Апелляционное определение СК по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 06 февраля 2018 г. по делу N 33-440/2018

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего

Савельевой Т.Ю.

судей

Зарочинцевой Е.В.

Александровой Ю.К.

с участием прокурора

Махова Е.А.

при секретаре

Пешниной Ю.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционную жалобу Апарина Владимира Александровича на решение Фрунзенского районного суда Санкт-Петербурга от 18 января 2017 года по гражданскому делу N 2-182/2017 по иску Апарина Владимира Александровича к администрации Фрунзенского района Санкт-Петербурга, СПб ГКУ "Жилищное агентство Фрунзенского района Санкт-Петербурга" о признании членом семьи нанимателя, обязании заключить договор социального найма, по встречному иску администрации Фрунзенского района Санкт-Петербурга к Апарину Владимиру Александровичу, Апарину Сергею Александровичу, Ксенофонтовой Наталье Викторовне о выселении из жилого помещения.

Заслушав доклад судьи Савельевой Т.Ю, объяснения Апарина В.А, его представителя адвоката Целух К.С, действующего на основании ордера N 78/5194 от 11 июля 2017 года и доверенности от 29 декабря 2017 года сроком на один год, поддержавших доводы апелляционной жалобы, объяснения Апарина С.А, Ксенофонтовой Н.В, поддержавших доводы апелляционной жалобы, заключение прокурора Махова Е.А, полагавшего решение суда в части отказа в удовлетворении исковых требований Апарина В.А. подлежащим отмене, в остальной части - оставлению без изменения, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Апарин В.А. обратился в суд с иском к администрации Фрунзенского района Санкт-Петербурга, СПб ГКУ "Жилищное агентство Фрунзенского района Санкт-Петербурга", указывая, что со 02 декабря 2002 года он зарегистрирован по месту жительства в коммунальной квартире N.., расположенной по адресу: Санкт-Петербург, "адрес", где занимает две сугубо-смежные комнаты, площадью 14,2 кв.м и 23,5 кв.м, нанимателем которых на основании ордера от 10 марта 2000 года являлась Шевченко Е.И. Шевченко Е.И. приходилась истцу родной тетей, вселила истца как члена своей семьи, с момента регистрации истец проживал с нанимателем единой семьей, вел с ней общее хозяйство. После смерти Шевченко Е.И. "дата", истец продолжил пользование жилым помещением, оплачивал коммунальные платежи, осуществлял ремонт.

После смерти нанимателя Шевченко Е.И. истец обратился в СПб ГКУ "Жилищное агентство Фрунзенского района Санкт-Петербурга" с целью внесения изменений в договор найма спорного жилого помещения и оформления его на свое имя, однако получил отказ в признании его нанимателем с разъяснениями, что изменение указанного договора возможно лишь вследствие признания нанимателем помещения другого члена семьи.

В связи с изложенным, уточнив исковые требования в порядке статьи 39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, в окончательной форме Апарин В.А. просил признать его членом семьи нанимателя жилого помещения по адресу: Санкт-Петербург, "адрес", обязать ответчика заключить с ним договор социального найма.

В ходе судебного разбирательства Администрация Фрунзенского района Санкт-Петербурга предъявила встречные требования к Апарину В.А, Апарину С.А, Ксенофонтовой Н.В. о выселении из спорного жилого помещения, в обоснование которых указав на отсутствие доказательств совместного проживания и ведения общего хозяйства Апарина В.А. с нанимателем спорного жилого помещения, ссылаясь на то, что регистрация Апарина В.А. и Апарина С.А. в спорном жилом помещении правового значения не имеет и права пользования на спорное жилье не порождает. При этом Ксенофонтова Н.В. проживает в квартире безосновательно. Поскольку правовые основания для дальнейшего проживания у Апарина В.А, Апарина С.А. и Ксенофонтовой Н.В. отсутствуют, Администрация Фрунзенского района Санкт-Петербурга просила выселить ответчиков из спорного жилого помещения.

Решением Фрунзенского районного суда Санкт-Петербурга от 18 января 2017 года, с учетом определения суда от 20 сентября 2017 года об исправлении описки, в удовлетворении исковых требований Апарина В.А. к администрации Фрунзенского района Санкт-Петербурга, СПб ГКУ "Жилищное агентство Фрунзенского района Санкт-Петербурга" о признании членом семьи умершего нанимателя комнат, размером 14,2 и 23,5 кв.м, в квартире N... в "адрес" Санкт-Петербурге отказано.

Встречные исковые требования Администрации Фрунзенского района Санкт-Петербурга удовлетворены.

Суд выселил Апарина В.А, Апарина С.А, Ксенофонтову Н.В. из комнат размером 14,2 кв.м и 23,5 кв.м, расположенных в квартире N... в "адрес" Санкт-Петербурге.

Суд взыскал с Апарина В.А, Апарина С.А, Ксенофонтовой Н.В. в доход бюджета Санкт-Петербурга государственную пошлину в размере по 300 руб. с каждого.

Дополнительным решением Фрунзенского районного суда Санкт-Петербурга от 20 сентября 2017 года Апарину В.А. отказано в удовлетворении иска к администрации Фрунзенского района Санкт-Петербурга, СПб ГКУ "Жилищное агентство Фрунзенского района Санкт-Петербурга" об обязании заключить договор социального найма комнат, размером 14,2 кв.м и 23,5 кв.м, расположенных в квартире N... в "адрес" Санкт-Петербурге.

Апарин В.А. обратился с апелляционной жалобой, в которой просит решение суда отменить как незаконное и необоснованное и принять по делу новое решение об удовлетворении заявленных им исковых требований и отказе в удовлетворении встречного иска.

На рассмотрение дела в суд апелляционной инстанции представители администрации Фрунзенского района Санкт-Петербурга, СПБ ГКУ "СПб ГКУ "Жилищное агентство Фрунзенского района Санкт-Петербурга" не явились, о месте и времени рассмотрения дела извещены надлежащим образом (л.д. 203-207), ходатайств об отложении судебного заседания в суд апелляционной инстанции не направили, доказательств уважительности причин неявки суду не представили.

При таких обстоятельствах, в соответствии со статьей 167, частью 1 статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судебная коллегия определилавозможным рассмотреть дело в отсутствие не явившихся лиц.

Изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, проверив законность и обоснованность решения суда в пределах доводов жалобы в соответствии со статьей 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия приходит к следующему.

Судом установлено и из материалов дела следует, что на основании ордера N 800577 от 10 марта 2000 года нанимателем двух сугубо-смежных комнат, размером 14,2 кв.м и 23,5 кв.м, расположенных в коммунальной квартире N... по адресу: Санкт-Петербург, "адрес", являлась Шевченко Е.И.

Со 2 декабря 2002 года Апарин В.А, Апарин С.А. зарегистрированы постоянно по месту жительства в спорном жилом помещении в качестве племенников нанимателя.

"дата" Шевченко Е.И. скончалась.

Ранее Апарин В.А. был зарегистрирован по адресу: Ленинградская обл, "адрес" снят с регистрационного учета 11 ноября 2002 года.

Согласно акту от 22 сентября 2016 года, составленному ООО "Жилкомсервис N 1 Фрунзенского района", в спорных комнатах проживает Апарин С.А, в квартире находятся его личные вещи.

Апарин В.А. обращался в СПб ГКУ "Жилищное агентство Фрунзенского района Санкт-Петербурга" по вопросу признания его нанимателем спорных комнат, в чем ему письмом от 16 марта 2016 года было отказано ввиду отсутствия к тому законных оснований, поскольку Апарин В.А. не является членом семьи нанимателя, в ордер не включен, договор социального найма в письменной форме не заключался. При этом, Апарину В.А. разъяснено право признания его членом семьи нанимателя в судебном порядке.

Обращаясь в суд с настоящим иском, Апарин В.А. указывал на то, что его родная тетя Шевченко Е.А. вселила его в спорное жилое помещение в качестве члена семьи, с момента его вселения они проживали единой семьей, вели общее хозяйство. После смерти Шевченко Е.А. истец продолжил пользование жилым помещением, оплачивает коммунальные платежи, осуществляет ремонт.

Предъявляя встречные исковые требования о выселении Апарина В.А, Апарина С.А, Ксенофонтовой Н.В. о выселении из спорного жилого помещения, Администрация Фрунзенского района Санкт-Петербурга ссылалась на то, что ответчики не являются членами семьи нанимателя, в связи с чем, они занимают комнаты в отсутствие законных оснований.

Разрешая спор по существу, суд первой инстанции руководствовался положениями статьи 53 Жилищного кодекса РСФСР, статей 11, 13, 69, 82 Жилищного кодекса Российской Федерации, а также разъяснениями. содержащимися в пункте 25 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2 июля 2009 года N 14 "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации", и оценив представленные в материалы дела доказательства, пришел к выводу о том, что Апариным В.А. не представлено доказательств того, что после вселения в спорное жилое помещение он проживал с нанимателем единой семьей и вел с Шевченко Е.И. общее хозяйство, в связи с чем, оснований для удовлетворения заявленных им исковых требований не имеется, тогда как требование Администрации Фрунзенского района Санкт-Петербурга о выселении Апарина В.А. из спорного жилого помещения является обоснованным и подлежит удовлетворению.

Судебная коллегия не может согласиться с приведенными выводами суда, поскольку при разрешении спора судом неправильно применены нормы материального права, а при установлении фактических обстоятельств дела представленные доказательства оценены без учета их взаимной связи, что не соответствует требованиям части 3 статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Согласно статье 53 Жилищного кодекса РСФСР, действовавшего на момент вселения истца в спорное жилое помещение, члены семьи нанимателя, проживающие совместно с ним, пользуются наравне с нанимателем всеми правами и несут все обязанности, вытекающие из договора найма жилого помещения... К членам семьи нанимателя относятся супруг нанимателя, их дети и родители. Другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы, а в исключительных случаях и иные лица могут быть признаны членами семьи нанимателя, если они проживают совместно с нанимателем и ведут с ним общее хозяйство.

В соответствии со статьей 54 Жилищного кодекса РСФСР наниматель вправе в установленном порядке вселить в занимаемое жилое помещение своего супруга, детей, родителей, других родственников, нетрудоспособных иждивенцев и иных лиц, получив на это письменное согласие всех совершеннолетних членов своей семьи. Граждане, вселенные нанимателем в соответствии с правилами настоящей статьи, приобретают равное с нанимателем и остальными членами его семьи право пользования жилым помещением, если эти граждане являются или признаются членами семьи (статьей 53) и если при вселении между этими гражданами, нанимателем и проживающими с ним членами семьи не было иного соглашения о порядке пользования жилым помещением.

Аналогичные положения содержатся в статьях 69, 70 Жилищного кодекса Российской Федерации.

Согласно статье 69 Жилищного кодекса Российской Федерации к членам семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма относятся проживающие совместно с ним его супруг, а также дети и родители данного нанимателя. Другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы признаются членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма, если они вселены нанимателем в качестве членов его семьи и ведут с ним общее хозяйство. В исключительных случаях иные лица могут быть признаны членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма в судебном порядке (часть 1), члены семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма имеют равные с нанимателем права и обязанности. Дееспособные и ограниченные судом в дееспособности члены семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма несут солидарную с нанимателем ответственность по обязательствам, вытекающим из договора социального найма (часть 2).

В соответствии с частью 1 статьи 70 Жилищном кодексе Российской Федерации наниматель с согласия в письменной форме членов своей семьи, в том числе временно отсутствующих членов своей семьи, вправе вселить в занимаемое им жилое помещение по договору социального найма своего супруга, своих детей и родителей или с согласия в письменной форме членов своей семьи, в том числе временно отсутствующих членов своей семьи, и наймодателя - других граждан в качестве проживающих совместно с ним членов своей семьи. Наймодатель может запретить вселение граждан в качестве проживающих совместно с нанимателем членов его семьи в случае, если после их вселения общая площадь соответствующего жилого помещения на одного члена семьи составит менее учетной нормы.

Вселение в жилое помещение граждан в качестве членов семьи нанимателя влечет за собой изменение соответствующего договора социального помещения в части необходимости указания в данном договоре нового члена семьи нанимателя.

Из разъяснений, изложенных в пунктах 24 - 26 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2 июля 2009 года N 14 "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации", следует, что согласно части 2 статьи 69 Жилищном кодексе Российской Федерации члены семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма имеют равные с нанимателем права и обязанности независимо от того, вселялись ли они в жилое помещение одновременно с нанимателем или были вселены в качестве членов семьи нанимателя впоследствии. Члены семьи нанимателя имеют, в частности, следующие права: бессрочно пользоваться жилым помещением (часть 2 статьи 60 ЖК РФ); сохранять право пользования жилым помещением в случае временного отсутствия (статья 71 ЖК РФ); участвовать в решении вопросов: переустройства и перепланировки жилого помещения (пункт 5 части 2 статьи 26 ЖК РФ), вселения в установленном порядке в жилое помещение других лиц (статья 70 ЖК РФ), обмена жилого помещения (статья 72 ЖК РФ), сдачи жилого помещения в поднаем (статья 76 ЖК РФ), вселения временных жильцов (статья 80 ЖК РФ), переселения в жилое помещение меньшего размера (статья 81 ЖК РФ), изменения договора социального найма (статья 82 ЖК РФ), расторжения договора социального найма (часть 2 статьи 83 ЖК РФ) (пункт 24).

Разрешая споры, связанные с признанием лица членом семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма, необходимо учитывать, что круг лиц, являющихся членами семьи нанимателя, определен частью 1 статьи 69 ЖК РФ. К ним относятся: а) супруг, а также дети и родители данного нанимателя, проживающие совместно с ним; б) другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы, если они вселены нанимателем в качестве членов его семьи и ведут с ним общее хозяйство.

К другим родственникам при этом могут быть отнесены любые родственники как самого нанимателя, так и членов его семьи независимо от степени родства как по восходящей, так и нисходящей линии.

Под ведением общего хозяйства, являющимся обязательным условием признания членами семьи нанимателя других родственников и нетрудоспособных иждивенцев, следует, в частности, понимать наличие у нанимателя и указанных лиц совместного бюджета, общих расходов на приобретение продуктов питания, имущества для совместного пользования и т.п.

Для признания других родственников и нетрудоспособных иждивенцев членами семьи нанимателя требуется также выяснить содержание волеизъявления нанимателя (других членов его семьи) в отношении их вселения в жилое помещение: вселялись ли они для проживания в жилом помещении как члены семьи нанимателя или жилое помещение предоставлено им для проживания по иным основаниям (договор поднайма, временные жильцы). В случае спора факт вселения лица в качестве члена семьи нанимателя либо по иному основанию может быть подтвержден любыми доказательствами (статья 55 ГПК РФ) (пункт 25).

По смыслу находящихся в нормативном единстве положений статьи 69 Жилищного кодекса Российской Федерации и части 1 статьи 70 Жилищного кодекса Российской Федерации, лица, вселенные нанимателем жилого помещения по договору социального найма в качестве членов его семьи, приобретают равные с нанимателем права и обязанности при условии, что они вселены в жилое помещение с соблюдением предусмотренного частью 1 статьи 70 Жилищном кодексе Российской Федерации порядка реализации нанимателем права на вселение в жилое помещение других лиц в качестве членов своей семьи.

Частью 2 статьи 82 Жилищного кодекса Российской Федерации, действующего на момент смерти Шевченко Е.И, предусмотрено, что дееспособный член семьи нанимателя с согласия остальных членов своей семьи и наймодателя вправе требовать признания себя нанимателем по ранее заключенному договору социального найма вместо первоначального нанимателя. Такое же право принадлежит в случае смерти нанимателя любому дееспособному члену семьи умершего нанимателя.

Эти положения воспроизводят (применительно к договору социального найма) нормы пункта 2 статьи 686 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которому в случае смерти нанимателя или его выбытия из жилого помещения договор продолжает действовать на тех же условиях, а нанимателем становится один из граждан, постоянно проживающих с прежним нанимателем, по общему согласию между ними. Если такое согласие не достигнуто, все граждане, постоянно проживающие в жилом помещении, становятся сонанимателями.

Таким образом, положения пункта 2 статьи 686 Гражданского кодекса Российской Федерации в силу пункта 3 статьи 672 указанного Кодекса применимы и к договору социального найма жилого помещения, поскольку иное не предусмотрено жилищным законодательством.

Приведенные нормы в их взаимосвязи указывают на то, что в случае, если после смерти нанимателя, а также его выезда в другое место жительства в жилом помещении остаются проживать члены его семьи, договор социального найма не признается расторгнутым и продолжает действовать на тех же условиях, при этом нанимателем признается один из проживающих или все проживающие признаются сонанимателями. По смыслу части 3 статьи 83 Жилищного кодекса Российской Федерации договор социального найма признается расторгнутым лишь в том случае, если из жилого помещения выехал как сам наниматель, так и члены его семьи, т.е. оно освобождено.

Материалами дела подтверждается, что Шевсенко Е.И. приходилась Апарину В.А. родной тетей.

Согласно справке о регистрации формы 9 в отношении спорного жилого помещения Апарин В.А. зарегистрирован в нем постоянно по месту жительства в качестве племянника нанимателя.

Указанное свидетельствует о наличии волеизъявления самой Шевченко Е.И. на вселение Апарина В.А. в комнаты именно в качестве члена ее семьи.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия считает, что Апарин В.А. был вселен в спорное жилое помещение в установленном законом порядке как член семьи нанимателя, таким образом, приобрел равное с нанимателем право пользования им.

Требования о выселении из спорного жилого помещения в связи с отсутствием законных оснований для его занятия Администрацией Фрунзенского района Санкт-Петербурга после смерти нанимателя к Апарину В.А. не предъявлялись до момента его обращения в суд с настоящим иском.

Вышеизложенные обстоятельства, с учетом положений статьи 82 Жилищного кодекса Российской Федерации, указывают на то, что сам наймодатель признавал Апарина В.А. членом семьи прежнего нанимателя.

После смерти Шевченко Е.И. в "дата" отношения социального найма фактически продолжились и существовали к моменту возбуждения настоящего спора, Апарин В.А. обязанности нанимателя жилого помещения исполняет, в материалы дела представлены доказательства, подтверждающие факт его проживания в квартире, ведения с нанимателем общего хозяйства, осуществления ремонта в квартире, в том числе, в связи с неоднократными заливами жилого помещения, несения расходов по оплате спорного жилого помещения после смерти нанимателя.

С учетом изложенного, судебная коллегия приходит к выводу о том, что Апарин В.А. обладает правом пользования спорными комнатами, основанным на договоре социального найма, заключенном с прежним нанимателем, вселившим истца в это жилое помещение в качестве члена своей семьи, и после выбытия первоначального нанимателя истец вправе требовать письменного оформления соответствующего договора.

При таком положении, обжалуемое решение Фрунзенского районного суда Санкт-Петербурга от 18 января 2017 года в части отказа в удовлетворении заявленных Апариным В.А. исковых требований о признании членом семьи нанимателя и дополнительное решение Фрунзенского районного суда Санкт-Петербурга от 20 сентября 2017 года об отказе в обязании ответчиков заключить с Апариным В.А. договор социального найма подлежит отмене с принятием нового решения об удовлетворении иска Апарина В.А. в полном объеме.

Поскольку наличие у Апарина В.А. права пользования спорным жилым помещением судом апелляционной инстанции установлено, оснований для его выселения не имеется, в связи с чем, решение суда в данной части также подлежит отмене с отказом в удовлетворении соответствующего требования встречного иска Администрации Фрунзенского района Санкт-Петербурга.

Удовлетворяя требование Администрации Фрунзенского района Санкт-Петербурга о выселении из спорного жилого помещения Апарина С.А, Ксенофонтовой Н.В, суд первой инстанции исходил из того, что доказательства наличия законных оснований для их проживания в квартире не представлено, требований о признании права пользования комнатами указанными лицами не заявлялось.

Поскольку решение суда в указанной части не обжалуется, то законность и обоснованность не обжалуемой части решения в силу положений частей 1, 2 статьи 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не является предметом проверки судебной коллегии. В данном случае апелляционная инстанция связана доводами жалобы Апарина В.А. Иное противоречило бы диспозитивному началу гражданского судопроизводства, проистекающему из особенностей спорных правоотношений, субъекты которых осуществляют принадлежащие им права по собственному усмотрению, произвольное вмешательство в которые, в силу положений статей 1, 2, 9 Гражданского кодекса Российской Федерации недопустимо.

При этом, каких-либо оснований к проверке решения суда первой инстанции в полном объеме в порядке, предусмотренном частью 2 статьи 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебной коллегией не установлено, поскольку выводы суда в неоспариваемой части основаны на правильном применении норм действующего законодательства, регулирующих спорные правоотношения.

На основании изложенного, в остальной части решение Фрунзенского районного суда Санкт-Петербурга от 18 января 2017 года подлежит оставлению без изменения.

Руководствуясь статьей 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Фрунзенского районного суда Санкт-Петербурга от 18 января 2017 года в части отказа в удовлетворении исковых требований Апарина Владимира Александровича к администрации Фрунзенского района Санкт-Петербурга, СПб ГКУ "Жилищное агентство Фрунзенского района Санкт-Петербурга" о признании членом семьи нанимателя, обязании заключить договор социального найма, в части удовлетворения встречного иска администрации Фрунзенского района Санкт-Петербурга о выселении Апарина Владимира Александровича из жилого помещения и дополнительное решение Фрунзенского районного суда Санкт-Петербурга от 20 сентября 2017 года отменить.

Принять в указанной части новое решение.

Признать Апарина Владимира Александровича членом семьи умершего нанимателя Шевченко Елены Ивановны комнат, размером 14,2 кв.м и 23,5 кв.м, расположенных в квартире N... в "адрес" Санкт-Петербурге.

Обязать СПб ГКУ "Жилищное агентство Фрунзенского района Санкт-Петербурга" заключить с Апариным Владимиром Александровичем договор социального найма комнат размером 14,2 кв.м и 23,5 кв.м, в квартире N... в "адрес" Санкт-Петербурге.

В удовлетворении встречного иска администрации Фрунзенского района Санкт-Петербурга к Апарину Владимиру Александровичу о выселении из жилого помещения отказать.

В остальной части решение Фрунзенского районного суда Санкт-Петербурга от 18 января 2017 года оставить без изменения.

 

Председательствующий:

 

Судьи:

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.