Апелляционное определение СК по административным делам Санкт-Петербургского городского суда от 05 февраля 2018 г. по делу N 33а-1809/2018

 

Судебная коллегия по административным делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего

Ильичевой Е.В.

судей

Головкиной Л.А, Стаховой Т.М.

при секретаре

Гольхиной К.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании 5 февраля 2018 года апелляционную жалобу Михальчика Д. Н. на решение Невского районного суда Санкт-Петербурга от 15 августа 2017 года по административному делу N 2а-5455/17 по административному исковому заявлению Михальчика Д. Н. к Государственной жилищной инспекции Санкт-Петербурга о признании незаконным бездействия.

Заслушав доклад судьи Ильичевой Е.В, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Михальчик Д.Н. обратился в Невский районный суд Санкт - Петербурга с административным исковым заявлением, в котором просил признать незаконным бездействие Государственной жилищной инспекции Санкт-Петербурга, выразившееся в несоблюдении порядка рассмотрения заявления Михальчика Д.Н. о возбуждении дела об административном правонарушении и непринятии по нему процессуального решения в порядке, установленном статьей 28.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях; взыскать с ответчика государственную пошлину в размере 300 рублей.

В качестве мер по восстановлению нарушенного права просил обязать Государственную жилищную инспекцию Санкт-Петербурга в срок не позднее пяти рабочих дней с даты вступления решения суда в законную силу рассмотреть заявление Михальчика Д.Н. о возбуждении дела об административном правонарушении, принять по нему процессуальное решение, предусмотренное статьей 28.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, и направить ему копию соответствующего решения.

Решением Невского районного суда Санкт-Петербурга от 15 августа 2017 года отказано в удовлетворении заявленных требований.

В апелляционной жалобе административный истец ставит вопрос об отмене состоявшегося решения суда и принятии нового, полагает решение постановленным при неправильном применении норм права и оценке доказательств.

В заседание суда апелляционной инстанции административный истец - Михальчик Д.Н. не явился, административный ответчик - Государственная жилищная инспекция Санкт-Петербурга (далее - ГЖИ) своего представителя не направил, извещены судом заблаговременно и надлежащим образом о времени и месте судебного разбирательства, о причинах своей неявки в судебное заседание не известили, в связи с чем судебная коллегия в порядке статьи 150 и статьи 307 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации считает возможным рассмотреть апелляционную жалобу в отсутствие лиц, участвующих в деле.

Судебная коллегия, изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, приходит к следующему.

Как установлено судом и следует из материалов дела, 15 февраля 2017 года административный истец обратился в ГЖИ с заявлением о возбуждении дела об административном правонарушении по статье 7.22 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, указывая на ненадлежащее содержание ООО "Жилкомсервис N 2 Невского района" (далее - ООО) общего имущества собственников помещений многоквартирного дома по адресу Санкт-Петербург, "адрес".

На указанное заявление Михальчику Д.Н. был направлен ответ от 15 марта 2017 года N198/17-2. Административному истцу было сообщено, что ГЖИ его обращение о привлечении ООО к административной ответственности по основаниям статьи 7.22 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях было рассмотрено в порядке Федерального закона N59-ФЗ от 2 мая 2006 года "О порядке рассмотрения обращения граждан Российской Федерации". Истцу разъяснено отсутствие оснований для возбуждения в отношении ООО дела об административном правонарушении по указанной статье Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях. Указано, что юридическое лицо, а также должностное лицо ООО "Жилкомсервис N 2 Невского района" уже были привлечены к административной ответственности, оснований для привлечения к административной ответственности по указанной им статье нет.

Также из ответа следует, что, реализуя свои властные полномочия, Инспекция провела проверку исполнения выданного в 2016 году предписания и в связи с уклонением от его исполнения указанные лица были привлечены к административной ответственности, предусмотренной частью 24 статьи 19.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Получение ответа от 15 марта 2017 года административный истец не оспаривает, указав в административном иске, что ответ был получен им 23 марта 2017 года.

Вместе с тем, обосновывая свои требования о наличии незаконного бездействия со стороны административного ответчика, истец ссылался на то, что в рассматриваемом случае Законодатель не предоставляет государственному органу права рассмотреть заявления о возбуждении дела об административном правонарушении по правилам Федерального закона N59-ФЗ от 2 мая 2006 года "О порядке рассмотрения обращения граждан Российской Федерации".

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции пришел к выводу, что поскольку обращение истца рассмотрено по существу, то действия, направленного на ограничение прав Михальчика Д.Н, о наличии которых истец указал в обосновании административного иска, ответчиком совершено не было.

Кроме того, суд, оценивая доводы административного истца, а также представленный в материалы дела ответ, пришел к выводу, что в отношении управляющей организации, осуществляющей свою деятельность на основании лицензии, осуществление любых видов государственного жилищного надзора, за исключением лицензионного контроля, не допускается, а равно и квалификация действий общества при осуществлении лицензионного контроля по статье 7.22 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях неправомерна, поскольку не соответствует целям лицензионного контроля и степени административной ответственности за нарушение лицензионных требований.

Судебная коллегия полагает, что приведенные выводы суда первой инстанции постановлены за пределами заявленного предмета спора об оспаривании бездействия ГЖИ, в связи с чем, являются неправомерными, как постановленные с нарушением требований административного процессуального законодательства.

Однако, исходя из представленных при рассмотрении спора доказательств, указанное процессуальное нарушение не привело к принятию судом неверного по существу решения: об отсутствии оснований для удовлетворения административного иска.

Так, согласно части 2 статьи 1 Федерального закона N 59-ФЗ от 2 мая 2006 года "О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации" установленный настоящим Федеральным законом порядок рассмотрения обращений граждан распространяется на все обращения граждан, за исключением обращений, которые подлежат рассмотрению в порядке, установленном федеральными конституционными законами и иными федеральными законами.

Обращения граждан, юридических лиц, содержащие данные, указывающие на наличие события административного правонарушения, в силу статьи 28.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях являются поводами к возбуждению дела об административном правонарушении (пункт 3 части 1) и подлежат рассмотрению должностными лицами, уполномоченными составлять протоколы об административных правонарушениях, которые при наличии достаточных данных, указывающих на наличие события административного правонарушения, могут возбудить дело об административном правонарушении (части 2 и 3).

Согласно части 5 статьи 28.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, в случае же отказа в возбуждении данного дела указанными должностными лицами выносится мотивированное определение об отказе в возбуждении дела об административном правонарушении.

Из приведенных норм права следует, что предусмотренный Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях порядок разрешения заявлений и жалоб граждан, юридических лиц о совершении административного правонарушения, является специальным по отношению к порядку рассмотрения иных обращений, установленному Федеральным законом "О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации".

И учитывая специальный, четко регламентированный нормами Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях порядок рассмотрения обращений граждан, юридических лиц о совершении административного правонарушения, закон не допускает возможность произвольного применения иного способа для рассмотрения таких обращений.

Аналогичное по своему содержанию толкование части 2 статьи 1 Федерального закона "О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации" и положений статьи 28.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях изложено в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 26 мая 2016 года N 943-О.

Из материалов дела следует, что стороной административного ответчика в материалы дела было представлено определение Государственной жилищной инспекции Санкт-Петербурга от 15 марта 2017 года об отказе в возбуждении дела об административном правонарушении на основании заявления Михальчика Д.Н. от 15 февраля 2017 года вх.N198/1-2, в связи с отсутствием состава правонарушения, в том числе по основаниям статьи 7. 22 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Материалы дела не содержат сведений о направлении ГЖИ определения от 15 марта 2017 года в адрес административного истца до его обращения в суд с рассматриваемым административным иском.

Вместе с тем, указанное обстоятельства не имеет правого значения в пределах рассматриваемого предмета административного иска о признании незаконным бездействия ГЖИ в виде нерассмотрения заявления Михальчика Д.Н. в установленном законом порядке.

Как установлено судебной коллегией, определение об отказе в возбуждении дела об административном правонарушении представлено в материалы дела, в связи с чем являются необоснованными доводы административного иска о ненадлежащем рассмотрении ответчиком поданного в его адрес заявления о привлечении к административной ответственности ООО.

При этом судебная коллегия учитывает, что вопрос об обоснованности отказа в требуемом привлечении к административной ответственности управляющей компании не подлежит разрешению в порядке настоящего административного судопроизводства.

Таким образом, требования о признании незаконным оспариваемого бездействия ГЖИ подлежат отклонению. Иные права административный истец в рассмотренном споре не защищал.

Доводы апелляционной жалобы, что ненаправление в адрес административного истца определения от 15 марта 2017 года лишило Михальчика Д.Н. права на его оспаривание в порядке статьи 30 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, не могут быть приняты во внимание судебной коллегией и положены в основу отмены решения суда, поскольку эти доводы не имеют право значения в пределах предмета иска.

Доводы апелляционной жалобы, что суд необоснованно применил к спорным правоотношениям положения Федерального закона N59-ФЗ от 2 мая 2006 года "О порядке рассмотрения обращения граждан Российской Федерации", так как спорные правоотношения подлежат рассмотрению в порядке Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, не могут быть положены в основу отмены решения суда, поскольку при установленных судебной коллегией выше обстоятельствах отсутствия неправомерного бездействия административного ответчика, не имеют правового значения для оценки правильного по существу вывода суда об отказе в иске.

Так, в силу пункта 3 части 1 статьи 28.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях поводами к возбуждению дела об административном правонарушении являются сообщения и заявления физических и юридических лиц, а также сообщения в средствах массовой информации, содержащие данные, указывающие на наличие события административного правонарушения (за исключением административных правонарушений, предусмотренных частью 2 статьи 5.27 и статьей 14.52 настоящего Кодекса).

Согласно части 4 статьи 28.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях дело об административном правонарушении считается возбужденным с момента:

1) составления протокола осмотра места совершения административного правонарушения;

2) составления первого протокола о применении мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении, предусмотренных статьей 27.1 настоящего Кодекса;

3) составления протокола об административном правонарушении или вынесения прокурором постановления о возбуждении дела об административном правонарушении;

4) вынесения определения о возбуждении дела об административном правонарушении при необходимости проведения административного расследования, предусмотренного статьей 28.7 настоящего Кодекса;

6) вынесения постановления по делу об административном правонарушении в случае, предусмотренном частью 1 или 3 статьи 28.6 настоящего Кодекса.

Согласно части 1 статьи 29.9 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, по результатам рассмотрения дела об административном правонарушении может быть вынесено постановление о назначении административного наказания либо о прекращении производства по делу об административном правонарушении.

В силу части 5 статьи 28.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в случае отказа в возбуждении дела об административном правонарушении при наличии материалов, сообщений, заявлений, указанных в пунктах 2 и 3 части 1 настоящей статьи, должностным лицом, рассмотревшим указанные материалы, сообщения, заявления, выносится мотивированное определение об отказе в возбуждении дела об административном правонарушении.

Порядок пересмотра таких постановлений установлен главой 30 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Вместе с тем, вынесенное по результатам рассмотрения заявления о привлечении к административной ответственности определение от 15 марта 2017 года об отказе в возбуждении дела, в рамках настоящего спора Михальчик Д.Н. не оспаривает.

В силу действующего законодательства, оспаривание решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, иных органов, организаций, наделенных отдельными государственными или иными публичными полномочиями, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих подлежит рассмотрению в порядке главы 22 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации.

При этом судебная коллегия учитывает, что при рассмотрении дел в порядке главы 22 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации следует учитывать следующее.

Подпунктом 1 пункта 2 статьи 227 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации установлено, что по результатам рассмотрения административного дела об оспаривании решения, действия (бездействия) органа, организации, лица, наделенных государственными или иными публичными полномочиями, судом принимается решение об удовлетворении полностью или в части заявленных требований о признании оспариваемых решения, действия (бездействия) незаконными, если суд признает их не соответствующими нормативным правовым актам и нарушающими права, свободы и законные интересы административного истца, и об обязанности административного ответчика устранить нарушения прав, свобод и законных интересов административного истца или препятствия к их осуществлению либо препятствия к осуществлению прав, свобод и реализации законных интересов лиц, в интересах которых было подано соответствующее административное исковое заявление.

Системное толкование приведенного положения процессуального закона с учетом использованных в нем оборотов и юридической техники, позволяет судебной коллегии сделать вывод, что основанием для признания бездействия незаконным является совокупность двух обстоятельств: нарушение прав административного истца, незаконность в поведении административного ответчика.

При этом решение о признании бездействия незаконным своей целью преследует именно восстановление прав административного истца, о чем свидетельствует императивное предписание процессуального закона о том, что признавая решение, действие (бездействие) незаконным, судом принимается решение об обязании административного ответчика устранить нарушения прав, свобод и законных интересов административного истца или препятствия к их осуществлению либо препятствия к осуществлению прав, свобод и реализации законных интересов лиц, в интересах которых было подано соответствующее административное исковое заявление.

Таким образом, решение, принимаемое в пользу административного истца, обязательно должно содержать два элемента: признание незаконным решения, действия (бездействие) и указание на действия, направленные на восстановление нарушенного права.

Приведенные выводы соотносятся с положением статьи 3 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, согласно которой одной из задач административного судопроизводства является защита нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан, прав и законных интересов организаций в сфере административных и иных публичных правоотношений; а равно с положением части 1 статьи 4 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, согласно которому каждому заинтересованному лицу гарантируется право на обращение в суд за защитой нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов, в том числе в случае, если, по мнению этого лица, созданы препятствия к осуществлению его прав, свобод и реализации законных интересов либо на него незаконно возложена какая-либо обязанность, а также право на обращение в суд в защиту прав других лиц или в защиту публичных интересов в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом и другими федеральными законами.

Системное толкование приведенных положений закона позволяет судебной коллегии сделать вывод, что в случае, если принятое судом решение, с учетом разумного и фактически возможного восстановления прав истца в сфере административных и иных публичных правоотношений, к восстановлению права не приведет, то оснований для удовлетворения требований административного иска не имеется.

Так, административное процессуальное законодательство не содержит в себе института установления юридически значимого факта, которым по своей природе является решение суда о признании бездействия (действия или решения) незаконным в условиях, когда отсутствует способ восстановления прав, либо когда такие права восстановлены до принятия решения судом.

При этом судебная коллегия принимает во внимание, что решение об удовлетворении требований в условиях фактического восстановления прав лишено юридического смысла и последствий.

Вместе с тем, судебная коллегия не может согласиться с приведенными в мотивировочной части решения выводами суда первой инстанции о квалификации действий ГЖИ и ООО "Жилкомсервис N 2 Невского района" относительно положений статей Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, поскольку данным правом обладает только суд, рассматривающий вопрос о наличии либо отсутствии правонарушения в действиях указанного лица. В связи с этим такие выводы суда в полном объеме подлежат исключению из мотивировочной части решения суда, как постановленные за пределами заявленных требований административного иска.

Руководствуясь статьей 309 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Невского районного суда Санкт-Петербурга от 15 августа 2017 года оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Исключить из мотивировочной части решения Невского районного суда Санкт-Петербурга от 15 августа 2017 года выводы суда относительно квалификации действий Государственной жилищной инспекции Санкт-Петербурга и ООО "Жилкомсервис N 2 Невского района" в связи с рассмотрением обращения Михальчика Д. Н. от 15 февраля 2017 года о привлечении указанной управляющей организации к административной ответственности за нарушение положений статей Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

 

Председательствующий:

 

Судьи:

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.