежей в счет погашения долга наследодателя.

Представитель "данные изъяты" К.О. в судебном заседании возражал против удовлетворения иска.

Остальные участники процесса в судебное заседание не явились, о дате и времени слушания дела извещались надлежащим образом.

Решением Раменского городского суда Московской области от 07 марта 2017 года исковые требования удовлетворены частично. Суд взыскал в пользу КПК "Кредитный союз" солидарно с "данные изъяты" М.П, "данные изъяты" К.О. задолженность по договору займа N00631 от 19.12.2014 г. в размере 27 010 руб. 54 коп, из которых 19 623 руб. - сумма займа, 4 900 руб. 02 коп. - проценты, 2 487 руб. 54 коп. - пени; взыскал с "данные изъяты" М.П, "данные изъяты" К.О. в пользу КПК "Кредитный союз" расходы по госпошлине в сумме 1010 руб. 32 коп, т.е. по 505 руб. 16 коп. с каждой.

Не согласившись с данным решением, "данные изъяты" К.О. обжалует его и просит в апелляционной жалобе решение суда отменить, как незаконное и необоснованное.

Проверив материалы дела, согласно положениям ст. 327.1 ГПК РФ, п. 24 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.06.2012 года N 13 "О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции", исходя из доводов апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Как усматривается из материалов дела и установлено судом, между Кредитный Потребительский Кооператив "Кредитный союз" и "данные изъяты" А.А. 19.12.2014 года был заключен договор займа N00631.

Истец свои обязательства по заключенному договору выполнил.

В соответствии с договором КПК "Кредитный союз" "данные изъяты" А.А. предоставлены денежные средства в сумме 60 000 руб. на потребительские нужды на 18 месяцев до 18.06.2016г. с уплатой ежемесячных процентов за пользование займом из расчета 45,6% начисленных на сумму фактического остатка займа.

В соответствии с п. 1.6 договора займа возврат денежных средств должен осуществляться заемщиком согласно графику платежей включая сумму займа и сумму процентов, начисленных на остаток займа. В соответствии с п.1.12 договора в случае нарушения заемщиком обязательств по возврату займа и (или) уплате процентов на сумму займа накладывается штрафная санкция в размере 20% годовых от суммы займа за соответствующий период нарушения обязательств.

09 июля 2015 г. "данные изъяты" А.А. умер, на момент смерти обязательства им в полном объеме не были выполнены. 20 октября 2015г. истцом в адрес нотариуса было направлено требование к наследственному имуществу "данные изъяты" А.А. с указанием суммы долга и наличии паевого взноса. Наследниками к имуществу "данные изъяты" А.А. являются "данные изъяты" М.П. и "данные изъяты" К.О, которые не внесли ни одного платежа в счет погашения долга наследодателя. По состоянию на 12 сентября 2016г. задолженность составляет 67 377 руб, из которых: невозвращенный остаток займа - 39 246 руб, проценты - 22 628 руб, пени - 5 503 руб.

В материалы дела представлены чек-ордера об уплате "данные изъяты" К.О. 08 ноября 2016г. долга по договору займа 00631/2014 от 19.12.2014г. в размере 19623 руб. и процентов по договору займа в размере 6463 руб. 60 коп.

В соответствии со ст. 819 ГК РФ по кредитному договору банк (кредитор) обязуется предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на нее; к отношениям по кредитному договору применяются правила, предусмотренные параграфом настоящей главы, если иное не предусмотрено правилами настоящего параграфа и не вытекает из существа кредитного договора.

Согласно ст. ст. 809, 810 ГК РФ заемщик обязан возвратить займодавцу полученную сумму займа в срок и в порядке, которые предусмотрены договором займа; если иное не предусмотрено законом или договором займа, займодавец имеет право на получение с заемщика процентов на сумму займа в размерах и в порядке, определенных договором.

Как разъяснено в п. п. 58, 59 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 9 от 29.05.2012 "О судебной практике по делам о наследовании", под долгами наследодателя, по которым отвечают наследники, следует понимать все имевшиеся у наследодателя к моменту открытия наследства обязательства, не прекращающиеся смертью должника (ст. 418 ГК РФ), независимо от наступления срока их исполнения, а равно от времени их выявления и осведомленности о них наследников при принятии наследства.

Смерть должника не является обстоятельством, влекущим досрочное исполнение его обязательств наследниками; например, наследник должника по кредитному договору обязан возвратить кредитору полученную наследодателем денежную сумму и уплатить проценты на нее в срок и в порядке, которые предусмотрены договором займа.

В силу статьи 1112 ГК РФ в состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности.

В силу п. 1 ст. 1175 ГК РФ наследники, принявшие наследство, отвечают по долгам наследодателя солидарно; каждый из наследников отвечает по долгам наследодателя в пределах стоимости перешедшего к нему наследственного имущества.

Разрешая спор, суд первой инстанции, оценив в совокупности представленные доказательства, руководствуясь вышеуказанными нормами законодательства, пришел к обоснованному выводу о наличии оснований для взыскания с ответчиков в пользу истца задолженности по кредитному договору, исходя из того, что "данные изъяты" М.П. и Ломова К.О. после принятия наследства стали должниками в размере долга, образовавшегося на момент смерти Крыловецкого А.А, в связи с чем, с них, как принявших наследство наследника, подлежит взысканию задолженность по кредитному договору в пределах стоимости перешедшего наследственного имущества.

Судебная коллегия соглашается с данными выводами суда первой инстанции, поскольку они являются законными и обоснованными, соответствующими фактическим обстоятельствам дела, основаны на правильно примененных судом нормах права, регулирующих спорные правоотношения, и нашли свое подтверждение в ходе апелляционного рассмотрения дела.

Обжалуя решение суда, "данные изъяты" К.О. указывает в апелляционной жалобе на то, что смерть заемщика прекращает дальнейшее начисление процентов.

Указанный довод судебная коллегия признает несостоятельным по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 1 ст. 819 ГК РФ по кредитному договору банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуются предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на нее.

Согласно ст. 418 ГК РФ обязательство прекращается смертью должника, если исполнение не может быть произведено без личного участия должника, либо обязательство иным способом неразрывно связано с личностью должника.

Обязательство, возникающее из кредитного договора, не связано неразрывно с личностью должника, и кредитор может принять исполнение от любого лица. Поэтому такое обязательство смертью должника не прекращается. Наследник, принявший наследство, отвечает по долгам наследодателя и становится должником перед кредитором в пределах стоимости перешедшего к нему наследственного имущества.

Поскольку обязанность уплатить задолженность по кредитному договору не связана с личностью заемщика, она переходит в порядке универсального правопреемства к наследникам заемщика.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в Постановлении от 29 мая 2012 N 9 "О судебной практике по делам о наследовании" разъяснил, что поскольку смерть должника не влечет прекращения обязательств по заключенному им договору, наследник, принявший наследство, становится должником и несет обязанности по их исполнению со дня открытия наследства (например, в случае, если наследодателем был заключен кредитный договор, обязанности по возврату денежной суммы, полученной наследодателем, и уплате процентов на нее).

Таким образом, суд правомерно не усмотрел оснований к освобождению ответчиков от уплаты процентов, поскольку обязательства по возврату кредита перестали исполняться наследодателем в связи с его смертью, однако действие кредитного договора смертью заемщика не прекратилось, в связи с чем, начисление Банком процентов на заемные денежные средства обоснованно продолжалось и после смерти должника.

Между тем, оснований для удовлетворения требования о взыскании пени у суда не имелось.

Пунктом 59 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2012 года N 9 "О судебной практике по делам о наследовании" разъяснено, что смерть должника не является обстоятельством, влекущим досрочное исполнение его обязательств наследниками и наследник должника по кредитному договору обязан возвратить кредитору полученную наследодателем денежную сумму и уплатить проценты на нее в срок и в порядке, которые предусмотрены договором займа.

Пени, начисленные за просроченный основной долг, по факту не являются процентами за пользование кредитом и взысканию с наследников заемщика не подлежат.

Кроме того, согласно представленному расчету задолженности (л.д. 11-12) пени рассчитаны истцом исходя из суммы займа, с учетом дневного коэффициента 0,00127. Вместе с тем, согласно договору займа N00631/2014 от 19.12.2014 года (п.1.4.) дневной коэффициент 0,00127 составляет процентную ставку за пользование кредитом, при этом договор не содержит соглашение сторон об уплате пени, в том числе исходя из дневного коэффициента 0,00127 (л.д. 4-5). В направляемой нотариусу претензии требования к наследственному имуществу об уплате пени также не выставлялись (л.д. 7).

С учетом изложенного, судебная коллегия полагает, что начисленные пени в размере 2 487 руб. 54 коп. подлежат исключению из суммы долга, подлежащего взысканию с наследников заемщика за счет наследственного имущества.

Принимая во внимание изложенное, судебная коллегия полагает необходимым решение суда отменить в части солидарного взыскания пени с ответчиков, в указанной части в удовлетворении иска отказать.

Руководствуясь ст.ст. 199, 328 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Раменского городского суда Московской области от 07 марта 2017 года - отменить в части солидарного взыскания с "данные изъяты" в пользу Кредитного потребительского кооператива "Кредитный союз" пени в размере 2 487 руб. 54 коп, в указанной части в удовлетворении иска отказать.

В остальной части решение суда оставить без изменения.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.