Апелляционное определение СК по гражданским делам Алтайского краевого суда от 07 февраля 2018 г. по делу N 33-1096/2018

 

Судебная коллегия по гражданским делам Алтайского краевого суда в составе:

председательствующего: Лобовой О.А,

судей: Кузнецовой С.В. и Юрьевой М.А.

при секретаре: Горской О.В,

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по апелляционной жалобе истца Мошкина Е. Л.

на решение Новоалтайского городского суда Алтайского края от 13 ноября 2017 года по дела по иску

Мошкина Е. Л. к ОМВД России по г. Новоалтайску, Министерству финансов Российской Федерации, Министерству внутренних дел Российской Федерации взыскании компенсации морального вреда

Заслушав доклад судьи Кузнецовой С.В, судебная коллегия

установила:

Приговором Новоалтайского городского суда от 18 июня 1984 года Мошкин Е.Л, ДД.ММ.ГГ года рождения, признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 108, ч. 2 ст. 206 УК РСФСР и ему окончательно назначено наказание в виде 5 лет лишения свободы с отбыванием в воспитательно-трудовой колонии усиленного режима. Срок наказания постановлено исчислять с 17 марта 1984 года.

Мошкин Е.Л. 18 сентября 2017 года обратился в суд с иском к ОМВД России по г. Новоалтайску, Министерству финансов Российской Федерации о компенсации морального вреда, причиненного ненадлежащими условиями содержания под стражей.

В обоснование требований ссылался на то, что он, будучи несовершеннолетним, в период с 01.03.1984 по 01.07.1984 содержался в ИВС ОМВД России по г. Новоалтайску, где находился в ненадлежащих условиях, что унизило его человеческое достоинство и причинило моральный вред. Указывал, что в ИВС не было камер для несовершеннолетних, которые содержались в камере со взрослыми и неоднократно судимыми лицами, которые курили и на тряпках варили чай. В камере отсутствовал свежий воздух, был чад и дым, вентиляция не работала. Окно было заделано решетками, а внутри железным листом, в котором просверлены дырки. Имелись сплошные нары, индивидуальные спальные места отсутствовали. Спальные принадлежности не выдавались, не было матрацев, истец спал на верхней одежде. Камеры были переполнены. Не было бани и душа. Кормили один раз в день, утром и вечером выдавали только кипяток. В камерах отсутствовал туалет, имелся только бачек, в связи с чем, были нарушены требования приватности. В камерах отсутствовал водопровод, не проводилась санитарная обработка, дезинфекция. Не выдавались гигиен пакеты, мыло, настольные игры, литература, газеты. Не предоставлялась прогулка. Не проводились медицинские обходы, не выдавались медикаменты. Нахождение по продолжительности было более десяти суток.

Просил взыскать компенсацию морального вреда в размере 999 000 руб..

Решением Новоалтайского городского суда от 13 ноября 2017 года требования истца оставлены без удовлетворения.

В апелляционной жалобе Мошкин Е.Л. просит решение суда отменить и принять новое решение об удовлетворении его требований.

В обоснование жалобы указывает на то, что он не согласен с выводами суда о недоказанности причинения вреда.

Полагает, что ненадлежащие условия содержания под стражей доказаны многими другими делами о взыскании морального вреда лицам, ранее содержавшимся под стражей, а также практикой Европейского суда по правам человека.

На 1984 год он был ребенком, а поэтому в тот период времени не мог в полной мере защищать свои права, да и обстановка в тот период была другой.

Кроме того, считает, что доводы жалобы ответчиков о длительности прошедшего срока несостоятельны, поскольку срока исковой давности нет.

В возражениях относительно апелляционной жалобы ОМВД России по г. Новоалтайску, ГУ МВД России по Алтайскому краю, УФК по Алтайскому краю просили оставить решение без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

В судебном заседании суда апелляционной инстанции истец Мошкин Е.Л, участвующий в рассмотрении дела посредством видеоконференц-связи, доводы жалобы поддержал.

Представитель ответчика Министерства финансов Российской Федерации - Сапрыкина М.А. против доводов жалобы возражала.

В силу ст. 167 ГПК РФ неявка лиц, участвующих в деле и извещенных о времени и месте рассмотрения дела, не является препятствием к разбирательству дела, в связи с чем, судебная коллегия считает возможным рассмотреть дело в отсутствие не явившихся лиц, участвующих в деле.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы, выслушав истца, поддержавшего доводы жалобы, судебная коллегия решение суда оставляет без изменения.

Как видно из материалов дела, истцом заявлены требования о компенсации морального вреда, причиненного ненадлежащими условиями содержания под стражей, имевшего место в 1984 году.

Как разъяснено в п.4 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 N 10 (ред. от 06.02.2007) "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда" рассматривая требования потерпевшего о компенсации перенесенных им нравственных или физических страданий, следует иметь в виду, что вопросы возмещения морального вреда, в частности, регулировались: частью 7 статьи 7 Гражданского кодекса РСФСР (в редакции Закона от 21 марта 1991 г.); статьей 62 Закона Российской Федерации от 27 декабря 1991 г. "О средствах массовой информации", введенного в действие с 8 февраля 1992 г. (с 1 августа 1990 г. и до 8 февраля 1992 г. действовала статья 39 Закона СССР от 12 июня 1990 г. "О печати и других средствах массовой информации"); статьей 89 Закона Российской Федерации от 19 декабря 1991 г. "Об охране окружающей природной среды" (введен в действие с 3 марта 1992 г.), действовавшей до 12 января 2002 г.; статьей 13 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. "О защите прав потребителей" (введен в действие с 7 апреля 1992 г.), действовавшей до 16 января 1996 г.; статьями 7, 131 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик, принятых 31 мая 1991 г, действие которых было распространено на территории Российской Федерации с 3 августа 1992 г, применявшихся до 1 января 1995 г.; статьями 25, 30 "Правил возмещения работодателями вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанным с исполнением ими трудовых обязанностей", принятых 24 декабря 1992 г, введенных в действие с 1 декабря 1992 г. и действовавших до 6 января 2000 г.; частью 5 статьи 18 Закона Российской Федерации от 22 января 1993 г. "О статусе военнослужащих", введенного в действие с 1 января 1993 г. и действовавшего до 1 января 1998 г.; частью 5 статьи 213 КЗоТ РФ (в редакции Федерального закона от 17 марта 1997 г, вступившего в силу с 20 марта 1997 г. и действовавшего до 1 февраля 2002 г.); пунктом 1 статьи 31 Федерального закона от 18 июля 1995 г. "О рекламе", введенного в действие с 25 июля 1995 г. и действовавшего до 1 июля 2006 г..

Так, ст.131 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик, принятых 31 мая 1991 г, действие которых было распространено на территории Российской Федерации с 3 августа 1992 г, моральный вред (физические или нравственные страдания), причиненный гражданину неправомерными действиями, возмещается причинителем при наличии его вины. Моральный вред возмещается в денежной или иной материальной форме и в размере, определяемом судом, независимо от подлежащего возмещению имущественного вреда.

До указанного времени гражданское законодательство СССР не предусматривало возможность компенсации морального вреда.

В пункте 6 указанного выше постановления Пленума ВС РФ разъяснено, что если моральный вред причинен до введения в действие законодательного акта, предусматривающего право потерпевшего на его компенсацию, требования истца не подлежат удовлетворению, в том числе и в случае, когда истец после вступления этого акта в законную силу испытывает нравственные или физические страдания, поскольку на время причинения вреда такой вид ответственности не был установлен и по общему правилу действия закона во времени закон, усиливающий ответственность по сравнению с действовавшим на время совершения противоправных действий, не может иметь обратной силы (пункт 1 статьи 54 Конституции Российской Федерации).

Таким образом, требования истца о компенсации ему морального вреда, имевшего место в 1984 году, не подлежали удовлетворению.

Остальные доводы жалобы для разрешения указанного вопроса не имеют правового значения, поскольку законодательством того времени не предусматривалась возможность компенсации морального вреда.

Руководствуясь ст.ст. 328, 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Апелляционную жалобу истца Мошкина Е. Л. на решение Новоалтайского городского суда Алтайского края от 13 ноября 2017 года оставить без удовлетворения.

 

Председательствующий:

 

Судьи:

"данные изъяты"

"данные изъяты"

"данные изъяты"

"данные изъяты"

"данные изъяты"

"данные изъяты"

"данные изъяты"

"данные изъяты"

"данные изъяты"

"данные изъяты"

"данные изъяты"

"данные изъяты"

"данные изъяты"

"данные изъяты"

"данные изъяты"

"данные изъяты"

"данные изъяты"

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.