Апелляционное определение СК по гражданским делам Алтайского краевого суда от 27 февраля 2018 г. по делу N 33-1788/2018

 

Судебная коллегия по гражданским делам Алтайского краевого суда в составе:

председательствующего Параскун Т.И,

судей Медведева А.А, Рудь Е.П,

при секретаре Горской О.В,

с участием прокурора Мищенко Е.Ю,

рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционные жалобы истца Гришаковой Ю. В, ответчика Общество с ограниченной ответственностью "Алтай-Форест" на решение Тальменского районного суда Алтайского края от 19 декабря 2017 года

по делу по иску Гришаковой Ю. В. в своих интересах и интересах несовершеннолетнего ФИО1, ДД.ММ.ГГ года рождения, к Обществу с ограниченной ответственностью "Алтай-Форест" о взыскании компенсации морального вреда в связи с несчастным случаем на производстве.

Заслушав доклад судьи Рудь Е.П, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Гришакова Ю.В. в своих интересах и интересах несовершеннолетнего ФИО1, ДД.ММ.ГГ года рождения, обратилась в суд с иском к ООО "Алтай-Форест" о взыскании компенсации морального вреда в связи с несчастным случаем на производстве. С учетом уточнения размера исковых требований, просила взыскать с ООО "Алтай-Форест" в свою пользу компенсацию морального вреда, причиненного гибелью мужа Гришакова С.И, в размере 360 000 рублей; в пользу малолетнего сына погибшего Гришакова С.И. - ФИО1, ДД.ММ.ГГ года рождения - компенсацию морального вреда в размере 500 000 рублей, а также взыскать с ответчика в ее пользу расходы по оплате юридических услуг на подготовку искового заявления в сумме 2000 руб, расходы по госпошлине в размере 300 рублей, расходы на представителя в сумме 5000 рублей.

В обоснование исковых требований Гришакова Ю.В. ссылается на то, что Гришаков С.И. является ее мужем и отцом ее малолетнего ребенка ФИО1.

Гришаков С.И. с ДД.ММ.ГГ был принят на должность помощника станочника в ООО "Алтай-Форест". Приказом ***-к от 31.01.2008г. он был переведен в Курочкинский производственный участок на должность "вальщик леса". 10.12.2016г. Гришаков С.И, находясь на своем рабочем месте в лесном массиве, погиб - на него упало дерево, спиленное работником Ермолаевым С.В, и придавило. Гришаков С.И. умер на месте происшествия, таким образом, смерть Гришакова наступила в результате несчастного случая на производстве. Согласно судебно-медицинскому освидетельствованию от 13.12.2016г. причиной смерти Гришакова С.И. явилась травма легочных кровеносных сосудов; удар брошенным, рушащимся или падающим предметом.

22.02.2017г. был составлен Акт *** "О несчастном случае на производстве", согласно которому причинами несчастного случая послужили: неудовлетворительная организация производства работ, выразившаяся в необеспечении безопасности работника при осуществлении технологического процесса. Также в акте указаны лица, допустившие нарушение требований охраны труда при осуществлении технологического процесса.

В браке с Гришаковым С.И. истица состояла с ДД.ММ.ГГ, но фактически они проживали вместе с 2013 года, т.е. на момент гибели мужа, вместе они проживали 4 года 6 месяцев. Преждевременная гибель супруга причинила истице нравственные страдания, так как она осталась одна с малолетним ребенком без средств к существованию, поскольку не работала, занимаясь уходом за ребенком; отношения в семье были полноценные, основанные на взаимной любви и заботе, планировалось рождение второго ребенка. На момент гибели Гришакова С.И. имелись кредитные обязательства, которые ей пришлось погашать самостоятельно. Гибель Гришакова С.И. негативно сказалась на ее эмоциональном состоянии, так как она стала вдовой в 20 лет, оставшись без опоры и поддержки мужа. Смертью отца ФИО1 были причинены невыразимые нравственные и физические страдания, так как это невосполнимая утрата, последствиями которой являются сильный стресс, глубокие нравственные переживания и сильна душевная боль.

Со стороны ответчика была оказана материальная помощь на похороны Гришакова С.И. в размере 100 000 рублей, которая была потрачена на поминание погибшего и на погашение кредита.

Полагала, что ответчик обязан возвестить моральный вред, поскольку смерть Гришакова С.И. наступила при исполнении трудовых обязанностей. В августе 2017 года истицей была направлена в адрес ответчика претензия с просьбой в добровольном порядке компенсировать моральный вред. Однако ответчик, получив претензию 11.08.2017г, никак на нее не отреагировал, в связи с чем, она вынуждена обратиться в суд. Просила удовлетворить ее требования.

В судебном заседании истица Гришакова Ю.В. и ее представитель Слабунова Л.В. настаивали на исковых требованиях по основаниям, изложенным в исковом заявлении, пояснив, что в исковом заявлении в пользу истицы был заявлен моральный вред в размере 500 000 рублей и столько же в пользу ребенка, однако она уменьшает размер компенсации в свою пользу на 140 000 рублей и просила взыскать 360 000 рублей, так как учитывает, что ответчик ей оказал материальную помощь в размере 140 000 рублей. После смерти мужа она ощущала себя потерянной, будто одна осталась на свете. Ребенок понимает, что отца больше нет, подходит к двери, ждет папу и плачет. Родного отца никто не заменит. Она не сможет в будущем объяснить ребенку, почему у него нет папы, а у других есть.

Решением Тальменского районного суда Алтайского края от 19 декабря 2017 года исковые требования Гришаковой Ю. В. в своих интересах и интересах несовершеннолетнего ФИО1, ДД.ММ.ГГ года рождения, удовлетворены частично.

Суд постановил:взыскать с Общества с ограниченной ответственностью "Алтай-Форест" в пользу Гришаковой Ю. В. компенсацию морального вреда, причиненного гибелью ее супруга в результате несчастного случая на производстве, в размере 360 000 (триста шестьдесят тысяч) рублей.

Взыскать с Общества с ограниченной ответственностью "Алтай-Форест" в пользу ФИО1, ДД.ММ.ГГ года рождения, через законного представителя Гришакову Ю. В. компенсацию морального вреда, причиненного гибелью его отца в результате несчастного случая на производстве, в размере 30 000 (тридцать тысяч) рублей.

Взыскать с Общества с ограниченной ответственностью "Алтай-Форест" в пользу Гришаковой Ю. В. расходы по госпошлине в сумме 300 рублей, расходы на подготовку искового заявления в сумме 2 000 рублей, расходы на представителя в сумме 5 000 рублей, всего взыскать 7 300(Семь тысяч триста) рублей.

В удовлетворении остальных требований отказать.

В апелляционной жалобе истец Гришакова Ю. В. просит решение суда изменить, взыскав с ответчика в пользу ФИО1, ДД.ММ.ГГ года рождения, компенсацию морального вреда в размере 500 000 руб.

В обоснование доводов жалобы указала, что не согласна с суммой, взысканной судом в пользу ее сына ФИО1, поскольку является незначительной и не соответствует нравственным страданиям, которые претерпел ребенок в связи с гибелью отца, так как сын, несмотря на малолетний возраст, понимал и осознавал, что папы нет. В связи с тем, что между сыном и отцом были теплые отношения, сильная энергетическая взаимосвязь, сын плакал, что отца больше нет, что подтверждается показаниями свидетелей. Полагает, что компенсация морального вреда должна быть взыскана в большей сумме с учетом не только самого момента смерти, а с учетом всех последствий жизни ребенка без отца, поскольку больше с аналогичным иском ни она, ни ее сын обратиться не смогут.

В апелляционной жалобе ответчик Общество с ограниченной ответственностью "Алтай-Форест" просит решение суда отменить в части взыскания компенсации морального вреда в пользу Гришаковой Ю.В. и ФИО1, приняв по делу новое решение об удовлетворении исковых требований Гришаковой Ю.В. в размере 60 000 руб.

В обоснование доводов жалобы ответчик указал, что не согласен с решением суда, поскольку размер компенсации морального вреда завышен, так как истец не обосновала размер заявленных требований с учетом характера и степени понесенных страданий, не представила доказательств обращения за медицинской и психологической помощью, а показания свидетелей, подтверждающие переживания истца, не обосновывают их степень и характер. Полагает, что неверным является взыскание компенсации морального вреда в пользу малолетнего ребенка, поскольку в силу возраста (1 год 1 месяц) ребенок не способен осознавать последствия смерти близкого человека, лишен чувства опасности, он не переносит той стрессовой нагрузки, которая характерна взрослому. Полагает, что с учетом грубой неосторожности самого потерпевшего, разумной и справедливой будет компенсация морального вреда Гришаковой Ю.В. в размере 60 000 руб, учитывая, что ей была оказана материальная помощь в размере 140 000 руб.

В письменных возражениях истец Гришакова Ю.В. просит апелляционную жалобу ответчика оставить без удовлетворения.

В письменных возражениях прокурор, участвующий в деле, просит решение суда оставить без изменения, апелляционные жалобы сторон - без удовлетворения.

В суде апелляционной инстанции прокурор просил решение суда оставить без изменения, считая его законным и обоснованным.

Иные лица, участвующие в деле в судебное заседание суда апелляционной инстанции не явились, о времени и месте судебного заседания извещены надлежащим образом, руководствуясь ст. 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия полагает возможным рассмотреть дело в отсутствие не явившихся лиц.

Изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, проверив законность и обоснованность решения, исходя из доводов, изложенных в жалобах в соответствии с ч. 1 ст. 3271 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее ГПК РФ), судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения жалоб.

В силу положений ст.151 Гражданского кодекса Российской Федерации, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

В соответствии со ст.1101 Гражданского кодекса Российской Федерации размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда; при определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Объектом неправомерных посягательств являются по общему правилу любые нематериальные блага (права на них) вне зависимости от того, поименованы ли они в законе и упоминается ли соответствующий способ их защиты (п.4 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 года N10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда").

Под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина (п.2 указанного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации)

Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственника.

Из материалов дела следует, что Гришаков С.И. состоял в трудовых отношениях с ООО "Алтай-Форест" с 25.07.2007г, при этом с 05.12.2007г. - в должности вальщика леса. 10.12.2016г. при выполнении трудовой функции по заготовке древесины на деляне *** квартала 184 Ново-Заринского участкового лесничества "адрес" в результате падения дерева при валке леса Гришаков С.И. получил телесные повреждения, от которых скончался. Причинами, вызвавшими несчастный случай, являются неудовлетворительная организация производственных работ, выразившаяся в необеспечении безопасности работника при осуществлении технологического процесса, чем нарушены требования абз. 2 ч. 2 ст. 212 ТК РФ, пп.3, 4 п.77 Правил по охране труда в лесозаготовительном, деревообрабатывающем производствах и при проведении лесохозяйственных работ, утвержденных Приказом Минтруда России от 02.11.2015 N835н; п.п.2.6, 2.11 должностной инструкции заместителя генерального директора по лесопользованию ООО "Алтай-Форест" от 19.10.2011 N16; п.2.4 должностной инструкции мастера по отводам и таксации лесосек ООО "Алтай-Форест" от 23.12.2015 N14, п.п.2.5, 2.6 должностной инструкции мастера занятого на верхнем складе ООО "Алтай-Форест" от 01.07.2015г. N12, п.2.1 должностной инструкции начальника службы охраны труда и техники безопасности ООО "Алтай-Форест" от 11.01.2016 N34, приказа ООО "Алтай-Форест" от 23.09.2016 N93 "О назначении лиц, ответственных по охране труда". Указанные обстоятельства установлены вступившим в законную силу решением Тальменского районного суда Алтайского края от 13.07.2017г. по делу по административному иску ООО "Алтай-Форест" к Государственной инспекции труда в Алтайском крае, главному государственному инспектору труда Государственной инспекции труда в Алтайском крае Дружковой О.С. о признании незаконными заключения по несчастному случаю и предписания.

Кроме того, суд при рассмотрении указанного иска пришел к выводу о том, что лесосечные работы на деляне *** квартала 184 Ново-Заринского участкового лесничества 10.12.2016г. не могли выполнятся, в связи с отсутствием технологической карты, отвечающей требованиям охраны труда и недоведением до работников бригады всех ее обязательных составляющих.

В акте о несчастном случае на производстве формы ***, утвержденном руководителем ООО "Алтай-Форест" 22.02.2017г. и составленном в соответствии с заключением Государственной инспекции труда от 10.02.2017г, указано, что 10.12.2016г. вальщик леса Гришаков С.И. совместно с другими работниками прибыл к месту производства работ на транспорте предприятия; расстановка звеньев была уже осуществлена, каждый работник знал, где он производит работы. Вальщики, взяв пилы, разошлись по рабочим местам, в том числе и Гришаков С.И. При выполнении трудовой функции по заготовке древесины на деляне *** квартала *** Ново-Заринского участкового лесничества "адрес" в результате падения дерева при валке леса Гришаков С.И. получил телесные повреждения, от которых скончался. Причинами, вызвавшими несчастный случай, является неудовлетворительная организация производства работ, выразившаяся в необеспечении безопасности работника при осуществлении технологического процесса, чем нарушены требования абз.2 ч.2 ст.212 Трудового кодекса Российской Федерации, пп.пп. 3, 4 п.77 Правил по охране труда в лесозаготовительном, деревообрабатывающем производствах и при проведении лесохозяйственных работ, утвержденных приказом Минтруда России от 02 ноября 2015 года N835н, п.п. 2.6, 2.11 должностной инструкции заместителя генерального директора по лесопользованию ООО "Алтай-Форест" от 19.10.2011г. N16, п. 2.4 должностной инструкции мастера по отводам и таксации лесосек ООО "Алтай-Форест" от 23.12.2015г. N14, п.п. 2.5, 2.6 должностной инструкции мастера, занятого на верхнем складе, ООО "Алтай-Форест" от 01.07.2015г. N12, п.2.1 должностной инструкции начальника службы охраны труда и техники безопасности ООО "Алтай-Форест" от 11.01.2016г. N34, п.1 приказа генерального директора ООО "Алтай-Форест" от 23.09.2016г. N93 "О назначении лиц, ответственных за охрану труда". Ответственными лицами за допущенные нарушения указаны следующие должностные лица ООО "Алтай-Форест": заместитель генерального директора по лесопользованию Гуляев Д.В.; мастер по отводам и таксации лесосек Осипов В.А.; мастер, занятый на верхнем складе, Кунгуров Р.Л.; начальник службы охраны труда и техники безопасности Осипенко А.С.; главный инженер Погорелов Е.С.

Вышеизложенные обстоятельства ответчиком в судебном заседании не оспариваются.

Свидетельством о заключении брака подтверждается, что Гришакова Ю.В. является супругой Гришакова С.И. с ДД.ММ.ГГ, от брака имеет ребенка ФИО1, ДД.ММ.ГГ года рождения, что подтверждается свидетельством о его рождении.

Свидетельством о смерти подтверждается, что Гришаков С.И. умер ДД.ММ.ГГ.

Разрешая спор, суд первой инстанции, руководствуясь положениями ст.ст. 1064, 1068, 1099, 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации, разъяснениями постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 года N10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда", постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 января 2010 года N1 "О применении судам гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни и здоровью гражданина", установив, что смерть Гришакова С.И. наступила в результате несчастного случая на производстве и принимая во внимание конкретные обстоятельства дела, степень и характер нравственных страданий истцов, их индивидуальные особенности, возраст, степень родства с погибшим, а также требования разумности и справедливости, пришел к выводу о взыскании с ответчика ООО "Алтай-Форест" компенсации морального вреда в пользу Гришаковой Ю.В. в размере 360 000 рублей, в пользу Гришаковой Ю.В, действующей в интересах несовершеннолетнего сына ФИО1 в размере 30 000 руб.

Судебная коллегия с таким выводом суда первой инстанции, мотивированным в решении, соглашается, не находя оснований для взыскания компенсации морального вреда в ином размере.

Как следует из абз. 2 п. 1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 года N10", суду следует устанавливать, чем подтверждается факт причинения потерпевшему нравственных или физических страданий, при каких обстоятельствах и какими действиями (бездействием) они нанесены, степень вины причинителя, какие нравственные или физические страдания перенесены потерпевшим, в какой сумме он оценивает их компенсацию и другие обстоятельства, имеющие значение для разрешения конкретного спора.

Принимая во внимание, что гибель родственника и близкого человека сама по себе является необратимым обстоятельством, нарушающим психическое благополучие родственников и членов семьи, а также неимущественное право на родственные и семейные связи, в данном случае супруги и сына, которые лишились мужа и отца, являвшегося близким и любимым человеком, подобная утрата, безусловно, является тяжелым событием в жизни, неоспоримо причинившим нравственные страдания.

Оценивая представленные в материалы дела доказательства, в том числе пояснения истца, данные в ходе рассмотрения дела судом первой инстанции, определяя размер компенсации морального вреда, суд принял во внимание конкретные обстоятельства дела, степень вины работодателя, характер взаимоотношений истцов и погибшего, степень родства с погибшим, индивидуальные особенности истцов, характер и степень понесенных истцами душевных и нравственных страданий, связанных со смертью Гришакова С.И, возраст сына погибшего, которому на момент смерти Гришакова С.И. исполнилось 1 год и 1 месяц, а также требования разумности и справедливости.

Определяя размер компенсации морального вреда, суд принял во внимание все доводы сторон по делу, исследовал и учел все имеющие значение для дела обстоятельства, оснований для переоценки доказательств и взыскания иного размера компенсации морального вреда не имеется.

Размер компенсации определен, исходя из положений упомянутых выше норм материального права, что соответствует требованиям закона.

Понятия разумности и справедливости размеров компенсации являются оценочными, не имеют четких критериев в законе, и как категория оценочная определяется судом индивидуально, с учетом особенностей конкретного дела и перечисленных в законе условий, влияющих на размер такого возмещения.

Вопреки доводам жалоб, право определения размера компенсации морального вреда, подлежащего взысканию в пользу истца, принадлежит суду первой инстанции. Оснований к иной правовой оценке фактических обстоятельств, характера физических и нравственных страданий истцов и, соответственно, оснований к установлению иного размера такой компенсации судебная коллегия не усматривает.

Апелляционные жалобы сторон не содержат указания на такие обстоятельства, влияющие на размер возмещения вреда, которые должны были, но не были учтены судом.

Доводы жалобы ответчика о наличии в действиях потерпевшего грубой неосторожности, подлежат отклонению, поскольку из акта о несчастном случае на производстве не следует, что потерпевший Гришаков С.И. проявил грубую неосторожность, и установленные решением Тальменского районного суда Алтайского края от 13.07.2017г. обстоятельства оснований для таких выводов не дают. Иных доказательств наличия в действиях потерпевшего Гришакова С.И. грубой неосторожности ответчик суду не представил.

При таких обстоятельствах доводы апелляционных жалоб не опровергают выводов суда, изложенных в решении, направлены на иную оценку доказательств, оснований для которой не имеется.

Поскольку в иной части решение суда не обжалуется, то его законность и обоснованность в силу положений части 1 ст. 327.1 ГПК РФ не является предметом проверки судебной коллегией.

При таких обстоятельствах оснований для отмены или изменения решения суда по доводам апелляционных жалоб не имеется.

Руководствуясь ст.ст. 328, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Апелляционные жалобы истца Гришаковой Ю. В, ответчика Общество с ограниченной ответственностью "Алтай-Форест" на решение Тальменского районного суда Алтайского края от 19 декабря 2017 года оставить без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи:

"данные изъяты"

"данные изъяты"

"данные изъяты"

"данные изъяты"

"данные изъяты"

"данные изъяты"

"данные изъяты"

"данные изъяты"

"данные изъяты"

"данные изъяты"

"данные изъяты"

"данные изъяты"

"данные изъяты"

"данные изъяты"

"данные изъяты"

"данные изъяты"

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.