Апелляционное определение СК по гражданским делам Московского областного суда от 17 января 2018 г. по делу N 33-759/2018

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского областного суда в составе:

председательствующего судьи Бекловой Ж.В,

судей Мизюлина Е.В, Гулиной Е.М,

при секретаре Мадьярове Р.Н,

рассмотрев в открытом судебном заседании 17 января 2018 года апелляционную жалобу С.Л.Л. на решение Видновского городского суда Московской области от 26 сентября 2017 года по делу

по иску С.Л.Л. к ЗАО "МОСМЕК" о восстановлении на работе, взыскании средней заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда,

заслушав доклад судьи Мизюлина Е.В,

объяснения истца и её представителя, представителей ответчика,

заключение помощника Московского областного прокурора Ганцевой С.В, считавшей, что решение подлежит отмене, исковые требования удовлетворению,

УСТАНОВИЛА:

С.Л.Л. обратилась в суд с иском к ЗАО "МОСМЕК", в котором просила признать незаконным ее увольнение и восстановить на работе в должности директора по аренде, взыскать с ответчика средний заработок за время вынужденного прогула с 28.08.2017 года по дату восстановления на работе и компенсацию морального вреда в сумме 1 260 000 руб.

В обоснование иска указала, что истец 15.07.2013 года была принята на работу к ответчику на должность директора по аренде в структурное подразделение "Отдел аренды" на основании трудового договора от 15.06.2013 года N20-13/ТД. 28.08.2017 года истец была уволена в связи с сокращением штата работников по п.2 ч.2 ст.81 Трудового кодекса РФ на основании приказа от 28.08.2017 года N26-л/с. Истец считает увольнение незаконным, поскольку ответчиком ей были предложены не все имеющиеся вакантные должности в период предупреждения об увольнении.

Представитель ответчика в удовлетворении иска просил отказать.

Решением суда в удовлетворении иска отказано.

Истица обратилась с апелляционной жалобой, просила решение отменить, исковые требования удовлетворить.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы, заслушав явившихся лиц, заключение прокурора судебная коллегия находит решение суда подлежащим отмене, как постановленное с нарушением норм материального и процессуального права.

Решение суда должно быть законным и обоснованным ( ч.1 ст. 195 ГПК РФ).

Решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению.

В соответствии с п.3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 23 от 19 декабря 2003 года "О судебном решении" решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

Настоящее решение суда первой инстанции указанным требованиям закона не соответствует.

Пунктом 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ предусмотрено, что трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае сокращения численности или штата работников организации, индивидуального предпринимателя.

В силу ч. 3 ст. 81 ТК РФ увольнение по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 1 настоящей статьи, допускается, если невозможно перевести работника с его письменного согласия на другую имеющуюся у работодателя работу (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации работника, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую работник может выполнять с учетом его состояния здоровья. При этом работодатель обязан предлагать работнику все отвечающие указанным требованиям вакансии, имеющиеся у него в данной местности.

Судом установлено, что истица принята на работу в ЗАО "МОСМЕК" на должность директора по аренде с 15.07.2013 г.

Приказом генерального директора ЗАО "МОСМЕК" от 22.06.2017 г. N107 из штатного расписания исключена, в том числе, должность директора по аренде.

26.06.2017 г. истцу вручено уведомление о предстоящем увольнении в связи с сокращением штата и предложены 2 вакантные должности - главный специалист отдела перспективного развития" - 0,75 (ноль целых семьдесят пять сотых) штатной единицы и специалист отдела корпоративной отчетности" - 0,7 (ноль целых семь десятых) штатной единицы. Истец от перевода на предложенные должности в тот же день отказалась.

Приказом генерального директора ЗАО "МОСМЕК" N20-13/ТД от 28.08.2017 г. истец уволена с занимаемой должности на основании п.2 ч.1 ст.81 Трудового кодекса РФ (сокращения численности или штата работников организации, индивидуального предпринимателя).

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении исковых требований о признании увольнения незаконным и восстановлении на работе, суд первой инстанции исходил из того, что порядок увольнения ответчиком соблюден, вакантные должности, которые возможно было предложить истице с учетом её образования, квалификации и опыта работы, ей были предложены по 0,7 и 0,75 ставки, от которых она отказалась. Другие вакантные должности "Наладчик по контрольно-измерительным приборам и автоматике", "Оператор котельной" - 1 (одна) штатная единица, "Слесарь- ремонтник (дежурный)" - 4 (четыре) штатных единиц и "Слесарь-ремонтник по газу" - 2 (две) обоснованно ответчиком не предлагались истице, поскольку исходя из представленных должностных инструкций по вакантным должностям и обязанностям по занимаемой истцом должности, истец не имеет соответствующей квалификации или опыта работы для занятия указанных должностей.

Судебная коллегия считает, что судом первой инстанции неправильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела, а выводы суда изложенные в решении суда, не соответствуют обстоятельствам дела, а именно, материалами дела подтверждается, что работодателем при увольнении истицы нарушены положения ст. 81 ТК РФ о предложении вакантных должностей в размере 0,7 и 0,75 ставки.

Пунктом 29 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 года 32 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" разъясняется, что судам следует иметь в виду, что работодатель обязан предлагать работнику все отвечающие указанным требованиям вакансии, имеющиеся у него в данной местности. При решении вопроса о переводе работника на другую работу необходимо также учитывать реальную возможность работника выполнять предлагаемую ему работу с учетом его образования, квалификации, опыта работы.

С учетом изложенного, в силу нормативного единства п. 2 ч. 1, ч. 3 ст. 81, ч. 1 ст. 179, ч. 1 и 2 ст. 180 ТК РФ, работодатель, предлагая вакантные должности, должен выяснить мнение работника и вправе получить определенный ответ: согласие на перевод либо отказ от перевода на другую работу, что может быть зафиксировано соответствующим актом. Возможность закрепления в письменном виде отказа работника от предложенных вакансий вытекает из системного толкования норм трудового законодательства, в том числе из положений об общем порядке оформления прекращения трудового договора. А вопросы расстановки кадров, то есть выбор конкретной должности из предложенных вакансий с учетом анализа профессиональных качеств, знаний и опыта работников относятся к исключительной компетенции работодателя.

Вместе с тем, из системного толкования указанных норм права следует, что увольняемому работнику должна предлагаться вакантная должность на полную ставку, поскольку иного Трудовым кодексом РФ не предусмотрено.

Однако, как следует из материалов дела, 26.06.2017 года истице вручено уведомление о предстоящем увольнении и предложение о переводе на другую работу в связи с сокращением штата, из которых следует, что ей предлагается: вакантная должность главного специалиста отдела перспективного развития на 0,75 ставки и должность специалиста отдела корпоративной отчетности на 0,7 ставки (л.д.28-31), от которых она оказалась.

В суде первой инстанции не устанавливались обстоятельства причин предложения истице указанных должностей не в размере полной ставки.

В суде апелляционной инстанции 20.12.2017 года (протокол судебного заседания от 20.12.2017 года) истица пояснила, что её причиной отказа для занятия предложенных ей должностей были не полные ставки главного специалиста отдела перспективного развития 0.75 ставки и специалиста отдела корпоративной отчетности 0.7 ставки. На указанных должностях работали по совмещению другие работники, значит должности были вакантными и должны были быть ей предложены в размере полной ставки. Также ей не были предложены вакантные должности заместителя исполнительного директора по торгам и закупкам, которую по совмещению на 0.1 ставки занимал другой сотрудник и должность помощника руководителя, на которой находился работник по уходу за ребенком. Также истица пояснила, что с представленными в суд документами ответчиком она ознакомилась после вынесения решения суда, поскольку было только одно судебное заседание, куда были представлены документы ответчиком, суд отказал в удовлетворении ходатайства для ознакомления с представленными документами и вынес решение.

В суде апелляционной инстанции 20.12.2017 года (протокол судебного заседания от 20.12.2017 года) представитель ответчика пояснила, что на предложенных истице должностях главного специалиста отдела перспективного развития работал по внутреннему совмещению на 0.25 ставки другой сотрудник, поэтому истице была предложена 0.75 ставки, на должности специалиста отдела корпоративной отчетности работал другой сотрудник на 0.30 ставки, поэтому истице было предложено 0.7 ставки, однако она отказалась. Указанные в апелляционной жалобе должности не были вакантными, так как на должности заместителя исполнительного директора по торгам и закупкам по совмещению на 0.1 ставки работал другой сотрудник, а на должности помощника руководителя работал сотрудник, находящийся в отпуске по уходу за ребенком.

Пунктами 29, 30 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.06.2012 N 13 "О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции" разъясняется, что если судом первой инстанции неправильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела (пункт 1 части 1 статьи 330 ГПК РФ), то суду апелляционной инстанции следует поставить на обсуждение вопрос о представлении лицами, участвующими в деле, дополнительных (новых) доказательств и при необходимости по их ходатайству оказать им содействие в собирании и истребовании таких доказательств.

Суду апелляционной инстанции также следует предложить лицам, участвующим в деле, представить дополнительные (новые) доказательства, если в суде первой инстанции не доказаны обстоятельства, имеющие значение для дела (пункт 2 части 1 статьи 330 ГПК РФ), в том числе по причине неправильного распределения обязанности доказывания (часть 2 статьи 56 ГПК РФ).

С учетом изложенного судебной коллегией ответчику было предложено представить дополнительные доказательства, а именно, штатную расстановку за период с 22.06.2017 года по 28.08.2017 года с указанием должностей и числящихся на них лиц, должностную инструкцию заместителя исполнительного директора по торгам и закупкам.

Согласно принятых дополнительных доказательств судом апелляционной инстанции, а именно, штатной расстановки за вышеуказанный период, на вакантных должностях, которые были предложены истице, работали главным специалистом на 0,25 ставки Г.Д.И, который также работал на 1 ставку старшего менеджера по аренде в отделе аренды, и на должности специалиста в отделе корпоративной отчетности на 0,30 ставки Б.С.А. и К.К.С, которые работали также на должности заместителя финансового директора в финансовом отделе и секретаря в администрации на 1 ставку каждый соответственно (л.д. 226-231).

Как указано выше, из показаний представителя ответчика в судебном заседании от 20.12.2017 года следует, что данные лица работали на предложенных истице вакантных должностях по внутреннему совмещению.

Согласно положениям ст. 60.2 Трудового кодекса РФ с письменного согласия работника ему может быть поручено выполнение в течение установленной продолжительности рабочего дня наряду с работой, определенной трудовым договором, дополнительной работы по другой или такой же профессии (должности) за дополнительную оплату.

При выполнении дополнительной работы на условиях совмещения должностей в отличие от совместительства заключения другого трудового договора не требуется. При совмещении должностей работник занимает только одну должность, при этом совмещаемая должность, по которой работник определенное время исполняет трудовые обязанности, остается вакантной.

Совмещение профессий (должностей) не препятствует заключению трудового договора с работником, отношения с которым подлежат прекращению в случае, если невозможно перевести его на другую работу по такой должности. Поэтому, работодатель обязан предлагать увольняемому работнику должность, по которой оформлено совмещение, в целях соблюдения соответствующей процедуры.

Следовательно, отсутствуют препятствия для заключения с увольняемым работником трудового договора на неопределенный срок по этой должности. Обстоятельством, характеризующим должность в качестве вакантной, выступает возможность заключения с лицом бессрочного трудового договора.

В связи с изложенным, должность, обязанности по которой на условиях совмещения выполняет работник, занимающий другую штатную единицу по основному месту работы, следует считать вакантной и такая должность должна предлагаться высвобождаемым по сокращению штата работникам.

Однако, в нарушение указанных норм закона ответчик не предложил истице вакантные должности главного специалиста отдела перспективного развития и специалиста отдела корпоративной отчетности в размере полной ставки по каждой должности соответственно.

Доказательств того, что вышеуказанные лица занимали данные должности по совместительству, ответчиком в силу ст.56 ГПК РФ в материалы дела не представлено, в то время как пунктом 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 года N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" разъясняется, что при рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, трудовой договор с которым расторгнут по инициативе работодателя, обязанность доказать наличие законного основания увольнения и соблюдение установленного порядка увольнения возлагается на работодателя.

Доводы представителя ответчика в дополнительных возражениях о том, что должности, занятые совместителями не являются вакантными и в силу ст.288 Трудового кодекса РФ прекращение трудового договора и прием на эту должность другого работника является правом работодателя, являются не состоятельными, поскольку работодатель (ответчик) предлагая истице вышеуказанные должности в размере 0,7 и 0,75 ставки, сам указал, что они являются вакантными, подтвердив тем самым, что Г.Д.И, Б.С.А. и К.К.С. работали на предложенных истице вакантных должностях по внутреннему совмещению.

Таким образом, судебная коллегия считает, что в нарушении ст.ст.81, 180 Трудового кодекса РФ истице были предложены имеющиеся две вакантные должности не размере полной ставки.

Вместе с тем, судебная коллегия считает, что истице не могла быть предложена вакантная должность заместителя исполнительного директора по торгам и закупкам, занимаемая Б.Е.С. на 0.125 ставки, поскольку не соответствовала образованию, квалификации, опыту работы истицы, что подтверждается представленной должностной инструкцией и сведениях об образовании истицы, а также, согласно представленного трудового договора, на указанной должности работал по совместительству Б.Е.С, работающий также у ответчика в должности юрисконсульта по претензионной работе на полную ставку (л.д. 235-244, 248-253).

Кроме того, являются несостоятельными доводы жалобы о том, что истице на была предложена должность "помощник руководителя", временно вакантная в связи с нахождением основного сотрудника в отпуске по уходу за ребенком, поскольку в период нахождения в отпуске по уходу за ребенком занимаемая таким работноком должность сохраняется за указанным лицом и не является вакантной.

Однако, с учетом вышеизложенных обстоятельств, судебная коллегия признает незаконным приказ N26-л/с от 28.08.2017 года ЗАО "МОСМЕК" об увольнении С.Л.Л. по п.2 ч.1 ст.81 Трудового кодекса РФ, отменяет решение суд и восстанавливает её работе в ЗАО "МОСМЕК" на должность директора по аренде в структурное подразделение "отдел аренды" с 29.08.2017 года.

В соответствии с частями 1 - 5 ст. 394 Трудового кодекса Российской Федерации в случае признания увольнения или перевода на другую работу незаконными работник должен быть восстановлен на прежней работе органом, рассматривающим индивидуальный трудовой спор.

Орган, рассматривающий индивидуальный трудовой спор, принимает решение о выплате работнику среднего заработка за все время вынужденного прогула или разницы в заработке за все время выполнения нижеоплачиваемой работы.

Поскольку судебная коллегия признала увольнение истицы незаконным и восстановила на работе, то с ответчика в её пользу подлежит взысканию заработная плата за время вынужденного прогула с 29.08.2017 года по 17.01.2018 года.

Ответчиком представлен расчет среднего заработка, согласно которого, средний дневной заработок за период работы истицы с августа 2016 года по июль 2017 года составил 7 280 рублей 72 копейки, средний дневной заработок рассчитан в соответствии со ст. 139 Трудового кодекса РФ на основании лицевого счета истицы (л.д. 60).

При расчете заработной платы за время вынужденного прогула судебная коллегия руководствуется ст. 139 ТК РФ и Положением об особенностях порядка исчисления средней заработной платы, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 24.12.2007 года N922.

Согласно трудового договора истице устанавливается рабочая неделя общей продолжительностью 40 часов. Выходные дни: суббота, воскресенье.

В соответствии с производственными календарями за 2017 год и 2018 год за период с 29.08.2017 года по 17.01.2018 года количество рабочих дней 95.

Размер средней заработной платы за время вынужденного прогула истицы составил 691 668 руб. 40 коп. (7 280,72 руб. * 95 рабочих дней).

Согласно представленного в материалы дела расчетного листка за август 2017 года, истице начислено выходное пособие в размере 167 456, 56 руб.

Поскольку истица восстановлена на работе, выплаченное выходное пособие подлежит вычету при взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, в связи с чем, судебная коллегия взыскивает с ответчика в пользу истицы заработную плату за время вынужденного прогула за период с 29.08.2017 года по 17.01.2018 года в размере 524 211 рублей 84 копейки (691 668,40 руб. ? 167 456, 56 руб.).

Исковые требования о взыскании компенсации морального вреда подлежат частичному удовлетворению, по следующим основаниям.

Пунктом 63 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года N2 разъясняется, что в соответствии с частью четвертой статьи 3 и частью девятой статьи 394 Кодекса суд вправе удовлетворить требование лица, подвергшегося дискриминации в сфере труда, а также требование работника, уволенного без законного основания или с нарушением установленного порядка увольнения либо незаконно переведенного на другую работу, о компенсации морального вреда.

Учитывая, что Кодекс не содержит каких-либо ограничений для компенсации морального вреда и в иных случаях нарушения трудовых прав работников, суд в силу статей 21 (абзац четырнадцатый части первой) и 237 Кодекса вправе удовлетворить требование работника о компенсации морального вреда, причиненного ему любыми неправомерными действиями или бездействием работодателя, в том числе и при нарушении его имущественных прав.

В соответствии со статьей 237 Кодекса компенсация морального вреда возмещается в денежной форме в размере, определяемом по соглашению работника и работодателя, а в случае спора факт причинения работнику морального вреда и размер компенсации определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.

Размер компенсации морального вреда определяется судом исходя из конкретных обстоятельств каждого дела с учетом объема и характера причиненных работнику нравственных или физических страданий, степени вины работодателя, иных заслуживающих внимания обстоятельств, а также требований разумности и справедливости.

По данному гражданскому делу судом установлено, что истица была уволена незаконно, в результате чего, работодателем причинены ей нравственные страдания.

Исходя из обстоятельств данного дела, учитывая объем причиненных работнику нравственных страданий, степень вины работодателя, а также требований разумности и справедливости, судебная коллегия находит возможным определить размер компенсации морального вреда, подлежащего взысканию с ответчика в пользу истицы в сумме 5 000 рублей.

В соответствии с ч.1 ст.103 ГПК РФ издержки, понесенные судом в связи с рассмотрением дела, и государственная пошлина, от уплаты которых истец был освобожден, взыскиваются с ответчика, не освобожденного от уплаты судебных расходов, пропорционально удовлетворенной части исковых требований. В этом случае взысканные суммы зачисляются в доход бюджета, за счет средств которого они были возмещены, а государственная пошлина - в соответствующий бюджет согласно нормативам отчислений, установленным бюджетным законодательством Российской Федерации.

Поскольку исковые требования о взыскании заработной платы за время вынужденного прогула судебной коллегией удовлетворены, истица в соответствии с требованиями ст.393 Трудового кодекса РФ освобождена от уплаты государственной пошлины за подачу искового заявления, с ответчика, не освобожденного от уплаты государственной пошлины, подлежит взысканию в силу вышеуказанной нормы закона в соответствии со ст.ст. 50, 61.1 Бюджетного кодекса РФ в доход бюджета Ленинского муниципального района Московской области согласно ст. 333.19 Налогового кодекса РФ государственная пошлина в размере 8 442 рубля 12 копеек (524 211,84 рублей - 200 000 рублей = 324 211,84*1%+5200 = 8 442 руб. 12 коп.).

Руководствуясь ст. ст.199, 328 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Видновского городского суда Московской области от 26 сентября 2017 года отменить.

Принять по делу новое решение.

Признать незаконным приказ N26-л/с от 28.08.2017 года ЗАО "МОСМЕК" об увольнении С.Л.Л. по п.2 ч.1 ст.81 Трудового кодекса РФ.

Восстановить С.Л.Л. на работе в ЗАО "МОСМЕК" на должность директора по аренде в структурное подразделение "отдел аренды" с 29.08.2017 года.

Взыскать с ЗАО "МОСМЕК" в пользу С.Л.Л. заработную плату за время вынужденного прогула за период с 29.08.2017 года по 17.01.2018 года в размере 524 211 рублей 84 копейки, компенсацию морального вреда в размере 5 000 рублей.

Взыскать с ЗАО "МОСМЕК" в доход бюджета Ленинского муниципального района Московской области государственную пошлину в размере 8 442 рубля 12 копеек.

Апелляционную жалобу С.Л.Л. удовлетворить частично.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.