Апелляционное определение СК по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 06 февраля 2018 г. по делу N 33-316/2018

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе:

председательствующего

Савельевой Т.Ю.

судей

Зарочинцевой Е.В, Птоховой З.Ю.

при секретаре

Пешниной Ю.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционные жалобы Тупикина Сергея Викторовича, Коноплевой Ольги Васильевны на решение Выборгского районного суда Санкт-Петербурга от 05 июля 2017 года по гражданскому делу N 2-897/2017 по иску Комитета имущественных отношений Санкт-Петербурга к Тупикину Сергею Викторовичу, Бендерскому Сергею Александровичу, Барабановой Татьяне Борисовне о признании договора купли-продажи недействительной сделкой, применении последствий недействительности сделки, взыскании штрафа.

Заслушав доклад судьи Савельевой Т.Ю, объяснения представителя ответчика Тупикина С.В. адвоката Балахонова И.С, действующего на основании доверенности от 20 октября 2016 года сроком на три года и ордера, представителя третьих лиц Дандовой А.Д, Коноплевой О.В, Барабанова В.Б. Киреева А.Н, действующего на основании доверенности от 04 августа 2016 года сроком на пять лет, изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

УСТАНОВИЛА:

Комитет имущественных отношений Санкт-Петербурга обратился в Выборгский районный суд Санкт-Петербурга с иском к Тупикину С.В, Бендерскому С.А, которым просил признать Договор купли-продажи земельного участка с расположенным на нем многоэтажным жилым домом по адресу: Санкт-Петербург, "адрес", от 12 июля 2012 года, заключенный между Тупикиным С.В. и Бендерским С.А, недействительным (ничтожным) и применить последствия его недействительности, взыскать с Тупикина С.А. штраф в размере 1 550 000 руб. за нарушение содержащегося в п. 3.2.5 Договора N 1022-АЗ от 04 апреля 2011 года купли-продажи земельного участка с расположенным на нем жилым зданием условия об отчуждении объектов до момента исполнения договора лишь с согласия Комитета.

Требования мотивированы тем, что 04 апреля 2011 года ОАО "Фонд имущества Санкт-Петербурга", осуществляющий функции продавца на основании Постановления Правительства Санкт-Петербурга N 1002 от 11 июля 2005 года и Договора N Фао-238/2010 от 20 апреля 2010 года, заключенного с Комитетом по управлению городским имуществом Санкт-Петербурга (после реорганизации - Комитет имущественных отношений), заключил с Тупикиным С.В. (покупателем) Договор N 10022-АЗ купли-продажи земельного участка по адресу: Санкт-Петербург, "адрес", площадью 1 200 кв.м, кадастровый N.., с расположенным на нем многоквартирным домом, общей площадью 273,5 кв.м, по условиям которого покупателю были переданы в собственность вышеуказанные объекты недвижимости. Основанием для заключения Договора послужило Распоряжение КУГИ Санкт-Петербурга N 2316-рз от 29 сентября 2010 года "О продаже расселенного жилого дома одновременно с отчуждением покупателю земельного участка по адресу: Санкт-Петербург, "адрес"".

На основании акта приема-передачи от 22 апреля 2011 года земельный участок с расположенным на нем жилым зданием по адресу: Санкт-Петербург, "адрес", с документацией были переданы покупателю Тупикину С.В.

Пунктом 3.2.3 Договора покупатель обязался осуществить снос здания в течение 6 (шести) месяцев с момента заключения договора купли-продажи и возвести на освобожденном участке объект недвижимости в течение 42 (сорока двух) месяцев с момента заключения договора купли-продажи или реконструкцию здания в течение 42 (сорока двух) месяцев с момента заключения договора купли-продажи.

В соответствии с п. 3.2.5 Договора купли-продажи покупатель обязался согласовывать последующее отчуждение объекта полностью или по частям (долям в праве общей долевой собственности) с продавцом, в случае если не выполнены условия, установленные п. 3.2.3 Договора.

Последующее отчуждение здания и/или участка полностью или по частям (долям в праве общей долевой собственности) до выполнения п. 3.2.3 Договора возможно только с согласия продавца и в любом случае влечет переход к новым собственникам соответствующих прав и обязанностей, в том числе предусмотренных п.п. 1.1, 3.2.3 Договора.

Согласно п. 5.9 в случае нарушения п. 3.2.5 Договора покупатель уплачивает продавцу штраф в размере 50 (пятидесяти) процентов от цены продажи объекта, установленной в п. 2.1 Договора в сумме 3 100 000 руб.

12 июля 2012 года между Тупикиным С.В. и Бендерским С.А. был заключен Договор купли-продажи вышеуказанного земельного участка и многоквартирного дома, стоимость которых была определена в размере 3 100 000 руб, право собственности Бендерского С.А. на объекты недвижимости было зарегистрировано 01 августа 2012 года.

Пунктом 2.1.1 Договора купли-продажи от 12 июля 2012 года установлено ограничение/обременение земельного участка в виде осуществления сноса здания в течение 6 (шести) месяцев с момента заключения договора купли-продажи и возведения на освобожденном участке объекта недвижимости в течение 42 (сорока двух) месяцев с момента заключения договора купли-продажи или реконструкции здания в течение 42 месяцев с момента заключения договора купли-продажи.

Актом проверки выполнения условий договора купли-продажи земельного участка и жилого здания по спорному адресу от 01 октября 2014 года (регистрационный N 055/2014) установлено, что здание снесено, выполнено ограждение строительной площадки не по границам предоставленного земельного участка, на внутренней стороне ограждения размещена реклама жилого комплекса "Парнас Парк", отсутствует информационный щит, не представлена разрешительная документация на производство работ, какие-либо работы на Объекте не ведутся, представители собственника на Объекте отсутствуют.

Договором N 10022-АЗ от 04 апреля 2011 года не предусматривалась возможность прекращения обязательства покупателя по реконструкции здания; по мнению истца, в нарушение п. 3.2.5 Договора отчуждение земельного участка произведено в отсутствие согласия Комитета. Актами проверки от 19 декабря 2013 года и 01 октября 2014 года, проведенной специалистами Фонда, зафиксировано неисполнение Тупикиным С.В. и Бендерским С.А. условий, содержащихся в п.п. 3.2.3, 3.2.5 и 3.2.6 Договора, действия Тупикина С.В. по распоряжению земельным участком и зданием до выполнения обязательства по реконструкции здания (п. 3.2.3 Договора) нарушают права и законные интересы Санкт-Петербурга, который представляет Комитет.

Кроме того, существенным условием данного Договора являлось устранение аварийности здания путем его реконструкции, обеспечение безопасности здания. По мнению истца, наличие в Договоре обязательств, предусмотренных п.п. 3.2.3 и 3.2.5, свидетельствует о его смешанном характере - присутствии в нем элементов инвестиционного договора; до выполнения обязательства по реконструкции здания покупатель оставался должником, а Комитет - кредитором, и отчуждение объектов представляет собой перевод долга, для чего требовалось согласие истца, отсутствие которого влечет недействительность сделки.

Заочным решением Выборгского районного суда Санкт-Петербурга от 19 марта 2015 года исковые требования удовлетворены.

Определением суда от 31 августа 2016 года указанное заочное решение по заявлению ответчика Бендерского С.А. отменено, производство по делу возобновлено.

В ходе судебного разбирательства после уточнения исковых требований в окончательной форме в порядке ст. 39 ГПК РФ Комитет имущественных отношений Санкт-Петербурга просил признать Договор купли-продажи земельного участка с расположенным на нем многоквартирным жилым домом по адресу: Санкт-Петербург, "адрес", от 12 июля 2012 года, заключенный между Тупикиным С.В. и Бендерским С.А, недействительным и применить последствия недействительности ничтожной сделки в виде возврата Объектов в собственность Тупикина С.В.

В обоснование уточненных требований истец указал на вновь открывшиеся обстоятельства, а именно: 27 января 2015 года определением Никулинского районного суда города Москвы утверждено мировое соглашение, заключенное между Барабановой Т.Б. и Бендерским С.А. о разделе совместно нажитого имущества супругов, по условиям которого у Барабановой Т.Б. возникает право собственности на 1/2 долю земельного участка и на 1/2 долю многоквартирного дома по адресу: Санкт-Петербург, "адрес", площадью 1 200 кв.м. и дом площадью 273,5 кв.м.

В соответствии с п. 1 ст. 167 ГК РФ договор купли-продажи объектов от 12 июля 2012 года, заключенный между Тупикиным СВ. и Бендерским С.А, недействителен с момента его совершения согласно доводам, изложенным в исковом заявлении, что не может повлечь право собственности Барабановой Т.Б. на соответствующие доли в праве собственности на объекты в связи с разделом общего имущества супругов.

Решением Выборгского районного суда Санкт-Петербурга от 05 июля 2017 года исковые требования удовлетворены:

- Договор купли-продажи земельного участка с расположенным на нем многоквартирным жилым домом по адресу: Санкт-Петербург, "адрес", от 12 июля 2012 года, заключенный между Тупикиным С.В. и Бендерским С.А, признан недействительным;

- Применены последствия недействительности ничтожной сделки: в собственность Тупикина С.В. возвращен земельный участок с расположенным на нем многоквартирным жилым домом по адресу: Санкт-Петербург, "адрес";

- С Тупикина С.В. в пользу Комитета имущественных отношений Санкт-Петербурга взыскан штраф в размере 1 550 000 руб.

С решением суда Тупикин С.В, Коноплева О.В. не согласились и в апелляционных жалобах просят его отменить как незаконное, постановленное с нарушением норм материального права.

Ответчик Тупикин С.В, третьи лица Дандова А.Д, Коноплева О.В, Барабанов В.Б, не заявлявшие самостоятельных требований относительно предмета спора, на рассмотрение дела в суд апелляционной инстанции не явились, о времени и месте судебного заседания извещены надлежащим образом (т. 2, л.д. 249, 250), воспользовавшись правом, предусмотренным ст. 48 ГПК РФ, направили в суд своих представителей.

Представитель ответчика Тупикина С.В. адвокат Балахонов И.С, действующий на основании доверенности от 20 октября 2016 года сроком на три года и ордера, в заседание суда апелляционной инстанции явился, доводы, изложенные в апелляционной жалобе своего доверителя, поддержал, настаивал на ее удовлетворении; в случае отказа в удовлетворении жалобы просил применить положения ст. 333 ГК РФ и уменьшить размер штрафа ввиду его явной несоразмерности, о чем было заявлено его доверителем в суде первой инстанции.

Представитель третьих лиц Дандовой А.Д, Коноплевой О.В, Барабанова В.Б. Киреев А.Н, действующий на основании доверенности от 04 августа 2016 года сроком на пять лет, в заседание суда апелляционной инстанции явился, доводы, изложенные в апелляционной жалобе Коноплевой О.В. поддержал, настаивал на отмене решении суда первой инстанции и принятии по делу нового решения об отказе в удовлетворении исковых требований.

Представители истца Комитета имущественных отношений Санкт-Петербурга, третьих лиц АО "Фонд имущества Санкт-Петербурга", Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Санкт-Петербургу, ЖСК "Парнас Парк", Местной администрации МА МО Парголово, ответчики Бендерский С.А, Барабанова Т.Б, третье лицо Горошко Г.Н. на рассмотрение дела в суд апелляционной инстанции не явились, о времени и месте судебного заседания извещены надлежащим образом (т. 2, л.д. 241, 251-255), ходатайств об отложении судебного заседания и документов, свидетельствующих об уважительности причин неявки, не представили, в связи с чем судебная коллегия, руководствуясь положениями ст.ст. 167, 327 ГПК РФ, полагает возможным рассмотреть дело в данном судебном заседании в отсутствие неявившихся лиц.

Ознакомившись с материалами дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, заслушав объяснения представителя ответчика Тупикина С.В, представителя третьих лиц Дандовой А.Д, Коноплевой О.В, Барабанова В.Б, не заявлявших самостоятельных требований относительно предмета спора, проверив законность и необоснованность решения суда от 05 июля 2017 года в пределах доводов апелляционных жалоб в порядке ч. 1 ст. 327.1 ГПК РФ, судебная коллегия приходит к следующему.

Разрешая спор по существу, суд первой инстанции исходил из того, что в силу условий Договора N 10022-АЗ купли-продажи земельного участка по адресу: Санкт-Петербург, "адрес", с расположенным на нем многоквартирным домом от 04 апреля 2011 года до выполнения обязательств покупателя, предусмотренных его пунктом 3.2.3, отчуждение здания и земельного участка полностью или по частям возможно только с согласия АО "Фонд имущества Санкт-Петербурга" и в любом случае влечет переход к новым собственникам соответствующих прав и обязанностей (п. 3.2.5 Договора).

Признав, что к моменту заключения Договора купли-продажи между Тупикиным С.В. и Бендерским С.А. не имелось предусмотренных законом или договором оснований для прекращения обязательств Тупикина С.В, предусмотренных п. 3.2.3 Договора купли-продажи от 04 апреля 2011 года, суд согласился с доводами истца о том, что указанная сделка повлекла перевод долга Тупикина С.В. на другое лицо без согласия кредитора (Комитета имущественных отношений Санкт-Петербурга в лице АО "Фонд имущества Санкт-Петербурга") и в силу положений п. 2 ст. 391 ГК РФ является ничтожной.

В соответствии с ч. 1 ст. 330 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке являются: неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела; недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела; несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела; нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права. Согласно ст. 195 ГПК РФ решение суда должно быть законным и обоснованным.

Верховным Судом Российской Федерации в пунктах 2, 3 Постановления Пленума N 23 от 19 декабря 2003 года "О судебном решении" даны разъяснения о том, что решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права. Обоснованным решение является тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (ст.ст. 55, 59-61, 67 ГПК РФ), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

Вместе с тем, судебная коллегия полагает, что при рассмотрении настоящего спора судом первой инстанции приведенные положения не были учтены и применены, и находит вывод суда об удовлетворении исковых требований ошибочным, сделанным без учета фактических обстоятельств дела и основанным на неверном применении норм материального права.

Принимая во внимание, что при отмене судом апелляционной инстанции по результатам рассмотрения апелляционной жалобы решения суда первой инстанции по вышеуказанным основаниям, в соответствии с положениями ст. 328 ГПК РФ направление дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции не допускается, судебная коллегия, действуя с учетом разъяснений, изложенных в абз. 1 п. 36 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 года N 13 "О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции", полагает необходимым разрешить дело по заявленным исковым требованиям по существу с принятием нового решения.

Судебная коллегия соглашается с доводом апелляционных жалоб об отсутствии оснований рассматривать Комитет в качестве кредитора в обязательстве, включенном в пункт 3.2.3 Договора N 10022-АЗ купли-продажи земельного участка по адресу: Санкт-Петербург, "адрес" с расположенным на нем многоквартирным домом от 04 апреля 2011 года и связанном с осуществлением сноса и строительства либо реконструкции здания в определенный срок, не имеется, поскольку здание было передано в собственность покупателя, и его реконструкция не может признаваться действием, совершаемым "в пользу другого лица", то есть не отвечает признакам обязательства, указанным в п. 1 ст. 307 ГК РФ.

Как усматривается из содержания договора N 10022-АЗ от 04 апреля 2011 года, возложение на Тупикина С.В. обязанности по выполнению сноса и строительства либо реконструкции здания является именно обременением приобретенного по Договору купли-продажи имущества. Следовательно, применение судом к Договору купли-продажи от 12 июля 2012 года, заключенному между Тупикиным С.В. и Бендерским С.А, норм гражданского законодательства о переводе долга, и, соответственно, вывод суда о ничтожности сделки ввиду ее совершения без согласия кредитора являются неосновательными.

Оценивая включенное в Договор N 10022-АЗ купли-продажи от 04 апреля 2011 года условие о возможности последующего отчуждения объекта только с согласия Фонда (до выполнения обязательств, установленных п. 3.2.2 Договора), судебная коллегия также считает необходимым отметить, что из положений ст. 157.1 ГК РФ (введена Федеральным законом от 07 мая 2013 года N 100-ФЗ и действует с 01 сентября 2013 года) следует, что необходимость согласия на совершение сделки может быть предусмотрена только законом, а не договором.

Такое регулирование обусловлено тем, что по общему правилу собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц, в том числе отчуждать свое имущество в собственность другим лицам, передавать им, оставаясь собственником, права владения, пользования и распоряжения имуществом, отдавать имущество в залог и обременять его другими способами, распоряжаться им иным образом (п. 2 ст. 209 ГК РФ).

Соответственно, ограничения прав собственника в силу действующего законодательства могут существовать лишь в форме ограничений (обременений), устанавливаемых в отношении самой вещи - объекта права собственности - и следующих ее судьбе, поскольку иной подход противоречил бы существу права собственности, включающего правомочия владения, пользования и распоряжения своим имуществом (п. 1, ст. 209 ГК РФ).

Исходя из разъяснений Верховного Суда Российской Федерации, приведенных в пункте 74 Постановления Пленума от 23 июня 2015 года N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", судебная коллегия приходит к выводу о том, что признаки недействительности (ничтожности) в данном случае имеет именно условие Договора купли-продажи о необходимости согласия на последующее отчуждение объекта, поскольку оно противоречит существу законодательного регулирования данного вида обязательств.

Таким образом, заслуживает внимания и довод апелляционных жалоб о том, что состоявшееся отчуждение объекта не может считаться нарушающим права истца, поскольку закон заведомо разрешилотчуждать обремененное ограничениями имущество с сохранением ограничений и не обусловил это согласием публичного собственника.

Судебная коллегия соглашается с доводами апелляционных жалоб ответчика и третьего лица о несостоятельности правовой позиции истца о наличии у Договора N 10022-АЗ купли-продажи от 04 апреля 2011 года признаков инвестиционного договора, поскольку отчуждение земельного участка по адресу: Санкт-Петербург, "адрес", площадью 1 200 кв.м, кадастровый N.., с расположенным на нем многоквартирным домом, общей площадью 273,5 кв.м, производилось на основании Договора купли-продажи, который никаких инвестиционных обязательств не содержал, а все установленные ограничения касались только соблюдения назначения земельного участка, который находится в зоне малоэтажной застройки и инженерной инфраструктуры, связанных с обслуживанием данной зоны малоэтажных малоквартирных жилых домов, расположенных вне территории исторических пригородов Санкт-Петербурга, с включением объектов социально-культурного и коммунально-бытового назначения, связанных с проживанием граждан, а также объектов инженерной инфраструктуры.

С учетом изложенного заслуживают внимания доводы апелляционных жалоб об отсутствии каких-либо оснований для вывода об ограничении права Тупикина С.В. на распоряжение спорным земельным участком при заключении Договора купли-продажи от 12 июля 2012 года.

Кроме того, судебная коллегия считает необходимым указать на неправильность вывода суда о том, что последствием недействительности сделки является возврат объектов в собственность Тупикина С.В, поскольку данный вывод вступает в противоречие как с положениями п. 2 ст. 167 ГК РФ, в силу которых последствием недействительности сделки является двусторонняя реституция (обязанность каждой из сторон возвратить другой все полученное по сделке, а при невозможности этого возместить его стоимость), так и с разъяснениями, приведенными в абз. 2 п. 52 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 10, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 22 от 29 апреля 2010 года "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав", где указано, что оспаривание зарегистрированного права на недвижимое имущество осуществляется путем предъявления исков, решения по которым являются основанием для внесения записи в ЕГРП. В частности, если в резолютивной части судебного акта решен вопрос о наличии или отсутствии права либо обременения недвижимого имущества, о возврате имущества во владение его собственника, о применении последствий недействительности сделки в виде возврата недвижимого имущества одной из сторон сделки, то такие решения являются основанием для внесения записи в ЕГРП.

По смыслу приведенных разъяснений во взаимосвязи с абз. 4 того же пункта и п. 56 указанного Постановления, последствием недействительности сделки, совершенной с недвижимым имуществом (как и с любой другой вещью), должен являться именно возврат имущества, что предполагает реальное изъятие вещи из владения одной из сторон сделки и ее возврат во владение другой стороны, а также влечет совершение соответствующих регистрационных действий, однако недействительность произведенной ранее государственной регистрации перехода права собственности таким последствием не является и к тому же не может обеспечить восстановление прав стороны сделки, если имущество остается во владении другой стороны.

Следовательно, законом не предусмотрена возможность возврата имущества в порядке применения последствий недействительности сделки лицу, не являвшемуся стороной сделки.

Предусмотренный законом возврат полученного по сделке не может подменяться признанием права собственности, которое представляет собой самостоятельный способ защиты права (ст. 12 ГК РФ) и в соответствии с разъяснениями, содержащимися в п. 58 и 59 вышеназванного Постановления, применим лишь в случаях, когда имущество находится во владении истца, считающего себя его собственником, но право собственности зарегистрировано за иным лицом субъектом, и при условии представления истцом доказательств возникновения у него соответствующего права.

Поскольку судебная коллегия пришла к выводу о том, что условие Договора N 10022-АЗ купли-продажи от 04 апреля 2011 года (п. 3.2.5) о необходимости согласования последующего отчуждение объекта полностью или по частям (долям в праве общей долевой собственности) с продавцом, в случае, если не выполнены условия, установленные в п. 3.2.3 Договора, является ничтожным, не имеется оснований и для применения п. 5.9 Договора, предусматривающего обязанность покупателя уплатить продавцу штраф за нарушения п. 3.2.5, так как оно также является ничтожным и применению к спорным правоотношениям не подлежит.

Между тем, судебная коллегия отмечает, что Тупикин С.В. предпринимал неоднократные попытки согласовать отчуждение земельного участка в соответствии с п. 3.2.5. договора.

Как усматривается из материалов дела, 16 апреля 2012 года, 11 мая 2012 года, 17 мая 2012 года Тупикин С.В. письменно обращался в Фонд имущества Санкт-Петербурга с просьбой согласовать отчуждение спорного объекта Бендерскому С.А. и Барабановой Т.Б, однако указанные обращения ответчика были оставлены без ответа и удовлетворения.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия соглашается с доводом апелляционной жалобы ответчика о том, что Тупикин С.В. предпринял необходимые меры по согласованию отчуждения земельного участка в соответствии с п. 3.2.5. договора.

Кроме того, судебная коллегия отмечает, что в заключенном между Тупикиным С.В. и Бендерским С.А. договоре купли-продажи от 12 июля 2012 года предусмотрено обязательство покупателя по сносу и строительству либо реконструкции объекта в течение 42 месяцев (п. 5.2.5.), а также запрет на последующее отчуждение объекта без согласия Комитета имущественных отношений Санкт-Петербурга (п. 5.2.7.)

При таких обстоятельствах, у суда первой инстанции отсутствовали правовые основания для возложения на Тупикина С.В. ответственности, предусмотренной п. 5.9 Договора, в виде уплаты штрафа в размере пятидесяти процентов от цены договора, что составляет 1 550 000 руб. (3 100 000 руб./2), в связи с чем решение суда от 05 июля 2017 года в указанной части постановлено с нарушением норм материального права, регулирующих спорные правоотношения, и подлежит отмене.

В то же время, судебная коллегия полагает возможным принять во внимание доводы апелляционных жалоб ответчика, третьего лица о пропуске истцом срока исковой давности по заявленным требованиям.

В соответствии п. 2 ст. 181 ГК РФ срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (п. 1 ст. 179), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

Как усматривается из материалов дела, 17 июня 2013 года АО "Фонд имущества Санкт-Петербурга" направил в адрес ответчиков Тупикина С.В. и Бендерского С.А. письмо N 2989/32 с извещением о нарушении Тупикиным С.В. п. 3.2.5 Договора N 10022-АЗ купли-продажи от 04 апреля 2011 года.

В данном письме, в частности, указано, что согласно полученным выпискам из ЕГРП земельный участок и многоквартирный дом по адресу: Санкт-Петербург, "адрес", и земельный участок и многоквартирный дом по адресу: Санкт-Петербург, "адрес", принадлежат на праве собственности Бендерскому С.А. (т. 1, л.д. 53).

Следовательно, на дату составления письма (17 июня 2013 года) Комитету имущественных отношений Санкт-Петербурга было известно об отчуждении Тупикиным С.В. объектов недвижимости в пользу Бендерского С.А. на основании Договора купли-продажи от 12 июля 2012 года, тогда как за судебной защитой нарушенного права истец обратился лишь 09 декабря 2014 года (т. 1, л.д. 3), что свидетельствует о пропуске срока исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности.

О восстановлении пропущенного срока исковой давности истец в ходе рассмотрения дела в суде первой инстанции не заявлял.

Таким образом, выводы суда первой инстанции по настоящему делу не соответствуют нормам материального права и фактическим обстоятельствам дела, которые не дают оснований для удовлетворения требований истца.

Руководствуясь положениями ст.ст. 328-320 ГПК РФ, судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Выборгского районного суда Санкт-Петербурга от 05 июля 2017 года отменить, апелляционные жалобы Тупикина Сергея Викторовича, Коноплевой Ольги Васильевны - удовлетворить.

Принять по делу новое решение.

Исковые требования Комитета имущественных отношений Санкт-Петербурга к Тупикину Сергею Викторовичу, Бендерскому Сергею Александровичу, Барабановой Татьяне Борисовне о признании договора купли-продажи недействительной сделкой, применении последствий недействительности сделки, взыскании штрафа - оставить без удовлетворения.

 

Председательствующий:

 

Судьи:

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.