Апелляционное определение СК по гражданским делам Томского областного суда от 06 февраля 2018 г. по делу N 33-371/2018

 

Судебная коллегия по гражданским делам Томского областного суда в составе:

председательствующего Руди О.В,

судей: Ячменевой А.Б, Фоминой Е.А,

при секретаре Шумаковой Ю.М,

рассмотрев в открытом судебном заседании в г. Томске апелляционную жалобу ответчика Нугаева Наиля Фатиховича, апелляционную жалобу представителя истца Татаринцевой Оксаны Александровны Курносова Игоря Евгеньевича на решение Советского районного суда г.Томска от 09 ноября 2017 года

по гражданскому делу по иску Татаринцевой Оксаны Александровны к Нугаеву Наилю Фатиховичу о возмещении убытков,

заслушав доклад судьи Ячменевой А.Б, объяснения Нугаева Н.Ф, поддержавшего доводы жалобы, возражавшего против доводов жалобы Татаринцевой О.А,

установила:

Татаринцева О.А. обратилась в суд с иском к Нугаеву Н.Ф. о возмещении убытков.

В обоснование указала, что 01.09.2013 между истцом и ответчиком заключен договор купли-продажи 5/100 доли в праве собственности на объект незавершенного строительства, назначение: нежилое, площадь застройки /__/ кв.м, степень готовности 46,5%, инв. /__/, расположенный по адресу: /__/. По данному договору ею оплачено 200 000 рублей. В дальнейшем данное имущество истребовано у нее на основании решения Ленинского районного суда г.Томска от 27.11.2015, в связи с чем она понесла убытки.

С учетом увеличения требований и принятия судом отказа от части требований истец просила взыскать с Нугаева Н.Ф. в счет возмещения убытков 1 022 528,85 рублей.

В судебном заседании представитель истца Татаринцевой О.А. Курносов И.Е. требование о взыскании с Нугаева Н.Ф. 1 022 528,85 рублей в счет возмещения убытков поддержал. Пояснил, что указанная в договоре от 01.09.2013 стоимость имущества определена сторонами в размере 200 000 рублей, однако это не соответствует фактической стоимости спорного имущества. При рассмотрении арбитражным судом дела о банкротстве ГСК "Удача", в пользу которого было истребовано недвижимое имущество, проведена оценка стоимости всего гаражного комплекса. Согласно заключению ООО Региональный центр "Профоценка" N 3405-РЦ объект незавершенного строительства, расположенный по адресу: /__/, имеет рыночную стоимость 20450577 рублей, соответственно, 5/100 доли в праве собственности на данный объект- 1022 528,85 рублей.

В судебном заседании ответчик Нугаев Н.Ф, его представитель Пипкин В.В. требования не признали. Пояснили, что Татаринцевой О.А. до заключения договора от 01.09.2013 было известно об основаниях для истребования спорного имущества, поскольку оно незаконно выбыло из владения ГСК "Удача", а в дальнейшем был совершен ряд формальных сделок в целях возврата имущества первоначальному собственнику. По одной из таких сделок 5/100 доли в праве собственности на спорный объект перешли Нугаеву Н.Ф. Так как членами ГСК "Удача" на общем собрании было принято решение о завершении строительства путем поручения проведения строительных работ М, которому впоследующем должен был перейти в собственность третий этаж в объекте недвижимости по адресу: /__/, и для гарантии его прав на данное имущество было принято решение заключить договор купли-продажи 5/100 доли в праве собственности на спорный объект, то Татаринцева О.А, которая являлась его сожительницей, не могла не знать об указанных обстоятельствах. Денежные средства по договору не передавались. Также заявил о пропуске срока исковой давности, полагая, что срок подлежит исчислению с сентября 2013 года.

Дело рассмотрено в отсутствие истца Татаринцевой О.А.

Обжалуемым решением на основании п. 4 ст. 10, ст. 15, ст. 460, п. 1 ст. 461, ст. 462 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, п. 83 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" исковые требования удовлетворены частично, с Нугаева Н.Ф. в пользу Татаринцевой О.А. в счет возмещения убытков взыскано 200000 рублей, расходы по уплате государственной пошлины в размере 1730 рублей. С Нугаева Н.Ф. в бюджет муниципального образования "Город Томск" взыскана государственная пошлина в размере 3470 рублей.

В апелляционной жалобе ответчик Нугаев Н.Ф. просит решение суда отменить, принять новое, которым в удовлетворении требований отказать. В обоснование жалобы указывает, что истцом пропущен срок исковой давности, поскольку при подписании договора купли-продажи истец знала о фиктивности сделки.

В апелляционной жалобе представитель истца Татаринцевой О.А. Курносов И.Е. просит отменить решение в части удовлетворения требований о взыскании с Нугаева Н.Ф. убытков в размере 1 022 528,85 рублей.

В обоснование жалобы указывает, что судом сделан неверный вывод об отсутствии оснований для удовлетворения исковых требований о взыскании убытков в виде увеличения стоимости спорного имущества. Поскольку истец лишился приобретенного объекта недвижимого имущества, то для восстановления этого нарушенного права в его пользу необходимо взыскать рыночную стоимость имущества, поскольку при продаже имущества истец получил бы именно его рыночную стоимость в размере 1022528,85 рублей.

Кроме того, судом сделан неверный вывод о недоказанности несения истцом ущерба на сумму 1022528,85 рублей. Данный вывод не соответствует представленным доказательствам: показаниям свидетелей, пояснениям ответчика, письменным документам, представленным в материалы дела.

В возражениях относительно апелляционной жалобы истца Татаринцевой О.А. ответчик Нугаев Н.Ф. просит по доводам жалобы оставить решение без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворения.

В соответствии со ст. 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее - ГПК РФ) судебная коллегия сочла возможным рассмотреть жалобу в отсутствие истца, извещенного надлежащим образом о времени и месте судебного заседания.

Обсудив доводы апелляционной жалобы, возражений на нее, проверив законность и обоснованность решения суда первой инстанции в соответствии с правилами ст. 327.1 ГПК РФ, судебная коллегия исходит из следующего.

Статьей 460 Гражданского кодекса Российской Федерации применительно к отношениям, возникающим из договора купли-продажи, установлено, что продавец обязан передать покупателю товар свободным от любых прав третьих лиц, за исключением случая, когда покупатель согласился принять товар, обремененный правами третьих лиц. Неисполнение продавцом этой обязанности дает покупателю право требовать уменьшения цены товара либо расторжения договора купли-продажи, если не будет доказано, что покупатель знал или должен был знать о правах третьих лиц на этот товар (пункт 1).

Правила, предусмотренные пунктом 1 данной статьи, соответственно применяются и в том случае, когда в отношении товара к моменту его передачи покупателю имелись притязания третьих лиц, о которых продавцу было известно, если эти притязания впоследствии признаны в установленном порядке правомерными (пункт 2).

В соответствии с пунктом 1 статьи 461 Гражданского кодекса Российской Федерации при изъятии товара у покупателя третьими лицами по основаниям, возникшим до исполнения договора купли-продажи, продавец обязан возместить покупателю понесенные им убытки, если не докажет, что покупатель знал или должен был знать о наличии этих оснований (пункт 1).

Согласно статье 462 кодекса, если третье лицо по основанию, возникшему до исполнения договора купли-продажи, предъявит к покупателю иск об изъятии товара, покупатель обязан привлечь продавца к участию в деле, а продавец обязан вступить в это дело на стороне покупателя.

Непривлечение покупателем продавца к участию в деле освобождает продавца от ответственности перед покупателем, если продавец докажет, что, приняв участие в деле, он мог бы предотвратить изъятие проданного товара у покупателя.

Положения приведенных норм в отношениях, вытекающих из договора купли-продажи, устанавливают баланс прав и обязанностей покупателя и продавца, в том числе добросовестного, в случае эвикции по различным основаниям.

Как видно из дела, с 14.06.2011 собственником объекта незавершенного строительства по адресу: /__/, кадастровый номер /__/, являлся ГСК "Удача".

На основании договора купли-продажи от 04.05.2012 1/2 доли в праве собственности приобретена З. (регистрация права- 18.05.2012), на основании договора купли- продажи от 22.06.2012 1/2 доли в праве собственности приобретена З. (регистрация права- 10.08.2012), право собственности ГСК "Удача" на объект незавершенного строительства было прекращено.

Впоследствии собственниками спорного объекта незавершенного строительства являлись: С. (1/2 доли с 21.02.2013 по 11.10.2013), Нугаев Н.Ф. (5/100 доли с 21.02.2013 по 11.10.2013), С. (45/100 доли с 21.02.2013 по 07.11.2013), С. (1/2 доли с 11.10.2013 по 03.04.2015), Татаринцева О.А. (5/100 доли с 11.10.2013 по 03.03.2016), К. (25/100 доли с 07.11.2013 по 03.03.2016), С. (25/100 доли с 07.11.2013 по 07.11.2013), Татаринцева О.А. (20/100 доли с 07.11.2013 по 03.03.2016), С. (1/2 доли с 03.04.2015 по 03.03.2016).

С 03.03.2016 собственником являлся ГСК "Удача" в соответствии с решением Ленинского районного суда г. Томска от 27.11.2015.

Судом установлено, что по договору купли-продажи от 01.09.2013 Татаринцева О.А. приобрела у Нугаева Н.Ф. 5/100 доли в праве на объект незавершенного строительства, назначение: нежилое, площадь застройки /__/ кв.м, степень готовности 46,5%, инв. /__/, расположенный по адресу: /__/. Стоимость недвижимого имущества определена сторонами в размере 200 000 рублей.

Согласно расписке от 01.09.2013 Нугаев Н.Ф. получил от Татаринцевой О.А. указанную сумму.

В силу статьи 6 Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 г. N 1-ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации", статьи 13 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации вступившие в законную силу судебные постановления являются обязательными для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, граждан, организаций и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации.

Часть 2 статьи 61 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, предусматривающая, что обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда, не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица, конкретизирует общие положения процессуального законодательства об обязательности вступивших в законную силу судебных постановлений судов общей юрисдикции и направлена на обеспечение законности выносимых судом постановлений, а также на обеспечение стабильности и общеобязательности судебного решения, исключение возможного конфликта судебных актов.

Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в постановлении от 21 декабря 2011 года N 30-П, признание преюдициального значения судебного решения, будучи направленным на обеспечение стабильности и общеобязательности судебного решения, исключение возможного конфликта судебных актов, предполагает, что факты, установленные судом при рассмотрении одного дела, впредь до их опровержения принимаются другим судом по другому делу в этом же или ином виде судопроизводства, если они имеют значение для разрешения данного дела; тем самым преюдициальность служит средством поддержания непротиворечивости судебных актов и обеспечивает действие принципа правовой определенности; наделение судебных решений, вступивших в законную силу, свойством преюдициальности - сфера дискреции федерального законодателя, который мог бы прибегнуть и к другим способам обеспечения непротиворечивости обязательных судебных актов в правовой системе, но не вправе не установить те или иные институты, необходимые для достижения данной цели; введение же института преюдиции требует соблюдения баланса между такими конституционно защищаемыми ценностями, как общеобязательность и непротиворечивость судебных решений, с одной стороны, и независимость суда и состязательность судопроизводства - с другой; такой баланс обеспечивается посредством установления пределов действия преюдициальности, а также порядка ее опровержения.

Определением Арбитражного суда Томской области от 29.09.2015 по делу N А67-1602/2014 по заявлению Д. о признании ГСК "Удача" несостоятельным (банкротом) признаны недействительными сделки, заключенные между ГСК "Удача" и З. от 04.05.2012, от 22.06.2012, применены последствия недействительности сделок, а именно с З. в пользу ГСК "Удача" взыскано 20450577 руб.

Решением Ленинского районного суда г. Томска от 27.11.2015, вступившим в законную силу 29.12.2015, удовлетворен иск ГСК "Удача" к С, Татаринцевой О.А, К. об истребовании из чужого незаконного владения имущества- объекта незавершенного строительства по адресу: /__/, при рассмотрении которого участвовал в качестве третьего лица Нугаев Н.Ф.

Основанием для изъятия участка послужил установленный определением Арбитражного суда Томской области от 29.09.2015 факт выбытия имущества из владения ГСК "Удача" в результате недействительных сделок, заключенных между ГСК "Удача" и З. от 04.05.2012, от 22.06.2012.

Установив факт изъятия у истца спорного имущества по обстоятельствам, о которых не было известно при заключении с Нугаевым Н.Ф. договора купли-продажи, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что истец имеет право в соответствии с положениями статьи 461 Гражданского кодекса Российской Федерации на возмещение ответчиком убытков, причиненных изъятием этого имущества.

При этом суд исходил из того, что истец уплатил Нугаеву Н.Ф. за 5/100 доли в праве на объект незавершенного строительства, назначение: нежилое, площадь застройки /__/ кв.м, степень готовности 46,5%, инв. /__/, находящийся по адресу: /__/, 200 000 рублей. Указанная сумма обоснованно признана судом убытками истца.

Таким образом, с учетом указанных выше обстоятельств на момент заключения договора купли-продажи спорного имущества от 01.09.2013 и передачи его Татаринцевой О.А. Нугаев Н.Ф. не являлся законным владельцем имущества, выбывшего из владения собственника помимо его воли, следовательно, он не исполнил свою обязанность по передаче в собственность истцу спорного имущества, свободного от прав третьих лиц.

Согласно пункту 5 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются.

Соответственно, пока не установлено иное, приведенное выше положение применимо в настоящем деле как к отношениям между продавцом и покупателем в связи с заключением ими договора купли-продажи спорного имущества, так и к отношениям, возникшим между собственником и покупателем по поводу истребования этого имущества.

Как разъяснено в п.43 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29 апреля 2010 г. N 10/22 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав", в случае, если иск собственника об истребовании имущества из чужого незаконного владения удовлетворен, покупатель чужого имущества вправе в соответствии со статьей 461 Гражданского кодекса Российской Федерации обратиться в суд с требованием к продавцу о возмещении убытков, причиненных изъятием товара по основаниям, возникшим до исполнения договора купли-продажи.

К участию в деле по иску об истребовании имущества из чужого незаконного владения привлекается лицо, которое передало спорное имущество ответчику, в частности продавец этого имущества. В то же время в силу абзаца второго статьи 462 Гражданского кодекса Российской Федерации непривлечение покупателем продавца к участию в деле освобождает продавца от ответственности перед покупателем, если продавец докажет, что, приняв участие в деле, он мог бы предотвратить изъятие проданного товара у покупателя (пункт 43).

Таким образом, в случаях, предусмотренных статьями 461, 462 Гражданского кодекса Российской Федерации, продавец может быть освобожден от ответственности, если докажет, что покупатель знал или должен был знать о наличии оснований для изъятия товара третьими лицами (пункт 1 статьи 461), либо если докажет, что, участвуя в деле, он мог бы предотвратить изъятие проданного товара у покупателя (статья 462).

Поскольку спорное имущество было изъято из владения Татаринцевой О.А. на основании решения Ленинского районного суда г. Томска от 27.11.2015, она вправе предъявить иск в соответствии с п.1 ст. 461 ГК РФ к продавцу данного имущества.

При этом доказательства того, что при заключении договора купли-продажи от 01.09.2013 Татаринцева О.А. знала о наличии оснований для изъятия имущества третьими лицами, в данном случае ГСК "Удача", ответчиком (продавцом), вопреки положениям ст. 56 ГПК РФ, не представлено.

Доводы о том, что Татаринцева О.А. является сожительницей М, который знал о цели заключения сделок со спорным имуществом, об указанных обстоятельствах не свидетельствуют.

Из показаний свидетелей А, Ж, К. также не следует, что Татаринцева О.А. знала или должна была знать о наличии оснований именно для изъятия у нее спорного имущества.

При таких данных суд пришел к обоснованному выводу об отсутствии оснований для освобождения Нугаева Н.Ф. от ответственности в виде возмещения убытков, в связи с чем доводы жалобы ответчика несостоятельны.

Что касается доводов жалобы представителя Татаринцевой О.А. Курносова И.Е. о необходимости взыскания с ответчика убытков в виде увеличения стоимости спорного имущества, судебная коллегия также не находит оснований для признания их обоснованными.

Заключая договор купли-продажи спорного имущества, стороны сделки определили, что его стоимость составляет 200 000 рублей, об уплате которой Татаринцевой О.А. была составлена расписка от 01.09.2013.

Как видно из дела, при обращении в суд Татаринцева О.А. первоначально заявила к взысканию сумму в размере 200000 руб. Впоследствии уточнила требования и просила взыскать с ответчика 1 022 528,85 руб, указав, что именно эту сумму она должна будет заплатить при приобретении равноценного имущества.

Исходя из характера нарушенных прав истца как покупателя, а также установленных по делу обстоятельств о наличии права на имущество у другого лица, иск о взыскании убытков, предусмотренный специальными нормами главы 30 Гражданского кодекса (пунктом 2 статьи 461 Гражданского кодекса), соответствует цели их восстановления посредством возврата уплаченной ответчику денежной суммы.

Применение указанного способа защиты соответствует также и положениям статьи 15 Гражданского кодекса. Лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Наступившие у истца реальные убытки составляет уплаченная ответчику цена приобретаемого по договору купли-продажи от 01.09.2013 имущества.

Вместе с тем судебная коллегия полагает, что применительно к положениям действующего законодательства истец вправе взыскать с ответчика сумму, фактически затраченную на приобретение доли в объекте недвижимости, которая составляет 200000 рублей, поскольку какими-либо письменными доказательствами факт передачи истцом Нугаеву Н.Ф. денежных средств в большем размере не подтвержден.

В судебном заседании суда первой и апелляционной инстанции ответчик подтвердил факт выдачи им расписки об уплате истцом за приобретемое имущество суммы размере 200000 рублей.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции обоснованно и в соответствии с законом взыскал понесенные истцом убытки (расходы на приобретение доли в праве собственности на недвижимое имущество), выводы суда соответствуют приведенным положениям закона, буквальному содержанию письменного документа - расписки, а также установленным обстоятельствам дела об убытках (расходах) истца.

Доводы истца о том, что денежные средства в размере 1022528,85 рублей являются ее убытками, поскольку именно данную сумму она должна будет заплатить при приобретении равноценного имущества, судебная коллегия не принимает во внимание.

В указанной связи заслуживают внимания доводы Нугаева Н.Ф. о злоупотреблении правом со стороны истца.

Проверяя такой довод, судебная коллегия исходит из определенного законом понятия добросовестного приобретателя.

Так, в соответствии с пунктом 1 статьи 302 Гражданского кодекса Российской Федерации, если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли.

Пунктом 37 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 10, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 22 от 29 апреля 2010 г. "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" (далее - постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 10/22) установлено, что ответчик вправе возразить против истребования имущества из его владения путем представления доказательств возмездного приобретения им имущества у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем он не знал и не должен был знать (добросовестный приобретатель).

Таким образом, из содержания статьи 302 Гражданского кодекса Российской Федерации и указанного выше разъяснения следует, что добросовестность приобретателя обусловливается тем, что приобретатель не знал и не имел возможности знать о том, что лицо, у которого он возмездно приобрел имущество, не имело правомочий на его отчуждение.

Из установленных судом обстоятельств дела следует, что ответчиком истцу продано имущество, выбывшее из владения собственника помимо его воли, в силу чего собственник вправе был истребовать его у истца на основании пункта 1 статьи 302 Гражданского кодекса Российской Федерации независимо от добросовестности приобретателя.

Как пояснял Нугаев Н.Ф, при заключении с Татаринцевой О.А. сделки купли-продажи от 01.09.2013 истице разъяснялось о формальном ее заключении для обеспечения завершения строительства гаражного бокса ее сожителем М.

Принимая 27.11.2015 решение об истребовании имущества из незаконного владения Татаринцевой О.А, Ленинский районный суд г. Томска исходил из незаконности и недобросовестности владения и удержания ею спорного имущества, поскольку она не могла не знать о незаконности приобретения ею доли в объекте недвижимости у Нугаева Н.Ф.

Таким образом, при отсутствии доказательств обратного, учитывая, что пояснения Нугаева Н.Ф. совместно с решением Ленинского районного суда г. Томска от 27.11.2015 составляют совокупность, достаточную для вывода об осведомленности Татаринцевой О.А. о формальном заключении сделки и недобросовестности Татаринцевой О.А. при ее заключении, судебная коллегия пришла к выводу о том, что исходя из характера нарушенного права истца, а также установленных по делу обстоятельств, наступившие у Татаринцевой О.А. реальные убытки составляют уплаченную покупную цену за спорное имущество.

Доводы о пропуске истцом срока исковой давности несостоятельны.

Пунктом 1 статьи 196 ГК РФ определено, что общий срок исковой давности составляет три года со дня, определяемого в соответствии со статьей 200 ГК РФ.

Согласно пункту 1 статьи 200 ГК РФ если законом не установлено иное, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.

Как разъяснено в п. 83 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", при рассмотрении требования покупателя к продавцу о возврате уплаченной цены и возмещении убытков, причиненных в результате изъятия товара у покупателя третьим лицом по основанию, возникшему до исполнения договора купли-продажи, статья 167 ГК РФ не подлежит применению. Такое требование покупателя рассматривается по правилам статей 460 - 462 ГК РФ. По смыслу пункта 1 статьи 461 ГК РФ исковая давность по этому требованию исчисляется с момента вступления в законную силу решения суда по иску третьего лица об изъятии товара у покупателя.

Таким образом, срок исковой давности по заявленным требованиям, направленным на взыскание уплаченной денежной суммы в связи с изъятием спорного имущества, начинает течь с момента, когда покупатель узнал об этом обстоятельстве, то есть с момента вступления в законную силу решения Ленинского районного суда г. Томска от 27.11.2015, то есть с 29.12.2015.

В связи с этим срок для защиты своего нарушенного права при предъявлении иска 04.07.2017 по настоящему делу истцом не пропущен, а доводы жалобы Нугаева Н.Ф. в указанной части несостоятельны.

Утверждение ответчика о том, что договор купли-продажи от 01.09.2013 был совершен для вида, без намерения создать правовые последствия, денежные средства по договору от 01.09.2013 истцу не передавались, что является основанием к отказу в иске, обоснованно не принято судом, поскольку указанная сделка не оспорена, недействительной не признана.

При таких обстоятельствах решение является законным и обоснованным, оснований для его отмены по доводам жалобы нет.

Руководствуясь п.1 ст. 328, ст. 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

решение Советского районного суда г.Томска от 09 ноября 2017 года оставить без изменения, апелляционные жалобы ответчика Нугаева Наиля Фатиховича, представителя истца Татаринцевой Оксаны Александровны Курносова Игоря Евгеньевича - без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи:

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.