Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан от 11 января 2018 г. по делу N 33-540/2018

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан в составе:

председательствующего судьи Курмашевой Р.Э,

судей Моисеевой Н.Н, Хасаншина Р.Р,

при секретаре судебного заседания Мубаракшиной Г.Р,

рассмотрела в открытом судебном заседании по докладу судьи Моисеевой Н.Н. гражданское дело по апелляционной жалобе Вафиной Ф.М. на решение Лениногорского городского суда Республики Татарстан от 5 октября 2017 года, которым постановлено:

Исковые требования Вафина Мифтаха Салаховича к Вафиной Фариде Мифтаховне, Шараповой Алие Насиховне о признании договоров дарения квартиры недействительным, о применении последствий недействительности сделки, удовлетворить частично.

Признать Договор дарения N59/15 квартиры "адрес" РТ, заключенный между Вафиным Мифтахом Салаховичем и Вафиной Фаридой Мифтаховной 11.12.2015, недействительным.

Применить последствия недействительной сделки к договору дарения N59/15 от 11.12.2015 и к последующему договору N5/16 от 03 февраля 2016 дарения квартиры "адрес" РТ, заключенному между Вафиной Фаридой Мифтаховной и Шараповой Алией Насиховной.

Прекратить право собственности Шараповой Алии Насиховны на квартиру, общей площадью 37,1 кв.м, кадастровый номер.., расположенную по адресу: "адрес".

Возвратить квартиру, расположенную по адресу: РТ, "адрес" Вафину Мифтаху Салаховичу, признав за ним право собственности на квартиру "адрес" РТ.

Решение является основанием для погашения записи о государственной регистрации права собственности Шараповой Алии Насиховны на квартиру по адресу: "адрес", в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним, и восстановлении записи о праве собственности Вафина Мифтаха Салаховича на указанную квартиру.

В удовлетворении остальной части исковых требований Вафина Мифтаха Салаховича к Вафиной Фариде Мифтаховне, Шараповой Алие Насиховне о признании недействительной государственной регистрации права собственности Шараповой Алии Насиховны - отказать.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, выслушав пояснения лиц, участвующих в деле, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Вафин М.С. обратился в суд с иском к Вафиной Ф.М, Шараповой А.Н. о признании недействительным договоров дарения квартиры, применении последствий недействительности сделки. В обоснование требований указано, что в 2010 году истцу была предоставлена квартира N 16, расположенная по адресу: "адрес". Летом 2015 года по уговору дочери - Вафиной Ф.М. в данную квартиру вселена внучка истца - Шарапова А.Н, после чего, не понимая последствий своих действий, истцом были подписаны документы, предоставленные ему Вафиной Ф.М. В декабре 2016 года при обращении Вафина М.С. в Лениногорский отдел Управления Росреестра по РТ ему стало известно о том, что спорная квартира принадлежит Вафиной Ф.М. на основании договора дарения квартиры от 11.12.2015г. 3.02.2016г. между Вафиной Ф.М. и ее дочерью - Шараповой А.Н. заключен договор дарения вышеуказанной квартиры. Обращаясь в суд с настоящим иском, истец ссылается на то, что во время подписания предоставленных ему Вафиной Ф.М. документов, он не понимал значения своих действий и не мог руководить ими, поскольку находился в болезненном состоянии, сделка совершена между ними под влиянием обмана и заблуждения, на невыгодных для истца условиях, поскольку указанное жилое помещение являлось его единственным.

На основании изложенного, Вафин М.С. просил признать недействительным договор дарения вышеуказанной квартиры, заключенный 11.12.2015г. между Вафиным М.С. и Вафиной Ф.М, признать недействительным договор дарения квартиры, заключенный 3.02.2016г. между Вафиной Ф.М. и Шараповой А.Н, признать недействительной государственную регистрацию права собственности Шараповой А.Н. на квартиру, прекратить право собственности за Шараповой А.Н. на квартиру, признать за Вафиным М.С. право собственности на квартиру.

Суд иск удовлетворил частично, постановив решение в вышеприведенной формулировке.

Не согласившись с решением суда, Вафина Ф.М. подала апелляционную жалобу, в которой просила отменить обжалуемый судебный акт и принять новое решение об отказе в удовлетворении заявленных исковых требований. Ссылается на незаконность и необоснованность судебного решения, считает его вынесенным с нарушением норм материального и процессуального права. Полагает, что судом первой инстанции неправильно определены обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного разрешения дела. Указывает на то, что оснований для признания сделок недействительными не имеется, отец по своему усмотрению распорядился спорной квартирой, подарив ее своей дочери, а исковое заявление было подано им в результате уговоров его сыновей, которые также претендуют на квартиру. Обращает внимание на то, что истцом пропущен срок исковой давности для обращения в суд за защитой своего права.

В судебном заседании суда апелляционной инстанции ответчики настаивали на доводах апелляционной жалобы, просили ее удовлетворить, представитель истца просил отказать в удовлетворении апелляционной жалобы, решение суда - оставить без изменения.

В соответствии со статьей 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации по результатам рассмотрения апелляционных жалобы, представления суд апелляционной инстанции вправе отменить или изменить решение суда первой инстанции полностью или в части и принять по делу новое решение.

В силу пунктов 1 и 4 части 1 статьи 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке являются: неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела; нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Проверив законность и обоснованность оспариваемого решения суда по правилам части 1 статьи 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия считает, что решение суда подлежит отмене.

Статьей 572 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что по договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом.

Согласно статье 166 Гражданского кодекса Российской Федерации, сделка недействительна по основаниям, установленным законом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка). Требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено стороной сделки или иным лицом, указанным в законе. Оспоримая сделка может быть признана недействительной, если она нарушает права или охраняемые законом интересы лица, оспаривающего сделку, в том числе повлекла неблагоприятные для него последствия.

Согласно пункту 1 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.

Из материалов дела следует, что Указом Президента РФ Вафину М.С, как ветерану Великой Отечественной войны, в 2010 году предоставлена в собственность однокомнатная квартира, общей площадью 37,1 кв.м, расположенная по адресу: РТ, "адрес".

11.12.2015г. между Вафиным М.С. и его дочерью - Вафиной Ф.М. заключен договор дарения вышеуказанной квартиры. Данный договор подписан сторонами.

Согласно пункту 10 указанного договора дарения, даритель гарантирует, что он заключает настоящий договор не вследствие стечения тяжелых обстоятельств на крайне не выгодных для себя условиях и настоящий договор не является для него кабальной сделкой, что он не лишен дееспособности, не состоит под опекой и попечительством, не страдает заболеваниями, препятствующими осознать суть договора.

Из материалов дела видно, что 21.12.2015г. данный договор дарения был лично представлен сторонами в соответствующее Управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Республике Татарстан, произведена государственная регистрация перехода права собственности.

3.02.2016г. между Вафиной Ф.М. и ее дочерью Шараповой А.Н. заключен договор дарения спорной квартиры. 11.02.2016г. данный договор дарения зарегистрирован в Управлении Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Республике Татарстан и произведена государственная регистрация права собственности.

Согласно выписке из Единого государственного реестра недвижимости, Шарапова А.Н. является собственником квартиры N 16, расположенной по адресу: РТ, "адрес", на основании договора дарения квартиры от 3.02.2016г, о чем 11.02.2016г. ей выдано свидетельство о государственной регистрации права.

Принимая решение об удовлетворении заявленных исковых требований, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что договор дарения от 11.12.2015, заключенный между Вафиным М.С. и Вафиной Ф.М, и заключенный в последующем договор дарения между Вафиной Ф.М. и Шараповой А.Н. являются недействительными сделками, поскольку Вафин М.С. не имел намерений отчуждать принадлежащее ему на праве собственности имущество; договор дарения квартиры от 11.12.2015г. был заключен на совершенно невыгодных для дарителя условиях, поскольку спорное жилое помещение являлось для него единственным местом жительства. При этом, судом приняты во внимание заявления Вафина М.С. в полицию и прокуратуру, согласно которым истец указывает на агрессивное поведение Вафиной Ф.М, которая устраивает скандалы, бьет его, в связи с чем просил предпринять соответствующие меры.

Оценив в совокупности представленные в материалы дела доказательства, принимая во внимание пояснения сторон, данных в судебном заседании суда апелляционной инстанции, судебная коллегия не может согласиться с вышеуказанными выводами суда первой инстанции и полагает, что истцом в нарушение статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не представлено достаточное количество доказательств, подтверждающих обстоятельства, на которые он ссылается как на основания своих требований.

В силу статьи 177 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

Так, исходя из смысла указанной нормы следует, что неспособность стороны сделки в момент заключения договора понимать значение своих действий или руководить ими является основанием для признания таких договоров недействительным, а юридически значимыми обстоятельствами в указанном случае являются наличие или отсутствие психического расстройства у стороны договора в момент его заключения, степень его тяжести, степень имеющихся нарушений его интеллектуального и (или) волевого уровня; при этом такая сделка является оспоримой, в связи с чем лицо, заявляющее требование о признании сделки недействительной по основаниям, указанным в пункте 1 статьи 177 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно положениям статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, обязано доказать наличие оснований для недействительности сделки, то есть бремя доказывания наличия обстоятельств, предусмотренных пунктом 1 статьи 177 Гражданского кодекса Российской Федерации, лежит на истце.

Из материалов дела видно, что по делу определением Лениногорского городского суда Республики Татарстан от 25.05.2017г. назначалась судебная комплексная психолого-психиатрическая экспертиза, проведение которой было поручено ГАУЗ "Республиканское бюро судебно-медицинской экспертизы МЗ РТ". Между тем, определением Лениногорского городского суда Республики Татарстан от 12.09.2017г. производство по делу возобновлено ввиду возвращения гражданского дела и приложенных к нему документов без исполнения в связи с отказом истца Вафина М.С. от проведения экспертизы.

Согласно статье 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

В силу части 3 статьи 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, при уклонении стороны от участия в экспертизе, непредставлении экспертам необходимых материалов и документов для исследования и в иных случаях, если по обстоятельствам дела и без участия этой стороны экспертизу провести невозможно, суд в зависимости от того, какая сторона уклоняется от экспертизы, а также какое для нее она имеет значение, вправе признать факт, для выяснения которого экспертиза была назначена, установленным или опровергнутым.

При вышеизложенных обстоятельствах, судебная коллегия приходит к выводу о том, что доводы истца о том, что он не понимал значение своих действий при заключении договора дарения квартиры, являются необоснованными и подлежащими отклонению.

Также не подтверждаются материалами дела доводы истца о том, что оспариваемая следка совершена им под влиянием заблуждения.

Согласно статье 178 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, совершенная под влиянием заблуждения, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения, если заблуждение было настолько существенным, что эта сторона, разумно и объективно оценивая ситуацию, не совершила бы сделку, если бы знала о действительном положении дел.

При наличии условий, предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи, заблуждение предполагается достаточно существенным, в частности если: сторона заблуждается в отношении предмета сделки, в частности таких его качеств, которые в обороте рассматриваются как существенные; сторона заблуждается в отношении природы сделки; сторона заблуждается в отношении обстоятельства, которое она упоминает в своем волеизъявлении или из наличия которого она с очевидностью для другой стороны исходит, совершая сделку.

Заблуждение относительно мотивов сделки не является достаточно существенным для признания сделки недействительной.

Таким образом, заблуждение относительно природы сделки (статья 178 ГК РФ) выражается в том, что лицо совершает не ту сделку, которую пыталось совершить.

Судебная коллегия считает, что поскольку сделка, совершенная под влиянием заблуждения, является оспоримой, лицо, заявляющее требование о признании сделки недействительной по основаниям, указанным в статье 178 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно положениям статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации должно доказать наличие оснований недействительности сделки.

Между тем, из представленных в материалы дела доказательств усматривается, что истец желал совершить именно оспариваемую сделку.

Так, из представленных документов видно, что Вафин М.С. лично явился в Управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Республике Татарстан для переоформлении права собственности на указанную квартиру, что подтверждается его подписью в заявлении о смене правообладателя жилого помещения. Данная подпись в заявлении сторонами не оспорена.

Из представленных в дело документов следует, что истец имеет иное постоянное место жительства и зарегистрирован по адресу: "адрес". Как следует из искового заявления, после заключения договора дарения 11.12.2015г, истец стал проживать у сына по адресу: "адрес". Квартира ответчику Вафиной Ф.М. была им передана, договор исполнен.

Более того, 3.02.2016г. Вафиным М.С. собственноручно составлена расписка, из содержания которой следует, что Вафин М.С. подарил своей дочери Вафиной Ф.М. квартиру, находящуюся по адресу: РТ, "адрес", и ее дарение внучке Шараповой А.Н. ему известно. Никаких претензий по данному вопросу не имеет. Данная расписка подписана Вафиным М.С.

Из материалов дела видно, что обращения истца в органы прокурату и полиции имели место в 2017г, спустя значительное время после совершенной сделки, в которых он последовательно описывает события происшествий с участием ответчика Вафиной Ф.М, указывает, что осознает характер сделанных им заявлений.

С учетом вышеуказанного, судебная коллегия приходит к выводу о том, что Вафин М.С, имея намерение распорядиться принадлежащей ему собственностью в соответствии со своим волеизъявлением, собственноручно подписал оспариваемый договор, добровольно передав спорное жилое помещение ответчику, тем самым совершил действия, направленные на исполнение условий данного договора.

При таких обстоятельствах, все соответствующие правовые последствия по совершенной сторонами сделке наступили, правовых оснований для признания договоров дарения недействительными по основаниям, указанным в иске, не имеется. Соответственно, требования о применении последствий недействительности сделки также не могут быть удовлетворены, поскольку являются производными от требований о признании договора дарения квартиры недействительным.

Как указывалось выше, в апелляционной жалобе Вафина Ф.М. полагает, что истцом пропущен срок исковой давности для обращения за судебной защитой. Кроме того, аналогичное ходатайство было заявлено ответчиком в суде первой инстанции.

Судебная коллегия полагает данный довод апелляционной жалобы заслуживающим внимания, исходя из следующего.

В силу статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (пункт 1 статьи 179), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

В соответствии со статьей 200 Гражданского кодекса Российской Федерации если законом не установлено иное, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.

В соответствии со статьей 199 Гражданского кодекса Российской Федерации исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения.

Как следует из материалов дела, совершая сделку по договору дарения квартиры от 11.12.2015г, истец Вафин М.С. присутствовал при регистрации указанного договора, следовательно ему было известно о правовых последствиях совершаемой сделки. Принимая во внимание, что с настоящим иском истец обратился в суд лишь 24.04.2017г, что составляет более одного года, предусмотренного для оспаривания сделки, совершенной сторонами 11.12.2015г, а также заявленное ответчиком в суде первой инстанции ходатайство о пропуске срока исковой давности, судебная коллегия приходит к выводу о пропуске срока исковой давности для обращения в суд по указанному основанию.

На основании вышеизложенного, решение суда подлежит отмене с вынесением нового решения об отказе в удовлетворении заявленных исковых требований.

Руководствуясь статьями 199, 328, 329, пунктами 1, 4 части 1 статьи 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Лениногорского городского суда Республики Татарстан от 5 октября 2017 года по данному делу отменить и принять новое решение.

В удовлетворении исковых требований Вафину Мифтаху Салаховичу к Вафиной Фариде Мифтаховне, Шараповой Алие Насиховне о признании договоров дарения квартиры недействительными и применении последствий недействительности сделок отказать в полном объеме.

Определение вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в шестимесячный срок в кассационном порядке.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.