Апелляционное определение СК по административным делам Санкт-Петербургского городского суда от 29 января 2018 г. по делу N 33а-1559/2018

 

Судебная коллегия по административным делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего

Ильичевой Е.В.

судей

Головкиной Л.А, Ивановой Ю.В.

при секретаре

Чернышове А.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании 29 января 2018 года административное дело N 2а-2085/17 по апелляционной жалобе Общества с ограниченной ответственностью "Экогазсервис" на решение Колпинского районного суда Санкт-Петербурга от 9 октября 2017 года по административному иску Общества с ограниченной ответственностью "Экогазсервис" к Государственной инспекции труда в городе Санкт-Петербурге об оспаривании предписания.

Заслушав доклад судьи Ильичевой Е.В, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

ООО "Экогазсервис" обратилось в Колпинский районный суд Санкт-Петербурга с административным иском, в котором, с учетом изменения заявленных требований, просило признать незаконными пункты NN 4, 6, 8, 11 - 19, 20 - 60, 66 - 74, 77, 79, 81, 83, 84, 85, 87 Предписания государственной инспекции труда в городе Санкт-Петербурге (далее также - ГИТ) от 1 марта 2017 года N8-ПП/2017-2/82/664/13/3 (далее - Предписание).

Определением Колпинского районного суда Санкт-Петербурга от 2 мая 2017 года производство по делу в части требований об оспаривании пункта 84 названного предписания прекращено в связи с отказом от иска в данной части.

Решением Колпинского районного суда Санкт-Петербурга от 9 октября 2017 года административный иск удовлетворен в части требований.

Решением суда признаны незаконными:

- пункты 19, 21, 25, 27, 28, 31, 32, 37, 38, 39, 41, 42, 43, 46, 47, 49, 51, 53, 59, 60, 66 предписания Государственной инспекции труда в городе Санкт-Петербурге от 1 марта 2017 года N 8-ПП/2017-2/82/664/13/3;

- пункты 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74 предписания N 8-1111/2017-2/82/664/13/3 в части указания на нарушения пунктов 3, 4, 6 Постановления Правительства Российской Федерации от 23 сентября 2002 года N 695 и таблицы N 2 Постановления Правительства Российской Федерации от 28 апреля 1993 года N 377;

- пункт 6 предписания N 8-ПП/2017-2/82/664/13/3 в части указания на нарушения пункта 8 Приложения N 3 к приказу Минздравсоцразвития России от 12 апреля 2011 года N 302н;

- пункт 8 предписания N 8-ПП/2017-2/82/664/13/3 в части указания на нарушения пункта 3.5 Приложения к Постановлению Минтруда России, Минобразования России от 13 января 2003 года N 1/29.

В остальной части административное исковое заявление оставлено без удовлетворения.

В апелляционной жалобе административный истец ставит вопрос об отмене решения суда в части отказа в удовлетворении заявленных требований и принятии нового об удовлетворении требований иска в полном объеме, полагает решение в обжалуемой части постановленным при неправильном применении норм права и оценке доказательств.

В заседание суда апелляционной инстанции административный истец - ООО "Экогазсервис", административный ответчик - Государственная инспекция труда в городе Санкт-Петербурге своих представителей на направили, административный ответчик - главный государственный инспектор труда (по охране труда) Давыдов Д.В. не явился, извещены судом заблаговременно и надлежащим образом о времени и месте судебного разбирательства (по средствам телефонограммы (л.д.139) и факсимильной связью (л.д.141, 142) соответственно 17 января 2018 года), о причинах своей неявки в судебное заседание не известили, об отложении судебного заседания не ходатайствовали, в связи с чем судебная коллегия, в порядке части 2 статьи 150 и статьи 307 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации считает возможным рассмотреть апелляционную жалобу в отсутствие лиц, участвующих в деле.

Судебная коллегия, изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, приходит к следующему.

Как установлено судом и следует из материалов дела, 12 января 2017 года уполномоченным лицом ГИТ было принято распоряжение о проведении плановой выездной проверки ООО "Экогазсервис". В данном распоряжении указаны основания, срок, цель и предмет проведения проверки, а также указано на документы, которые необходимо предоставить юридическому лицу.

Распоряжение направлено ООО "Экогазсервис" с сопроводительным письмом от 12 января 2017 года, где также указано на порядок представления документов.

16 февраля 2017 года руководителю ООО "Экогазсервис" направлено уведомление о назначении времени и места составления акта проверки.

1 марта 2017 года составлен акт проверки N 8-ПП/2017-2/82/664/13/2, на основании которого ООО "Экогазсервис" выдано предписание N 8-ПП/2017-2/82/664/13/3 (далее - Предписание) с указанием перечня подлежащих устранению нарушений.

Так, в пункте 4 Предписания указано, что в организации не организован учет выдачи направлений на прохождение медицинских осмотров.

Необходимость представления такого журнала была приведена в подпункте 46 пункта 13 направленного в адрес административного истца распоряжения. В сопроводительном письме было разъяснено, что документы подлежат представлению в срок до 10 февраля 2017 года по указанному в нем адресу.

Вместе с тем, полагая указанный пункт незаконным, административный истец в рассматриваемом споре ссылался на то, что такой журнал ведется и был представлен в момент проверки, также представил копию журнала в материалы дела.

Отказывая в удовлетворении требований в части признании незаконным пункта 4 Предписания, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу, что поскольку доказательств того, что указанный журнал был предъявлен административным истцом в ГИТ в ходе проведения проверки, не представлено, наличие данного журнала в комплекте полученных от истца документов административный ответчик оспаривает, и процессуальная возможность доказывания факта неполучения документа у административного ответчика отсутствует, то доводы административного истца о незаконности данного пункта предписания не могут быть признаны состоятельными.

Судебная коллегия соглашается с приведенным выводом суда, полагает его основанным на правильной оценке доказательств в соответствии с требованиями положений статьи 84 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации.

Доводы апелляционной жалобы, что приведенный вывод суда является необоснованным, а также, что факт непредставления требуемых документов подлежит доказыванию стороной административного ответчика, не могут быть приняты во внимание судебной коллегией, поскольку основаны на неверном толковании норм права, кроме того, направлены на переоценку обстоятельств, установленных судом первой инстанции при вынесении обжалуемого решения, в то время как оснований для иной оценки выводов суда, стороной административного истца представлено не было.

При оценке указанного вывода суда первой инстанции судебная коллегия принимает во внимание то, что административным истцом при рассмотрении дела не представлено сопроводительного письма, подтверждающего передачу должностному лицу ГИТ указанного журнала (его копии).

Также из материалов дела следует, что в пунктах 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17 Предписания указано, что работодатель не обеспечил своевременную и в полном объеме выдачу прошедших в установленном порядке сертификацию или декларирование соответствия средств индивидуальной защиты работникам П.В..В, Б.А.Н, Д.А.А, С.В.Б, занятым на должности "машинист компрессорных установок"; К.А.А, Ш.В.В, занятым на должности "мастер НКО"; Г.В.А, занятому на должности "токарь".

Полагая приведенные пункты незаконными, административный истец не оспаривал необходимость обеспечения указанных работников средствами индивидуальной защиты, ссылался на то, что в предписании имеется ссылка на пункт 4 приказа Минздравсоцразвития России от 1 июня 2009 года N 290н, в котором не имеется пункта под таким номером, а также ссылка на пункт 5.5 и пункт 7 Технического регламента Таможенного союза "О безопасности средств индивидуальной защиты", тогда как пункт 5.5 отсутствует, а пункт 7 определяет форму подтверждения средств индивидуальной защиты головы (касок защитных), в то время как в предписании указано на необеспечение и защитными очками, и средствами индивидуальной защиты органов дыхания. Указанные обстоятельства, по его мнению, свидетельствуют о нарушении пункта 87 Административного регламента.

Отказывая в удовлетворении требований в данной части, суд пришел к верному выводу, что отсутствуют основания для признания предписания ГИТ в указанной части незаконным по обстоятельствам нарушения требований абзаца 1 пункта 87 Административного регламента, поскольку в данных пунктах имеются ссылки на статьи 212 и 221 Трудового кодекса Российской Федерации, являющегося федеральным законом, а также описаны конкретные нарушения требований нормативных правовых актов.

Судебная коллегия полагает возможным согласиться с приведенным выводом суда, исходя из следующего.

В соответствии с требованиями Трудового кодекса Российской Федерации, Приказом Минтруда России от 30 октября 2012 года N 354н был утвержден Административный регламент исполнения Федеральной службой по труду и занятости государственной функции по осуществлению федерального государственного надзора за соблюдением трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права (далее - Административный регламент).

В силу абзаца 1 пункта 87 Административного регламента в предписании излагаются необходимые мероприятия по устранению выявленных нарушений обязательных требований со ссылками на конкретные статьи и пункты законодательных и нормативных правовых актов, требования которых нарушены.

Согласно положениям статьи 212 Трудового кодекса Российской Федерации работодатель, в частности, обязан обеспечить применение прошедших обязательную сертификацию или декларирование соответствия в установленном законодательством Российской Федерации о техническом регулировании порядке средств индивидуальной и коллективной защиты работников.

В силу абзаца 1 статьи 221 Трудового кодекса Российской Федерации на работах с вредными и (или) опасными условиями труда, а также на работах, выполняемых в особых температурных условиях или связанных с загрязнением, работникам бесплатно выдаются прошедшие обязательную сертификацию или декларирование соответствия специальная одежда, специальная обувь и другие средства индивидуальной защиты, а также смывающие и (или) обезвреживающие средства в соответствии с типовыми нормами, которые устанавливаются в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации.

Исходя из положений абзаца 3 статьи 221 Трудового кодекса Российской Федерации, работодатель за счет своих средств обязан в соответствии с установленными нормами обеспечивать своевременную выдачу специальной одежды, специальной обуви и других средств индивидуальной защиты, а также их хранение, стирку, сушку, ремонт и замену.

Требования к приобретению, выдаче, применению, хранению и уходу за специальной одеждой, специальной обувью и другими средствами индивидуальной защиты установлены Межотраслевыми правилами обеспечения работников специальной одеждой, специальной обувью и другими средствами индивидуальной защиты, утвержденными приказом Минздравсоцразвития России от 1 июня 2009 года N 290н (далее - Правила).

В соответствии с пунктом 13 Правил работодатель обязан организовать надлежащий учет и контроль за выдачей работникам средств индивидуальной защиты в установленные сроки.

Выдача работникам и сдача ими средств индивидуальной защиты фиксируются записью в личной карточке учета выдачи средств индивидуальной защиты, форма которой приведена в приложении к настоящим Правилам.

Вместе с тем, из материалов дела не следует, что в период проводимой ГИТ проверки административным истцом были представлены надлежащим образом заполненные карточки учета выдачи работникам средств индивидуальной защиты.

Так, представленные в ГИТ личные карточки учета средств индивидуальной защиты работникам не подтверждают надлежащее исполнение обязанности по выдаче всех необходимых средств индивидуальной защиты.

При этом на основании анализа пункта 13 приложения к Приказу Минздравсоцразвития от 1 июня 2009 года N 290н следует, что фиксация выдачи средств индивидуальной защиты должна осуществляться именно в карточке учета выдачи средств индивидуальной защиты, с соблюдением предусмотренной данным приказом формы, то есть иные документы не могут удостоверять выдачу таких средств.

Кроме того, судебная коллегия учитывает, что, выражая несогласие с положениями пунктов 11-17 Предписания, административный истец ссылается лишь на формальные их неточности, не заявляя о несоответствии выявленных в период проверки недостатков фактическим обстоятельствам.

Таким образом, доводы апелляционной жалобы, что наличие в предписании ссылок на статьи 212 и 221 Трудового кодекса Российской Федерации, а также возложение на работодателя обязанности по обеспечению работников средствами индивидуальной защиты, не отменяет обязанности ГИТ указывать конкретные подзаконные нормативные акты, нарушение требований которых установлено в ходе проверки, не могут быть приняты во внимание судебной коллегией, поскольку из материалов дела не следует, какие именно права административного истца были нарушены неверным указанием в предписании ГИТ пунктов нормативных правовых актов, в то время как необходимость обеспечения работников средствами индивидуальной защиты, а также отсутствие личных карточек учета выдачи работникам средств индивидуальной защиты административный истец не оспаривает.

Исходя из положений пункта 11 статьи 226 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации обязанность доказывания обстоятельств, указанных в пунктах 1 и 2 части 9 настоящей статьи, возлагается на лицо, обратившееся в суд, а обстоятельств, указанных в пунктах 3 и 4 части 9 и в части 10 настоящей статьи, - на орган, организацию, лицо, наделённые государственными или иными публичными полномочиями и принявшие оспариваемые решения либо совершившие оспариваемые действия (бездействие).

Подпунктом 1 пункта 2 статьи 227 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации установлено, что по результатам рассмотрения административного дела об оспаривании решения, действия (бездействия) органа, организации, лица, наделённых государственными или иными публичными полномочиями, судом принимается решение об удовлетворении полностью или в части заявленных требований о признании оспариваемых решения, действия (бездействия) незаконными, если суд признает их не соответствующими нормативным правовым актам и нарушающими права, свободы и законные интересы административного истца, и об обязанности административного ответчика устранить нарушения прав, свобод и законных интересов административного истца или препятствия к их осуществлению либо препятствия к осуществлению прав, свобод и реализации законных интересов лиц, в интересах которых было подано соответствующее административное исковое заявление.

Судебная коллегия приходит к выводу, что нарушению прав административного истца могли способствовать не формальные нарушения, а только представление доказательств отсутствия необходимости в обеспечении работников средствами индивидуальной защиты.

Довод апелляционной жалобы о том, что ответчик необоснованно в пунктах 11-17 Предписания ссылается на нарушения в выдаче работникам и учете средств индивидуальной защиты, определенных положениями приказа Минтруда России от 9 декабря 2014 года N 997н, поскольку, по мнению истца, исходя из разъяснений пунктов 5 и 14 приведенных ранее Правил обеспечения работников специальной одеждой, специальной обувью и другими средствами индивидуальной защиты, такое обеспечение должно осуществляться в соответствии типовыми нормами бесплатной выдачи специальной одежды, специальной обуви и других средств индивидуальной защиты работникам нефтяной промышленности, занятым на работах с вредными и (или) опасными условиями труда, а также на работах, выполняемых в особых температурных условиях или связанных с загрязнением, утвержденными Приказом Минздравсоцразвития России от 9 декабря 2009 года N 970н, не могут быть приняты во внимание судебной коллегии.

Так, из материалов дела следует, что при проведении проверки административный истец представил ГИТ приказ от 31 декабря 2014 года N 183 "Об утверждении норм выдачи спецодежды", который с 01 января 2015 года вводил на предприятии Нормы бесплатной выдачи специальной одежды, специальной обуви и других средств индивидуальной защиты работников ООО "Экогазсервис". Правовым обоснованием указанного приказа от 31 декабря 2014 года N 183 Генеральным директором административного истца были указаны нормы приказа Минтруда России от 9 декабря 2014 года N 997н.

При таких обстоятельствам, судебная коллегия полагает, что ссылка в пунктах 11-16 оспариваемого предписания на Приказ Минтруда России от 9 декабря 2014 года N 997н, который истец применяет на своем предприятии при определении объема средств индивидуальной защиты работников, занятых на должностях "машинист компрессорной установки", "мастер НКО" (пункты 11-16 предписания), не может быть расценена как нарушающая права административного истца.

Судебная коллегия полагает, что в таких обстоятельствах вопрос о том, какие подзаконные нормативные акты должны быть применены при определении объема средств индивидуальной защиты работников на предприятии административного истца, не имеет правового значения для оценки правомерности оспариваемого предписания.

По этим же основаниям не может быть принята во внимание ссылка истца в апелляционной жалобе на неверное указание в пункте 17 Предписания на выявленные нарушения в обеспечении индивидуальными средствами защиты работника, занятого на должности "Токарь", согласно, в том числе, положениям пункта 174 Приложения к Приказу Минздравсоцразвития России от 14 декабря 2010 года N 1104н "Об утверждении Типовых норм бесплатной выдачи специальной одежды, специальной обуви и других средств индивидуальной защиты работникам машиностроительных и металлообрабатывающих производств, занятым на работах с вредными и (или) опасными условиями труда, а также на работах, выполняемых в особых температурных условиях или связанных с загрязнением". Поскольку из представленного истцом при проведения проверки ГИТ Протокола оценки эффективности средств индивидуальной защиты на рабочем месте "Токарь" от 19 февраля 2015 года следует, что объем специальных средств индивидуальной защиты на этом рабочем месте определялся, в том числе, в соответствие с Приказом от 14 декабря 2010 года N 1104н.

Судебная коллегия соглашается с оценкой, данной судом первой инстанции, ссылки ГИТ в пунктах 11-17 предписания на пункт 4 приказа Минздравсоцразвития России от 1 июня 2009 года N 290н, пункты 5.5 и пункт 7 Технического регламента Таможенного союза "О безопасности средств индивидуальной защиты".

Также из материалов дела следует, что в оспариваемых пунктах 26, 36, 40, 50, 52, 54, 55, 58 Предписания указано, что к работе допущены и не отстранены сотрудники С.А.В, П.В.Н, Б.Л.И, Р.И.Л, М.В.Л, Б.Н.А, С.К.В, Ц.Л.В, как не прошедшие в установленном порядке обучение и проверку знаний и навыков в области охраны труда.Оспаривая данные пункты, административный истец ссылался на необоснованность данного вывода, поскольку документы о проверке знаний указанных работников в ходе проверки ГИТ не представлялись.

Отказывая в удовлетворении административного иска в указанной части, суд пришел к обоснованному выводу, что поскольку документы, свидетельствующие о проведенной проверке знаний работников, не были предоставлены ГИТ, то данное обстоятельство не может свидетельствовать о соблюдении ООО "Экогазсервис" требований статей 76, 212 Трудового кодекса Российской Федерации, постановления Министерства труда и социального развития Российской Федерации и Министерства образования Российской Федерации от 13 января 2003 года N 1/29. При этом, из объяснений представителя административного истца следует, что проведенная проверка знаний была осуществлена членами комиссии, которые на тот момент не обладали необходимыми знаниями, а прошли необходимое обучение после проведенной проверки ГИТ.

Доводы апелляционной жалобы, что суд необоснованно не принял во внимание пояснения истца, что в перечисленных пунктах Предписания отсутствуют указания какие именно правовые нормы были нарушены работодателем в связи с неисполнением им обязательств по проведения обучения работников, не могут быть приняты во внимание судебной коллегией, поскольку административный истец не оспаривает, что необходимое обучение сотрудников им действительно не проводилось, вместе с тем, данное требование установлено приведенными судом положениями статей 76, 212 Трудового кодекса Российской Федерации, постановления Министерства труда и социального развития Российской Федерации и Министерства образования Российской Федерации от 13 января 2003 года N 1/29.

Кроме того, судебная коллегия соглашается с выводом суда, что довод о том, что приказом генерального директора ООО "Экогазсервис" от 28 ноября 2014 года N 143 утвержден перечень должностей, освобожденных от первичного инструктажа на рабочем месте, не может быть положен в основу вывода о незаконности пунктов 40, 52, 54, 55, 57 предписания, поскольку проведение первичного инструктажа и проведение обучения и проверки знаний, навыков в области охраны труда не тождественны, что следует из норм приказа от 13 января 2003 года N 1/29.

В силу пункта 1.5 Порядка обучения по охране труда и проверки знаний требований охраны труда работников организаций, утвержденного данным приказом от 13 января 2003 года N 1/29, обучению по охране труда и проверке знаний требований охраны труда в соответствии с Порядком подлежат все работники организации, в том числе ее руководитель. Пункт 2.1.4 указанного Порядка определяет круг лиц, проходящих первичный инструктаж.

Также из материалов дела следует, что в пунктах 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74 Предписания указано, что к работе допущены и не отстранены сотрудники П.В..В, Д.А.А, К.П.П, Ш.В.В, С.В.Б, Р.И.Л, Г.В.А, Ц.Л.В, как не прошедшие в установленном порядке обязательное психиатрическое освидетельствование, предусмотренное Трудового кодекса Российской Федерации.

Отказывая в удовлетворении требования о признании приведенных пунктов Предписания незаконными, суд пришел к верному выводу, что поскольку данные пункты Предписания содержат, в том числе указания на конкретные нормы Трудового Кодекса Российской Федерации (статьи 76, 212, 213), которые не были соблюдены административным истцом, то отсутствуют основания признания их незаконными в целом.

Судебная коллегия полагает возможным согласиться с таким выводом суда первой инстанции, поскольку на соблюдение им положений статей 76, 212, 213 Трудового кодекса Российской Федерации административный истец не ссылается, указывая лишь на необоснованное включение инспекцией в пункты 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74 Предписания конкретных положений подзаконных нормативных правовых актов.

При этом судебная коллегия, оценивая доводы апелляционной жалобы в указанной части, принимает во внимание то, что судом первой инстанции установлено, что несмотря на то, что Постановление Правительства Российской Федерации от 23 сентября 2002 года N 695, регламентирующее вопросы прохождения обязательного психиатрического освидетельствования работниками, осуществляющими отдельные виды деятельности, в том числе деятельность, связанную с источниками повышенной опасности (с влиянием вредных веществ и неблагоприятных производственных факторов), а также работающими в условиях повышенной опасности, не имеет пунктов 3,4,6, в связи с чем указания на нарушения данных пунктов Постановления, являются не обоснованными, вместе с тем данные пункты и правила имеются в Правилах прохождения обязательного психиатрического освидетельствования работниками указанных категорий, которые утверждены Постановление Правительства Российской Федерации от 23 сентября 2002 года N 695, однако в предписании ссылок на данные Правила государственным инспектором по труду не сделано.

Также судебная коллегия соглашается с оценкой судом первой инстанции необоснованной ссылки в оспариваемых пунктах Предписания на несуществующую таблицу 2 Постановления Правительства Российской Федерации от 28 апреля 1993 года N 377 "О реализации Закона Российской Федерации "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании". Судом установлено, что указанное Постановление от 28 апреля 1993 года N 377 содержит графу 2 в Перечне медицинских психиатрических противопоказаний для осуществления отдельных видов профессиональной деятельности и деятельности, связанной с источником повышенной опасности. Деятельность административного истца может быть отнесена к перечисленным в указанной графе 2 Перечня.

Также, из материалов дела следует, что пункты 20, 22, 23, 24, 26, 29, 30, 33, 34, 35, 36, 40, 45, 48, 50, 52, 54, 55, 56, 57, 58 Предписания указывают на нарушение, выразившиеся в допуске к работе и не отстранении от работы работников, не прошедших обучение и проверку знаний и навыков в области охраны труда.

Полагая приведенные пункты незаконными, административный истец ссылался на то, что в них содержатся ссылки на несуществующие пункты 1.2 и 1.5 Постановления Минтруда России, Минобразования России от 13 января 2003 года N 1/29.

Отказывая в удовлетворении требований о признании приведенных пунктов Предписания незаконными, суд пришел к верному выводу, что данные пункты Постановления Минтруда России, Минобразования России от 13 января 2003 года N 1/29 имеются в приложении к данному Постановлению, являющемуся его неотъемлемой частью.

Доводы апелляционной жалобы, что оспариваемое Предписание является незаконным, поскольку во многих своих пунктах содержит ссылки на положения нормативных актов, которые в них отсутствуют и фактически находятся в приложениях к таком акту, либо имеют буквальное и смысловое содержание, не имеющее отношение к выявленному в ходе проверке нарушению, не могут быть приняты во внимание судебной коллегией, поскольку являются формальными ошибками, допущенными ГИТ в ходе составления текста Предписания, и не свидетельствуют об отсутствии у юридического лица нарушений, выявленных в ходе проводимой проверки.

Доводы апелляционной жалобы, что Предписание в нарушение положений пункта 87 Административного регламента не содержит четкого перечня мероприятий по устранению выявленных в ходе проведенной проверке нарушений обязательных требований со ссылками на конкретные статьи и пункты законодательных и нормативных правовых актов, требования которых нарушены, что делает оспариваемое Предписание неисполнимым, не могут быть приняты во внимание судебной коллегией, поскольку из материалов дела следует, что приведенные в Предписании нарушения были устранены административным истцом в добровольном порядке, до окончания рассмотрения спора в суде, при этом данное обстоятельство административный ответчик не оспаривает.

Доводы апелляционной жалобы, что суд необоснованно отказал в удовлетворении требований о признании незаконными пунктов 6, 8 Предписания, не могут быть положены в основу отмены решения суда, поскольку противоречат материалам дела.

Вместе с тем, судебная коллегия полагает заслуживающим внимание довод апелляционной жалобы, что суд первой инстанции необоснованно отказал в удовлетворении требований о признании незаконными пунктов 77, 79, 81, 83, 85, 87 Предписания.

Так, в пунктах 77, 79, 81, 83, 85, 87 Предписания указаны выявленные ГИТ нарушения в части отсутствия в трудовых договорах, заключенных с работниками П.В.Н, С.Р.А, Н.Е.В, И.А.А, В.М.А, М.К.О, трудовой функции работника (работа по должности в соответствии со штатным расписанием, профессии, специальности с указанием квалификации, конкретный вид поручаемой работнику работы).

Как следует из содержания трудовых договоров, заключенных с вышеназванными работниками, сведения о конкретном виде поручаемой работнику работы в договорах не указаны, что само по себе, формально, является нарушением положений статьи 57 Трудового кодекса Российской Федерации, в соответствии с которой обязательными для включения в трудовой договор являются следующие условия: трудовая функция (работа по должности в соответствии со штатным расписанием, профессии, специальности с указанием квалификации; конкретный вид поручаемой работнику работы).

Вместе с тем, представленные трудовые договоры содержат указание об обязанности работника соблюдать положения локальных нормативных актов, исполнять трудовые обязанности в соответствии с должностной инструкцией. Административным истцом в ходе проверки были представлены ГИТ должностные инструкции указанных в предписании работников, содержащие сведения об их ознакомлении с ними.

Положения абзаца 3 части 2 статьи 57 Трудового кодекса Российской Федерации закрепляют в числе обязательных для включения в трудовой договор условий указание трудовой функции работника (работы по должности в соответствии со штатным расписанием, профессии, специальности с указанием квалификации; конкретного вида поручаемой работнику работы), призваны конкретизировать содержание трудового договора.

Из названной нормы следует, что под общим определением трудовой функции признается работа по должности в соответствии со штатным расписанием, профессии, специальности с указанием квалификации, конкретный вид поручаемой работнику работы.

Фактически трудовая функция - это перечень действий, которые должен совершать работник, обладающий определенными знаниями и навыками. Должность, профессия и специальность - это понятия, служащие для объединения совокупности действий в одну организованную ячейку производственного процесса, позволяющие деперсонифицировать отдельные рабочие единицы. Для тех случаев, когда невозможно определить эту совокупность как включенную в рамки какой-либо должности, законодатель ввел понятие конкретного вида поручаемой работнику работы.

Таким образом, абзац 3 части 2 статьи 57 Трудового кодекса Российской Федерации, наряду с императивным предписанием о включении в трудовой договор условий о трудовой функции работника, раскрывает понятие трудовой функции работника, то есть в данной части является нормой-дефиницией и не возлагает на работодателя обязанность по включению всех элементов вышеобозначенного понятия в текст трудового договора.

Анализ изложенных правовых норм позволяет судебной коллегии прийти к выводу, что неуказание в трудовых договорах, заключенных с П.В.Н, С.Р.А, Н.Е.В, И.А.А, В.М.А, М.К.О, конкретного вида поручаемой работы, при указании того, что работники обязаны исполнять должностную инструкцию, с которой указанные работники ознакомлены и, в которой указаны их должностные обязанности, не противоречит действующему законодательству и не привело к нарушению трудовых прав работников.

Кроме того, судебная коллегия учитывает, что статьи 8, 9, 15 Трудового кодекса Российской Федерации предоставляют сторонам трудового договора на основе достигнутых договоренностей определять, в том числе трудовую функцию (работу по должности в соответствии со штатным расписанием, профессии, специальности с указанием квалификации; конкретный вид поручаемой работнику работы), а работодателю - право принимать локальные нормативные акты.

Согласно части 1 статьи 16 Трудового кодекса Российской Федерации трудовые отношения возникают между работником и работодателем на основании трудового договора, заключаемого ими в соответствии с настоящим Кодексом.

В силу части 1 статьи 56 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор - соглашение между работодателем и работником, в соответствии с которым работодатель обязуется предоставить работнику работу по обусловленной трудовой функции, обеспечить условия труда, предусмотренные трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами и данным соглашением, своевременно и в полном размере выплачивать работнику заработную плату, а работник обязуется лично выполнять определенную этим соглашением трудовую функцию, соблюдать правила внутреннего трудового распорядка, действующие у данного работодателя.

Согласно статье 22 Трудового кодекса Российской Федерации работодатель имеет право требовать от работников исполнения ими трудовых обязанностей (предусмотренных должностной инструкцией).

Таким образом, локальный нормативный акт - это внутренний документ работодателя, рассчитанный на неоднократное (многократное) применение и устанавливающий права и обязанности организации, всех или отдельных категорий ее работников в части, не урегулированной трудовым законодательством.

Особенностью же локальных ненормативных актов является то, что они содержат предписания индивидуального характера, обращены к строго определенным лицам или кругу лиц и издаются по вполне определенному поводу.

Таким образом, должностная инструкция относится к локальным нормативным актам и рассчитана на многократное применение, регламентирует вопросы исполнения трудовых обязанностей группой сотрудников ООО "Экогазсервис", в то время как предписаний индивидуального характера указанный документ не содержит.

На основании изложенного, судебная коллегия приходит к выводу, что решение суда в части отказа в признании незаконными пунктов 77, 79, 81, 83, 85, 87 Предписания не может быть признано законным и обоснованным, решение суда об отказе в удовлетворении требований в этой части подлежит отмене с удовлетворением требований в приведенной части.

Иные доводы апелляционной жалобе, по существу, направлены на переоценку обстоятельств, установленных судом первой инстанции при вынесении обжалуемого решения, не содержат фактов, которые не были бы проверены и не учтены судом первой инстанции при рассмотрении дела и имели бы юридическое значение для вынесения судебного акта по существу, влияли на обоснованность и законность судебного решения, либо опровергали изложенные выводы и выводы суда первой инстанции, в связи с чем, признаются судом апелляционной инстанции несостоятельными, основанными на неправильном толковании норм материального права, и не могут служить основанием для отмены решения суда.

При этом судебная коллегия учитывает, что в части удовлетворенных требований решение суда не обжаловано.

В соответствии с частью 1 статьи 308 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации суд апелляционной инстанции проверяет законность и обоснованность решения суда первой инстанции в полном объеме и не связан основаниями и доводами, изложенными в апелляционных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.

При этом в силу части 5 статьи 310 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации правильное по существу решение суда не может быть отменено по одним лишь формальным соображениям, а нарушение или неправильное применение норм процессуального права является основанием для изменения или отмены решения суда первой инстанции, если это нарушение или неправильное применение привело к принятию неправильного решения (часть 4 статьи 310 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации).

Так, исходя из закрепленного в части 1 статьи 308 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации правила, суд независимо от доводов жалобы отменяет решение в случаях:

а) перечисленных в части 1 статьи 310 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации;

б) указанных в статьях 194 и 196 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, при наличии которых суд, отменяя решение, прекращает производство по административному делу или оставляет административное исковое заявление без рассмотрения.

Таким образом, при рассмотрении настоящего спора судебной коллегией не выявлены такие нарушения материального либо процессуального права, которые могли бы привести к отмене решения суда в части удовлетворенных требований, поскольку выводы суда в неоспариваемой части основаны на правильном применении норм действующего законодательства, регулирующих спорные правоотношения.

Руководствуясь статьей 309 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решением Колпинского районного суда Санкт-Петербурга от 9 октября 2017 отменить в части отказа в признании незаконными пунктов 77, 79, 81, 83, 85, 87 Предписания государственной инспекции труда в городе Санкт-Петербурге от 1 марта 2017 года N8-ПП/2017-2/82/664/13/3.

Признать незаконным пункты 77, 79, 81, 83, 85, 87 Предписания государственной инспекции труда в городе Санкт-Петербурге от 1 марта 2017 года N8-ПП/2017-2/82/664/13/3.

В остальной части решение Колпинского районного суда Санкт-Петербурга от 9 октября 2017 года оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

 

Председательствующий:

 

Судьи:

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.